Назад

Заговорщики Таких злодейств вы не видали, Обижен Ваня глубоко: На одного...

Описание:
Заговорщики Таких злодейств вы не видали, Обижен Ваня глубоко: На одного втроем напали, Четвертый лижет молоко… Детский иллюстрированный журнал «Светлячок», издатели ─ Александр Александрович Федоров-Давыдов и Мария Федоровна Лидерт, Санкт-Петербург, 1904 год. стихи

Похожие статьи

​​«Дом иллюзий» Кармен Мария Мачадо

На моей читательской памяти это первый...
​​«Дом иллюзий» Кармен Мария Мачадо На моей читательской памяти это первый...
​​«Дом иллюзий» Кармен Мария Мачадо На моей читательской памяти это первый художественный текст, где проблема насилия в отношениях людей с общей гендерной идентичностью - главная тема. В 2019 году американская писательница Кармен Мария Мачадо написала автобиографический роман о своих отношениях с бывшей возлюбленной, которые априори считаются безопасными для обеих сторон. Мы привыкли (я знаю, страшная формулировка), что если над женщинами совершают физическое или эмоциональное насилие, то его автором будет мужчина. Однако опыт самой Мачады и других квир-женщин, который редко становится публичным и сохраняется для следующих поколений, был иным и через свой текст она дополняет историю однополых отношений. «Я косилась на веснушки [одноклассницы] и воображала, как буду целовать ее в губы. Думая о ней, я смущалась и страдала. Что же это значило? Я была влюблена. Вот что. Не так уж сложно понять. Но я не осознавала свою влюбленность, потому что дело было в начале 2000-х годов и я была всего лишь девочкой из пригорода, где толком не работал интернет. Я не знала ни одного квир-человека. Я не понимала себя. Я не знала, что означает желание поцеловать девочку. Прошли годы. С этим я разобралась. Но я еще не знала, что значит страх перед другой женщиной. Теперь ты знаешь? Теперь ты поняла?» То как Мачадо рассказывает свою историю - это потрясающее сочетание частного и общего, лирического и академического, художественного и публицистического. С самого начала она раздваивает себя как рассказчицу. Есть та 20-летняя Кармен, неуверенная в себе и пугливая, что была в отношениях с агрессивной женщиной, и которая не хотела верить, что ее возлюбленная окажется той, кого она будет бояться. И есть сегодняшняя Кармен, которая читала антологию квир-женщин о домашнем насилии в их сообществе, просматривала судебные дела, в которых женщин пытались судить за убийства других женщин, но не признавали в них преступниц, а видели чаще всего просто сумасшедших. Интересно, что самой Кармен очень не хотелось поддаваться такой логике, лишать агрессорок субъектности, части их темной, но все же человеческой сущности, списывая все на психические расстройства. И ей очень не хотелось верить словам ее отца, что бабы, как ни крути, все в какие-то моменты агрессивные истерички. Мачадо не хочет делать обобщающих выводов и вершить своей книгой судьбы всех квир-женщин. Ей это не близко и не нужно. Ее главная писательская мотивация - расширить картину мира для тех, кто полагает, что отношения с женщиной могут уберечь от травм и в некоторых случаях даже от смерти. Исторический контекст, личная история, исследовательские выводы и свидетельства других лесбиянок и бисексуалок - все в этом романе работает на дополнение реальности, на заполнение лакун в истории. Реальные отношения сложнее, чем кажется. И чужой опыт нужно видеть и слышать, пусть и часто путь к нему завален стереотипами. «Квир-люди не обязаны служить метафорами испорченности и извращенности или иконами послушания и конформизма*. Они могут быть теми, кто они есть. Мы заслуживаем того, чтобы наши злодеяния были представлены столь же полно, сколь наши подвиги, ведь если мы отказываем группе людей в самой возможности злодейства, то мы отказываем им в человеческой природе. Иными словами, квир-люди — реальные — достойны репрезентации, защиты и полноты прав не потому, что они морально чисты**. Они достойны всего этого потому, что они люди, и этого довольно». Кстати, знакомство с этой писательницей я начала с ее сборника рассказов «Ее тело и другие», который многие хвалили, но я не смогла пробраться через терни текста. Тут уместнее всего ультракороткая рецензия «не зашло, но ничего против не имею». Но вот ее роман - это совсем другое дело. После него я обязательно еще раз возьмусь за рассказы и может быть меня ждет мой любимый эффект перечитывания - когда влюбляешься, если и не с первого раза, то уже навсегда. зарубежнаялитература https://telegra.ph/file/18ef549b1b84d23f0eb73.jpg
37 

26.04.2021 11:14

По всем вопросам пишите на youbooks-email@yandex.ru