Назад

​​​​​​«Властелин колец» в исполнении Beatles Однажды у участников рок-группы...

Описание:
​​​​​​«Властелин колец» в исполнении Beatles Однажды у участников рок-группы «Beatles» появилась идея создать свою экранизацию «Властелина колец», где главные роли исполнили бы они. Самым ярым фанатом эпопеи был Джон Леннон, который хотел сыграть Голлума, роль Фродо должна была достаться Полу Маккартни, Сэма – Ринго Старру, а Джордж Хариссон появился бы на экранах в образе Гендальфа. Фильм задумывался как эпическая психоделическая адаптация с оригинальными песнями, а режиссерское кресло предлагали самому Стэнли Кубрику. К сожалению или к счастью, этому не суждено было случиться – Дж. Р.Р. Толкину, которому на тот момент принадлежали права на экранизацию, идея “Beatles” не понравилась, и он наотрез отказался дать свое разрешение на съемки картины. Автор «Властелина колец» не любил рок-музыку и нередко жаловался на шум, вызванный репетициями начинающей рок-группы, играющей по соседству. https://telegra.ph/file/d59742e4c2eb8c924aa57.jpg

Похожие статьи

​​5 форм истории от Курта Воннегута

Для того, чтобы написать стоящую книгу...
​​5 форм истории от Курта Воннегута Для того, чтобы написать стоящую книгу...
​​5 форм истории от Курта Воннегута Для того, чтобы написать стоящую книгу, которая будет привлекать читателей, нужно разбираться в базовых сюжетах. Но чаще всего такие типологии звучат занудно, их сложно запомнить, и еще сложнее применить. Чего не скажешь о типологии сюжетов от Курта Воннегута — одной из самых простейших и понятных в литературе. Воннегут стал культовым писателем в основном благодаря его богатому жизненному опыту и умению технически подойти к творческим задачам. Вот и выделяя основные типы историй в литературе, писатель превратил самые популярные сюжеты в простые схемы, которые мог бы считать компьютер. Взлеты и падения героев он изобразил в виде кривой на графике, и таким образом сформировал 5 основных форм истории. Вот они: 1. «Человек в яме» — падение от хорошего к плохому, взлет Воннегут подчеркивает, что это самая простая и самая популярная форма истории. История начинается с того, что герой, будучи счастливым или успешным, внезапно попадает в беду и выбирается из нее. Людям нравится, как герои решают проблемы — это внушает им уверенность в том, что и у них самих получится справиться с трудностями. Воннегут советует начинать такие истории с позитивных событий, описывая таких людей, с которыми читателям будет проще себя ассоциировать. Где встретишь: «Властелин колец» Дж. Толкин, «Гордость и предубеждение» Дж. Остин. 2. «Парень встречает девушку» — взлет, падение, взлет Название у этой формы чисто символическое, ведь она может и не включать романтику или отношения. Она о том, как герой, проживающий обычную, чаще всего, скучную жизнь, вдруг находит что-то или кого-то, кто эту жизнь сделает яркой и неповторимой. Но вот ведь незадача — после непродолжительного счастья герой теряет все, и опускается еще ниже, чем был в начале истории. К финалу ему нужно будет разобраться с проблемами и вернуть себе утраченное счастье, теперь уже навсегда. Где встретишь: «Джейн Эйр» Ш. Бронте, «Мастер и Маргарита» М. Булгаков 3. «Золушка» — постепенный взлет, резкое падение, взлет В этой форме история начинается «со дна» — главными героями могут быть сироты, преступники, нищие или другие обездоленные люди. Постепенно, шаг за шагом, они начинают подниматься выше, затем же их ждет неожиданная удача — и вот они на коне, весь мир и принцы у их ног. Только эта форма показывает — то, что далось тебе просто, так же просто от тебя и уйдет. Поэтому за стремительным взлетом следует резкое падение. И как бы это ни было не реалистично, после этого герой все равно обретает счастье, в силу доброты, красоты или хороших поступков. Где встретишь: «Дамское счастье» Э. Золя, «Приключения Оливера Твиста» Ч. Диккенс 4. «Франц Кафка» — бесконечное ухудшение Воннегут, дабы отступить от типичных историй с хорошими концами, упоминает форму истории, которая часто встречается в произведениях его современника Кафки. При этой форме сюжет начинается с негативных событий — смерть близких, неудача, пустая жизнь. Но вместо улучшения, за ними только погружение все ниже, в депрессию, в отречение от всего сущего. Любое улучшение в подобных сюжетах иллюзорно — оно ведет лишь к усугублению ситуации героев. Финал подобных историй стремится показать, что вся наша жизнь есть лишь медленное угасание, любые же попытки это изменить ведут в никуда. Где встретишь: «Шагреневая кожа» О. де Бальзак, «Превращение » Ф. Кафка 5. «Гамлет» — нет ни взлетов, ни падений Эта форма историй, по мнению Воннегута, самая реалистичная из всех. Герой, как и читатель, никогда не знает, к чему приведут его поступки. Действия героя нельзя отнести к успеху или поражению — неизвестно, как именно они повлияют на сюжет. Именно поэтому они настолько близки к настоящей жизни. Сюжеты вроде «Гамлета» показывают, как наивны и наигранны все прочие истории с хорошими и плохими концами, где автора навязывают свое видение сюжета. Ведь их герои, как и мы сами, крайне редко знают, что было бы лучше для них на самом деле. Где встретишь: «Алиса в Стране Чудес» Л. Кэрролл, «Фауст» И. Гете MeWrite https://telegra.ph/file/8bf2c416eec14f2346adb.jpg
549 

27.01.2021 18:01


​​Смерть героев как литературный инструмент

Смерть героя в книге — один из...
​​Смерть героев как литературный инструмент Смерть героя в книге — один из...
​​Смерть героев как литературный инструмент Смерть героя в книге — один из сильнейших инструментов, когда автору хочется вызвать эмоции в читателе, дать герою мотивацию к изменениям, подвести итог длительному напряжению в истории. С помощью смерти одного из героев можно выстроить эмоциональную связь между читателем и персонажами. При этом, неудачно обыгранная смерть может испортить даже самое слаженное повествование. Давай же разберемся, как использовать смерть в качестве литературного инструмента. Как и в реальности, смерть героя в истории — крайне эмоциональное и значимое происшествие. Но если в жизни она редко что меняет в людях, то в книгах ее используют, чтобы показать непоправимое изменение героя, поворотный момент в сюжете. Есть несколько вариантов сюжета, которые так или иначе связаны со смертью героев. Рассмотрим основные: Смерть как толчок к действию Часто встречаются сюжеты, в начале которых с главным героем случаются трагические события — гибнут близкие люди или возлюбленные. Трагедия подталкивает героев к действиям, превращает их в мстителей, либо становится их мотивацией к изменениям и росту. В таких историях важно показать, как много значили для героя погибшие люди — иначе мотивация окажется пустой и натянутой. Пример: в «Игре престолов» Дж. Мартина начальным и ключевым моментом в истории становится казнь одного из ключевых героев — Неда Старка. Его смерть запускает целую вереницу событий, меняет судьбы людей и целых королевств. Смерть как самопожертвование Когда ставки в истории повышаются, а противостояние между плохими и хорошими становится критически напряженным, без смертей второстепенных персонажей не обойтись. Они становятся подтверждением того, что противостояние — не сценка в детском театре, где все в конце пожмут друг другу руки. И что для того, чтобы спасти чужие жизни, часто нужно пожертвовать другими. Пример: одними из самых показательных примеров назову смерть Дамблдора в шестой книге о Гарри Поттере, и смерть Гэндальфа во «Властелине Колец». Каждый из этих персонажей пожертвовал собой ради спасения других, от чего сцены их гибели становятся душераздирающими и переполненными эмоциями. Смерть как итог Смерть в финале истории — инструмент, которым последнее время пренебрегают автора. Но на самом деле, очень многие книги и фильмы можно было бы завершить более логично и достойно, убив главного героя. Когда же это уместно? В историях, когда под конец жизнь героя теряет смысл, когда ставки повышены до предела, когда герой вступает в схватку не на жизнь, а на смерть за своих идеалы и убеждения. Примером можно назвать много, но главное — смерть должна быть логическим исходом всех предыдущих поступков героя. Пример: в романе Ф. Фитцджеральда «Великий Гэтсби» смерть главного героя становится кульминацией всего описанного в романе: его погони за пустой мечтой, яркой жизнью, которая оказалась на деле лишь блестящей мишурой. Его смерть — логический конец тех иллюзий, к которым стремился герой. ️ Как делать не надо Хочешь знать, как наверняка испортить весь трагизм и значение смерти героя в книге? Возродить его в самый неожиданный момент. Ох, от всей души не выношу подобные сюжетные «повороты». Когда герои всласть нарыдались из-за потери вместе с читателями, вдруг умерший чудеснейшим образом воскресает и все радостно уходят в закат. Если не хочешь, чтобы твоя книга напоминала сюжет диснеевского мультфильма, так лучше не делать. Итак, смерть может стать идеальным литературным инструментом для пробуждения эмоций в читателях. Она создает мотивацию для остальных героев, повышает ставки в сюжете, становится логичным итогом сюжетов без возможности продолжения. Но к ней стоит относиться серьезно — не стоит распихивать по главам сцены убийств для красочности и эффектности. Каждая смерть должна иметь свое влияние на героев и сюжет. При этом, не стоит без конца возрождать погибших героев — так ты обманешь ожидания читателей и сведешь на «нет» все их переживания за персонажей. MeWrite https://telegra.ph/file/4629249ac7a0fd998e76f.jpg
540 

03.02.2021 19:00

В последнее время открываю для себя много интересных небольших каналов, авторы...
В последнее время открываю для себя много интересных небольших каналов, авторы которых разделяют мою страсть к книгам и журналистике. Сегодня решила поделиться ими с вами. Работа в издательстве, игровая сценаристика, фэнтези - темы самые разные. Думаю, что-то интересное для себя обязательно найдете. ⠀ — канал о том, как человеку с писательскими задатками найти работу. Про игровую сценаристику, творческие и карьерные муки и не только. ⠀ - блог редактора Эксмо с ироничными заметками об издательских буднях и проглоченных книгах. ⠀ – канал о журналистике и СМИ для тех, кто готов прокачать свою медиаграмотность. ⠀ _blog — подробно о тайнах знаменитых литературных вселенных. «Гарри Поттер», «Песнь Льда и Огня», «Властелин Колец». ⠀ _only_dragons – заинтересует любителей фэнтези. Рецензии, в которых есть место не только драконам, но и роботам, вампирам, разумным паукам и говорящим воронам. – канал копирайтера для пишущих людей. Как интересно писать в социальных сетях, удерживать внимание читателей + книги для прокачки мастерства.
485 

14.02.2021 08:00

​Гик-культура

 гиковщина 

Я совсем недавно писала о том, что где взять книги...
​Гик-культура гиковщина Я совсем недавно писала о том, что где взять книги...
​Гик-культура гиковщина Я совсем недавно писала о том, что где взять книги про гиков. А нигде их не взять. Почти нигде. Села читать посоветованные в чатике "Сказки тёмного леса". Чувствую знакомые вайбы, но это совсем другой мир. Странно и интересно. Думаю, что вот в Америке есть "Теория Большого взрыва", но она мне особо никогда не нравилось. Казалось бы — про учёных и тем более про гиков. Но ощущение, что там над гиковостью больше смеялись, чем изображали её мило и лампово. Ахаха, вот этот социально неловкий нерд говорит по-клингонски и использует ингалятор, когда видит красивую девушку. Очень смешно. Вот "Фанатов" действительно сделали с любовью (хотя за хейт "Стар трека" сразу минус балл). Сейчас люди массово становятся гиками — "Марвел" постарался за последние 10 лет. А я помню то время, когда одноклассницы смеялись надо мной за чтение "Гарри Поттера" в восьмом классе. Типа это фу. Хотя в том же возрасте "Властелина колец" читали мы все, и никто ни над кем за это не смеялся. ВК был сила, а ГП — могила. У меня уже руки чешутся начать писать про гик-культуру нулевых. Про то, как мы за 200 р. покупали диски с тремя двадцатиминутными сериями аниме, собирались в беседке Филёвского парка по воскресеньям, ездили на конвенты, ходили на аниме-пати, встречались и расходились, спорили за "Гиперион" и приквелы "Дюны", учились, находили друзей, смотрели по 50 серий аниме за раз и прочее-прочее-прочее. Думаю, что может быть интересно. Тема вроде как актуальна. Потом думаю ещё. А нужно ли оно кому-то? Всё-таки местами слишком специфично. В связи с этим вопрос. Стали бы вы такое читать? https://telegra.ph/file/f6751cbd8654feb925482.jpg
470 

11.02.2021 18:16

Лингвистическая увлеченность Многие чрезвычайно уважаемые мной писатели...
Лингвистическая увлеченность Многие чрезвычайно уважаемые мной писатели занимались изучением иностранных (в том числе вымерших) языков не ради какой-то прикладной цели, а ради получения эстетического и интеллектуального удовольствия, любопытным образом превращая этот процесс в отдельный вид искусства, который, соединяясь с литературно-творческим процессом, выводил их литературный труд на совершенно новый, недостижимый для их современников уровень. Я абсолютно убежден, что работы таких писателей обладают чем-то, чего нет в работах писателей, которые изучением языков не увлекались. Вот пара примеров. Первый — Джон Мильтон. Недавно я наконец-то приобрел томик его The Complete Poems от Penguin Classics, почти сто страниц которого (всего там 610 страниц поэзии + 350 страниц статей и примечаний) посвящены разделу The Latin and Greek Poems. В 17 веке это выглядело не так удивительно, как сейчас (латынь все еще была основным языком науки и образования, а античную литературу весьма робко переводили на современные европейские языки, так что читать приходилось на древнегреческом и латыни), но сочинять на этих языках свои собственные произведения было не самой распространенной забавой. У меня есть стойкое убеждение, что без этого невинного увлечения Мильтона в свои в университетские годы не появилось бы на свет величайших 'The Paradise Lost' и 'Samson Agonistes'. Второй пример — конечно же, Джон Рональд Руэл Толкиен. В какой-то степени он пошел еще дальше. Помимо того, что он либо хорошо владел, либо был знаком в мере, достаточной для чтения сложных текстов, с десятком современных древних языков (лень гуглить, из того, что помню: древнегреческий, латынь, среднеанглийский, староанглийский, древнегерманский, ранневалийский, валлийский, французский, немецкий, финский, еще, кажется, итальянский), он конструировал свои собственные языки (тот самый эльфийский, причем несколько его видов, и еще парочка, которые потом пробрались во вселенную "Властелина Колец"). Мало того, что литературное творчество Толкиена началось с создания своего собственного языка, так он еще и писал поэзию на этом придуманном языке. В 2018 году, когда я посещал выставку Толкиена в Оксфорде, я слышал записи профессора, читавшего вслух свои стихи на эльфийском языке (а еще они издавались в книге 1967 года 'The Road Goes Ever On'). Весьма любопытно. Я совершенно убежден в том, что если у вас нет профессиональной потребности учить какой-либо язык, это должно стать одним из ваших основных хобби.
296 

02.04.2021 14:01

В последние годы всё реже и неохотнее главный фантаст всея Руси Сергей...
В последние годы всё реже и неохотнее главный фантаст всея Руси Сергей Лукьяненко радует аудиторию своими произведениями. Когда-то его имя гремело, на улицах распевали саундтрек к «Ночному Дозору», а теперь, пожалуй, только всё уменьшающаяся армия прежних поклонников и ждёт, что ещё пошлёт муза Сергею Васильевичу. Тем более что последнее творение писателя провалилось по всем статьям. Вышедшая в 2020 году космоопера «Порог» получилась такой запутанной и скучной, что даже сам автор, тоскуя над нею, не стал прописывать художественного мира, а просто-напросто обозначил его во введении – уподобившись Гоголю, который когда-то дал подробнейшее руководство для господ актёров, игравших в «Ревизоре». Но если пояснения Гоголя имели сугубо практическую цель и сохраняют величайшую литературоведческую ценность, то о заметках Лукьяненко к «Порогу» такого не скажешь: роман встал в один ряд то ли с плохими комиксами, то ли с рядовыми компьютерными играми. Поэтому на новое произведение, носящее название «Маги без времени», у многих читателей времени и не нашлось. Те же, кто одолел небольшой текст (раза в три компактнее обычного романа Сергея Лукьяненко), отмечают его схематичность, скомканность, пунктирность. Не тот уже Лукьяненко – звучит лейтмотивом в читательских отзывах. Действительно, художественный мир «Магов без времени» сложно назвать предельно детализированным. А ведь какая богатая концепция! Вселенная, в которой волшебники практически всемогущи – и при этом строго ограничены временем собственной жизни: каждое магическое действие забирает из их века минуты, дни и даже годы, приближая к смерти, и самые нерасчетливые колдуны выглядят в двадцать глубокими стариками. Протагонист, когда мы его встречаем, потратил на волшбу всего три года своей жизни – казалось бы, впереди его ждёт долгий век. Однако герой Лукьяненко отличается тем, что умеет, не прилагая усилий, попасть в эпицентр самой жестокой схватки между властелинами того мира, в котором обитает. Случилось это и с 15-летним Грисаром. Кстати, если кто-то, исходя из возраста протагониста, ожидает возвращения к «крапивинским», подростковым книгам Лукьяненко – спешим огорчить: ничего такого здесь нет, Грисар – подросток только телом (да и то стремительно взрослеет из-за магической растраты времени), а опыт схваток, потерь и смертей у него похлеще, чем у большинства взрослых из нашего мира. Но такая богатая концепция остается практически не разработанной. Можно не ожидать, конечно, практически научного подхода к магии, как, например, у Стругацких, но Сергей Васильевич пренебрегает даже зачаточными объяснениями физики мира. То есть, читателю предлагается просто принять тот или иной факт на веру (ну вот так, мол, сложилось, что магия = время жизни) – а это, к сожалению, гораздо более достоверный признак подростковой книги, чем возраст действующих лиц (и куда более прискорбный). К сожалению – потому что аудитория Лукьяненко сегодня состоит не столько из подростков, сколько из тридцати-сорокалетних инженеров и программистов, когда-то очарованных мирами молодого талантливого фантаста. Портреты персонажей тоже вроде бы набросаны рукой мастера: Лукьяненко умеет обращаться с психологической деталью, его образам всерьёз веришь. Но за техникой полностью теряется индивидуальность того или иного героя. Писатель словно бы механически обозначает необходимое число тех или иных черт, не заботясь о реальной психологической выпуклости. И потому на протяжении всего романа ни одному из героев не удаётся хотя бы посочувствовать, не говоря уже – идентифицировать себя с ним (как, в общем-то и положено при чтении художественного текста). Сюжет «Магов без времени» развивается динамично – даже слишком динамично, если перед нами не конспекты романов, как у Борхеса – но Борхес это делал намеренно, играя с читателем, а Сергей Васильевич с читателем тоже играет в игру, но несколько другую: ну-ка, посмотрим, насколько хватит твоей лояльности по старой памяти, читатель.
221 

21.04.2021 22:17

​Пищ...к, Алексей Иванов

Вампиры в пионерлагере. Этих слов мне было...
​Пищ...к, Алексей Иванов Вампиры в пионерлагере. Этих слов мне было...
​Пищ...к, Алексей Иванов Вампиры в пионерлагере. Этих слов мне было достаточно, чтобы начать читать)) К тому же, по счастливому стечению обстоятельств, один из следующих выпусков "Властелина страниц" мы планируем посвятить вампирам и всякой нечисти, так что книга подвернулась как нельзя кстати. Я в детстве, как и другие, обожала и боялась слушать страшные истории про черные-черные комнаты, кровоточащие руки и вот это вот все. Здорово было снова вернуть то щекотливое ощущение боязни. Поэтому "Пищ...к" напомнил мне книжки Р.Л. Стайна, помните такого? В мои нынешние 28 уже вроде бы и нестрашно, но очень уютно и атмосферно. Я в школьные годы часто отдыхала в лагерях, а в студенческие годы и работала в лагере, и, пусть это было уже после распада СССР, по большей части все элементы и даже программа остались прежними. Поэтому читала "Пищ...к" и чуть ли не пищала от ностальгии. Буквально от каждой строчки веет детством. Особенно тронул момент, когда один из главных героев заполняет анкету девочки, которая ему нравится. О, эти анкеты! Они несомненно были признаком особого расположения девочки. С каким упоением они оформлялись, с какой завистью рассматривались импортные наклейки, с каким тщанием девочки изучали ответы мальчиков, силясь разглядеть в каких-нибудь из них признаки симпатии к кому-нибудь из одноклассниц. Эхх, мне даже жалко нынешних детей, что у них этого нет. Чтоб вы знали, в книге не только милота и ностальгия, но и обещанные в аннотации вампиры. Они несколько отличаются от канонических кровопийц, и поэтому получились своеобразными и колоритными. Порадовало, что все не закончилось банальным хэппи-эндом - наоборот, героям пришлось чем-то пожертвовать, чтобы защитить тех, кого они любят. https://telegra.ph/file/6baf107370c4108036228.jpg
21 

06.06.2021 10:00

Торпедныя кольчуги эскадры въ Блексодбаѣ

Что-бы ни говорили о торпедахъ...
Торпедныя кольчуги эскадры въ Блексодбаѣ Что-бы ни говорили о торпедахъ...
Торпедныя кольчуги эскадры въ Блексодбаѣ Что-бы ни говорили о торпедахъ, должно сознаться, что онѣ находятся, так сказать, еще въ периодѣ своего дѣтства. Но нельзя отрицать, что они совершенно измѣняютъ образъ веденія войны на морѣ. Мы, конечно, нерѣдко смѣемся надъ неудачею теперешнихъ торпедъ, но не должно забывать, что наука и техника движутся впередъ, и потому не слѣдуетъ переставать заботиться объ изысканіи средствъ для охраненія судовъ отъ разрушительнаго дѣйствія этихъ все-таки очень опасныхъ снарядовъ. Вотъ почему послѣднюю эскадру снабдили предохранительными кольчугами изъ проволочныхъ колецъ, достаточно крѣпкою, чтобы противостоять взрыву торпеды Уайтхеда. Такія кольчуги висятъ на бонахъ (цѣпях), перекинутых через блоки; когда кольчуга поднята, она располагается фестонами. По данному сигналу такая завѣса изъ желѣзныхъ колецъ погружается вокругъ судна до глубины въ 15 футовъ на разстояніи, достаточномъ для задержанія поступательнаго движенія торпеды Уайтхеда. 1885.
57 

31.05.2021 21:20

​​ Варвар: Воин Аттилы. Корона бургундов. Зов крови
 Авторы:  Посняков_Андрей...
​​ Варвар: Воин Аттилы. Корона бургундов. Зов крови Авторы: Посняков_Андрей...
​​ Варвар: Воин Аттилы. Корона бургундов. Зов крови Авторы: Посняков_Андрей Жанр(ы): Альтернативная_история_попаданцы Фантастика Приключения Описание: Налог кровью – страшная дань, которой обложил покоренные племена готов и словен жестокий предводитель гуннов Аттила. Красивейшие девушки должны стать наложницами, юноши – воинами, кровавым мясом для римских мечей! Ничто и никто не смеет противиться коварному властелину, и под эти страшные жернова смерти внезапно попадает некий молодой человек, по имени Родион, шофер – по профессии. Отслужив в армии, он просто приехал на туристский слет, побежал ночное ориентирование… и прибежал – в далекое-далекое прошлое, где, неожиданно для себя, вдруг обрел друзей и родственников. И – вовсе не неожиданно – встретил свою любовь: Валькирию-деву из странных снов, что снились ему с самого детства. Хитры и коварны гунны, жесток их предводитель Аттила, и теперь нужно биться: за любимую девушку, за друзей, за себя. Биться, чтобы выйти победителем, ибо поражение означает смерть! Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/2f83d501bf0f787c89308.jpg
60 

30.05.2021 10:33

По всем вопросам пишите на admin@youbooks.ru