Назад

Виктор Пелевин “Непобедимое солнце (2020) Я очень долго выпендривался тем, что...

Описание:
Виктор Пелевин “Непобедимое солнце (2020) Я очень долго выпендривался тем, что читал всего Пелевина, но в прошлом году сломался и не осилил “Искусство легких касаний”. Больше всего меня почему-то обозлила обложка книги: как будто дизайнеру передалась авторская лень, и он по-быстрому слепил ее из того, что было. В этом году я также не планировал читать новую книгу Пелевина. Даже надеялся обрушить бюджет писателя этим маневром, но вдруг заметил на улице группу подростков, играющих в “покажи, где солнце” и решил, что жирнее знака быть не может. Примерно по такому же принципу в этой книге работает все. Пелевин ведет повествование от лица девушки Саши, которой батя дал денег на “путешествие мечты”. Саша вспоминает, что однажды ее уже учили читать знаки, но рекомендовали отложить это умение до лучших времен и помалкивать об этом в резюме. Лучшие времена наступили, знаки повели девушку в Турцию на олл-инклюзив в поисках Истины. Пока длился сетап истории, Саша острила по поводу “после каждых двух парней стоит заводить отношения с девушкой на полгода для психологического здоровья” было достаточно весело. Пелевин как бы говорил: “Девчонки, смотрите сюда, я крутой и современный профеминист, йоу-йоу, пейджер, MTV, дискета, мальчишки такие козлы, правильно?!”. Немного обнадеживало упоминание Че Гевары и те самые вопросы из Generation П про веру хоть во что-нибудь. Здесь обнаруживается главная проблема книги. Мне как читателю уже не верится, что Пелевин напишет что-то по-настоящему новое, что заденет меня за живое. Поэтому хочется хотя бы продолжений того, что у него получалось отлично. История “Непобедимого солнца” вполне могла бы стать триквелом Empire V, но Пелевин решил копать в другом направлении. Первый раз мне захотелось бросить на фразе: «Мы действительно духовные дети твиттера и нетфликса. “Ну а чьи дети твиттер и нетфликс, сосчитать несложно” — сказал в моей голове хмурый бас, и я засмеялась. Даже сосчитала буквы — если с пробелами, “твиттер и нетфликс” дает ровно 18. Три раза по шесть. Мемасик про число зверя...». Такая семиотика не снилась даже Сергею Дружко, когда он предлагал соединить на карте города Ростов, Таганрог, Шахты — и получился бы треугольник. Впереди было еще 640 страниц вот этого. В том же твиттере как-то был флешмоб, когда пользователи неинтересно пересказывали фильмы и книги по типу “Несовершеннолетняя разносчица еды в ярком головном уборе оказывается объектом своей доставки”. Если пытаться пересказывать “Непобедимое солнце” интересно и неинтересно — это будет одна и та же история. Книга очень давит обилием диалогов, в которых переливается один и тот же смысл, который постарались наглядно показать еще братья Вачовски в “Матрице”, но даже Пелевин уже пересказывал “Матрицу” в “Айфак 10”. Автор давно решил, что пересказ новостей выдуманными героями — это художественная литература, поэтому здесь без сюрпризов, все на своих местах. Да, отсылки к прошлым работам по-прежнему вызывают улыбку, но их приходится просеивать все тщательнее. То есть мне в целом нравятся яркие моменты, когда герой говорит о собственной смерти, как о полете комара на родное болото, потому что я сразу думаю про “Жизнь насекомых” и про комаров из “Бэтман Аполло”, но тепло от этого света не становится. Если у вас есть возможность — не читайте из 10

Похожие статьи

Слушайте, ну давайте ещё раз. Вот Анна Жучкова спрашивает про то, что из себя...
Слушайте, ну давайте ещё раз. Вот Анна Жучкова спрашивает про то, что из себя представляет феномен Елизарова. Человек просто фиксирует реальность постсоветской России, вырисовывает в романе «Земля» образ постсоветского человека. Да, делает это не идеально, есть вопросы и к языку, и к повествовательной форме романа (там в комментах некоторые на полном серьёзе жалуются на сексуальные сцены, кек), ок, это всё понятно. Но, блин, это единственный человек, кто вообще пытается хоть как-то поставить вопрос, набросать портрет героя нашего времени, в меру своих сил и понимания этого героя. А кто ещё из современных писателей ставит перед собой такую задачу, вот чтобы целенаправленно? В этом смысле Мильчин, конечно же прав, «Большая книга», не отметившая Елизарова примерно никак, здорово облажалась. Те самые прилепинские «пятьдесят евреев» просто расписались в том, что не чуют цайтгаста, или не хотят его чуять, что неважно. Феномен Елизарова сегодня в том, что он пытается ухватить воздух, которым мы дышим, и облечь его хоть в какую-то форму. А никто другой этого не делает, даже застрявший в дурном буддистском сне Виктор Олегович Пелевин. https://clck.ru/SVYR4
116 

17.12.2020 14:31

Ивлин Во “Мерзкая плоть” (1930) До романа “Мерзкая плоть” я вообще не был...
Ивлин Во “Мерзкая плоть” (1930) До романа “Мерзкая плоть” я вообще не был знаком с творчеством Во. Автора мне посоветовали, книгу выбрал по названию. Но между началом и концом романа произошло одно событие, которое помогло мне понять, что к чему в этой книге. Я случайно увидел в твиттере скрин из какого-то нового фильма с Алексеем Подольским. Он редко снимается, но сыграл в паре лент, которые я очень люблю (Пыль, Шапито-шоу). Глядя на его фильмографию, я ностальгически ткнул в Generation П, а потом случайно посмотрел целиком уже в 3 раз. К Пелевину мы еще вернемся, теперь про книгу Во. “Мерзкая плоть” начинается очень хаотично. Во накидывает реплики героев как ингредиенты в тот самый плов из детской считалочки. Все они плывут на корабле в Англию. Кого-то тошнит, кто-то заигрывает с кавалерами. Невозможно понять, за кем стоит следить, а кто нужен для массовки - героев много и они крайне болтливы, да еще ангелы эти. Впрочем, это относительно быстро заканчивается и понемногу начинает проступать более традиционная форма. Во показывает, что такое Англия после Великой войны, а мы знаем, что будет еще и Вторая, отчего персонажи становятся похожи на бабочек, которым недолго осталось. Люди не могут надышаться жизнью, поэтому стараются успеть везде - от этого часто выглядят смешно и глупо. Это пир после чумы, когда все свято уверены, что она не вернется. Тем не менее, портретные зарисовки Во остаются сатирическими и не переходят на поле сарказма, поэтому сейчас книга может показаться несколько беззубой. Что такое “мерзкая плоть”? В Generation П была такая история про 30 птиц, которые должны были найти царя птиц - Симурга. Пройдя множество испытаний, 30 птиц узнали, что слово “Симург” и означает 30 птиц. Примерно за этим, как мне кажется, Во нужно было столько героев. У него нет цели раскрывать персонажей и находить в их детстве какой-то травмирующий опыт, чтобы объяснить, почему они такие. Ему было нужно целое полотно, на котором каждый, если не Дориан Грей, то Александра. 7 из 10
122 

08.05.2020 10:19

​​Я хорошо помню свои эмоции от первого прочтения дебютного романа Сюзанны...
​​Я хорошо помню свои эмоции от первого прочтения дебютного романа Сюзанны...
​​Я хорошо помню свои эмоции от первого прочтения дебютного романа Сюзанны Кларк «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл». Оказалось, что это совершенно моя история, и она однозначно больше, чем просто comfort reading или рассказ о двух волшебниках, пытающихся возродить магию в викторианской Англии. Сюзанна Кларк обладает огромным талантом демиурга: мир, который она создала в «Стрендже и Норрелле» объёмный, живой и уже с первых страниц как будто дышит волшебством. Как только я открыла новый роман Кларк «Пиранези», сразу возникло чувство, будто я вернулась домой. Если вы собираетесь читать эту книгу, заранее про сюжет лучше совсем ничего не знать, чтобы не испортить себе удовольствие от прохождения пути вместе с главным героем. Единственные вводные, которые вам понадобятся: начинается всё как сон, видение или чистая фантазия. Мы попадаем в огромный Дом, состоящий из бесконечного числа комнат. Нижние этажи Дома затоплены морской водой, в верхних клубятся облака, а средние заполнены множеством античных статуй. Мы смотрим на Дом глазами его обитателя – человека, для которого Дом и есть весь Мир, и, постепенно, узнаём его историю. Мы имеем дело не просто с ненадёжным рассказчиком, а с целой ненадёжной вселенной. «Пиранези» – это роман-головоломка, который отсылает к Борхесу, Эко, Мервину Пику и немного к Диане Уинн Джонс. По эпичности и масштабам он уступает «Стренджу и Норреллу», но и здесь можно увидеть знакомые мотивы: например, смесь научного метода и вымышленных исследований (сноски в «Стрендже и Норрелле» – отдельная любовь, а в «Пиранези» они немного перекликаются с дневниковыми записями главного героя). Для меня, главное в «Пиранези» — это тоска по другим мирам, знакомая любому читателю. Я благодарна этому роману за то, что вспомнила забытое чувство из детства, когда ты в темноте под одеялом в тысячный раз перечитываешь Толкина, Льюиса или Пулмана, а потом полночи конструируешь в голове свой причудливый мир из множества историй, с которыми тебе посчастливилось соприкоснуться. «Пиранези» занимает почётное место в моём сердечке и отправляется на полку с лучшими книгами моего читательского года. Советую этот небольшой роман всем поклонникам Сюзанны Кларк, любителям поломать голову при чтении, и всем, влюблённым в книги. https://telegra.ph/file/00b362b7ef002caf91e50.jpg
116 

28.11.2020 13:37

Я тот самый единственный человек, которому очень понравился новый Пелевин.
Я тот самый единственный человек, которому очень понравился новый Пелевин. «Непобедимое солнце» - это трогательный бумерский роман, в котором Пелевин уже не пытается казаться стильным-модным-молодежным. В «Непобедимом солнце» все дышит уютным прошлым. Випасана, «креативный класс», гламур - и много других маркеров той прекрасной эпохи, которой давно пришел конец. И слава богу, искренне скажу я, что книга не про коронавирус и не про борьбу с глобальным потеплением. Слава богу, правда, потому что это был бы очередной испанский стыд и пошловатая актуалочка. Во-вторых, Пелевин сделал свой квантовый, так сказать, скачок. Главная героиня - женщина, и она ок. Но это ладно. Это я только подбираюсь к главному. К тому, что меня по-настоящему тронуло. Духовный поиск, который мы уже в конце нулевых презрительно называли «духовка», отдав ему перед этим должное на многочисленных ретритах - это НЕВЕРОЯТНО устаревшая тема. Сейчас это абсолютно немодно. Этого нарратива просто нет. Никто не задает себе, а тем более вслух, вопрос «о главной тайне мира». И вот в 2020 году человек спокойно пишет об этом книгу. Еще и переносит половину действия в древний Рим. Волхвы поговорить приходят. То есть это настолько охренительно несовременно - проблематика 70-х в эстетике нулевых - настолько бессмысленно и никому не нужно, что уже прекрасно. Ну, как играть со своим любовником в постели в ролевую игру, где он римский император, а ты богиня Луны. Не каждый вслух признается, что такое любит! Но вообще-то прикольно.
110 

01.09.2020 17:02


Мэри Шелли и ее ужасы В день рождения Мэри Шелли в 1797 году ее мать...
Мэри Шелли и ее ужасы В день рождения Мэри Шелли в 1797 году ее мать, знаменитая английская протофеминистка Мэри Уолстонкрафт, писала мужу, не менее известному философу Уильяму Годвину: «Не сомневаюсь, что сегодня мы увидим зверюшку...» Через 10 дней Уолстонкрафт умерла. Ей не суждено было увидеть, как ее дочь создаст первый в истории научно-фантастический роман. Жизнь Мэри Уолстонкрафт Годвин с самого рождения была трагически типична для своего времени. Ее мать умерла из-за ошибки врача, забывшего помыть руки. В 16 лет Мэри по большой любви сбежала из дома с женатым поэтом Перси Шелли, чем обеспечила себя осуждением до самой смерти. Трое их детей умерли еще в младенчестве. После смерти Шелли, который стал законным мужем писательницы лишь после самоубийства его жены, много лет Мэри шантажировали публикацией ее утерянных писем и дневников возлюбленного. Даже ее главный роман «Франкенштейн», который в 1818 году вышел анонимно, много лет считали произведением мужа. Имя Мэри Шелли появилось на обложке лишь в 1831 году. В тексте The Guardian я нашла вполне подходящее описание для жизни Мэри: «...ее не читали исключительно как писателя, но всегда судили как женщину». Наверняка, именно поэтому мы ничего не знаем о романах и эссе, написанных после «Франкенштейна». В 1816 году Мэри отдыхала в соседнем с лордом Байроном домике на берегу Женевского озера. В один из вечеров он предложил гостям написать сверхъестественный рассказ. Мэри в предложенный дедлайн не уложилась (она писала «Франкенштейна» следующие два года), но зато смогла нащупать сюжет и придумать необычного героя. Фактически он был живым трупом, от которого отвернулись все, в том числе и его создатель Виктор Франкенштейн - настолько ужасным показался ему результат. Критики и биографы часто замечали, как этот фантастический сюжет рифмуется с жизнью самой романистки, отвергнутой отцом из-за побега с Шелли. Книгу «Франкенштейн, или Современный Прометей» издали, когда Мэри было 20 лет. В 1823 году по ней поставили спектакль, а еще через девяносто лет - первый фильм. По мнению писателя и исследователя Брайана Олдисса, именно «Франкенштейн» стоит считать первым в истории научно-фантастическим романом. Но идеальная страшилка для Хэллоуина - это пожалуй самое простое определение, которое можно дать тексту Мэри Шелли. В конце концов самый страшный персонаж ее романа - это высокомерие. А мне сегодняшней и вовсе кажется, что это очень подробное описание мира, который поглотила токсичная маскулинность. Будь у Виктора Франкенштейна эмпатия, монстру бы не пришлось придумывать злобный план по уничтожению всех его близких родственников. В общем, актуальное чтение на все времена. зарубежнаялитература роман
105 

30.10.2020 15:08

В конце ноября Шотландия стала первой страной в мире, где тампоны и прокладки...
В конце ноября Шотландия стала первой страной в мире, где тампоны и прокладки стали бесплатными! Это очень круто, потому что 500 миллионов женщин позволить себе такую покупку не могут, а те что могут, тратят на это 26 миллиардов евро в год. Так что месячные — это еще один показатель социального неравенства. Есть даже термин такой — менструальная бедность. В России такой щедрости от правительства ждать не стоит, зато стоит знать, что о менструации в детских издательствах вышло сразу две книги. «Месячные: твое личное приключение» Элиз Тьебо, «Самокат», перевод Виктории Бачевской, иллюстрации Влады Мяконькиной Патриархат, интерсекс-люди, трансгендерные мужчины и женщины. Тоненькая книга с классными иллюстрациями, которая не боится терминов из условной взрослой жизни. Готовит к первому серьезному разговору о многих вещах сразу. Наверняка многим ее читательницам и читателям не хватит пары абзацев по каждой из тем, но с остальным в идеальном мире должны помочь другие книги, взрослые, Netflix, соцсети. Книга, как и положено, написана в кроваво-позитивном жанре: без табу, косых взглядов и спрятанного на дне сумке стыда. Мне показался хорошим раздел про ПМС, в котором не забыли упомянуть, что быть не в настроении можно в любой момент жизни, особенно, если живешь в государстве полном несправедливости. «Привет, месячные!» Юми Стайнс и доктор Мелисса Канг, «Белая ворона», перевод Ольги Лукинской Это яркий гид по месячным в два раза больше предыдущего. В нем, кажется, поговорили обо всем: первые месячные, менструальная бедность, как организовать аптечку, что сделать, чтобы месячные прекратились, как усилить защиту при обильных месячных, как поддержать подругу, если она плохо себя чувствует и так далее. Очень прикладная история с советами на каждый случай и очень-очень много поддержки: в словах и картинках. списки феминизм детям
100 

04.12.2020 20:19

О третьем рассказе – «Вся правда об эльфах» (автор – Alysa) – хочу написать...
О третьем рассказе – «Вся правда об эльфах» (автор – Alysa) – хочу написать...
О третьем рассказе – «Вся правда об эльфах» (автор – Alysa) – хочу написать отдельно. Да-да, это рассказ-победитель. Текст очень и очень добротный с литературной точки зрения, читаешь и душа радуется – настолько всё ладно скроено-подогнано под авторскую идею. Которая, кстати, весьма оригинальна, закручена в легчайшую вуаль вполне пелевинского мира, оборачивающего Новый год в немного не то, чем он кажется. Не буду спойлерить, раскрывать сюжет, если интересно, то рассказ можно прочитать по ссылке. Как и было обещано условиями конкурса, победитель получает в подарок чудесную новогоднюю кружку от Kerama Mama (Alysa, напишите, пожалуйста, в личку, обсудим детали отправки подарка). В подарках также мини-рецензия на рассказ «Вся правда об эльфах» от Упыря Лихого, профессионального писателя и филолога. Рецензия вполне благожелательная, но не без справедливой ложки дёгтя – действия действительно в рассказе как такового нет, но, на мой взгляд, оно тут и не нужно, это просто интересная новогодняя зарисовка об эльфах. «Поздравляем, дорогой автор! Судя по рассказу, вы образованный современный человек, который умеет независимо мыслить и которому есть что сказать читателю. У вас все хорошо и с географией, и с мифологией, и с социологией. Вы трезво смотрите на общество потребления и видите его проблемы. Рассказ ведется от лица рождественского эльфа – он знакомит читателя со своей работой. Команде Санта-Клауса нелегко творить чудеса и выполнять противоречивые желания не самых умных обитателей планеты. И сам Санта-Клаус, устав от трудов праведных и, видимо, отчаявшись осчастливить человечество, впервые за много лет отправляется в отпуск. Тут бы и начаться сюжету. Но вы предпочли свой рассказ завершить. Это, конечно, ваше право, однако в тексте было слишком много описания и слишком мало действия. Это не хорошо и не плохо, но массовый читатель предпочитает монологу одного актера наличие некой явной динамики в литературном произведении. И если вы захотите написать что-то еще, вспомните, что недостаточно просто вывести эльфа на сцену. Нужно заставить его выстрелить». https://docs.google.com/document/d/15g7l6wpnDKtOOvB0SMMESCDh3KkYqfHq3rTZBkUaYiY/edit
68 

11.01.2021 16:08

Меня время от времени просят посоветовать хорошие книги. Но советовать книгу...
Меня время от времени просят посоветовать хорошие книги. Но советовать книгу, на мой взгляд, то же самое, что предлагать человека для отношений: каждому подходит что-то своё. Однако я решила составить список из десяти произведений, которые лично для меня являются фундаментальными творениями, ставшими частью внутренней архитектуры. 1. Юрий Томин с повестью «Карусели над городом» и её продолжением – «А, Б, В, Г, Д и другие». Детская-недетская книга о взрослении и взрослости. Сельский учитель физики и его ученик однажды во время опыта обнаруживают на столе неизвестно откуда взявшегося инопланетного младенца. Оригинально, иронично, тонко. В 11 лет первый раз прочла эти повести Томина, и они настолько сильно повлияли на меня, что я по сию пору говорю целыми фразами оттуда и с любовью поминаю автора и его персонажей. 2. Эрих Мария Ремарк «Время жить и время умирать». Ремарк для меня автор юношеский. Я когда-то, лет в 16-18, им лихо объелась и с тех пор не читала больше, но помню, как он здорово меня встряхнул своими военными историями, всегда поданными с тремя главными компонентами: любовью, крепким алкоголем и заманчивой, дико вкусной снедью. 3. Габриэль Гарсия Маркес «Сто лет одиночества». Этот короткий фрейдистский роман гениального латиноамериканского писателя следует прочитать хотя бы потому, что он перенасыщен событиями, аллегориями и дождем. 4. Братья Стругацкие «Хромая судьба» (обязательно с главами «Гадких лебедей»). Повесть внутри повести – о писателе и его произведении. Философская притча о роли человека в мире и о мире внутри человека. 5. Курт Воннегут «Бойня номер пять». Не знаю никого, кто мог бы, как Воннегут, писать о страшном с дерзкой подростковой иронией. Автор говорит с читателем так, словно у того болит, а он, как лекарь, заговаривает рану. Но рана-то, конечно, у самого писателя. 6. Виктор Астафьев «Царь-рыба». Именно благодаря Астафьеву я стала понимать истинную цену (а вернее, бесценность метафоры). Повесть-собрание новелл о людях севера. Не знаю никого, кто умеет так же ярко и метко описывать природу и чувства, как Виктор Петрович. 7. Михаил Салтыков-Щедрин «Господа Головлёвы». Я называю эту вещь гидом по психотравме. Страшный роман о разложении. Там не только беспрестанные физические смерти, но и тление вещи, природы. Какой-то сартровский кисель. От него тошнит. Автор изображает разрыв личности и реальности как причину гибели души. В общем, на ночь лучше Томина. 8. Антон Чехов «Дама с собачкой». Главный для меня рассказ Чехова. О тоске по любви и об этой самой любви – сильной, желанной, пусть и пришедшей к героям с опозданием. Один из самых гениальных рассказов обожаемого мною Чехова, над чьей рубашкой я рыдала в Ялте (обычно я так над рубашками не поступаю). 9. Леонид Андреев «Жизнь Василия Фивейского». Еще страшнее «Головлёвых». Повесть самого «кладбищенского» из русских писателей о грехе, расплате и о том, как вера вытесняет бога. Впечатлительным рекомендую только с утра. 10. Борис Пастернак «Спекторский». Произведение об обреченности. Настолько красиво и полно Пастернаковской живописью, что строки оттуда регулярными составами катаются в моей голове. Это сложная, многоэтажная поэма о кризисе среднего возраста, поэтому подросткам будет, пожалуй, скучно. А вот всем, кому за тридцать, – добро пожаловать на лирическое минное поле экзистенциализма. Про самые базовые вещи типа «Онегина», «Мёртвых душ» или «Мастера и Маргариты» я не упоминаю, потому что и так понятно. Для «Патреона» список расширю. Приходите туда, подписывайтесь. Всё, что там, только там. К тому же ваша поддержка, в том числе финансовая, – это моё топливо. Добро пожаловать!
45 

12.01.2021 22:29

«Как приготовить кролика, спасти душу и найти любовника», Элспет Марр «Ни одна...
«Как приготовить кролика, спасти душу и найти любовника», Элспет Марр «Ни одна дама не может обойтись без тюбика вазелина. Это несравненное смягчающее средство, прекрасно сохраняющее цвет лица. Вазелин полезен в самых разных ситуациях – и сложных, и приятных». Элспет Марр – викторианская леди, которая всю свою жизнь вела дневники и писала многочисленные заметки, не предназначенные для публикации, но явно обращенные к воображаемой читательнице. Так что очень здорово, что спустя много лет после ее смерти эти заметки попали в руки к ее потомку, который к тому же сам оказался писателем и догадался эти заметки опубликовать. Получилось в буквальном смысле руководство для викторианской домохозяйки – очень любопытное и забавное. Заметки расположены по алфавиту и посвящены всему на свете – вернее, всему, что интересовало Элспет. Здесь есть и затейливые рецепты, и советы по ведению домашнего хозяйства, и народные средства для избавления от всяких интимных недугов, и философские размышления. Главы «Эволюция» и «Эмансипация женщин» здесь соседствуют с главой «Эластичные трусики» - и этим, пожалуй, все сказано. Эта книга, во-первых, - удивительный документ о жизни женщины викторианской эпохи. Женщины достаточно простой в том смысле, что Марр не была знатной дамой, она работала сначала горничной, а затем на почте и вела обычную жизнь – тушила кролика, лечила больное горло и начищала посуду. Но при этом она обладала богатым воображением и свободой мышления, крутила романы с аристократами и не боялась высказывать свое мнение по любому поводу – ну, хотя бы на страницах своих заметок. В своих записях Элспет подкупающе откровенна, а прогрессивность ее идей уживается с традиционными убеждениями и верой в самые безумные народные приметы – и в этом смысле, похоже, с викторианских времен мало что изменилось. Во-вторых, это просто очень смешно! Элспет серьезным и поучительным тоном рассуждает о самых разных аспектах жизни, о самых будничных, банальных, интимных вещах, при этом не отказывая себе в удовольствии ввернуть какую-нибудь дерзкую и ироничную колкость то тут, то там, - и это делает текст просто уморительным. «Если вы не будете мыться, то никакие ароматы Аравии не отобьют неприятного запаха вашего тела. Чтобы избавиться от запаха, пользуйтесь дегтярным или карболовым мылом. Они не сравнятся с восточными благовониями, но запах мыла предпочтительнее запаха ваших подмышек или ступней. Присыпки не избавляют от дурного запаха, а лишь смешиваются с ним. Так вы всю жизнь проживете «старой девой», потому что мужчина, чье обоняние вы оскорбите, не сможет заметить вашего женского обаяния. Если запах исключительно силен, пользуйтесь присыпкой из борной кислоты. В разумных количествах насыпайте ее в туфли и чулки. Конечно, благоухать, как Клеопатра, вы не будете, зато люди перестанут шарахаться, почуяв ваше приближение, а в вашу комнату могут вернуться мыши». Иногда кажется, что это просто не может быть всерьез. Ну не может быть, чтобы люди всего каких-то 150 лет назад и правда вот так думали, вот в такое верили и делали вот это все, о чем пишет Элспет. Не исключено, конечно, что и шутницей она была знатной – но все же, как сказала моя подруга, «времена были веселые, хорошо, что мы в них не жили». «Дымоход надо чистить не реже двух раз в год, а если вы топите влажными поленьями, то чаще. Старайтесь топить сухими дровами, чтобы дымоход не засорялся. Время от времени запускайте в дымоход гуся. Конечно, это не так эффективно, как чистка трубы щетками, но все же полезно, да еще и бесплатно». В общем, классная познавательно-развлекательная небольшая книжка – главное не воспринимать всерьез все эти викторианские рецепты ;)
40 

16.01.2021 14:40

«Как приготовить кролика, спасти душу и найти любовника», Элспет Марр «Ни одна...
«Как приготовить кролика, спасти душу и найти любовника», Элспет Марр «Ни одна дама не может обойтись без тюбика вазелина. Это несравненное смягчающее средство, прекрасно сохраняющее цвет лица. Вазелин полезен в самых разных ситуациях – и сложных, и приятных». Элспет Марр – викторианская леди, которая всю свою жизнь вела дневники и писала многочисленные заметки, не предназначенные для публикации, но явно обращенные к воображаемой читательнице. Так что очень здорово, что спустя много лет после ее смерти эти заметки попали в руки к ее потомку, который к тому же сам оказался писателем и догадался эти заметки опубликовать. Получилось в буквальном смысле руководство для викторианской домохозяйки – очень любопытное и забавное. Заметки расположены по алфавиту и посвящены всему на свете – вернее, всему, что интересовало Элспет. Здесь есть и затейливые рецепты, и советы по ведению домашнего хозяйства, и народные средства для избавления от всяких интимных недугов, и философские размышления. Главы «Эволюция» и «Эмансипация женщин» здесь соседствуют с главой «Эластичные трусики» - и этим, пожалуй, все сказано. Эта книга, во-первых, - удивительный документ о жизни женщины викторианской эпохи. Женщины достаточно простой в том смысле, что Марр не была знатной дамой, она работала сначала горничной, а затем на почте и вела обычную жизнь – тушила кролика, лечила больное горло и начищала посуду. Но при этом она обладала богатым воображением и свободой мышления, крутила романы с аристократами и не боялась высказывать свое мнение по любому поводу – ну, хотя бы на страницах своих заметок. В своих записях Элспет подкупающе откровенна, а прогрессивность ее идей уживается с традиционными убеждениями и верой в самые безумные народные приметы – и в этом смысле, похоже, с викторианских времен мало что изменилось. Во-вторых, это просто очень смешно! Элспет серьезным и поучительным тоном рассуждает о самых разных аспектах жизни, о самых будничных, банальных, интимных вещах, при этом не отказывая себе в удовольствии ввернуть какую-нибудь дерзкую и ироничную колкость то тут, то там, - и это делает текст просто уморительным. «Если вы не будете мыться, то никакие ароматы Аравии не отобьют неприятного запаха вашего тела. Чтобы избавиться от запаха, пользуйтесь дегтярным или карболовым мылом. Они не сравнятся с восточными благовониями, но запах мыла предпочтительнее запаха ваших подмышек или ступней. Присыпки не избавляют от дурного запаха, а лишь смешиваются с ним. Так вы всю жизнь проживете «старой девой», потому что мужчина, чье обоняние вы оскорбите, не сможет заметить вашего женского обаяния. Если запах исключительно силен, пользуйтесь присыпкой из борной кислоты. В разумных количествах насыпайте ее в туфли и чулки. Конечно, благоухать, как Клеопатра, вы не будете, зато люди перестанут шарахаться, почуяв ваше приближение, а в вашу комнату могут вернуться мыши». Иногда кажется, что это просто не может быть всерьез. Ну не может быть, чтобы люди всего каких-то 150 лет назад и правда вот так думали, вот в такое верили и делали вот это все, о чем пишет Элспет. Не исключено, конечно, что и шутницей она была знатной – но все же, как сказала моя подруга, «времена были веселые, хорошо, что мы в них не жили». «Дымоход надо чистить не реже двух раз в год, а если вы топите влажными поленьями, то чаще. Старайтесь топить сухими дровами, чтобы дымоход не засорялся. Время от времени запускайте в дымоход гуся. Конечно, это не так эффективно, как чистка трубы щетками, но все же полезно, да еще и бесплатно». В общем, классная познавательно-развлекательная небольшая книжка – главное не воспринимать всерьез все эти викторианские рецепты ;)
44 

17.01.2021 15:01

Александр Пелевин “Покров-17” (2020) Лет пять назад я как-то списывался с...
Александр Пелевин “Покров-17” (2020) Лет пять назад я как-то списывался с автором в твиттере по поводу его первой книги, которая позже получила название “Здесь живу только я”. Даже черновик романа мне показался очень крутым. В основном из-за образности и богатого языка автора. Не знаю, что случилось с релизной версией, но такого фантастического эффекта она уже не производила. Возможно, что какие-то перемены произошли во мне самом и в моих читательских вкусах, но магия не работала, а герои казались тупыми до несмешного. В конце года до меня долетел ретвит, что у Пелевина вышла уже 4-ая книга - “Покров-17”. Краткое описание романа брызгало жиром через экран: стрельба по Белому дому, закрытый город с зоной отчуждения и мутантами вокруг, тени святых с красными нимбами. Вы знаете, как я люблю Дэвида Вонга, а здесь чувствовался тот самый вайб. Поскольку я монотеистичен в выборе книжных магазинов, ждать роман в своем пришлось долго. С другой стороны, я порадовался за автора, что весь его местный тираж раскупили. Скажу сразу: по факту книга не оказалась родственной “В этой книге полно пауков. Серьезно, чувак, не трогай ее”, что не так уж и плохо. Из ближайших референсов можно назвать “Пикник у обочины” и “Голубое сало” - только без гомосексуальных отношений между графом Хрущевым и Сталиным. По форме это роман в романе, в котором журналист и писатель Андрей Тихонов отправляется в закрытый город Покров-17 в Калужской области. Известно, что раньше военные охраняли город сильнее ядерных объектов, поэтому попасть внутрь было почти нереально, а выбраться оттуда - невозможно от слова совсем. Наступает 1993 год, танки стреляют по Дому Советов, страна вот-вот встанет на колени, а все тайное пенится и накипает на крышках закрытых городков и хочет ворваться на все наши улицы в 3 и более домов. Попав в Покров-17, Тихонов теряет память и обнаруживает себя в машине с убитым милиционером. Потеря памяти - ход не то чтобы дешевый, но изрядно заезженный. Впрочем, как только об этом факте сообщают читателю, события подхватывают главного героя, и на такие вещи уже смотришь сквозь пальцы. Драйв в книге образует не столько смена кадров и взведенное ружье, которое однозначно выстрелит, а сама атмосфера и аномалия Покрова-17. Город хочется исследовать, хочется качать в нем опыт и репутацию с “Чистым небом”. История перебивается главами из военного романа Тихонова, который описывает бои с немцами в 41 году в этих местах. С точки зрения повествования, эти вставки хорошо гасят напряжение в основном сюжетном таймлайне и помогают прийти к финалу бодрым. С точки зрения языка, на мой взгляд, эти части написаны до того плохо, что кажется, их создал 17% клон Твардовского где-то в сибирском бункере, а не писатель Тихонов. Мне нравится, как Пелевин растет. Несмотря на проблемы со вставками, книгу я прочитал за один подход. Отдельно понравилось стихотворение в начале и спасибо, что роман не превратился в “Доктор Живаго”. Отсылки местами достаточно тонкие (тюрлики Коржева), местами забавные (“всего лишь писатель”), но в целом настроение книги поддерживают хорошо. Как и в случае с Поляриновым, хочется читать дальше. 7 из 10

24.01.2021 21:31

​​ кино  постсоветская_культура

Из материала журнала «Искусство кино» 1993...
​​ кино постсоветская_культура Из материала журнала «Искусство кино» 1993...
​​ кино постсоветская_культура Из материала журнала «Искусство кино» 1993 года — хулиганский разговор критиков Елены Стишовой и Виктора Матизена, режиссера Александра Хвана, сценаристов Петра Луцика и Алексея Саморядова. Выделила то, что спустя 28 лет все еще созвучно с сегодняшним днем: Саморядов: Единственный остров, на котором может возродиться наше кино, — это Андрон Кончаловский... Луцик: Которого все забыли, но он не испортился. Саморядов: У него еще та самая школа, и если его мобилизовать и под его жестким руководством отбирать сценарии, смотреть актерские пробы... Луцик: Режиссировать — это как руководить дивизией на марше. Есть авангард, есть арьергард, есть обоз, все двигаются, все отвечают за свое дело. А как мы снимаем? Кто-то пил вчера, кто-то с женой повздорил, появилась актриса, которая не актриса, а понравилась режиссеру... В результате всего этого что-то проэкспонировалось на пленке, потом другие или те же люди в третьем состоянии что-то к чему-то приклеили... Стишова: А потом критики написали, что это хеппенинг и постмодернизм... Как все-таки интересно читать архивы. Кончаловский к 1993 году — режиссер, уже лет 10 работающий в Голливуде, поэтому якобы и позабыт. При этом на сегодняшний день Кончаловский только тем и занимается, что возрождает российское кино и эволюционирует с каждым новым фильмом (его «Рай» и «Дорогие товарищи» к просмотру обязательны; осторожно делаю ставку, что это 2/3 будущей трилогии). Про постмодернизм, критику и, в целом, отечественный кинопроцесс, конечно, смешно подмечено. Полная статья: https://clck.ru/Spkjo https://telegra.ph/file/759505959b18ca2c45dcd.jpg

25.01.2021 11:00

По всем вопросам пишите на youbooks-email@yandex.ru