Назад

​​ Верность месту Автор: Бойлз_Клэр Год издания: 2022 Серия:...

Описание:
​​ Верность месту Автор: Бойлз_Клэр Год издания: 2022 Серия: Loft_Современный_роман Жанр(ы): Современная_проза Описание: На что готовы пойти люди, чтобы защитить свои родные места? «Верность месту» – это десять историй о женщинах, всеми силами стремящихся спасти свой родной Колорадо от экологической катастрофы и финансового кризиса. Героини рассказов Клэр Бойлз защищают животных, противостоят проекту гидроразрыва почвы, в одиночку пытаются спасти город-призрак, борются с бюрократией. И все это ради того, чтобы сохранить свой дом для себя, своих семей и для тех, кто будет после. https://telegra.ph/file/71ac0da76ecf967d0f5fd.jpg

Похожие статьи

​​ Мастер печали
 Авторы:  Колл_Джастин
 Серия «Молчаливые боги»  1

 Жанр(ы):...
​​ Мастер печали Авторы: Колл_Джастин Серия «Молчаливые боги» 1 Жанр(ы):...
​​ Мастер печали Авторы: Колл_Джастин Серия «Молчаливые боги» 1 Жанр(ы): Фантастика Фэнтези Описание: Академия, скрытая от внешнего мира в Шаенбалу, веками противостояла магии. Ведь магия опасна: то, что лечит, может и навредить, а сила, которая помогает одному человеку, способна уничтожить другого. Из многочисленных учеников Академии лишь самые опытные и решительные становятся аватарами – охотниками за магическими артефактами, которые следует оберегать от неправильного применения. Выросший в Шаенбалу юный сирота Аннев де Брет отчаянно мечтает стать таким мастером-аватаром. Однако ему приходится нелегко – он не такой, как все, и если об этом узнают в Академии, жизнь его не будет стоить и гроша. Воспитанный мудрым наставником, отрицающим, что магия приносит только зло, Аннев стоит перед трудным выбором: или научиться предавать и убивать во исполнение заветной мечты, или забыть о ней, сохранив верность друзьям и самому себе, или наконец узнать, кто он на самом деле… Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/70d1c902b288ed2e676ab.jpg
2377 

20.02.2021 14:33

​«Пришло ли время разделаться с блёрбами в книгах?» Таким вопросом задался The...
​«Пришло ли время разделаться с блёрбами в книгах?» Таким вопросом задался The...
​«Пришло ли время разделаться с блёрбами в книгах?» Таким вопросом задался The Wall Street Journal в прошлые выходные. Сопровождается статья фотографией писателя Вьет Тхань Нгуена, у которого завтра выходит продолжение его известного бестселлера «Сочувствующий». С фото приводятся слова Тхань Нгуена о том, что он предпочёл бы, чтоб на обложке его нового романа блёрбов не было: «Они порождают так много забот, эмоционального «труда» и чувства вины, независимо от того, пишешь ты их или просишь». Основных возражений против этой практики, возникшей почти 170 лет назад, несколько. №1 – это, конечно, обесценивание этих самых блёрбов: не может каждый второй роман быть таким, что «изменит вашу жизнь» и «лучший, из написанных в 21 веке, десятилетии и тд». Во-2, в связи с американским нюансом (блёрбы и отзывы пишут в подавляющем кол-ве другие писатели, которым тоже скоро свои детища представлять коллегам) существует определенная опаска недохвалить (моя статья о том, как устроен мир книжных критиков в США). Некоторые просто пытаются элегантно соскочить: «У Зэди Смит есть правило, что она пишет их только для писателей-дебютантов. А Стивен Кинг, также часто пишущий отзывы для начинающих романистов, заметил талант Гиллиан Флинн задолго до того, как она стала известна своим бестселлером “Исчезнувшая”, когда он написал блёрб для ее первой книги “Острые предметы.” “Сказать, что это потрясающий дебют, - не сказать почти ничего”, - так он звучал». Эйрон Хиклин, писатель и владелец One Grand Books в Нэрроусбурге, штат Нью-Йорк, построил свой книжный магазин на силе инфлюэнсеров. Он просит известных авторов, актеров, музыкантов, шеф-поваров и других составлять подборки из 10 книг, которые они бы взяли с собой на необитаемый остров, и использует их ответы, чтобы определить, что закупать для продажи. “Никто никогда не выбирал свою собственную книгу”, - рассказывает Хиклин, хотя среди избранных Джорджем Сондерсом (автор «Линкольна в бардо») был роман его жены. Не смотря на сомнительную достоверность обложечных восторгов и скепсис к ним писателей, американские издатели не думают, что практика исчезнет в ближайшие годы. Меня самого интересовало отношение читателей к этим блёрбам (ведь я их сам не раз писал) и я даже проводил здесь голосование. В любом случае, мне особенно интересно, зачем на русских изданиях ставить блёрбы совсем уже малорелевантные для наших читателей? Возьмем того же “Сочувствующего” – The Toronto Star, серьезно? Для кого она у нас авторитет? Надо сказать, что со своей готовящейся книгой “Дарвин в городе” я тоже столкнулся с этим аспектом дизайна обложки. Места, слава Тлалоку, было мало, поэтому мне достаточно было одной цитаты, но большой. И такая была, и от действительно релевантного и узнаваемого человека – Роберта Сапольски. А вот для «Ящика», что в серии “Книги Политеха” выйдет (про то, как скромный грузовой контейнер помог глобализации изменить мир) еще предстоит голову поломать: т.к. она там неслабо всем шаблоны порвала, то блёрбов у книги страниц на 3. Плюс иногда что-то толковое пишет как раз малоавторитетное в наших глазах издание, а громкое – какую-то банальщину. Буду отбирать… https://telegra.ph/file/18b03ae6a99b478b35fdc.jpg
2303 

01.03.2021 17:01

​​Как Вадим Чекунов правду в литературе искал (народная сказка)

– Нам нужна...
​​Как Вадим Чекунов правду в литературе искал (народная сказка) – Нам нужна...
​​Как Вадим Чекунов правду в литературе искал (народная сказка) – Нам нужна правда! – кричат либералы, пытаясь достучаться до власти. – Нам нужна «правда»! – орут политики и чиновники, зыркая злобным глазом в сторону западных «партнёров». – Мне нужна правда! – вопит главный редактор Альтер-лита, нервно начёсывая небритую щёку. Правда, я не знаю, какая правда нужна либералам и российским политикам, но догадываясь какую правду ищет в художественных текстах Вадим Чекунов, прыгая в комментариях со скриншотом, который можно увидеть в прикреплённом фото. Но я-то, дурак сельский, который этих ваших филфаков не кончал, всегда думал, что никакой правды в художественном тексте не бывает. Потому что художественный текст – это всегда некая условность, в рамках которой действует автор. И даже в тексте самого наиреалистичного жанра никакой правды нет, потому что первую скрипку всегда играет авторский замысел. Правду ещё можно попробовать поискать в документах какого-нибудь архива, но там эта правда работает строго в рамках документа. И, перекочевав даже в неизменном документальном виде, в рассказ, повесть или роман она перестаёт быть правдой, поскольку встраивается в идейную составляющую замысла автора. А он эту составляющую может вертеть и так, и этак, и вправо, и влево, и зигзагом, присвистывая, с подвыподвертом. Вот это вот самая настоящая правда. Предположу, что бегущий за мной по пятам в комментариях с горячим скриншотом Вадим, имеет в виду всё же достоверность текста. Достоверность – это соответствие описываемого в тексте реалиям жизни. Но и опять же, как мне кажется, эта самая достоверность бывает разной. Бывает она механическая, когда автор, прилежно изучив историю вопроса, подробно, в деталях выписывает что-то фактическое. Например, описывая армейский марш-бросок: «Автомат. Подсумок с двумя магазинами, слава Богу, пустыми. Противогаз. Сапёрная лопатка, малая. Фляга с водой. На голове – неудобная и тяжеленная каска. Топот. Хрипы. Пыль. Пот. Лопатка бьёт по ногам, норовя попасть по паху. По спине и заднице лупит приклад автомата» Автор достоверен, потому что он досконально знает о марш-бросках абсолютно всё. Его два года задалбывали этими марш-бросками и, наверное, они ему до сих пор в кошмарных снах снятся. Описывая курьёзный случай с пропажей стоматологического кресла в армейском лазарете: «Через полчаса обиженный майор, покидая штаб, пожаловался дежурному по части: – Батя говорит, будто я пропил стоматологическое кресло. А ведь это не так… Я просто обменял его на дополнительный спирт» Автор достоверен функционально. Поскольку, на самом деле, неизвестно, что там произошло с этим несчастным креслом, куда он исчез, на что был обменен и т. д. Но для использованной в качестве анекдота функциональной достоверности это неважно, важно, что этот сюжетный штрих, эта ситуация использована автором в тему и вполне уместно (функционально). А вот при описании процедуры солдатской помывки: «На нас такая рванина, что и жалеть нечего. Куча быстро растёт – Криницын и ещё несколько – аккуратно сворачивают одежду и складывают к ногам. Спортивные костюмы, джинсы, кроссовки на некоторых хоть и ношенные, но выглядят прилично» Автор недостоверен ни фактически, ни функционально. Поскольку одёжная рванина явно не может смотреться приличной по виду. Очевидно, что даже максимальная достоверность художественного текста никакой правдой сама по себе не является. Потому что правда – это понятие абстрактное, философское, искривляемое в угоду замысла самим автором. И сложно верифицируемое в голове любых двух читателей (один из которых всегда может сказать – верю, а другой – не верю). Не там правду ищет, Вадим, ох не там… https://telegra.ph/file/1ce6ca864798a06569d62.jpg
2057 

07.05.2021 12:30

​​ Дух воина
 Авторы:  Фостер_Дэниэл
 Серия «Кровавый век»  1

 Жанр(ы):...
​​ Дух воина Авторы: Фостер_Дэниэл Серия «Кровавый век» 1 Жанр(ы):...
​​ Дух воина Авторы: Фостер_Дэниэл Серия «Кровавый век» 1 Жанр(ы): Фантастика Описание: Северная сага о восхождении и смерти. Брудвар мечтал стать вождем, который правит с холодным рассудком и с верностью заточенной стали. Но он не был готов к тому, что долгожданный титул придет к нему после вероломного убийства его отца и брата. Месть за убийство родственников ложится на нового вождя тяжелым грузом. В преступлении обвинен верный союзник, война с ним обернется серьезными последствиями. Брудвар не верит в предательство и начинает искать ответы, которые грозят разрушить не только его жизнь, но и весь Север. Путь молодого вождя будет лежать через боль и отчаяние, огонь, лед и кровавые сражения. Только так юнцы вырастают в мужчин, а мужчины в воинов, чтобы вырезать свои имена в истории и стать легендами. Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/1333c23ababe3bd7472a4.jpg
2075 

07.05.2021 13:33

​​ Добрая книга для будущей мамы. Позитивное руководство для тех, кто хочет...
​​ Добрая книга для будущей мамы. Позитивное руководство для тех, кто хочет...
​​ Добрая книга для будущей мамы. Позитивное руководство для тех, кто хочет ребенка Авторы: Лубнин_Дмитрий Жанр(ы): Здоровье Описание: Все, что связано с беременностью, как правило, сопровождается избытком информации, ценность и достоверность которой оценить бывает трудно. Как понять, что на самом деле надо сделать перед беременностью и во время вынашивания ребенка, а что лишь ничем не обоснованная медицинская активность? Перед вами книга, написанная активно практикующим акушером-гинекологом, придерживающимся в своей работе принципов доказательной медицины, на основании которой работают ведущие клиники мира. В доступной и легко читаемой форме представлена информация о подготовке к беременности не только у здоровой пары, но и при наличии различных заболеваний. Изложены все тревожные ситуации, которые могут возникнуть до и во время беременности. Подробно описана проблема бесплодия. Просто и доступно изложен подход к быстрому решению, а также впервые дано наиболее понятное и простое описание ЭКО со всеми его нюансами. Книга для тех семей, которые хотят пополнения, кто планирует беременность, хочет ребенка, и тех, кто никак не может забеременеть. Если ваше бесплодие длится больше 1 года — обязательно прочтите ее. Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/632b38c62b4691f8a8371.jpg
1913 

07.06.2021 07:46

Мой новый рассказ в журнале "Дружба Народов" Рассказ, который я написал в...
Мой новый рассказ в журнале "Дружба Народов" Рассказ, который я написал в августе прошлого года, наконец обрел свой дом в июньском выпуске прекрасного литературного журнала "Дружба Народов". Сюжет этого небольшого произведения складывался на протяжении всего года, что я к тому времени провел в Эдинбурге, и в этом его особенная уникальность: несмотря на совершенно очевидные фантастические элементы в сюжете он, вы не поверите, почти полностью основан на реальных событиях! Любой, кто захочет проверить достоверность описанного мною может прилететь в Эдинбург, прогуляться по старому городу застройки XVI-XVII веков, поглядеть на зловещие пики здания Нового Колледжа Школы Богословия, а потом прогуляться в сторону знаменитого Трона Артура, и где-то по дороге (никто не может сказать, в какой именно момент) вы обязательно встретите таинственного молодого человека в несуразной одежде, в едва разборчивом бормотании которого можно расслышать эхо древних проклятий. Но для начала вам не обязательно лететь в Шотландию; для начала просто прочтите рассказ. Июньский номер можно купить в бумажном и электронном виде прямо с их главной страницы: https://bit.ly/3iJjVU7
1869 

10.06.2021 13:11


Критика и фактология

Первые отзывы на «Личности» подоспели, и пусть...
Критика и фактология Первые отзывы на «Личности» подоспели, и пусть...
Критика и фактология Первые отзывы на «Личности» подоспели, и пусть большинство из них положительные, есть и резко негативные, хотя не могу сказать, что они меня сильно расстроили. В конце концов, вкусы у людей разные, да и отзывы сами по себе весьма субъективные, т. к. негативные диаметрально противоположны позитивным. Самое большое разочарование — это отзыв, в котором указали, что автор не разбирается в теме, хотя я консультировался со знающим человеком. Чуть позже я отправил ему рассказ и он указал на один явный косяк, который я почему-то упустил: я назвал главврача психбольницы старшим психиатром. Что ж, признаю ошибку, недоглядел. Вот почему надо работать с достоверностью, ибо за мельчайшие нестыковки вас просто съедят всяческие «интернет-эксперты»! Всем мир, я пошёл работать над следующим рассказом, а вам желаю не опускать руки. МыслиВслух https://www.litres.ru/pavel-lagutin-30825126/lichnosti/
1845 

20.06.2021 09:17

Лора Джо Роулэнд «Синдзю» «Встань на путь воина, стремись быть полезным...
Лора Джо Роулэнд «Синдзю» «Встань на путь воина, стремись быть полезным господину, чти своих предков, поднимись над личными привязанностями и горестями — живи для других» Синдзю — это двойное убийство влюблённых, которым не суждено быть вместе. В эпоху Токугава подобный ритуал стал обычным делом, а расследование формальностью. Однако, когда из реки достают тела бедного художника и дочери господина нескольких провинций, юный офицер столичной охраны Сано Исиро сомневается, что они покончили с собой. Я уже рассказывала вам про детективы в сеттинге Древнего Рима от Монтанари https://t.me/booksfox/3740 и сейчас мы добрались до Японии. Шпионы, разведчики, судьи, покровители — самураи продолжают отстаивать свою честь и верность, как высшие добродетели, но в мирное время они вынуждены заниматься гражданскими делами, а значит распыляться между господином и целым сообществом начальников. Бусидо также претерпел изменения. Отныне семьи князей всегда оставались в столице — негласные заложники сегуна. Есть ли большее унижение гордости? Исиро предстоит искусно лавировать между собственными принципами и указаниями начальства, которое стремится закрыть дело о самоубийстве. Книга в Лабиринте https://www.labirint.ru/books/796350/?point=olskp
1838 

05.07.2021 13:20

Артур Кёстлер, «Слепящая тьма» Роман посвящен периоду Большого террора в СССР...
Артур Кёстлер, «Слепящая тьма» Роман посвящен периоду Большого террора в СССР 1937-1938 гг., в частности, расправе партии с «усомнившимися» представителями ленинского поколения большевиков. Главный герой, Николай Залманович Рубашов – народный комиссар, старый большевик, известный партийный деятель – оказывается под арестом. Рубашов убежден, что не совершал контрреволюционных преступлений, но готов пострадать во имя партии, пусть даже это заключение кончится расстрелом. Постепенно героя начинают мучить воспоминания, и реальность от допроса к допросу искажается: за эти несколько дней ему предстоит оценить все, что было сделано, окончательно разрешив все свои сомнения. мысливслух ️спойлеры️ Не доводилось еще читать о Большом терроре, фокусируясь на аспекте исключительно партийном, иными словами, смотря на вещи глазами Каменева / Зиновьева / Бухарина / Радека и пр. обвиняемых московских процессов 1936-1938 гг. Рубашова Кёстлера можно соотнести с любым из них – перед нами этакий представитель «старой гвардии», герой Гражданской войны, один из «бородатых философов», фото которых с недавних пор бежит стен кабинетов партийных чиновников. Этот человек был одним из тех, кто стоял у истоков Революции, абсолютизировал интересы коллективного «мы», громогласно постановил, что цель оправдывает средства. Отбросив буржуазные предрассудки, наш народный комиссар смял на своем пути столько судеб, что не может перечесть – людей вовсе не оппозиционно настроенных, всего лишь неугодных. Но ветер переменился, и неугодным стал он, Рубашов. У героя есть выбор: «умереть молча», как предлагает ему в заключении один из доброжелателей, или стать козлом отпущения, подтвердив, что он и его «сообщники» виновны. Рубашов выбирает второе и тешит себя иллюзией, что, подобно Иисусу Христу, приносит себя в жертву во имя спасения человечества. Последние дни заключения героя демонстрируют, что речь совсем не об этом: тот демонический коллективный организм, которому предназначается его жертва, неизмеримо далёк от воплощения светлой революционной идеи. Строительство коммунизма сопровождается воплями десятков тысяч революционеров и честных партийцев вроде Богрова, Рихарда, малыша Леви, Арловой, что уж говорить о жертвах среди простого населения, об этих бесконечных крестьянах, попадающих в пыточные к Глеткиным. Партия не щадит никого, личность – средство, а не цель, стало быть, распорядиться человеческой жизнью ничего не стоит. Над живыми людьми поставили исторический опыт, и с равнодушием препаратора наблюдают за потерями среди подопытных. Рубашов лукавит, пытаясь логическими рассуждениями вывести себя из состояния, в котором он оказался после казни Богрова. Рубашов лукавит, с презрением про себя называя Глеткина неандертальцем (но приближается к истине, когда сравнивает неандертальцев с обезьянами, признавая, что новое поколение совершеннее их по своей безжалостности). Расплата должна прийти вовсе не потому, что он оказался исторически неправ, а потому что на его совести гибель десятков и сотен невинных людей, преступления Глеткиных, создание ужасающей по своему размаху репрессивной машины. И перед самым концом он близок к тому, чтобы это понять, и задаться наконец вопросом: «А стоило ли оно того?» Эта идея развивается и в других элементах повествования: предательстве Рубашовым любимой женщины, нетронутой политикой человечности в лице монархиста из камеры 402, судьбе несчастных рядовых партийцев, поплатившихся за верность коммунистическим убеждениям.
1624 

11.08.2021 10:37

​​ Гюстав Флобер, «Саламбо»

«Саламбо» – исторический роман «от создателя...
​​ Гюстав Флобер, «Саламбо» «Саламбо» – исторический роман «от создателя...
​​ Гюстав Флобер, «Саламбо» «Саламбо» – исторический роман «от создателя "Госпожи Бовари"», посвященный событиям Ливийской войны (борьбы древнего Карфагена с собственным наёмным войском и примкнувшими к нему ливийцами). Действие разворачивается в III веке до нашей эры у ворот роскошного дворца военачальника пунийцев, Гамилькара. Наёмные солдаты пируют, пытаясь удовольствоваться угощениями Карфагена, не способного уплатить им жалование. Когда на верхней террасе дворца появится фигура девушки, ливиец Мато уже никогда не сможет оставить мыслей о ней: грядущим кровопролитным сражениям с карфагенянами суждено перекликаться с дурманящими сновидениями о прекрасной Саламбо. мысливслух ️спойлеры️ У меня как у любителя исторических романов при прочтении аннотации даже слюнки потекли – древний Карфаген, восстание наёмников, таинственный образ дочери Гамилькара (отца Ганнибала, на минуточку) – что может быть увлекательнее? В голове замелькали флешбэки из счастливого детства, проведенного в обнимку с каким-нибудь «Спартаком» Рафаэлло Джованьоли или «Таис Афинской» Ивана Ефремова. Но «Саламбо» это вам не шутки, друзья: никакой рефлексии (а казалось бы, только этого и ждёшь от автора «Госпожи Бовари»), никакой «объемности» персонажей (имею в виду максимально двухмерный, плоский формат), и, что печально, не слишком высокий уровень исторической достоверности. Почему последнее так важно: за доскональными описаниями особенностей быта, локаций, облачений, религиозных обрядов, политического и административного устройства, сведения о которых Флобер почерпнул из многочисленных трудов по древней истории, совершенно потерялась психологическая составляющая; в этом смысле правдивость этих описаний – последняя отдушина, и та, к сожалению, отнята (насколько понимаю, представления о Карфагене, сложившиеся по результатам археологических исследований, имеют мало общего с Карфагеном Флобера). Из разочарований можно отметить еще одно: замысловатый сюжет с неожиданными поворотами мог бы скрасить эту документалистику, но, увы, и этой надежде суждено было растаять по ходу повествования. В результате перед нами многостраничное протоколирование осмотра мест происшествий (вплоть до малейших элементов орнамента на стенах) и поступки персонажей на их фоне. Подвергнуть анализу их переживания нет никакой возможности, потому что у читателя попросту нет предпосылок к тому, чтобы разобраться, что чувствуют и как себя ведут люди той эпохи. И все же надо отдать должное тому количеству труда, которое вложено в эту книгу, бесчисленным произведениям античников и историков Нового времени, поглощенных автором, поездке в Тунис на «рекогносцировку», неимоверным усилиям, предпринятым в попытке «угадать» древнего человека. Судя по тем же многоступенчатым описаниям, работа была не из лёгких, к тому же отрадно видеть, сколь важна для Флобера достоверность написанного. В конце концов, это был своеобразный эксперимент, для творчества реалиста тем более ценный: во главу угла поставлено не что иное, как стремление к жизненной правде. В этом смысле книга стоит прочтения: не следует ждать, что «Саламбо» тронет вас до глубины души, но упорство автора этого, бесспорно, заслуживает. И, если отнестись к роману как к поучительному околоисторическому труду, хроникам, впитавшим в себя романтические представления Флобера о Карфагене, существует вероятность, что вы не разочаруетесь. К сожалению, я слишком преданный поклонник жанра, чтобы снижать градус ожиданий перед прочтением исторических романов – на этом и попалась. https://telegra.ph/file/56a2495b95d354e123dc8.jpg
1666 

18.08.2021 10:38

​​ Милена Есенская и Франц Кафка

До встречи с Кафкой Милена Есенская уже в...
​​ Милена Есенская и Франц Кафка До встречи с Кафкой Милена Есенская уже в...
​​ Милена Есенская и Франц Кафка До встречи с Кафкой Милена Есенская уже в определенном смысле была сенсацией: молодая студентка, дочь пражского стоматолога и племянница известной чешской писательницы Ружены Есенской бежала из дома отца с пражским литератором, евреем Эрнстом Поллаком, который был старше ее на 10 лет, – в 1917 году об этом говорила вся Прага. Со временем измученный отец дал свое разрешение на брак, но молодожёнам пришлось переселиться в Вену. Материальные трудности, неприятности в семейной жизни (Эрнст, как оказалось, был сторонником сексуальной свободы) и пристрастие к кокаину постепенно подтачивали эмоциональное состояние Милены; чтобы преодолеть упаднические настроения, девушка начала заниматься переводом литературных произведений на чешский язык. Тогда-то она и познакомилась с Кафкой. Загоревшись идеей перевести рассказ «Кочегар» (будущую первую главу романа «Америка») на чешский, Милена написала Кафке в Мерано, где тот находился на лечении от туберкулёза, с просьбой дать разрешение на перевод. Между ними завязалась переписка, Франц был изумлен успехами Есенской: «Что такая верность и та великолепная естественная уверенность, с какой Вы ее сохраняете, возможны в чешском языке, я и не предполагал». Постепенно это общение сделалось почвой для настоящей духовной близости и переросло в нечто большее. Кафка и боялся встречи с Миленой, и жаждал ее; в результате влюблённые наконец увиделись – в июле 1920 года им удалось провести в Вене четыре счастливых дня. На этом, к сожалению, благополучная часть истории заканчивается. Кафка писал своему другу Максу Броду о Милене: «Она живой огонь, какого я еще никогда не видел, впрочем, огонь, который вопреки всему горит только для него» (Эрнста Поллака). По этой причине Есенская и не покинула Вену вместе с Францем. Еще раз они встретились в середине августа в Гмюнде, на австро-чешской границе, но что-то пошло не так: позже писатель назовет этот день «днем недоразумений и стыда». В ноябре Кафка попросил прекратить переписку, умоляя не писать и препятствовать встрече («только это пожелание покорно исполни, только это позволит мне как-то еще жить, все прочее будет для меня медленным уничтожением»). Вопреки этому запрету Милена посещала Франца еще несколько раз, в 1921 и 1922 годах, он передал ей свои дневники, просил приносить ему вырезки из газеты с ее публикациями, но в письмах старался обращаться на «вы». Из письма Милены к Максу Броду о Кафке: «Конечно, мы-то все как будто приспособлены к жизни, нам однажды удалось найти спасение во лжи, в слепоте, в воодушевлении, в оптимизме, в неколебимости убеждения, в пессимизме – в чём угодно. А он никогда не искал спасительного убежища, ни в чем. Он абсолютно не способен солгать, как не способен напиться. У него нигде нет прибежища и приюта. Он, как голый среди одетых… Его книги поражают, но он сам поражает еще сильнее». Есенская пережила своего возлюбленного на 20 лет. Вскоре после смерти Кафки она развелась с Эрнстом Поллаком, через некоторое время вышла замуж повторно, родила дочь и с головой погрузилась в политику. Опубликованы статьи об оккупации Чехии, о судетских немцах, о сталинских процессах (в начале 30-х Милена вступила в компартию Чехословакии, затем, узнав об ужасах Большого террора в СССР, вышла из нее). В конце 30-х годов Есенская помогала евреям и антифашистам бежать через Чехословакию на Запад. Отправив в 1939 году за границу всех родных и знакомых, Милена осталась в Праге с 11-летней дочерью, больная, хромая, измученная ревматизмом. Осенью того же года ее арестовали и отправили в концлагерь Равенсбрюк, где через несколько лет она и закончила свои дни. https://telegra.ph/file/29f52f9d15925c6c0aa35.jpg
1644 

19.08.2021 11:12


Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала...
Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала...
Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала, что про свои читательские отношения с Улицкой мне есть что рассказать – и в рассказе этом будет много биологии)) Мое первое воспоминание о ее книгах: мне лет 13-14, и у нас в доме появляется «Казус Кукоцкого» - почему-то не книга, а какая-то гигантская распечатка, невесть откуда взявшаяся (компьютеры уже были, но интернет еще мало у кого встречался; не руками же набирали?) Такой себе самиздат, плавно переходящий в пиратство. Я тогда уже решила, что буду биологом, и бабушка иногда «проверяла меня на прочность»: рассказывала, каким «ужасам» учат на биофаке, и все выпытывала, смогу ли я резать лягушек, ведь если нет, то какой же я биолог. Как вы понимаете, в «Казусе Кукоцкого» есть одна-единственная сцена, которую я с тех пор на всю жизнь запомнила, потому что именно ее добрая бабуля мне и подсунула. Там юная героиня устраивается работать в лабораторию, и работа ее заключается в том, чтобы делать препараты мозга новорожденных мышат. Ну и весь процесс описан в красках на паре страниц, конечно же. «Сможешь так же?» - вопрошала бабушка. «Если хочешь быть биологом – придется быть готовой такое делать!» Что ж, спустя почти 20 лет должна сказать, что мне удалось стать биологом, не убив ни одно позвоночное животное (коллекция насекомых не в счет): как раз к моему поступлению на биофаке упразднили использование животных на практикумах по физиологии, заменив их компьютерными моделями. И дальше как-то тоже не пришлось: в качестве специальности в универе выбрала микробиологию, а в аспирантуру пошла на геномику растений. Не то чтобы я считала, что использовать животных в научных целях недопустимо – иногда без этого, к сожалению, никак; просто хочется зафиксировать, что наука биология сегодня намного шире, чем бесконечное убийство бедных мышек и кроликов. Дальше у меня, тоже в подростковом возрасте, был небольшой кризис выбора между биологией и филологией – и тут Улицкая тоже была успокаивающим примером и для меня, и для мамы с бабушкой: вот, мол, можно быть генетиком и писать книжки при этом. Тут мне хотелось бы отметить, что сама Людмила Евгеньевна, часто в интервью вспоминающая, что работала когда-то генетиком (недолго), в основном использует биологию как источник метафор, не особенно соблюдая достоверность фактов. Вот как в интервью Юзефович, например: чтобы объяснить привязанность к дому, говорит, что это «биологическое» - мол, у всех животных есть инстинкт дома, а человек «обладает всеми теми инстинктами, которыми обладают кошка и собака, но некоторые (инстинкты) он изжил, а некоторые приобрел новые». Звучит поэтично, но не слишком биологически верно. Вспоминаем уже, кажется, всем набивший оскомину факт: по современным научным представлениям, у человека нет инстинктов, вообще никаких, кроме одного – eyebrow flash, инстинкта поднимать брови при виде приятного нам человека. Тут, конечно, проблема еще и в том, что в обывательском смысле инстинктами привыкли называть все подряд, при том что биологический термин «инстинкт» имеет строго определенное значение; есть рефлексы, потребности, научение – и ничего из этого к инстинкту отношения не имеет. На эту тему есть выдающийся ролик у «Все как у зверей», посмотрите, если еще не. Делает ли все это Улицкую менее великой писательницей? Нет, так я не думаю – просто и великие люди бывают правы и точны не во всем. Использовать биологию как метафору тоже не преступление – напротив, иногда это может быть интересным литературным решением, но все, конечно же, вопрос уместности и понимания разницы. Наверное, так. Хотя биолог во мне не перестанет содрогаться от повсеместно используемых выражений вроде «культурный генокод» или «ДНК стиля»)) Еще напомню про старый свой пост о книге Улицкой «О теле души», где я, конечно, тоже до биологов докопалась) https://www.youtube.com/watch?v=zNFcL3Dw2TE&t=754s
1396 

11.10.2021 09:33

Как я уже говорила, начала читать нуар, про ритуальные убийства и всё это имеет...
Как я уже говорила, начала читать нуар, про ритуальные убийства и всё это имеет место, но… Неожиданно я поняла, что за всей этой вывеской совсем другая история. Про необыкновенную нежность к старикам, про семейные узы, да вообще о том, какие семьи разные и про насилие в них в том числе. Про страсть, верность и адюльтер. Про феодальный уклад, который все еще жив в современной Испании. И главное… эта книга гениальный туристический гид по маленькому, ещё вчера никому не известному старинному городу, где описания улиц, кафе и достопримечательностей легли в основу реальных тематических экскурсий «Безмолвие белого города», которые сейчас проводятся под эгидой муниципалитета Витории. Мне кажется это невероятный подарок своей родине. А «Жало белого города» Эвы Гарсиа Саэнс де Уртури читайте! Я до последней минуты не догадывалась кто этот неуловимый маньяк оформляющий убийство детей и взрослых в виде старинной фрески об изгнании Адама и Евы из рая..
1323 

01.11.2021 20:24

Специально прозёванный гений Лескова «Если родишься в России и сунешься на...
Специально прозёванный гений Лескова «Если родишься в России и сунешься на писательское поприще с честными желаниями, - проси мать слепить тебя из гранита и чугуна», – эти слова Евгения Благосветлова, журналиста и публициста XIX века, редактора журналов «Русское слово и дело», я взял в качестве эпиграфа к своему эссе о Н. С. Лескове. Эссе – довольно объёмное, свыше одного авторского листа – было опубликовано в 5-м номере прошлогодней «Авроры». Майя Кучерская написала в прошлом году целую книжку о «прозёванном гении» Лескова (забавно, что на это название книги ополчились у нас некоторые доморощенные «критики» из пятого угла, не опознав поначалу в нём отсылку к стихотворению Игоря Северянина, но быстро поправились=)) – это хорошая, обстоятельная книжка, которая в целом воссоздаёт объёмный портрет Лескова, человека по-настоящему неординарного и интересного. Я же в эссе подробнейше останавливаюсь на нескольких биографических деталях: на статье Лескова в журнале «Северная пчела», посвящённой майским пожарам 1862 года, которая навлекла на него бурю негодования со стороны журналистов-публицистов как прогрессивно-демократического толка, так и консервативного – статья заставила даже нахмурить брови императора Александра II. Ну и затем в эссе я подробно описывая последовавшую вслед за публикацией статьи эмигрантскую «ссылку» Лескова – в Париж, подальше с глаз долой от всевидящего интеллигентского ока. Формально эссе посвящено написанной в Париже Лесковской статье «Русское общество в Париже» – оно блестящее по форме, с наблюдениями, актуальнейшими и по сей день. Вот, к примеру, такие наблюдения за русскими слугами-простолюдинами, насмотревшимися парижской жизни: «Вы услышите, что этот русский простолюдин, говоря языком прессы, — западник, или, говоря простым и ясным человеческим языком, он человек, свободный от всякого одностороннего затеса, от всяких теорий и утопий. Русский простолюдин внимательно всматривается в положение своего брата иностранного простолюдина за границей, соображает это положение со своим положением, делает сравнительные выводы и сопоставления, в которых его домашнее положение в России вдруг открывается ему во всей своей скудости и безобразии. Он смотрит, как сравнительно хорошо жить работнику в Париже, сколь его парижская нищета богаче московского довольства нашего слуги, и симпатии его всегда высказываются в пользу иностранного положения. Он не изменяет своей любви к отчизне, восхваляя чужое, а ему просто нравится то, что лучше, что справедливее. Он не гонится за идеальною справедливостью и за идеальным осчастливлением всего человеческого рода огулом, за один прием, потому что он не теоретик, ни «Современника», ни «Русского слова» не читал; но он желает только того, что считает возможным, а возможным считает, чтобы ему жилось, например, не хуже меньше его работающего и лучше его устроенного человека парижского или берлинского». По факту я в своём эссе через статью Лескова показываю, что не так уж сильно русские изменились за последние полтораста лет – вполне ведь узнаваемый и грустный портрет рисуется в «Русском обществе…» (особенно на контрасте с поляками и чехами – у Лескова и эта междунациональная тема довольно подробно затронута). Вернусь, однако ж, к эпиграфу Благосветлова. Он как нельзя лучше подчёркивает кейс Николая Семёновича Лескова, человека, выразившегося неосторожно лишь в одной статье на старте карьеры, и этой статьёй перечеркнувшего всю свою писательскую карьеру. После той злополучной статьи о пожарах в Петербурге, Лескова и журналисты, и публицисты, и редакторы большинства толстых журналов буквально игнорили – такой себе общий творческий канселлинг. Этот творческий канселлинг по отношению ко всем видным, ярким, неординарным людям, не желающим вписываться ни в одну тусовочку, подсвечивает, увы, ещё одну черту уже определённо писательского сообщества, сохраняющего верность традициям ровно по наш день. https://www.culture.ru/poems/28726/na-zakate
1064 

06.01.2022 12:30

​​Как и обещала, рассказываю про книги, которые читала на новогодних каникулах.
​​Как и обещала, рассказываю про книги, которые читала на новогодних каникулах.
​​Как и обещала, рассказываю про книги, которые читала на новогодних каникулах. 1. Лора Хэнкин, «Если весело живётся, делай так», издательство Поляндрия NoAge. Легкая и весёлая книга о девушке, которую выгнали из музыкальной группы прямо перед тем, как та стала популярной. Пытаясь удержаться на плаву, она устраивается музыкальным педагогом для группы годовалых детей и вливается в сообщество богатых мамочек Нью-Йорка. Надо признаться, что я отлично провела время с этой книгой! По духу она напомнила мне романы Лианы Мориарти, с которыми я обычно езжу в отпуск: здесь тоже за ненавязчивой атмосферой спрятаны семейные драмы, околодетективные сюжеты и неожиданные повороты. Уже вижу, как эту историю находит продюсерская группа Риз Уизерспун и экранизирует её с Флоренс Пью в главной роли! 2. Нина Дашевская «Зимний мастер», издательство Самокат Для поддержания в организме высокого уровня новогоднего настроения я решила, что мне срочно нужна ударная доза сказки. Выбор пал на «Зимнего мастера» Нины Дашевской, и я совсем об этом не пожалела! Это история про художника, расписывающего ёлочные игрушки, и его загадочного соседа-музыканта. В книге много музыки, снега и волшебства. «Зимний мастер» - формально, детская история, которая будет интересна всем взрослым, продолжающим искать чудо. 3. Валерий Печейкин «Стеклянный человек», издательство Inspiria / Эксмо Валерий Печейкин известен как писатель, драматург, постоянный автор «Гоголь-центра», а ещё – обладатель гордого звания «русский бог мемов». И небезосновательно: как минимум, мой день традиционно начинается с подборки отборных мемов от Валерия Печейкина в инстаграме. Однажды, мой день начался именно так, продолжился чтением «Стеклянного человека», а закончился в «Гоголь-центре» на спектакле (хотя, вернее сказать, коллективном сочинении) «Человек без имени». Кажется, после такого плотного взаимодействия с сознанием Валерия Печейкина моя жизнь больше не будет прежней. «Стеклянный человек» — это сборник эссе, постов в фейсбуке, заметок на полях, в общем, развёрнутых комментариев к жизни в жанре интеллектуального стендапа. Кстати, отлично помогает войти в читательский ритм! 4. Эми Стэнли «Незнакомка в городе сегуна», издательство МИФ С одной стороны, «Незнакомку в городе сегуна» можно прочесть как художественную биографию Цунено - дочери буддийского священнослужителя, которая жила в Японии начала XIX века. Цунено была настоящей бунтаркой: после нескольких неудавшихся браков, она приняла решение сбежать из дома в Эдо – будущий Токио. После себя Цунено не оставила ни детей, ни наследства – только стопку писем, которые спустя два столетия обнаружила исследовательница Эми Стэнли и сделала основой для этой книги. С другой стороны, «Незнакомку…» можно прочесть как нон-фикшн о культуре и повседневной жизни Японии образца XIX века. Даю слово внутреннему историку для разъяснения контекста: с XVII по середину XIX столетия сегунами из династии Токугава проводилась политика сакоку – самоизоляции страны от внешнего мира. Японское общество было максимально закрытым, жило по собственному календарю в соответствии с самобытными традициями и обычаями. И только с 1853 года страна постепенно начала открываться благодаря контактам с европейцами. Эми Стэнли приглашает нас отправиться в путешествие именно по такой Японии: стране на сломе двух эпох. За достоверность содержания можно не переживать: сама Эми Стэнли защитила диссертацию по восточноазиатским языкам и культурам в Гарварде, а переводчица Мария Сухотина является кандидатом филологических наук и переводчиком с большим опытом. Ну а наличие научного редактора окончательно меня подкупило. В общем, получилась не книга, а комбо: понравится и поклонникам увлекательных биографий, и ценителям качественного нон-фикшена. Рассказывайте, какие книги вы успели прочитать за первую половину января? https://telegra.ph/file/b7aa5a550ed800e041a9b.jpg
756 

18.01.2022 15:16

​​Если вы читали (а это почти 100% так, ведь вы наверняка учились в школе...
​​Если вы читали (а это почти 100% так, ведь вы наверняка учились в школе...
​​Если вы читали (а это почти 100% так, ведь вы наверняка учились в школе) рассказ Александра Куприна «Гранатовый браслет», то не могли не задаться вопросом: WTF??? Если же вы позабыли сюжет, то «Вкрации» напомнят. Жила-была красивая княгиня, которую сталкерил бедный чиновник. Писал письма, поздравлял с праздниками, хотя она просила этого не делать, а затем прислал в подарок золотой браслет с гранатами. Княгиня решила, что ювелирка может ее скомпрометировать. Безответного ухажёра посетил муж женщины и попросил прекратить преследования. Тогда ухажёр застрелился, возведя на себя поклеп и опозорив напоследок своё имя, а также оставив княгине предсмертную записку, в которой в очередной раз признаётся ей в любви, на что она даже не может ответить, ведь он же умер. В конце княгиня чувствует, что сталкер её… прощает. За что? Возможно, мне просто не дано понять великую любовь из «Гранатового браслета». Но есть у Куприна другой рассказ — про любовь здорового человека. Называется «Куст сирени». И хотя там тоже и про жертвенность, и про верность, и даже героиню снова зовут говорящим именем Вера — но «Куст сирени» почему-то вы заставляет после прочтения сидеть с вытаращенными глазами и думать: или я дурак, или что. Вам нравится рассказ Александра Куприна «Гранатовый браслет»? https://telegra.ph/file/204c2a59bacd61debf5e4.jpg
731 

15.02.2022 20:24


Дракон не дремлет Джона Форда  или не позвольте рецензиям вас обмануть.
Я...
Дракон не дремлет Джона Форда или не позвольте рецензиям вас обмануть. Я...
Дракон не дремлет Джона Форда или не позвольте рецензиям вас обмануть. Я искренне считала, что начинаю читать фэнтези о Европе, лишенной традиционных религий, а вместо этого там вампиры, колдуны и драконы. Почти не соврали. Только оказалось что Форд бережно рассказал историю средневековой Англии, периода войны Алой и Белой розы, начиная от правления Эдуарда IV и дальнейшего злоключения всех его наследников. Наверное, ближе всего это к понятию «альтернативная история», но фэнтези это язык не поворачивается назвать, потому что ВЕРИШЬ, что вот именно так в те времена и жили плечо к плечу дворяне, их придворные колдуны и вампиры. И история тогда кажется вполне понятной и объяснимой, не то что там загадки летописей. А главное, Боже, они все такие живые! Они дышат, страдают и любят на страницах этой книги и даже совсем уже мёртвый вампир, все время пытающийся покончить с собой, но раз за разом долг и верность друзьям отвлекает его. Если любите историю средневековья, очень рекомендую! Очень!
675 

06.04.2022 20:54

…Когда спишь с женщинами направо и налево, они все сливаются в одну. И она...
…Когда спишь с женщинами направо и налево, они все сливаются в одну. И она просто меняет имя, кожу, рожу, рост и голос. Длина волос, объем груди, цвет белья варьируются от случая к случаю. Но ты повторяешь ей заученные фразы, делаешь одни и те же штучки, совершаешь одинаковые движения в установленном порядке: «Ты хорошо пахнешь… подвинься ближе, еще… я тебя боюсь… я так хочу твои губы… скорей, я больше не могу… о, благодарю тебя, Господи, какое счастье… ты мне страшно нравишься… мне кажется, это сон… мы будем заниматься этим всю ночь, всю жизнь…» Талдычишь одно и то же каждый вечер разным девушкам с завороженным взглядом ребенка, который разворачивает подарок. Перемены приводят к повторяемости. Как ни парадоксально, новизна возникает, только если хранишь верность одной женщине. Донжуаны лишены воображения. Казанову принято считать многостаночником, а он был просто лентяем. Потому что, как ни меняй баб, ты-то остаешься все тем же мужиком, поборником пути наименьшего сопротивления. Чтобы хранить верность, необходим талант. Фредерик Бегбедер «Романтический эгоист»
545 

16.05.2022 10:56

​А был ли трамвай?

Речь идет, конечно, о знаменитом трамвайном маршруте на...
​А был ли трамвай? Речь идет, конечно, о знаменитом трамвайном маршруте на...
​А был ли трамвай? Речь идет, конечно, о знаменитом трамвайном маршруте на Патриарших прудах, о судьбе несчастного Берлиоза, об Аннушке… Вы не поверите, но по сей день идут оживленные споры о том, ходили ли там трамваи, и некогда каждый из свидетелей готов был божиться, что видел и трамвайные пути, и турникет, и помнит их, как сейчас, или наоборот, что отродясь никаких трамваев там не видел. А ведь топонимика Москвы в романе воспроизведена до мелочей – что же, доверимся Булгакову? Даже не знаю, это вам не шутки, об этом пишут целые книги. Первая жена Булгакова, например, прямо заявляла: «Трамвай там не ходил. По Садовой ходил, а у Патриаршего нет. Мы там несколько лет жили… Трамвая там не было. Это я вам ей-богу говорю, что трамвая не было». К этим показаниям можно прибавить воспоминания еще двух-трёх человек, живших неподалеку от Патриарших в 20-е, 30-е годы и решительно отрицающих существование трамвайного маршрута, проходившего по Ермолаевскому переулку (именно оттуда выскочил вагон, под колёсами которого погиб Берлиоз) и Бронной. Но не отчаивайтесь, возможно, трамвай все-таки был! Мемуары писателя Владимира Лёвшина содержат следующие строки: «Иногда, ближе к вечеру, он [Булгаков] зовёт меня прогуляться, чаще всего на Патриаршие пруды…За низкой чугунной изгородью нервно дребезжат огибающие сквер трамваи». Этому вторят воспоминания писателя Сергея Есина: «Мальчишкой… я облазил все закоулки… и помню не только эти самые Патриаршие пруды… Но ведь я помню на этих прудах и знаменитый турникет, возле которого впервые москвичам явился Воланд... Я видел, видел, видел! И турникет, и поворот трамвая». Правда, достоверность написанного Лёвшиным и Есиным неоднократно подвергалась сомнению – никаких документальных подтверждений тому, что трамвай ходил по этому маршруту, нет. Ни один справочник, ни одна транспортная схема упоминания о нём не содержит. Есть версия, что трамвай всё-таки был, но не пассажирский, а грузовой; кто-то доверяет исследованию, проведенному методом биолокации и подтвердившему, что на Патриарших когда-то были проложены рельсы; кто-то упоминает сведения, согласно которым представители Главмостранса с их доступом ко всевозможным архивам заявляли, что движение трамваев в этом районе никогда не организовывалось. Короче говоря, чёрт знает, что такое. Булгаков МастериМаргарита https://telegra.ph/file/b93d0aaf08cf564ae99cd.jpg
499 

27.05.2022 07:46

«Лисьи броды», Анна Старобинец Теперь ты знаешь, почему Огонь похож на рыжую...
«Лисьи броды», Анна Старобинец Теперь ты знаешь, почему Огонь похож на рыжую лису Но если ты хотела спрятать это дерево То спрячь его в лесу (Сплин) «Ваше оружие раскалено добела». Много лет назад я с немалым увлечением прочитала мемуары Вольфа Мессинга, таинственного менталиста, который якобы мог прийти на прием к Сталину, показав охране на проходной чистый лист бумаги. Я тогда была молодая и зеленая, поэтому рассказы о фантастической телепатии вызывали у меня восторг, ничуть не замутненный критическим восприятием, и я совсем не задавалась вопросом, сколько там правды (спойлер: когда задалась, выяснилось, что эти «мемуары» даже написал не сам Мессинг, а все его утверждения о суперспособностях никакой проверки на достоверность не выдержали). Вспомнила об этом, слушая «Лисьи броды», и думаю теперь, что это просто очень удачный художественный сеттинг, который и в истории Мессинга меня привлекал: гипноз, иллюзии и «бытовая магия» в сочетании с душными партийными кабинетами и мрачной атмосферой советских тридцатых и сороковых. Новый роман Анны Старобинец этот сеттинг крайне успешно использует, чем и захватил с первых страниц. Впрочем, телепатия и контроль сознания – лишь один элемент из многих в этой огромной книге (31 час в аудио!). Дальше там невероятный, жуткий и прекрасный магический реализм, замешанный на восточной мифологии и даосизме, атмосфере советского присутствия в Маньчжурии 1945-го и секретных военных лабораторий. Лисы-оборотни, волшебный эликсир, старинные проклятья, грязное золото, беглые зэки, староверы, красноармейцы, нацисты, китайские контрабандисты и японские самураи. И весь этот пестрый клубок несется вперед, сверкает и взрывается, одно превращается в другое, порядок сменяется хаосом, разгадки оказываются новыми загадками – все для того, чтобы каждый герой прошел назначенный ему путь. Про некоторые книги говорят, что они кинематографичны, когда по тексту сразу видно, какой хороший из него получится фильм. «Лисьи броды» тоже очень визуальный, но иначе: мне кажется, на основе этой книги получилась бы великолепная компьютерная игра, ну или как минимум красочная настолка. Старобинец создает не столько романы, сколько миры; «Лисьи броды» же – целая вселенная, густонаселённая и сконструированная с большим мастерством и азартом. Ты бродишь по этой вселенной, и тебе подсвечивают все новые участки карты: вот лагерь военнопленных, вот кумирня небесной лисицы Ху-Сянь; вот сцена советского цирка, вот харчевня дедушки Бо; вот персонажи встретились, вот их дорожки снова разошлись – только успевай следить, кто где окажется и в кого превратится. Метаморфозы – одна из ключевых тем романа, исполненная на нескольких уровнях и придающая ему многослойности: никогда не знаешь, где на следующем повороте прячется магия и кто из героев станет не тем, кем представлялся в начале. Стиль книги тоже доставляет удовольствие. Анна Старобинец, кажется, всегда пишет легко и лихо, и «Лисьи броды» читаются очень хорошо и ритмично, хотя текст при кажущейся простоте полон разных приемов, игры слов, гипнотически повторяющихся образов и фраз. Все эти монеты для паромщика, бабочки и нарисованные глаза, присказки, колыбельные и заклинания, постоянная смена точек зрения и виртуозное жонглирование стилями речи персонажей придают, казалось бы, чисто жанровой книге глубины и остроты. Ну и абсолютно захватывающей «Лисьи броды» делает бесподобная начитка Григория Переля – тот случай, когда аудио-вариант добавляет книге дополнительного объема и красок. В итоге имеем в хорошем смысле роман-аттракцион, роман-экспириенс, от которого сложно оторваться, а по окончании так и хочется надеяться на второй сезон и спин-оффы. «Смерть не страшна, если жить так, как будто ты уже умер». «Я никто. Я делаю, как хочет начальник».
195 

25.07.2022 09:40

​​Рассел Джонс – специалист по мультисенсорному маркетингу. В переводе на...
​​Рассел Джонс – специалист по мультисенсорному маркетингу. В переводе на...
​​Рассел Джонс – специалист по мультисенсорному маркетингу. В переводе на понятный язык: он точно знает, как продать квартиру с помощью аромата булочек с корицей или мороженое через «идеальный хруст» ...ьного рожка. В книге «Как работают наши чувства или почему кофе вкуснее из красной чашки» Джонс рассказывает, как эти маркетинговые уловки применить к своей повседневной жизни и сделать её более яркой и насыщенной, всё это – ссылаясь на исследования (правда, сносок в книге нет, так что на достоверность ссылки придётся проверять вручную). Он предлагает готовые «сенсорные рецепты», которые могут помочь быстрее заснуть, легче проснуться, досидеть до конца скучного рабочего дня или спланировать идеальное путешествие. Конечно, мне сразу захотелось поставить парочку экспериментов и проверить лайфхаки Джонса на себе! Начать я решила с хака, вынесенного в заголовок: кофе вкуснее из красной чашки. На кухне нашлись две чашки: красная с надписью Keep Calm and Love Crete, которую я привезла из греческого отпуска в 2018 году, и синяя с Тимоти Шаламе времён «Назови меня своим именем». Гипотеза Джонса не подтвердилась: моя любовь к Тимоти Шаламе оказалась сильнее ностальгических воспоминаний и мультисенсорного маркетинга, и кофе из синей чашки был как будто бы слаще. Наверное, если бы Тимоти Шаламе был изображён на чашке красного цвета, сахар в кофе можно было бы вообще не добавлять. Ну, ладно. Продолжим с напитками: Джонс утверждает, что белое вино идеально сочетается с треком Blondie «Heart of Glass», а красное – с песней «Bonnie and Clyde» в исполнении Сержа Генсбура и Брижит Бардо. Пока я искала нужную мне композицию Блонди, обнаружила, что у Гарри Стайлза вышел новый альбом и, признаюсь честно, немного забыла про свой эксперимент. Поэтому, выводы у меня такие: не знаю насчёт вина, но новый альбом Гарри Стайлза идеально сочетается с ледяным аперолем на летней веранде. А что там с планированием идеального путешествия? Джонс предлагает бронировать отели на Средиземноморском побережье, поедая оливки, и выбирать ресторан в Нью-Йорке под музыку Лу Рида и Джей Зи. К сожалению, о том, как создать подходящую сенсорную атмосферу при планировании поездки в Петрозаводск у Джонса ничего не сказано, поэтому и этот мой эксперимент был обречён на провал. Как видите, я не могу на 100% утверждать, что всё, о чем пишет Рассел Джонс в своей книге действительно работает. Но читать её было максимально увлекательно! Предлагаю и вам проверить лайфхаки Джонса на себе. А вдруг сработает? Издательство: _publishers https://telegra.ph/file/a642180542d8d70b77108.jpg
292 

01.07.2022 15:41

Дворянин, изгнанный из страны, за которым увязалось несколько племянников и...
Дворянин, изгнанный из страны, за которым увязалось несколько племянников и...
Дворянин, изгнанный из страны, за которым увязалось несколько племянников и друзей молодости, вынужден зарабатывать на жизнь охотой на мавров в пограничных землях, а через какое-то время наемником у этих самых мавров. Или так… Легендарный военачальник, знающий суть человеческой (солдатской натуры) и поэтому его умению повелевать и вести за собой завидуют короли. Бог вручил в его руки судьбы бойцов и ответственность за них заставляет его принять тяжелое решение о службе у ненавистных мавров… Уже понятно, что это одна и та же история? Все дело в фокусе внимания и мастерстве автора. Книга написана короткими «википедическими» главами, резко обрывающимися, кое-как скреплёнными сюжетом, это немного раздражает. Ещё она похожа на страстный, убедительный учебник по управлению командой, не важно, военноначальник ты или директор предприятия. И главное, о чем остаёшься думать закрыв книгу - чьё имя и почему остаётся в истории? В общем, кровь, страсть, верность. Читать обязательно!
197 

03.08.2022 06:54