Назад

​​ Тринадцать этажей Авторы: Симс_Джонатан Серия «Universum. Дом монстров»...

Описание:
​​ Тринадцать этажей Авторы: Симс_Джонатан Серия «Universum. Дом монстров» Жанр(ы): Триллер Ужасы Описание: Лондон скрывает много тайн. Одна из них – Баньян-Корт, построенный одиозным олигархом Тобиасом Феллом. Шикарный фасад, апартаменты премиум-класса, а на задворках теснятся квартирки для неимущих. В годовщину строительства миллиардер-отшельник внезапно приглашает на званый обед двенадцать человек. Какова его цель? Что их связывает? За драмами и грязными делишками наблюдают сами стены Баньян-Корта, чьи изменяющиеся пространства преодолеваются не только ногами, и есть направления, которые не покажет ни один компас. Двенадцать жителей оказываются преследуемыми отголосками грехов олигарха Тобиаса Фелла. Их пути и жизни переплетаются в преддверии ужасного нераскрытого убийства. Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/8d14276c621a93c9fe694.jpg

Похожие статьи

Алексей Поляринов «Центр тяжести» ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ СТЕНА Ну ведь могут же...
Алексей Поляринов «Центр тяжести» ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ СТЕНА Ну ведь могут же, могут, что за радость — книга, написанная как будто для меня — первая мысль, а вторая — я совершенно не могу о ней рассказать, не клеится отзыв, рассыпается на детали: Первая деталь — молодой российский автор, плотный сюжет, чистый язык, ум без снобизма, юмор без пошлости, отсылки без цитирования. Автор прославился как «внимательный читатель» и как переводчик «Бесконечной шутки» Уоллеса (на толстое тело которой я малодушно смотрела год, а потом продала к чертям на авито, жалею теперь очень). Когда читатель становится писателем, то торопится в первой же книге вывалить весь свой багаж знаний: смотри, тут и Сервантес, и Диккенс, и Сэлинджер, а ещё Барнс и Тарт, и немножко Стивена Кинга — вооот сколько я всего прочитал (но я уже заметила выше, делает он это тонко и без снобизма, хотя все равно нарывается на похвалу). Вторая деталь — не проставить тег этой книге, не навесить ярлык. Роман начинается как очень странные дела в русских девяностых, перескакивает через лето взросления — перетекает даже, прямым течением, рекой времени и превращается в причудливую мультижанровую сказку. «Киберпанк» — шепчутся рецензенты, поставившие 4 звёздочки, «политическая сатира» — гневаются оценившие книгу на 3; «каша какая-то бесконечная» — заканчивают самые недовольные. «Я живу на этом свете достаточно, тринадцать долгих лет, и уже успел понять: взрослым плевать на то, какой ты есть там, внутри, это неважно, — главное, чтобы ты был объясним» — говорит Петро, один из главных героев, и пожалуй что эти слова можно отнести к читателям — вот, читатель, тебя удивили, насыпали тебе гору сказок и немножко попугали, а ты хочешь сделать эту книгу объяснимой, каталогизировать ее в своей голове — будь же ребёнком в данном случае, посмотри внутрь, наслаждайся. Высший смысл текста — не быть понятым, пишут немецкие филологи, но доставлять удовольствие самим процессом чтения. Деталь третья, уже тоже отмеченная выше — очень плотный сюжет. За 480 страниц, которые пролетают на одном дыхании, повествование идёт от лица трёх героев: вот Петро, который умеет крякать как пьяный селезень, мамина надежда на воплощение своих нереализованных мечт, умеет назвать число пи до какого-то знака после запятой, тщательно это скрывает (чтобы не превратиться в своего отца, внешне — неудачника-математика) и становится журналистом. Вот Егор, у которого ещё больше знаков после запятой, он младший брат, но становится Большим братом, придумав и внедрив нейросеть, следящую за всеми россиянами — этакий мистер Робот наоборот, вундеркинд, заглушающий мораль морфином. Вот Марина, сводная сестра, человек-травма, человек-тень, Бэмби с пластидом в рюкзаке. Россыпь других героев, и у каждого свой интерес — писательство, высшая математика, фотография, генетика, синхронное плавание, судьбы России... И нет конца этой истории, что верно, то верно — после эпилога хорошо бы пост и пост пост эпилог — автору точно есть, что ещё сказать. «В целом все очень и очень неплохо, только я так и не понял, куда пропало третье озеро» — точнее (и главное — короче!) чем я, отрецензировал книгу кто-то на Livelib. Кому читать: таким молчаливым и уставшим-уставшим от работы мальчишкам Что пить: не сладкий и немножко нагревшийся портер, но не больше двух бокалов
1072 

06.11.2020 15:03

​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно...
​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно...
​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно говоря, ей придают неоправданно важное значение, забывая о главном: она просто первая. В детстве я очень любила читать сказки. Шарль Перро, Ганс Андерсен, братья Гримм, украинские народные сказки. А потом книги отошли на второй план, и до университета я почти ничего не читала. Кроме «Гарри Поттера», естественно. Моя взрослая и уже настоящая любовь к литературе началась с одной книги. Я почти уверена, что вы ее не угадаете, потому что автор малоизвестный и не особо популярный в странах СНГ. Эта книга не относится к классике и уж точно не рвёт современные топы мировых рейтингов. В дешевой обложке, с желтыми страницами — я прочла ее тринадцать раз, и уверена, что без неё в моем мире не появились бы ни Достоевский, ни Толстой, ни Ремарк, ни Оруэлл. Интересно? Это книга американской писательницы Жаклин Сьюзан «Долина кукол». Роман о наркотиках, Голливуде и настоящей цене успеха, имя которому — медленное самоуничтожение личности. Кстати, куклы в названии романа — это не манекены, как логично предположить, а маленькие таблетки снотворного, на которых по мнению автора, сидит львиная доля Голливуда. В 1966 году книга Жаклин Сьюзан стала бестселлером, а через восемь лет писательница умерла от рака груди. А теперь давайте поговорим. Какая книга стала вашей первой серьезной любовью? Не стесняйтесь, рассказывайте. https://telegra.ph/file/24c27acefb3c8a6aa644f.jpg
1092 

21.12.2020 13:34

​​ литература 
С Рождеством всех празднующих! 
По такому праздничному поводу...
​​ литература С Рождеством всех празднующих! По такому праздничному поводу...
​​ литература С Рождеством всех празднующих! По такому праздничному поводу как ни вспомнить короткий и курьезный как сама жизнь рассказ Чехова «Ёлка» (1884). Высокая, вечно зеленая елка судьбы увешана благами жизни… От низу до верху висят карьеры, счастливые случаи, подходящие партии, выигрыши, кукиши с маслом, щелчки по носу и проч. Вокруг елки толпятся взрослые дети. Судьба раздает им подарки… — Дети, кто из вас желает богатую купчиху? — спрашивает она, снимая с ветки краснощекую купчиху, от головы до пяток усыпанную жемчугом и бриллиантами… — Два дома на Плющихе, три железные лавки, одна портерная и двести тысяч деньгами! Кто хочет? — Мне! Мне! — протягиваются за купчихой сотни рук. — Мне купчиху! — Не толпитесь, дети, и не волнуйтесь… Все будете удовлетворены… Купчиху пусть возьмет себе молодой эскулап. Человек, посвятивший себя науке и записавшийся в благодетели человечества, не может обойтись без пары лошадей, хорошей мебели и проч. Бери, милый доктор! Не за что… Ну-с, теперь следующий сюрприз! Место на Чухломо-Пошехонской железной дороге! Десять тысяч жалованья, столько же наградных, работы три часа в месяц, квартира в тринадцать комнат и проч…. Кто хочет? Ты, Коля? Бери, милый! Далее… Место экономки у одинокого барона Шмаус! Ах, не рвите так, mesdames! Имейте терпение!.. Следующий! Молодая, хорошенькая девушка, дочь бедных, но благородных родителей! Приданого ни гроша, но зато натура честная, чувствующая, поэтическая! Кто хочет? (Пауза.) Никто? — Я бы взял, да кормить нечем! — слышится из угла голос поэта. — Так никто не хочет? — Пожалуй, давайте я возьму… Так и быть уж… — говорит маленький, подагрический старикашка, служащий в духовной консистории. — Пожалуй… — Носовой платок Зориной! Кто хочет? — Ах!.. Мне! Мне!.. Ах! Ногу отдавили! Мне! — Следующий сюрприз! Роскошная библиотека, содержащая в себе все сочинения Канта, Шопенгауэра, Гёте, всех русских и иностранных авторов, массу старинных фолиантов и проч…. Кто хочет? — Я-с! — говорит букинист Свинопасов. — Па-жалте-с! Свинопасов берет библиотеку, отбирает себе «Оракул», «Сонник», «Письмовник», «Настольную книгу для холостяков»…, остальное же бросает на пол… — Следующий! Портрет Окрейца! Слышен громкий смех… — Давайте мне… — говорит содержатель музея Винклер. — Пригодится… — Далее! Роскошная рамка от премии «Нови» (пауза). Никто не хочет? В таком случае далее… Порванные сапоги! Сапоги достаются художнику… В конце концов елка обирается и публика расходится… Около елки остается один только сотрудник юмористических журналов… — Мне же что? — спрашивает он судьбу. — Все получили по подарку, а мне хоть бы что. Это свинство с твоей стороны! — Всё разобрали, ничего не осталось… Остался, впрочем, один кукиш с маслом… Хочешь? — Не нужно… Мне и так уж надоели эти кукиши с маслом… Кассы некоторых московских редакций полнехоньки этого добра. Нет ли чего посущественнее? — Возьми эти рамки… — У меня они уже есть… — Вот уздечка, вожжи… Вот красный крест, если хочешь… Зубная боль… Ежовые рукавицы… Месяц тюрьмы за диффамации… — Всё это у меня уже есть… — Оловянный солдатик, ежели хочешь… Карта Севера… Юморист машет рукой и уходит восвояси с надеждой на елку будущего года… https://telegra.ph/file/d0f2d261b7b98ac88bf76.jpg
1029 

07.01.2021 15:09

Мой родной брат покончил с собой, когда мне было тринадцать. Разница в возрасте...
Мой родной брат покончил с собой, когда мне было тринадцать. Разница в возрасте у нас почти семь лет, и поэтому мы не успели стать друзьями. Я мало о нем знала, кроме того, что было на виду: учёба в меде, нестандартное мышление и замечательное чувство юмора. Уже после его смерти кое-что о личной жизни Мишки мне рассказывали его товарищи. Один из них связался со мной много позже, когда я, окончив журфак, собиралась переезжать в Сочи. Представился приятелем моего брата. Поделился довольно скудными воспоминаниями о нем. Тогда я ничего не смыслила в психологии, но ощущала, что общение с этим типом меня напрягает. Однако желание узнать о брате пересиливало, и я даже согласилась встретиться с этим парнем. Мы пересеклись на вокзале города, где он жил. Я была там проездом. О чем говорили, не помню. Не могу припомнить и его внешности. Даже имя – туманно. Точно знаю лишь то, что после этого короткого свидания он стушевался и перестал писать, а я вскоре о нем позабыла. И вот спустя десять лет приходит легковесное «привет» от безымянного контакта с безликой картинкой. Я почти никогда не отвечаю на такие сообщения, но тут решила поздороваться. Имярек, не называя себя, рассказывает о встрече на вокзале с подробностями, о которых я даже не помню. Спрашиваю, почему он пропал. Отвечает, что не нашел между нами общего. И задает мне тот же вопрос, но с какой-то уродливой иронией, через которую проступает сильная обида. Я говорю, что тема брата исчерпана, а больше мне ничего от него не было нужно. Это тип выдает желчное сообщение и умолкает, так и не напомнив, несмотря на мою просьбу, свое имя. И, понимаете, во время очень короткой переписки с этим гражданином я ощущаю те же чувства, что десять лет назад: тревогу и жалость. Тревогу из-за несоответствия слов и реального посыла. Поясню: он пишет, что хочет общаться, но тут же выдает ядовитые, отвергающие фразы, очевидно, из ужаса быть отвергнутым первым. А жалость потому, что сидит на том конце сорокалетний одинокий мужик, десять лет державший меня в голове, но вместо того, чтобы признать свой интерес, с ходу харкается слюнявыми бумажками из трубочки, как школьник. Есть глубоко травмированные люди, которые в окружающую среду беспрестанно транслируют свои проблемы. С виду они могут быть крепкими нытиками, но очень часто ровно наоборот: улыбаются и постоянно повторяют, как у них всё удачно. От первых подташнивает, но не качает. А от вторых как раз штормит. Ровно из-за несоответствия вербального и невербального. Травматический фон очень заразен, поэтому теперь, живя в осознанке, я стараюсь остерегаться токсичных людей. И даже грубо посылать, если понадобится. В таких случаях быть плохой – очень приятно.
1035 

02.01.2021 20:21

Софья Ремез «Тихие игры» «Самое сложное — это сделать честный выбор, перестать...
Софья Ремез «Тихие игры» «Самое сложное — это сделать честный выбор, перестать обманывать себя, решить, что для тебя по-настоящему важно. Дальше все становится гораздо проще» Представьте, что из-за сбоя в банковской системе вам начисляют зарплату в тройном размере и все службы уверены, что вы мошенник. Вас помещают под домашний арест до суда, охраняют, сопровождают на двухчасовой прогулке. Интернета нет. В таком положении оказались учителя различных школ по всей стране. Вместе с семьями они стали пленниками собственных квартир и чьей-то ошибки. Вере тринадцать лет, она живет с бабушкой и уже три месяца не находит себе места. Остаётся только подслушивать соседа. Что же происходит в семье мальчишки Грина, который мечтает о море? История о первой любви, несправедливости и сложном выборе, что определит твоё будущее. Все мы знаем это правило «при крушении надеть кислородную маску сначала на себя», но что делать, если сердце никак не хочет подчиняться разуму? Книга в Лабиринте https://www.labirint.ru/books/783722/?point=olskp
862 

22.02.2021 13:06

9 книг, которые выжмут слезу из любого 1. Эрих Мария Ремарк. Три товарища...
9 книг, которые выжмут слезу из любого 1. Эрих Мария Ремарк. Три товарища Произведение по праву считается одним из самых пронзительных романов XX столетия. В нем рассказывается история любви двух очень разных, но одинаково потерянных людей. Их повсюду преследуют призраки прошлого и воспоминания о войне. Смерть пронизывает повествование, но несмотря на это, книга до краев наполнена любовью к жизни. 2. Джон Бойн. Мальчик в полосатой пижаме 9-летний мальчик находит себе хорошего, но странного друга, который почему-то вечно голоден, не приглашает к себе в гости да еще и живет за странной проволокой. Дети не понимают, что творится во взрослом жестоком мире, они просто в нем живут. Эта история любого заденет за живое и оставит после себя неизгладимое впечатление. 3. Аннабель Питчер. Моя сестра живет на каминной полке В семье горе, но только Роджер не плачет, он уверен — когда-нибудь все наладится. Возможно, он сможет прославиться на всю страну, и тогда даже его сестра Роза снова станет счастливой — та, что живет на каминной полке. 4. Дженни Даунхэм. Пока я жива Тессе Скотт всего 16 лет, но она знает, что впереди совсем немного времени, ведь девушка тяжело больна. Тесса составляет список безумных желаний, которые ей нужно исполнить до того, как она умрет. Это честный и смелый роман, после которого хочется наслаждаться каждым мгновением жизни, как последним. 5. Но и я. Дельфин де Виган Лу — вундеркинд, она умеет и знает то, что ее сверстникам не дано уметь и знать, но при этом Лу лишена всех тех мелких радостей, которых в избытке у ее ровесников. Лу умна, наивна и открыта всему миру. Она любит бывать на вокзале и наблюдать за людскими эмоциями. Там-то она и встречает бродяжку Но, на несколько лет старше ее. Эти двое составляют странную пару, но они нашли друг друга, и кажется, что вместе им удастся выстоять перед странным и враждебным миром. Много ли мы знаем о тех, кто оказался на улице? И часто ли вглядываемся в их лица?.. 6. Ангел для сестры. Джоди Пиколт Анна не больна, но в свои тринадцать лет перенесла бесчисленное множество операций, переливаний, инъекций. И все для того, чтобы помочь сестре, больной лейкемией. Как сказали родители, для этого Анна и появилась на свет. Но какой могла бы стать ее жизнь, не будь она привязана к сестре?… Анна решилась на шаг, который для многих людей был бы слишком сложен, и подала в суд на родителей, присвоивших право распоряжаться ее телом. 7. Эрик-Эмманюэль Шмитт. Оскар и Розовая Дама Мальчик по имени Оскар болен раком. Теперь больница — его дом, а няня Розовая Дама — вторая мама. Когда Оскар узнает, что жить ему осталось считанные дни, Розовая Дама предлагает поиграть в игру — считать каждый день за 10 лет. Так всего за 12 дней он успевает повзрослеть, влюбиться и даже состариться. 8. Маркус Зусак. Книжный вор У маленькой Лизель тяжелая судьба — она живет в нацистской Германии, где ее отец, которого называют странным словом «коммунист», внезапно пропадает, а мать отдает ее и брата приемным родителям. По дороге Смерть забирает у Лизель брата. И вот тогда она находит книгу. Чтение становится ее отрадой, а напечатанные слова приобретают особую силу. 9. Анна Франк. Убежище. Дневник в письмах Анна Франк умерла в концлагере, когда ей было 15 лет. Девушка вела дневник с 1942-го по 1944-й год. В дневнике описаны жизнь, чувства подростка и мечты о будущем — о профессии, о любви, о семейной жизни. Читать эту живую и до щемящего настоящую книгу очень тяжело, но нужно, чтобы никогда не забывать о самых черных страницах нашей истории.
291 

13.07.2021 10:50


​​Гуляя по «Подписным изданиям», я обнаружила на книге норвежской писательницы...
​​Гуляя по «Подписным изданиям», я обнаружила на книге норвежской писательницы...
​​Гуляя по «Подписным изданиям», я обнаружила на книге норвежской писательницы Труде Марстейн «Всё, что у меня есть» чёрный стикер вот с таким отзывом: «"Нормальные люди” для тех, кто уже повзрослел». Вот и правда, пора бы и разбавить драмы подростков и двадцатилетних, когда самой вот-вот стукнет 30 лет. Моника - главная героиня книги из скандинавского пригорода. В первой главе ей тринадцать лет, в последней - пятьдесят восемь. Она свободно блуждает по своей жизни - из настоящего в прошлое и обратно: вот она устроилась на первую работу, вышла замуж, родила ребенка, развелась, потеряла отца, а затем и мать. Приготовьтесь снова и снова путаться в ее родственниках, друзьях и их детях. Все-таки 500 страниц и сорок пять лет жизни - сложно уследить за новой племянницей или племянником. Женщина Моника совсем не героическая - живет обычную жизнь, за что ей спасибо. Ошибается в выборе партнеров чаще, чем хотелось бы. Совершенно не ладит с дочерью. Испытывает угрызения совести чаще, чем радуется собственным успехам. Реальное положение дел выглядывает с каждого абзаца. «Как много времени я потратила за эти годы, применяя все мои эмоциональные и интеллектуальные познания, умения и опыт на то, чтобы поточнее сформулировать истинные суждения о самой себе: я в этом мире, я на определенной стадии жизни, я и мои отношения с дочерью, матерью, сёстрами, с возлюбленными - нынешними и бывшими, с коллегами и соседями. Я искала и находила сложные модели рассуждения и следовала им, но когда удавалось наконец добиться рациональных и доступных формулировок, они тут же превращались в банальные общие истины, которые знают все и которые касаются вообще кого угодно. Например: я стремлюсь к тому, чтобы меня заметили, уделили внимания, но когда в конце концов добиваюсь этого, мне это уже ни к чему. Или: когда я увидела, как болеют и умирают мои родители, я впервые поняла, что это произойдёт и со мной. Или мысли о себе как о матери: я использую все избитые фразы и реакции, которые я обещала себе никогда не использовать». Мне в компании Моники было ок. Как говорит Леночка из канала «Вычитала», натягивание опыта героини на себя с трудом, но в паре моментов все же состоялось. Вопросы без ответов о собственной жизни я себе задаю с частотой раз в месяц, а уж моя комнатка самобичевания выглядит просто фантастически обустроенной. В целом книга не дает откровений на год вперед, зато дарит необходимое ощущение проживания всякого - хорошего, плохого, обычного. На примере Моники очень ясно видно, как со временем мы одновременно способны поменять свои взгляды на что-либо, но при этом и те же самые ошибки совершить не прочь. Наши мысли и поступки - вот все, что у нас есть. И лучше бы нам на самих себя наезжать пореже, ведь мы себе самые преданные собеседницы. зарубежнаялитература https://telegra.ph/file/e731126aedcd5d6c053a2.jpg
161 

08.08.2021 11:25

​«Юпитер распорядился, чтобы сегодня в полдень в саду отца Францина две дыни из...
​«Юпитер распорядился, чтобы сегодня в полдень в саду отца Францина две дыни из...
​«Юпитер распорядился, чтобы сегодня в полдень в саду отца Францина две дыни из всех прочих созрели, но чтоб их сорвали не раньше как через три дня, когда, по общему убеждению, их можно станет есть. Воля Юпитера, чтоб в то же самое время из сада у подножия горы Чикала, в доме Джованни Бруно тридцать ююб (китайских фиников) были вовремя собраны, семнадцать попадали от ветра на землю, пятнадцать – съедены червями. Чтоб Васта, супруга Альбенцио, подвивая себе волосы на висках и перегрев щипцы, спалила бы пятьдесят семь волосинок, но головы не обожгла и на этот раз, почуяв гарь, терпеливо перенесла ее, не злословя меня, Юпитера. Чтоб у нее от бычачьего помета родилось двести пятьдесят две улитки, из коих четырнадцать потоптал и раздавил насмерть Альбенцио, двадцать шесть умерли, опрокинувшись, двадцать две поселились в хлеву, восемьдесят отправились в путешествие по двору, сорок две удалились на жительство под соседний с воротами камень, шестнадцать пошли, влача свой домик, туда, где им удобнее, остальные – наудачу. Чтоб у Лауренцы, когда она станет чесаться, выпало семнадцать волос, тринадцать порвались и из них за три дня десять вновь выросли, а семь – никогда более. Собаке Антонио Саволино – принести пятерых щенят, троим из них дожить до своего времени, двум – быть выброшенными, а из первых трех – одному быть в мать, другому разниться от матери, третьему – частью в мать, частью в отца, пса Полидоро. Как раз в это время закуковать кукушке и так, чтоб ее слышно было в доме, и прокуковать ей ровно двенадцать раз, а затем вспорхнуть и полететь на развалины замка Чикалы на одиннадцать минут, а оттуда на Скарвайту, а что дальше, о том позаботимся после. Юбке, которую мастер Данезе станет кроить на скамье, быть испорченной. Из досок кровати Константина вылезти и поползти на подушку двенадцати клопам: семи большущим, четырем – малюсеньким и одному – так себе; а что будет с ними сегодня вечером при свете свечи, о том позаботимся после. Чтоб на пятнадцатой минуте того же часа у старушки Фиуруло из-за движения языка, который повернется в четвертый раз через нёбо, выпал третий коренной зуб из правой нижней челюсти, и чтоб выпал без крови и без боли, ибо этот зуб наконец достиг предела своего шатания, длившегося ровно семнадцать лунных месяцев. Чтоб Амброджо после сто двенадцатого серьезного предупреждения наконец приступил к исполнению супружеских обязанностей, но не осеменил супругу на этот раз, а сделал это в другой раз, используя сперму, приготовленную женой с луком-пореем, который он только что ел с просом и винным соусом. У сына Мартинелло пусть начнут пробиваться волосы мужества на подбородке и ломаться голос. Чтоб у Паулино, когда он захочет поднять с земли сломавшуюся иглу, лопнул от напряжения красный шнурок на трусах, а если выругается из-за этого, наказать его сегодня вечером; пусть макароны у него будет пересолены и подгорят, разобьется полная фляжка вина, а если выругается и по этой причине, то промыслим о сем после». https://telegra.ph/file/ff91794c3c110922f14aa.jpg
122 

23.08.2021 12:02

​​ От плоти и крови
 Автор:  Робертс_Нора
 Год издания: 2021
 Серия «Universum.
​​ От плоти и крови Автор: Робертс_Нора Год издания: 2021 Серия «Universum.
​​ От плоти и крови Автор: Робертс_Нора Год издания: 2021 Серия «Universum. Перекресток миров» Серия «Хроники Избранной» 2 Жанр(ы): Фэнтези Любовные_романы Описание: Продолжение романа "Год первый", абсолютного бестселлера New York Times Она – Фэллон Свифт. Дочь Туат Де Данан. Она принадлежит свету и мечу, лесам и болотам, равнинам и холмам, городам и деревням. Она – все, кто был до нее и все, кто придет позже. Она – Избранная. Но пока Фэллон только тринадцать лет, и она едва ли знает мир своих родителей – мир, населенный миллиардами людей, мир без магии, мир, в котором города не лежат в руинах. Зато ей прекрасно известно, сколь опасен тот мир, который привычен ей самой – мир, в котором можно встретить фей, эльфов и оборотней, мир, в котором рыщут банды мародеров и религиозные фанатики. На таких, как Фэллон, обладающих даром, ведется охота, и все ближе время, когда истинную природу девушки уже невозможно будет скрывать. Когда Избранной придется принять меч и щит и вступить в битву, предначертанную века назад. Ведь пока Фэллон не станет той, кем была рождена, этот мир не обретет целостность. Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/20639d7d5162ff308b816.jpg
97 

01.09.2021 19:45

9 книг, которые выжмут слезу из любого 1. Эрих Мария Ремарк. Три товарища...
9 книг, которые выжмут слезу из любого 1. Эрих Мария Ремарк. Три товарища Произведение по праву считается одним из самых пронзительных романов XX столетия. В нем рассказывается история любви двух очень разных, но одинаково потерянных людей. Их повсюду преследуют призраки прошлого и воспоминания о войне. Смерть пронизывает повествование, но несмотря на это, книга до краев наполнена любовью к жизни. 2. Джон Бойн. Мальчик в полосатой пижаме 9-летний мальчик находит себе хорошего, но странного друга, который почему-то вечно голоден, не приглашает к себе в гости да еще и живет за странной проволокой. Дети не понимают, что творится во взрослом жестоком мире, они просто в нем живут. Эта история любого заденет за живое и оставит после себя неизгладимое впечатление. 3. Аннабель Питчер. Моя сестра живет на каминной полке В семье горе, но только Роджер не плачет, он уверен — когда-нибудь все наладится. Возможно, он сможет прославиться на всю страну, и тогда даже его сестра Роза снова станет счастливой — та, что живет на каминной полке. 4. Дженни Даунхэм. Пока я жива Тессе Скотт всего 16 лет, но она знает, что впереди совсем немного времени, ведь девушка тяжело больна. Тесса составляет список безумных желаний, которые ей нужно исполнить до того, как она умрет. Это честный и смелый роман, после которого хочется наслаждаться каждым мгновением жизни, как последним. 5. Но и я. Дельфин де Виган Лу — вундеркинд, она умеет и знает то, что ее сверстникам не дано уметь и знать, но при этом Лу лишена всех тех мелких радостей, которых в избытке у ее ровесников. Лу умна, наивна и открыта всему миру. Она любит бывать на вокзале и наблюдать за людскими эмоциями. Там-то она и встречает бродяжку Но, на несколько лет старше ее. Эти двое составляют странную пару, но они нашли друг друга, и кажется, что вместе им удастся выстоять перед странным и враждебным миром. Много ли мы знаем о тех, кто оказался на улице? И часто ли вглядываемся в их лица?.. 6. Ангел для сестры. Джоди Пиколт Анна не больна, но в свои тринадцать лет перенесла бесчисленное множество операций, переливаний, инъекций. И все для того, чтобы помочь сестре, больной лейкемией. Как сказали родители, для этого Анна и появилась на свет. Но какой могла бы стать ее жизнь, не будь она привязана к сестре?… Анна решилась на шаг, который для многих людей был бы слишком сложен, и подала в суд на родителей, присвоивших право распоряжаться ее телом. 7. Эрик-Эмманюэль Шмитт. Оскар и Розовая Дама Мальчик по имени Оскар болен раком. Теперь больница — его дом, а няня Розовая Дама — вторая мама. Когда Оскар узнает, что жить ему осталось считанные дни, Розовая Дама предлагает поиграть в игру — считать каждый день за 10 лет. Так всего за 12 дней он успевает повзрослеть, влюбиться и даже состариться. 8. Маркус Зусак. Книжный вор У маленькой Лизель тяжелая судьба — она живет в нацистской Германии, где ее отец, которого называют странным словом «коммунист», внезапно пропадает, а мать отдает ее и брата приемным родителям. По дороге Смерть забирает у Лизель брата. И вот тогда она находит книгу. Чтение становится ее отрадой, а напечатанные слова приобретают особую силу. 9. Анна Франк. Убежище. Дневник в письмах Анна Франк умерла в концлагере, когда ей было 15 лет. Девушка вела дневник с 1942-го по 1944-й год. В дневнике описаны жизнь, чувства подростка и мечты о будущем — о профессии, о любви, о семейной жизни. Читать эту живую и до щемящего настоящую книгу очень тяжело, но нужно, чтобы никогда не забывать о самых черных страницах нашей истории.
99 

30.08.2021 18:01

Так вот, «Врата Мертвого Дома» Стивена Эриксона это самый жуткий, изматывающий...
Так вот, «Врата Мертвого Дома» Стивена Эриксона это самый жуткий, изматывающий апокалипсис, какой я могу себе представить. Даже мои кошмары, являющие собой бесконечный источник сюрреализма ничто в сравнении с талантом человека, пишущего эти тягучие, многостраничные многотомники об истории придуманной и разрушенной им Малазанской империи. Вы уже наверное заметили, что во втором томе книжных сериалов, герои куда-то идут. Здесь мы видим только часть персонажей первого тома и да, они идут через всю империю, объятую войной. Но в моем восприятии они всего лишь стежки (белыми нитками), которые «пришивают» происходящее в этой книге к первому тому и серии вообще. Несомненно, главное (сложное, трагическое) это отступление беженцев под прикрытием имперской армии, к единственному мирному городу. Честное слово, я сама готова была десять раз сдаться и умереть, а эти люди, ведомые жестокой рукой автора все шли и шли. И их там десятки тысяч умирающих от жажды, голода, истощения. И если солдаты гибнут в бою, то тоже тысячами. А если преследующая их армия распнет детей на крестах, то их тоже тринадцать тысяч!!!! Какие демоны терзают автора, чтобы представить себе такую картинку? 13 тысяч крестов, на которых распяты дети? Много смертей, много некромантии, на мой взгляд тоже весьма необычной, типа безголовых гребцов на корабле, чьи головы сложены в кучу на палубе. И тем не менее я это дочитала. Нет, не понравилось. Измотало, утомило. Но продолжение читать буду. Потому что эта серия очень странная и ничего подобного мне раньше читать не приходилось.
30 

19.09.2021 18:19

По всем вопросам пишите на admin@youbooks.ru