Назад

Термин «чтение на пляже» обычно произносится с негативной интонацией и...

Описание:
Термин «чтение на пляже» обычно произносится с негативной интонацией и означает, что человек бежит от реальности. Я думаю, что в лёгком эскапизме нет ничего плохого. Повседневная жизнь приносит слишком много рутины, не говоря уж о более сложных моментах. И если кто-то решил сделать перерыв, отвлечься, – ну и что? Итак, для меня чтение на пляже должно быть приятным развлечением, желательно таким, которое не требует размышлений о смысле жизни и не вызывает экзистенциального ужаса. Моё идеальное чтение (в любом месте!) – это книга, которая переносит меня в другой мир и в то же время делает меня счастливой. А другой мир, кстати, может быть совсем недалеко – в деревне, в глухом лесу или даже в родном городе … Надо только заглянуть за угол или перевернуть страницу. Детективы Ксении Комал

Похожие статьи

​​Памятка любителям физиологических, биологических и анатомических реакций...
​​Памятка любителям физиологических, биологических и анатомических реакций...
​​Памятка любителям физиологических, биологических и анатомических реакций организма на раздражители После подобного вступления многие писатели наверняка поморщились. И это неспроста — заголовок набит медицинскими терминами, а также англицизмами. Пусть это и касается в основном совсем уж начинающих писателей, но некоторые, даже более опытные любят использовать в своих текстах нечто подобное: «У Васи участился пульс» или «У Васи зашкаливал адреналин», — явно не самые лучшие формулировки для художественного текста. Можно сказать, что Вася слышал/чувствовал, как часто бьётся его сердце, пусть это и немного заезженная фраза, но и она лучше представленных выше вариантов. Что уж говорить о любителях использовать такие термины, как дофамин, серотонин, окситоцин, кровяное давление и пр. опять же для описания ощущений — это и вовсе неприемлемо. Недавно в писательском паблике читал статью, в которой на полном серьёзе кто-то разбирал, какой гормон за что отвечает в организме человека, дескать, пусть начинающие хотя бы правильно применяют термины. Да, если ваш герой медик, то знание таких вещей для него станет плюсом, и то, если они вписаны в речь и мысли персонажа, либо автор использует их исключительно как литературный приём. Помним, как Паланик в «Бойцовском клубе» описывал эмоции рассказчика: «Я предстательная железа Джека» и т. п. Когда это является «фишкой» персонажа — совсем другое дело. Подытожу: если герой Вася, занимаясь сексом, чувствует прилив серотонина, для художественного текста такое описание крайне губительно, пусть даже это и правильно с точки зрения научной. В таком случае читатель будет чувствовать, что перед ним медицинская брошюра, а не художественное произведение. У нас есть целый спектр ощущений и действий, которые можно использовать, а также множество литературных приёмов, благодаря которым читатель увидит и поймёт то, что чувствует герой. И напоследок маленький отрывок из книги Стивена Кинга, где описывается сцена секса без всяких там серотонинов, впрысков адреналина и повышения пульса: «Оргазм ударил, как сладкая разрывная пуля, и разлетелся осколками по всему телу. Её ноги взлетели дюймов на шесть выше кухонной двери (один тапочек слетел с ноги и приземлился в гостиной), голова откинулась назад, и её тёмные волосы легли ему на предплечье лёгким щекочущим ручьём; и на самом пике удовольствия он поцеловал её в нежную белую шею». писательство https://telegra.ph/file/06e1c21f5fa6c7fa558c5.jpg
2567 

13.10.2020 09:17

​​Писательские приемы: Сравнение

Когда слышишь фразу «литературные приемы»...
​​Писательские приемы: Сравнение Когда слышишь фразу «литературные приемы»...
​​Писательские приемы: Сравнение Когда слышишь фразу «литературные приемы», сразу накатывают воспоминания про школу, занудные уроки литературы и языка, кучу непонятных терминов, которые хрен различишь. И много лет спустя, когда сам признаешься себе, что хочешь быть писателем, рано или поздно приходится-таки познакомиться с этими непонятными терминами. Каждый из нас использует литературные приемы, даже если не знает их названий и никогда не учился их употреблять. Мы перенимаем их из других книг, достаем из глубин фантазии, примеряем к своим героям и историям. Они, в свою очередь, делают текст текучим, живым, наделяют его голосом, формой и цветом. И если знать эти приемы в лицо, то применять их будет в разы проще. Сегодня мы поговорим про сравнения. Их легко распознать — чаще всего сравнения употребляются с союзами «как», «будто», «словно». Есть и косвенная форма, когда сравнение узнается лишь из контекста. Суть сравнения в том, чтобы сопоставить по своей природе разные, но похожие в отдельных деталях вещи. В результате, сравнение дает читателю возможность ярче представить предмет, который ты описываешь. Оно создает стойкие ассоциации, особенно, если употреблять сравнение в описании героев. Проще понять это на примерах. Простое сравнение: «Когда она качала головой, ее волосы шевелились, как тени от ветвей» «Мелодия тянулась, точно поцелуй» «Они не столько вспыхивали, сколько трепетали и подергивались, как крыло умирающей птицы» Косвенное сравнение: «Его доспех вспышкой мелькал меж тенями врагов» «Щеки мальчишки горели пламенем — никакая вода не потушит» «Она взглянула на меня побитой собакой, ожидая оскорблений, или, хуже того, побоев» Примеры показывают, насколько богаче становится образ, если добавить к нему яркое сравнение. Но в сравнениях скрыты подводные камни. Многие из них уже стали штампами, которые бесят, вместо того, чтобы обогащать образы: голодный как волк, голубой словно небо, храбрый как лев, могучий как дуб. Если все таки хочется использовать их, то у меня на такие случаи есть совет. Можно взять заезженное сравнение и переделать его на лад своей истории. Ничего не мешает тебе сравнить голубой с цветом воды в подземных источниках; храбрость с отвагой матери, защищающей свое дитя; голод с назойливым насекомым, что с каждой секундой гудит над ухом все громче. Как всегда, вопрос только в фантазии. А ты часто используешь сравнения в своей истории? MeWrite https://telegra.ph/file/bb4430ecf5b5104d4e19f.jpg
2568 

08.10.2020 16:01

5 книжных новинок начала декабря Пусть ярмарка Non-fiction перенесена на март...
5 книжных новинок начала декабря Пусть ярмарка Non-fiction перенесена на март, издательства всё равно радуют нас крутыми книжными новинками. Предвкушая лавину отличных книг, приуроченных к отложенному читательскому Новому году, собрала для вас пять новых романов, которые я собираюсь читать в этом декабре. 1. Салли Руни – «Разговоры с друзьями», издательство Синдбад «Разговоры с друзьями» — это новинка не просто месяца, а целого года. Второй роман Салли Руни «Нормальные люди», которому посчастливилось быть переведённым на русский раньше дебютного, наделал шума в книжной среде, расколол читателей на восторженных фанатов и недоумённых скептиков, и ввёл в обиход литературных обозревателей термин «миллениальная проза». По одной книге я так и не поняла, в чём феномен творчества этой молодой ирландской писательницы, поэтому, однозначно буду читать «Разговоры с друзьями» - роман о том, как четверо двадцатилетних друзей пытаются понять, что значит «быть взрослым» в современном мире. 2. Филипп Бессон – «Хватит врать», издательство Popcorn Books Декабрьская новинка от Popcorn Books, содержание которой обещает «Назови меня своим именем» по-французски. Звучит многообещающе! 3. Ольга Птицева – «Край чудес», издательство Clever Триллеры и young adult – беспроигрышное сочетание, а если добавить к нему городские легенды и талант автора создавать в тексте атмосферу жути и хтони, можно получить формулу крепкого романа как раз для начала зимы. Здорово, что на русском языке продолжают появляться классные представители литературы для молодых взрослых, которые будут интересны не только своей целевой аудитории. 4. Абир Мукерджи – «Человек с большим будущим», издательство Фантом Пресс Классический детектив в духе старой доброй Агаты Кристи, но в декорациях Калькутты 1919 года. Немного антиколониальных рассуждений, детективная интрига и контрастные описания Индии начала прошлого века – всё, что нужно для comfort reading в конце года. 5. Валерий Печейкин – «Злой мальчик», издательство Эксмо-АСТ, импринт Inspiria Сборник рассказов от драматурга, преподавателя и куратора «Гоголь-центра» Валерия Печейкина. Меня зацепила серия его коротких рассказов «Росгосвирус», написанная для литературного номера журнала Esquire, в которых автор тонко и с отменным юмором высмеивает общество победившей бюрократии в гротескных декорациях Москвы после пандемии. Выданный автору кредит доверия не даёт пройти мимо полноценного сборника. Расскажите, а что вы планируете читать в этом декабре, и на какие новинки советуете обратить внимание?
2557 

23.11.2020 15:56

​​Концепт судьбы в произведениях Ф. М. Достоевского – один из наиболее...
​​Концепт судьбы в произведениях Ф. М. Достоевского – один из наиболее...
​​Концепт судьбы в произведениях Ф. М. Достоевского – один из наиболее значимых. Судьбе в этой понятийной системе противоположна свобода. Писатель ставит вопрос о том, насколько человек свободен в своем волеизъявлении, способен сам творить свою жизнь, и насколько играет роль детерминизм. Этот концепт является определяющим в романе «Игрок», где азартная игра – это модель жизни, в которой всё решается слепым случаем. «Важно то, что в романе все играют в основном в рулетку. Если карты могут символизировать как предсказуемую судьбу (при использовании для гадания), так и непредсказуемый случай (игра), то рулетка символизирует чистый случай. Карты упоминаются несколько раз, но играют в них только однажды, когда Алексей срывает банк в казино. То есть акцент в романе несомненно ставится на непредсказуемом, случайном», - замечает Т.В. Бузина в работе «Динамика концепций судьбы и свободы в творчестве Ф. М. Достоевского». Другой пример (а их множество) – линия семьи Смитов из романа «Униженные и оскорбленные». Все члены этого семейства отмечены роком, судьба неминуемо ведёт их к гибели – даже маленькую Нелли, которая, казалось, была спасена Ихменевыми. Можно сказать, что среди персонажей Достоевского есть целый ряд героев, отмеченных печатью рока. К таким персонажам относится и Настасья Филипповна из романа «Идиот». Вообще практически всего герои «Идиота» тем или иным образом испытывают свою судьбу или следуют ей, ведомые некой непреодолимой внешней силой (это свойственно не только роману «Идиот», но и другим произведениям Достоевского). «Судьба занимает важное место в пространстве романа, организуя события и структуру текста, многообразные линии сюжета. Будучи промежуточной концепцией, судьба обладает коннотациями, связанными со смертью, случаем, свободой, с темой пути», - отмечает Н. В. Сабаева в своей работе «Мифологемы «судьба» и «путь» в романе Ф.М. Достоевского «Идиот». Впервые мы видим Настасью Филипповну не во плоти, но на портрете, изображающем «необыкновенной красоты женщину». Портрет этот попался князю Мышкину случайно – и в этой случайности, конечно, нет ничего случайного (как, скажем, и во встрече князя с Рогожиным-попутчиком, и в десятках других подобных происшествий). Уже тем же вечером князь оказывается на развилке, и выбор его снова связан с персоной Настасьи Филипповны: вмешиваться в её жизнь или нет – и результат этого выбора определяет дальнейшую судьбу героев (например, это вызывает нападение Рогожина). Надо сказать, что печать рока лежит на Настасье Филипповне с самого начала, с её несчастливого детства и отрочества, омрачённого сиротством и «благодетельством» Тоцкого. Её сущность – хаос, она импульсивна, непредсказуема как сама судьба, и с нею, как с самой судьбой, невозможно совладать. Мышкин, уезжающий за нею в Петербург, снова ведом судьбой, которой он не в силах противостоять. «Все, что происходит – виной ли тому случайные происшествия или осознанные действия героев, – это лишь звенья одной цепи, этапы жизненного пути, диктуемые судьбой. Путь – это испытание, постижение неких тайн бытия, получение знаний о мире и о себе самом. С одной стороны, путь князя Мышкина – это путь трагической неизбежности, он ведет не к цели, а к катастрофической развязке. С другой стороны, смысл пути Мышкина в том, что герой до самого конца сохраняет веру в ценность сострадания и любви», - резюмирует Н.В. Сабаева. Бердяев указывал на несамостоятельность образа Настасьи Филипповны в романе. «Женщина интересует Достоевского исключительно как момент в судьбе мужчины, в пути человека. Человеческая душа есть прежде всего мужской дух. Женственное начало есть лишь внутренняя тема в трагедии мужского духа, внутренний соблазн», - писал он. Но Настасья Филипповна не просто женщина, которую любит князь; это стихия, самая злая судьба, губящая тех, кто ищет её: мужчины смущены и околдованы ею, а Мышкин и Рогожин оказываются погублены. Рок, лежащий на ней, распространяется и на окружающих. Вам жалко Настасью Филипповну? https://telegra.ph/file/3f8d4911336b1d6ef9076.jpg
2588 

16.11.2020 20:22

В конце ноября Шотландия стала первой страной в мире, где тампоны и прокладки...
В конце ноября Шотландия стала первой страной в мире, где тампоны и прокладки стали бесплатными! Это очень круто, потому что 500 миллионов женщин позволить себе такую покупку не могут, а те что могут, тратят на это 26 миллиардов евро в год. Так что месячные — это еще один показатель социального неравенства. Есть даже термин такой — менструальная бедность. В России такой щедрости от правительства ждать не стоит, зато стоит знать, что о менструации в детских издательствах вышло сразу две книги. «Месячные: твое личное приключение» Элиз Тьебо, «Самокат», перевод Виктории Бачевской, иллюстрации Влады Мяконькиной Патриархат, интерсекс-люди, трансгендерные мужчины и женщины. Тоненькая книга с классными иллюстрациями, которая не боится терминов из условной взрослой жизни. Готовит к первому серьезному разговору о многих вещах сразу. Наверняка многим ее читательницам и читателям не хватит пары абзацев по каждой из тем, но с остальным в идеальном мире должны помочь другие книги, взрослые, Netflix, соцсети. Книга, как и положено, написана в кроваво-позитивном жанре: без табу, косых взглядов и спрятанного на дне сумке стыда. Мне показался хорошим раздел про ПМС, в котором не забыли упомянуть, что быть не в настроении можно в любой момент жизни, особенно, если живешь в государстве полном несправедливости. «Привет, месячные!» Юми Стайнс и доктор Мелисса Канг, «Белая ворона», перевод Ольги Лукинской Это яркий гид по месячным в два раза больше предыдущего. В нем, кажется, поговорили обо всем: первые месячные, менструальная бедность, как организовать аптечку, что сделать, чтобы месячные прекратились, как усилить защиту при обильных месячных, как поддержать подругу, если она плохо себя чувствует и так далее. Очень прикладная история с советами на каждый случай и очень-очень много поддержки: в словах и картинках. списки феминизм детям
2578 

04.12.2020 20:19

​​«Беспокойные» Лиза Ко
МИФ, перевод Сергея Карпова

Так уж получилось, что...
​​«Беспокойные» Лиза Ко МИФ, перевод Сергея Карпова Так уж получилось, что...
​​«Беспокойные» Лиза Ко МИФ, перевод Сергея Карпова Так уж получилось, что подряд я прочитала сразу два романа об иммигрантках. Первый это «Девушка, женщина, иная» Бернардин Эваристо, а второй — «Беспокойные» Лизы Ко. Сегодня как раз про него. Пейлан Гуо родилась в китайской деревне, почти сразу ей захотелось из нее вырваться. Перед отъездом в новую жизнь она успела забеременеть, но вот сделать аборт не смогла. Незаконно пересекать границы сразу нескольких государств пришлось будучи на седьмом месяце беременности. В ящике! Деминя она родила уже в Нью-Йорке, где могла позволить себе только спальный мешок в квартире с еще несколькими соседками-китаянками. Она покидала родину с желанием круто изменить жизнь — стать самостоятельной и повидать мир. Но все, что удалось получить — низкооплачиваемая работа на фабрике и огромный долг перед людьми, что снабдили ее фальшивым паспортом и доставили до пункта назначения. Годовалого Деминя Пейлан в итоге отправила домой к деду, с ним он провёл следующие пять лет. В это время сама героиня сидела на одном месте, работала, выплачивала долг, влюбилась. Деминь снова увидел мать и Нью-Йорк будучи упитанным шестилеткой. Им предстояло вновь познакомиться друг с другом, начать еще одну новую жизнь и надеяться, что эта версия будет лучше. Угадайте что? Этого не случилось. Когда ты иммигрант, этот мир не принадлежит тебе . Прошлое и настоящее, разочарования и мечты Пейлан и Деминя в книге постоянно чередуются. Они одинаково потеряны и одиноки. Пейлан, которая затем взяла себе имя Полли, депортировали в Китай, Деминя усыновила пара американских преподавателей — теперь он Дэниэл. Большую часть жизнь мать и сын были врозь, но не было и дня, чтобы они не думали друг о друге и о том, какой жизнью живет каждый из них. «Беспокойные» — роман о сложном опыте иммиграции; о семье, которую не выбираешь; о препятствиях, которые растут как снежный ком вопреки любым стараниям. А еще это большой роман о поиске себя, и той радости, которую испытываешь, когда понимаешь «я — это я». «В терминале парома я купила билет, нашла себе место на верхней палубе. Паром качался на волнах, и, глядя на огни Коулуна, выходящие из тумана, я вцепилась в поручни, задыхаясь от смеха. Как же я ошибалась, когда думала, что это чувство утрачено навсегда. Эта легкомысленная неуверенность в жизни, все мои страхи и радости — я могла к ним вернуться, вращать со всей силы по небу. Потому что я нашла ее: Полли Гуо. Куда бы я не отправилась дальше, я уже никогда ее не отпущу» https://telegra.ph/file/e14e255bf9d385a2e7ecb.jpg
2548 

14.12.2020 17:35


Вечернее чтение

На этот раз я предлагаю поностальгировать и прочитать...
Вечернее чтение На этот раз я предлагаю поностальгировать и прочитать...
Вечернее чтение На этот раз я предлагаю поностальгировать и прочитать научно-фатнастический рассказ времен расцвета американской фантастики, когда в первый раз люди начали фантазировать на тему колонизаций других планет и искусственного интеллекта, а полеты на Марс и на Венеру считались уже делом решенным. И читатели, и писатели научной фантастики с удовольствием погружались в научные и псевдонаучные допущения, которые нам сейчас покажутся детским лепетом и абсолютными небылицами. Но в шестидесятые и семидесятые годы казалось, что возможно все, и что люди, конечно же, продолжут стремиться к звездам, ведь что еще нам делать? В то же время, писать максимально "твердую" фантастику, до отказа заполненную технической терминологией, уже стало не так модно, и ей на смену пришла фантастика более легкая и ироничная. Я думаю, что такое чтение может сейчас стать особым, утонченным видом эскапизма, когда мы пытаемся хоть на немного перенестись уже даже не на страницы книги (там-то, понятно, все выдумано), а скорее в ту позитивную, оптимистичную, и, да что уж там, ламповую атмосферу, в которой творили писатели-фантасты в век прорывного космического прогресса. Попробуйте. Почувствуйте. Это очень любопытно. И если вам понравится, то держите несколько имен: Гарри Гаррисон, Роберт Шекли, Клиффорд Симак (он же "Саймак"), ну и братья Стругацкие, конечно же. "В конце концов Макс глуп. Его сконструировали не для того, чтобы он разоблачал обманщиков, если не считать одной очень узкой области. Его критерии… архаичны, как в анекдоте о Платоне, который назвал человека двуногим существом без перьев, а Диоген ощипал петуха и заявил, что он точно соответствует этому определению, после чего Платон внес уточнение, добавив, что человек — это двуногое существо без перьев и с плоскими ногтями." https://telegra.ph/CHelovek-po-Platonu-12-17 https://telegra.ph/CHelovek-po-Platonu-12-17
2575 

17.12.2020 22:04

​​Писательские приемы: Эпитет

Доводилось ли тебе задумываться, почему...
​​Писательские приемы: Эпитет Доводилось ли тебе задумываться, почему...
​​Писательские приемы: Эпитет Доводилось ли тебе задумываться, почему некоторые строки или выражения в книгах так цепляют внимание? Почему описания природы или внешности героев от одного автора — такие пресные и банальные, в то время как описания другого растаскивают на цитаты? Конечно, на то есть несколько причин, но мы поговорим о том, что превращает предложения в образы, и помогает вдохнуть жизнь в сухие слова. Об эпитетах. Упустим научный термин. Если твой текст — черно-белая раскраска с контурами, то эпитет — это акварельные краски, которыми ты ее разукрашиваешь. Вместе с ним слова становятся образами, рисуют в головах читателей картины, пробирают до мурашек. Эпитет чаще всего бывает прилагательным («живые глаза»), наречием («зверски голодный»), существительным («ночь забытия») и причастием («лист, звенящий и танцующий в тишине веков»). Любая часть речи, кроме глаголов, может стать эпитетом для усиления нужных слов и передачи ярких эмоций. Когда использовать эпитеты? Всегда, когда хочешь приукрасить слово, добавить ему свою изюминку, выделить его среди прочих. В художественных книгах они разбросаны сплошь и рядом, как грибы после дождя — благодаря этому авторам удается передать уникальную атмосферу своей истории, сделать героев чуточку живее, а сам мир — более запоминающимся. Эпитеты уточняют отличительные признаки предмета, усиливают и подчеркивают их — так получается уникальный образ, который выстраивается в голове читателя. Значение эпитетов на примере Вот описание героини из романа А. Байетт «Обладать»: «Тусклые каштановые волосы были распущены, из них смотрело бескровное лицо обитательницы подземелья» В голове у читателя уже складывается мрачный образ. Но что станет с предложением, если забрать эпитеты? «Каштановые волосы были распущенны, из них смотрело лицо обитательницы подземелья» Смысл предложения не меняется, но теряется образ — теперь героиня ничем не отличается от любой женщины с каштановыми волосами, а оборот «обитательницы подземелья» не подкрепляется визуальным подтверждением. Итог: эпитеты уместны, если ты описываешь героев, их эмоции, пейзажи природы или города. Они помогают четко донести нужный образ или мысль, сделать общую картину происходящего ярче и живописнее. При этом, стоит подбирать незаезженные и нестандартные эпитеты к словам — так писатели создают «авторские эпитеты» вроде «кудрявого сумрака» Есенина или «немого покоя» Бунина. Напоследок, хочу привести строки из стихотворения В. Маяковского «Лиличка», в которых можно увидеть силу метко подобранного эпитета. Всего лишь несколько слов помогают автору отразить невыразимое страдание, что он испытывает из-за безответных чувств. «Вспомни — за этим окном впервые руки твои, исступленный, гладил. Сегодня сидишь вот, сердце в железе. День еще — выгонишь, можешь быть, изругав. В мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав» MeWrite https://telegra.ph/file/f9dae11c654fc0d3e9333.jpg
2547 

12.01.2021 19:00

​​​​ театр 

Сказка о действительности: рождественский блэкфейс

С утра сегодня...
​​​​ театр Сказка о действительности: рождественский блэкфейс С утра сегодня...
​​​​ театр Сказка о действительности: рождественский блэкфейс С утра сегодня за чашкой кофе начала смотреть по доброй рождественской традиции балет «Щелкунчик» в Мариинке: https://youtu.be/ZHLnOzCpbAY Сюжет более или менее известен всем: любовь девочки Мари расколдовала принца, спрятанного в оболочке деревянной игрушки Щелкунчик. Ниже эпизод из балета, о котором пойдёт речь. Сочельник. Дети столпились у праздничной елки, а их крестный маг Дроссельмейер показывает им волшебные подарки: чудесных кукол, игрушечных гусар, деревянного коня и тд. Где-то на 24-ой минуте на сцене в роли подарка появляется чернокожий человек, а вернее, его симулякр, короче, просто блэкфейс — загримированный под мавра артист балета. Балет датирован 2017 годом, ещё до blm, при этом случаи блэкфейса в российском балете не так уж редки и встречаются до сих пор (например, в «Баядерке»). Причина — у нас нет чернокожих артистов балета, а выписывать из других трупп, из других стран ради партии в 30 секунд дорого, поэтому приходится обходиться своими силами. Смущает только то, что термины культурная апроприация и блэкфейс появились сильно раньше американских протестов. В 2015 году «Афиша» принесла извинения за утемняющий кожу грим по случаю празднования Хэллоуина, а Даниил Трабун написал: «Друзья, мы облажались. Такое случается и у маленьких блогов, и у больших медиа, как наше. Но это не оправдание. Сегодня мы выпустили видео, как с помощью темного грима превратиться в Рианну на Хеллоуин. ... Для того, чтобы загримироваться в Рианну, не нужно намазываться автозагаром, достаточно одеться как она». Логично, если у тебя нет чернокожего артиста, то вместо ужасающего грима можно просто одеться. Аргументы, что в России не было чёрного рабства, слабые и неубедительные. Чёрного рабства у нас не было, а просто рабство было, да и колонизацию как метод мы использовали не менее успешно, чем англо-саксы — и в Средней Азии, и на Аляске, и продвигаясь вглубь страны. В случае с балетом образ артиста, его костюм, грим, прическа, никогда не играл главную роль. Мастерство балетного артиста — даже голым показать образ движением. В балете есть, например, упражнение, когда все артисты прогоняют партию без музыки, чувствуя только ритм — свой и партнеров по сцене. Просто запомнить, что ничто, кроме движения в балете значения не имеет. Дискуссия о блэкфейсе в балетных постановках по всему миру становится острее. Многие режиссеры-постановщики пытаются переосмыслить стереотипные роли из прошлого, которые так часто встречаются в балетах 19-нач.20 века, придав им новое звучание, актуальное для сегодняшнего дня. Так, в случае с «Баядеркой» постановщица Шобана Джеясингх в 2015 году в Лондоне набрала индийских танцоров и добавила музыке Минкуса электронных вставок от Габриэля Прокофьева, внука композитора Сергея Прокофьева. Меняется мир и оптика, через которую мы смотрим на мир, прежняя методология теряет актуальность, а искусство, будучи всегда реакционным и впитывающим окружающую действительность, не может оставаться в стороне от всех изменений. Фото: прикладываю скриншот балетной постановки «Щелкунчик» в Мариинском театре, 2017 год. https://telegra.ph/file/c29dba867c3f5b8aa1e32.jpg
2452 

05.01.2021 13:56

В очередной раз ввязалась в спор о том, зачем школьникам читать классику, они...
В очередной раз ввязалась в спор о том, зачем школьникам читать классику, они же всё равно еще ничего не понимают. Решила сварганить манифест. Итак, попробую начать с аксиомы: язык – это сознание. Мы мыслим словами. Ради эксперимента попробуйте оформить какое-нибудь размышление только картинками. Вы непременно упретесь в слова. Из этой аксиомы вытекает, что чем богаче язык, тем шире сознание, тем всеохватнее и ярче мысли, тем сложнее устроен человек, а значит, и мир вокруг него. Без чтения книг язык не развить. Выучить – можно. Никто не рождается с умением читать, но начинает болтать, будучи карапузом. Книги расширяют словарь и помогают организовать речь. Я говорю не только о правильности речи с точки зрения грамматики, я имею в виду еще и ее логику. Бессвязные предложения, даже обсаженные эпитетами или терминами, оголяют хаос, творящийся в голове говорящего. Но не все книги ценны. Многие книги – всего лишь типографский продукт, которым можно, в лучшем случае, вылечить окосевшую полку. Из школьной программы спокойно, без ущерба для скреп и завуча, можно вышвырнуть часть рекомендуемой литературы. Например, я точно за то, чтобы отправить «Кому на Руси жить хорошо» в плаванье внеклассного чтения. Или «Судьбу человека» Шолохова за лживость – вообще к чертовой матери. Но как можно ставить под сомнение необходимость чтения классики в школе? Классическое произведение – это текст, в котором люди из прошлого говорят о том же, что мы, и чувствуют то же, что мы. Пусть они там носят парики или широкие платья. Пусть у них там канделябры или примусы. На балах они там, или под лестницей. У них те же страсти, грехи и радости, что и у нас. Конечно, у детей мало жизненного опыта. Но книги контрабандой протаскивают чужой опыт, волнения и переживания в детское сердце, делая его добрее, а душу – тоньше. Пусть многое из прочитанного не осознается как важное, но оно учит сопереживать, а еще запускает важный механизм – механизм анализа. К тому же литература, как сказал мой друг, – средство от смятения. Прочитанное и осознанное, пусть не до конца, прививает от жизненной тряски. Закончу словами моего ученика, который пришел ко мне полтора года назад со словами, что он ненавидит читать: «Я наконец-то понял, что люблю литературу! Ведь они все там… живые, как мы!»
2477 

04.10.2020 00:05

​​В книге про работу возник Гаспар-Густав Кориолис, известный нам по его...
​​В книге про работу возник Гаспар-Густав Кориолис, известный нам по его...
​​В книге про работу возник Гаспар-Густав Кориолис, известный нам по его "эффекту", который обычно призывают наблюдать в раковинах и унитазах. (я всё время пронаблюдать забываю, хотя не раз оказывался южнее экватора). Оказывается, и помимо этого француз успел немало всего. ⠀ (не смотря что он-таки умер рано, в 51 год: «С раннего детства Кориолис отличался здоровьем, слабым настолько, что у него, как писал его биограф, «каждое утро возникала проблема, как прожить до вечера»). ⠀ Кориолис первым сформулировал понятие «механическая работа» (work) в его современном понимании: ⠀ «Интерес Кориолиса к настольному бильярду простирался дальше удовлетворения, которое он получал от игры. Для него бильярд открывал бесконечную объяснительную силу математики, и бильярдный стол был пространством, где люди могли наблюдать, возиться и играть с некоторыми фундаментальными законами, управлявшими физической вселенной. Сталкивающиеся шары также подняли целый ряд вопросов о трении, упругости и передаче энергии. ⠀ Неудивительно, что наиболее важные вклады Кориолиса в науку и математику были сосредоточены на эффектах движения вращающихся сфер: кинетической энергии, которой обладает объект, подобный бильярдному шару, и процессе, посредством которого энергия передается от руки и через кий, чтобы отправить бильярдные шары бегать по столу. Именно в 1828 году, описывая, как энергия передается от руки и через кий к шарам, заставляя их катиться, Кориолис впервые ввел термин “работа” для описания силы, которую необходимо приложить, чтобы переместить объект на определенное расстояние». ⠀ Его работу "Математическая теория явлений бильярдной игры" опубликовали на русском в 2007. https://telegra.ph/file/fc51e3310aaa6e6923a9e.jpg
2441 

02.02.2021 18:33

О героях и героизме в русской литературе Послушал тут недавний выпуск подкаста...
О героях и героизме в русской литературе Послушал тут недавний выпуск подкаста Полка “Слово героям”. В целом выпуск хороший, но название и вступительные слова Юрия Сапрыкина о том, что сейчас пойдет разговор о “героичности”, вводят в заблуждение. Ведущие начали с краткого упоминания уважаемой, но очень древней книги “Тысячеликий герой” Джозефа Кэмпбелла о разных архетипах персонажей и о том, как “путь героя” формирует сюжет большинства художественных (в особенности — фольклорных) произведений, и потом очень быстро ушли в сторону обсуждения персонажей классической русской литературы. Видимо, именно такой разговор и задумывался, но к “героичности” или “героизму” это никакого отношения не имеет. Определение героизма (и, соответственно, героя, который не просто главный персонаж произведения, а именно “герой”, от древнегреческого «ἥρως»(hērōs)) было дано совсем недавно в рамках исследований ученых, которые занимаются так называемой “наукой о героизме” (термину от силы 6-7 лет). Героями называются те, кто совершает героические поступки — по доброй воле, идя на большой риск или жертву (очень важно!), и ради других, а не ради собственной выгоды. Это очень кратко, и это только один из видов трактовок термина (“объективный”, а есть еще субъективный — это ряд качеств, которые ассоциируются с героизмом). Что тут скажешь, в русской литературе героев и вправду немного — в подкасте правильно упомянули Илью Муромца, да и, в целом, это все.
2324 

14.02.2021 15:15

​​Ияшикей — исцеление души по-японски

 япония  отзывы

Сегодня ночью надо было...
​​Ияшикей — исцеление души по-японски япония отзывы Сегодня ночью надо было...
​​Ияшикей — исцеление души по-японски япония отзывы Сегодня ночью надо было спать, потому что я должна была идти к психиатру. Но внезапно я села читать мангу «Последнее путешествие девочек» (Girls’ Last Trip) про двух девочек и постапокалипсис. Они едут куда-то по развалинам старого мира, постоянно натыкаются на оружие, танки, упавшие самолеты. Ищут еду, спасают последнюю в мире рыбу, рисуют, обсуждают экзистенциальные вопросы бытия. Я, конечно, решила сразу дочитать — потому что там всего 6 томов, а я люблю такое странное. Оказалось, что для обозначения подобной манги есть термин ияшикей, что значит «исцеляющий». Это истории, которые наполнены созерцанием мира, красотой здесь-и-сейчас и совершенным несовершенством. В таких историях нет особого сюжета, перипетий, взлетов и падений сюжета. Они созданы, чтобы читатель исцелился психологически. История движется медленно, а мир произведения отражает главную идею и сам становится полноценным персонажем. Я очень люблю мангу «Путевые заметки о поездке в Йокогаму за покупками» — это один из лучших представителей жанра. Авторы не нагружают читателей проблемами героев, не вкладывают в их уста пафосные речи вроде «любовь — это реальная величина, это сила» или «omae wa mo shindeiru». Но простое не значит поверхностное. Нет, наоборот, в простоте ияшикей скрыта глубина, которой нет в некоторых сложных произведениях. Герои говорят простые вещи про жизнь, мир, счастье и про время, которое никогда не останавливается, а история показывает нам моменты их жизней, счастливые, грустные, смешные и — часто — совершенно обычные. В конце читатель испытывает состояние катарсиса, но обычно это умиротворение с легким налетом грусти. Наверное, именно это состояние японцы назвали Mono-no Aware. Есть несколько переводов этого принципа. Вот мое любимое: «печальное очарование вещей, жизни или мира». Но печаль здесь горько-сладкая, когда ты понимаешь, насколько быстротечна жизнь и что нет ничего вечного, но благодарна за того, что была свидетелем и участником этой жизни. Ностальгия, которая нам так хорошо знакома, — это тоже часть моно-но аварэ. Мой любимый представитель жанра — "Путевые заметки о поездке в Йокогаму за покупками". Картинки, которые я обычно выкладываю после постов, я беру из этой манги или других произведений Хитоси Асинано. Я даже ездила на полуостров Миура, где разворачиватся история этой манги. Вот тут можно найти список тайтлов аниме и манги жанра ияшикей. Ну и напоследок. Выгляните в окно и просто посмотрите. Ведь именно такого пейзажа уже никогда не будет. https://telegra.ph/file/0c787990a3927efaf8a64.jpg
2342 

12.01.2021 16:01

"Видеть цель и назначение искусства в получаемом нами от него наслаждении — все...
"Видеть цель и назначение искусства в получаемом нами от него наслаждении — все равно, что приписывать, как это делают люди, стоящие на самой низшей степени нравственного развития (дикие, например), цель и значение пищи в наслаждении, получаемом от принятия ее." Эссе Толстого "Что такое искусство?" меня порядком удивило. Я знал, что в нем Толстой высказывал не совсем традиционную точку зрения на то, что можно причислять к искусству, но ожидал интересного толкования и аргументации. Теперь я понимаю, почему никто — ни литературоведы, ни философы — не воспринимали этот текст всерьез. Дело в том, что Толстой не только не выдерживает обязательной для такого рода работ логической последовательности внутри своих аргументаций, но и сами его аргументы взяты из воздуха, а, если быть более точным — из весьма вольных и сугубо авторских представлений Толстого о жизни. Толстой существует в своей идеалистической реальности: по его мнению, есть большое количество "гениальных художников, скрытых в народе" (и откуда они там взялись, интересно?), а существующие художники, писатели, музыканты, все сплошь живут в роскоши и оттого чувств, "свойственным всем людям", не испытывают. Кроме того он исходит из предпосылок, с которыми я вообще не понимаю, как можно согласиться: в его представлении люди, занятые в постановке спектакля, или открытии галереи, или издании книг — это люди, которые работают "подневольно... губительную и унизительную работу." У меня в этом месте на полях карандашом даже подписано: "Это почему вдруг?" Толстой совершенно не владеет стройностью терминологии: эстетическое наслаждение от искусства он сначала приравнивает к наслаждению от пищи, а потом этот же аргумент использует для того, чтобы объяснить, почему искусство не должно доставлять наслаждение. А его утверждение о том, что для того, чтобы сочинить хорошее литературное или музыкальное произведение, достаточно "правильно чувствовать", и вовсе смехотворно за рамками простонародных анекдотов (которые, судя по всему, Толстой как раз бы и причислил к искусству). С другой стороны, ряд наблюдений Толстого трудно опровергнуть. Пишет он про мощное искажение моральных ценностей вследствие почитания некоторых видов искусства, которые в том числе приводят к тому, что в городах ставят памятники, например, Верлену, который вел "жалкую, развратную жизнь". Посмотреть с этой стороны, так действительно, стихи стихами, а вряд ли кому-то захочется возводить такому человеку памятник, несомненно кричащий "делай как я!". Пишет он про то, что нравственность приносится в жертву красоте, и литература или живописное искусство этому, несомненно, способствуют. Конечно, Толстой (особенно во второй половине своего эссе) звучит временами чересчур по-ханжески, но с рядом его наблюдений можно согласиться. Подведу итог: в эссе Толстого есть стоящие предпосылки и наблюдения, но, будучи доведенными до крайности, они перестают быть логически верными и вся финальная аргументация рассыпается. Мне финальные доводы Толстого чужды, потому что его "искусство будущего" — искусство привитивизма, которое по определению должно быть доступно всем людям вне зависимости от их способностей, интересов и эрудированности. Для меня настоящее искусство олицетворяет стремление человека постичь непознанное и приблизиться к совершенству, для Толстого настоящим искусством являются "детские пляски", "пение баб" и народные частушки. И самое оскорбительное в его эссе это, конечно, неприкрытая ненависть Толстого к величайшему пианисту и композитору Ференцу Листу (просто послушайте его Totentanz). Итак, встречайте подборку цитат из работы Льва Толстого "Что такое искусство?": https://telegra.ph/CHto-takoe-iskusstvo-Lev-Tolstoj-02-28 https://telegra.ph/CHto-takoe-iskusstvo-Lev-Tolstoj-02-28
2333 

28.02.2021 13:38

She has her mother's laugh, Carl Zimmer
      Она смеётся как мать, Карл...
She has her mother's laugh, Carl Zimmer Она смеётся как мать, Карл...
She has her mother's laugh, Carl Zimmer Она смеётся как мать, Карл Циммер Вопрос из викторианского теста на интеллект: Что общего между кроликом и собакой? Сначала попробуйте ответить самостоятельно. . . . . . . . Ответ: они оба - млекопитающие. Но многие из респондентов того времени отвечали: очевидно же, собаку используют, чтобы охотиться на кроликов. Для них такой ответ был куда логичнее, потому что в то время больше охотились, чем изучали терминологию. Скорее, всего, ответившие таким образом тест проваливали. В 1910 году американские власти стали заставлять прибывающих в Нью-Йорк мигрантов проходить тесты на IQ. Мигранты набирали низкие баллы, что давало политикам повод всплескивать руками и восклицать, что мы тут, мол, всякую шваль безмозглую пускаем в Америку. При этом никого не заботил тот факт, что многие вопросы в тестах были связаны с повседневным бытом и культурным контекстом Штатов, с которыми мигранты, конечно же, не были знакомы. Еще совсем недавно считалось, что интеллект передается исключительно по наследству. Страшно подумать, сколько людей было загублено этим мифом. Им же подпитывалось и учение о евгенике - селекции человека. Последователи евгеники считали, что могут избавить человечество от изъянов, скрещивая самых лучших особей. Обратной стороной монеты было то, что от слабых особей надо было избавляться, чем в США 20-х годов успешно занимались еще до прихода Гитлера к власти. Нередки были случаи, когда американские суды решали стерилизовать, например, глухонемого человека, чтобы он не не мог передать свой изъян потомкам, "очищая", таким образом, генетический пул нации. Обо всем этом и многом другом рассказывает Карл Циммер в своей книге. Между прочим, автор заинтересовался этой темой, когда они с женой попали на консультацию к врачу-генетику перед рождением его первой дочери. Врач стала расспрашивать Циммера и его жену об их предках, о болезнях и причинах смерти их родственников. Оказалось, что Циммер знал о своих предках со стороны отца крайне мало, что его здорово напугало. К счастью, несколько месяцев спустя девочка родилась здоровой и без отклонений. А Циммер задумался о природе наследственности и о том, что делает нас такими, какие мы есть. Меня больше всего заинтересовала вторая половина книги, где автор говорит о редактировании генома человека с помощью технологии CRISPR. С одной стороны, это позволит родителям исключить возможность генетических заболеваний для своих потомков (а кто бы от такой возможности отказался?), с другой же - богатые люди смогут "прокачивать" своих детей, что может привести к еще большему уровню неравенства, чем сейчас. Если люди научатся предотвращать слепоту, глухоту или карликовость, например, то уже рожденные люди с ограниченными возможностями будут чувствовать себя ущемленными. Очень много спорят сейчас на эту тему. Вот и Уолтер Айзексон (автор нашумевших биографий Стива Джобса и Леонардо да Винчи) написал на эту тему колонку для Wall Street Journal. Он представляет, каким был бы наш мир, если бы редактирование генома стало общепринятой практикой. Например, в мире, где можно "вывести" более сильных и выносливых людей, пришлось бы пересмотреть всю концепцию спорта. И будет ли уже смысл в профессиональном спорте, если мы знаем, что достижения атлета - это по большей части заслуга генных инженеров? Кстати, на следующей неделе в Штатах выходит новая книга Айзексона - биография одного из изобретателей того самого CRISPR, ученого-генетика Дженнифер Даудна. Думаю, интересное будет чтиво. https://www.wsj.com/articles/what-gene-editing-can-do-for-humankind-11613750317?mod=searchresults_pos3&page=1
2327 

03.03.2021 14:47

​​Американская писательница Ребекка Солнит писала: «Процесс освобождения — это...
​​Американская писательница Ребекка Солнит писала: «Процесс освобождения — это...
​​Американская писательница Ребекка Солнит писала: «Процесс освобождения — это всегда отчасти рассказ: истории выходят на свет, тишина прерывается, создаются новые истории. Свободная личность рассказывает свою собственную историю. Личность, чью ценность признают, живет в обществе, где для ее истории есть место». Хочется распечатать это и расклеить по всему городу, а пока я продолжаю рассказывать доступные мне истории других женщин и иногда свою. Сегодня 8 Марта - Международный день солидарности женщин в борьбе за свои права, которые почти никогда не давались без боя. Борьба шла в том числе через слово, через истории о том, как живет женщина и как она хочет жить. А я в этом посте хочу рассказать вам о восьми новых профеминистских книгах, которые только-только вышли или выйдут в марте-апреле. Когда находила их, очень радовалась, что у всех нас есть возможность их почитать. «Бестужевки» Анны Русиновой, Дмитрия Гусева и Татьяны Цырлиной Единственный в своем роде комикс о женском движении и женском образовании в Российской империи. Полтора столетия назад Мария Трубникова, Надежда Стасова и Анна Философова боролись за право женщин учиться. Их главная победа случилась в 1878 году. Тогда в Санкт-Петербурге наконец открылось первое высшее учебное заведение для женщин — Бестужевские курсы. В тот же год туда поступили 814 выпускниц гимназий. Могло быть и больше, но им требовалось разрешение от мужа или отца. «Я так не хотела» Кэрри Голдберг Даже самый хороший парень может без особых на то причин стать ночным кошмаром своей бывшей: опубликует интимное фото в интернете, будет сотнями слать угрозы в директ и караулить возле подъезда. Кэрри Голдберг пережила такое несколько раз — теперь она известный адвокат и эксперт по порномести. Ее книга — путеводитель по миру интернет-насилия, наполненный реальными историями и, главное, проверенными стратегиями, помогающими остановить преступника. Планом действий, подходящим для российской действительности, в предисловии делится правозащитница Алена Попова. «Мужчины учат меня жить» Ребекки Солнит Если мужчины хоть раз перебивали вас, чтобы объяснить что‑то и без того вам очевидное, то вы точно знаете, что такое менсплейнинг. Ребекка Солнит не придумала этот термин, но именно в ходе обсуждения ее эссе 2008 года «Мужчины учат меня жить» он и появился. В одноименную книгу вошли обновленная версия того самого текста и еще восемь эссе о насилии, мизогинии и невидимости женщин в истории. В конце концов, снисходительные мужские речи она называет лишь верхушкой могучего и уродливого айсберга — и вот об этом действительно стоит поговорить. Ещё пять книг ждут вас на сайте «Афиши.Daily» феминизм списки https://telegra.ph/file/183ab9019597031a83d29.jpg
2311 

08.03.2021 10:26

​​Сегодня предлагаю вам от души посмеяться, прочитав начало знаменитого эссе...
​​Сегодня предлагаю вам от души посмеяться, прочитав начало знаменитого эссе...
​​Сегодня предлагаю вам от души посмеяться, прочитав начало знаменитого эссе Ребекки Солнит «Мужчины учат меня жить» 2008 года, после публикации которого и появился термин менсплейнинг — так отныне называли самоуверенную манеру мужчин объяснять женщинам то, что им и так известно. Вот очень красноречивый пример из жизни (перевод Е. Луцкой для АСТ): «До сих пор не пойму, зачем мы с Салли вообще пошли тогда на вечеринку на горном склоне под Аспеном. Все до единого гости были старше нас и невозможно скучны. Мы, тетки за сорок, считались здесь за девчонок. Дом был шикарный — если вы, конечно, любите шале в стиле Ральфа Лорана: внушительное, роскошное здание, выстроенное на высоте девяти тысяч футов, на стенах лосиные рога, повсюду ковры «килим», дровяная печь. Мы уже собирались уходить, когда хозяин обратился к нам: «Побудьте еще. Хочу с вами пообщаться». Представительный и ужасно богатый мужчина. Пришлось нам дождаться, пока другие гости не отчалят в летнюю ночь: тогда он усадил нас за дорогой деревянный стол и обратился ко мне: — Ну что? Я слышал, вы написали пару книг? Я ответила: — Если точнее — несколько. — И о чем же они? — продолжал он таким тоном, словно разговаривал с семилетним ребенком, который стесняется рассказать, как хорошо он играет на флейте. Вообще говоря, мои шесть или семь вышедших на тот момент книг были о разных вещах. Я заговорила о той, которая на тот летний вечер 2003 года была самой свежей. Это была «Река теней: Эдвард Мейбридж и технологичный Дикий Запад», где шла речь о покорении времени и пространства, об индустриализации повседневной жизни. Вскоре после того, как я упомянула Мейбриджа, собеседник перебил меня: — В этом году вышла одна очень интересная книга о Мейбридже: слышали о ней? Он наделил меня ролью инженю столь внезапно и столь решительно, что я практически готова была поверить, будто одновременно с моей книгой вышла еще одна на ту же тему, а я умудрилась ничего о ней не узнать. И вот он уже рассказывает мне об этой интересной книге — вот с этим знакомым надменным выражением лица «Мужчина Вещает», устремив взор в загадочную даль своего авторитета. Оговорюсь: в моей жизни есть множество замечательных мужчин, в том числе редакторов, которые еще с юных моих лет слушали меня, поддерживали и публиковали мои работы. У меня есть бесконечно щедрый младший брат и множество чудесных друзей, о которых я могу сказать словами Чосера о Студенте из «Кентерберийских рассказов»: «Хотел учиться и других учить». Что- то я еще помню с уроков литературы! Но бывают и другие мужчины. Тем временем наш мистер Умник продолжал, надувая щеки, вещать об этой книге, которую мне обязательно стоило бы прочесть... пока Салли не перебила его: — Это ее книга. По крайней мере, Салли попыталась его перебить — а он продолжал как ни в чем не бывало. Ей пришлось трижды или четырежды повто- рить: «Это ее книга и есть», — прежде чем до него дошло. И тогда — точь-в-точь как пишут в романах девятнадцатого века — наш мистер Умник побледнел как полотно. Тот факт, что именно я и написала эту важнейшую книгу, которую он, как выяснилось, даже не читал — просто наткнулся на рецензию в New York Times несколько месяцев назад, — настолько перевернул весь привычный ему мир с ног на голову, что он потрясенно умолк. На секунду. А потом продолжил вещать. Как приличные женщины, мы удалились от него на почтительное расстояние, прежде чем расхохотаться. И, в общем, хохочем до сих пор». https://telegra.ph/file/b412ad027733e7ebd300c.jpg
2241 

11.03.2021 19:55

​Московский Политехнический музей полгода назад запустил собственную книжную...
​Московский Политехнический музей полгода назад запустил собственную книжную...
​Московский Политехнический музей полгода назад запустил собственную книжную серию, для которой отбирает нонфикшн из ведущих изд-в страны (попала туда и 1 книга из моей серии "Кругозор Дениса Пескова"). Недавно вышла очередная новинка "Современная смерть: Как медицина изменила уход из жизни" Х. Варрайча. Сам я уже 4 года хотел ее прочесть, но понимал, что в переводе, наверняка, будет легче (с англ. мед.терминологией я не сильно знаком). Переводом со мной поделилось "Альпина нон-фикшн", но, признаться, пока самое сильное впечатление на меня произвело предисловие научного редактора росс. издания, Ярослава Ашихмина. Среди тонн словесной шелухи и самоцензурированного какбычегоневышло, которые, как вата, забивают инфополе, его слова звучат, как глоток свежего воздуха, как редкий пример адекватного, взрослого приглашения к диалогу, адресованного нормальным, думающим людям: https://telegra.ph/file/bc87e9021014159af8a36.jpg
2289 

23.03.2021 19:00

Это книга про смерть как она есть в современной западной культуре, которая...
Это книга про смерть как она есть в современной западной культуре, которая разительно отличается от нашей. Тема смерти — одна из наиболее табуируемых в России. У нас полностью запрещена эвтаназия. За беседу о самоубийстве можно оказаться за решеткой. Врач может туда отправиться за минимальные нарушения при назначении наркотических препаратов даже смертельно больным пациентам. В отличие от рассмотренной в книге западной традиции, наших врачей в вузах практически не учат разговаривать с больными о смерти и уж тем более обсуждать их духовные и религиозные нужды. Родственники взрослого пациента, который находится в коме, в вегетативном состоянии, по закону вообще никак не могут повилять на его судьбу. Жена, муж, кровные родственники совершеннолетнего гражданина, за редчайшими исключениями типа признанной судом недееспособности, не являются его законными представителями. Все решения в таких случаях принимает лечащий врач или медицинский консилиум. К сожалению, они далеко не всегда действуют в интересах пациента и его родственников. Отсутствие общественного диалога о смерти приумножает катастрофически неэтичные “теневые” подходы к умиранию, о которых все предпочитают молчать. Наша страна — один из мировых лидеров по числу суицидов. Одни врачи “бьются” за больных до последнего, когда это уже не имеет никакого смысла и лишь множит страдания. Врачи частных клиник порой имеют главной целью опустошение карманов родственников изначально обреченных больных. Иные анестезиологи самостоятельно, ни с кем не посоветовавшись, не принимая во внимание желания родственников и духовные нужды пациента, принимают решение о прекращении помощи, которое ведет к смерти. “Отпусти уже дедушку”, — говорил мне один из заведующих реанимацией на стажировке. С моей точки зрения, именно распространенность такой практики обусловливает то, что мы практически не слышим голосов врачей в защиту эвтаназии. Зачем привлекать к запретной теме лишнее внимание, когда все и так легко осуществимо на практике? Люди не хотят слышать и про жуткие страдания умирающих онкологических больных, которые порой не получают наркотические анальгетики из‐за бюрократических барьеров. Руководя стационаром, в котором умирали терминальные онкологические пациенты, я не раз отмечал, что наши люди часто совершенно не готовы к диалогу о смерти. Честный, как это принято в Штатах, разговор оказывается недоступен лучшим врачам‐коммуникаторам, так как родственники и сами пациенты отвергают даже самые осторожные попытки заговорить о завершении жизненного пути. Книга “Современная смерть: Как медицина изменила уход из жизни” исключительно корректно, глубоко и очень откровенно освещает широчайший спектр вопросов человеческой смерти. Я призываю освоить ее всем, кто когда‐либо собирается умереть. Если вы думаете, что с вами этого не случится, или уж очень сильно боитесь смерти, то вначале можете прочитать довольно веселую книгу Джулиана Барнса “Нечего бояться”, но потом непременно вернитесь к этой работе. Эта мудрая книга призвана положить начало просвещенной общественной дискуссии, результатом которой должно стать появление у наших соотечественников права решать, каким они хотят видеть завершение своей жизни. Ярослав Ашихмин, канд. мед. наук, кардиолог
2232 

23.03.2021 19:01


​​ Лаэль Аррингтон - Путешествие Пилигрима сегодня 

️ Отправьтесь вместе с...
​​ Лаэль Аррингтон - Путешествие Пилигрима сегодня ️ Отправьтесь вместе с...
​​ Лаэль Аррингтон - Путешествие Пилигрима сегодня ️ Отправьтесь вместе с Христианом в путешествие среди опасностей окружающего нас мира, описанное в этой книге. Предлагая современную интерпретацию, наверное, самого известного произведения мировой христианской классики, написанного Джоном Буньяном еще в XVII веке, книга открывает взору читателя панораму нового тысячелетия. Топь Уныния в наши дни оказывается наполненной ядовитыми отходами газетной чернухи и разорванных людских взаимоотношений. Мирской Мудрец всерьез убеждает нас, что все дороги так или иначе ведут к свету, а Князь Силы улавливает свои жертвы при помощи новейших технологий в средствах массовой информации! «Путешествие пилигрима сегодня» – книга для нашего времени. Она прямо противостоит лозунгам и ценностям, навязываемым современной культурой и вскрывает обман в понятных всем терминах. Подобно главному герою Христиану, мы видим вещи такими, какие они есть – виртуальная реальность нашего нового тысячелетия является неудовлетворительной заменой грандиозного приключения настоящей жизни, в основе которой по-прежнему лежит путешествие от подножия креста к вратам Небесного града. https://telegra.ph/file/04dbcb3e805f469b35053.jpg
2214 

26.03.2021 18:29

Набор второй, киношный. Я вот вас тут почти всегда оберегаю от разборов...
Набор второй, киношный. Я вот вас тут почти всегда оберегаю от разборов содержимого своей полки Будущего Сценариста, а полка между тем превратилась в отдельный шкаф. •Путеводитель по ещё идущему в Москино «Июльскому дождю» уже прочитан, и будет он полезен во-первых тем, кто питает иллюзии и фантазии о работе в кино — здесь всё о затянутых сроках, обсуждениях актрис в терминах «но у неё же руки некрасивые», урезании бюджета на съемки натуры и бесконечных письмах в Минкульт. А во-вторых, эта книга отрезвит романтизирующих шестидесятников — «высмеять смятения этих детей было в общем не трудно». •Сборник сотни текстов Добротворского сразу с козырей распахивается портретом молодого Курехина, обнадеживает фразой «патриархи киноискусства родились под знаком водолея», ну и не щадит дальше читателя — тут Боуи, тут Рэмбо, тут Вендерс кланяется Бергману, сплошь рассуждения о красоте и интеллекте, и задохнуться можно от красоты этого издания — если надобно будет оставить в библиотеке только одну книгу о кино, то конечно же эту. •Журнал Сеанс не хочет слышать ничего о жалких попытках ограничить себя в покупке книг, и в серии Лица выпустит 238 томов, открывая ее Кассаветисом — любимейшим моим режиссером, снимавшим фильмы о том, «что видно в окно: чужое похмелье, чужое безумие, чужую любовь». В книгу вошли критические статьи (без Антона Долина, что особенно ценно), прямые цитаты из интервью и редкие фотографии — например, лица зрителей с премьеры «Премьеры», как вам такое? •Единственное отличие учебника Камилла Ахметова “125 лет кинодраматургии...” от любого другого учебника по сценарному мастерству я пока вижу в более подробном разборе создания адаптаций, да и в избыточном восхищении Ноланом. Сугубо профессиональное и совершенно не нужное чтение. •Насчёт Макконахи были опасения по поводу языка, и они полностью оправдались: это такой прям сборник пацанских цитат для пацанов, например «наводи чистоту, чтобы испачкаться» (!) или «наказывают не за то, что ты делаешь, а за то, что тебя на этом поймали». Пожалуй, это самая смешная книга, которую я держала в руках за последний год. •Покупать Кодзиму было вообще не обязательно, потому что прочитать этот сборник рецензий можно быстрее, чем мой канал, но попадаются в его списке интересные книги и фильмы, а мне было лень их выписывать.
2189 

29.03.2021 22:30

Ну вот и приняли закон о госконтроле просветительской деятельности. В этой...
Ну вот и приняли закон о госконтроле просветительской деятельности. В этой фразе, конечно, присутствует эвфемизм, потому что под словом «госконтроль» вполне отчетливо проступает «цензура». Сейчас я объясню, почему этот закон – один из самых чудовищных в списке прочих гайковинтильных законов. Существуют два разведенных термина – просвещение и образование. Образование – это распространение знаний, но по конкретному учебному плану. Образовательная программа пользуется методичками и шкалой оценок. Просвещение – это тоже распространение знаний, но свободное от графиков, проверок и прочей бюрократии. И если образование и так тотально несвободный институт, где педагог выполняет скорее функцию ретранслятора тезисов из благонадежных учебников, то просвещение до нынешней минуты могло дышать свободно, делиться информацией и навыками, вдохновлять, побуждать к размышлениям. Но для любой авторитарной власти страшна сама идея свободной мысли и творчества. Российская власть и конкретно Путин не исключение. Теперь любую лекцию или мастер-класс нужно будет отправлять «наверх» для проверки. Кто будет проверять? Насколько компетентным он будет? Это только те вопросы, которые всплывают первыми. А у меня их миллион. Свободное распространение информации и знаний – это основа свободного общества; это то, благодаря чему человечество вообще эволюционировало в социальном плане (даже в биологическом, если вдуматься). Просвещение вызывает желание созидать, творить, потому что дает импульс к рефлексии. Но, конечно, условный Кремль восхитительно научился играть на страхе потерять базовые вещи – еду и безопасность. Ему вредно, если люди начнут задумываться о чем-то, кроме самого насущного. Можно дать пять тысяч рублей пенсионеру или ребенку и на время повысить уровень их жизни, но экономика, а следовательно, и общий социальный уровень от этого не улучшится. Для того чтобы экономика развивалась, люди должны быть образованными, мыслящими; они должны быть заинтересованы тем, чем они занимаются, вдохновлены этим, тогда и производительность труда наконец вырастет. И для этого необходимо просвещение. Понятно, что теперь любой проект или отдельная лекция, например, о травматическом военном прошлом или нацистах может быть расценена как разжигающая рознь. И зацензурирована. Или вообще запрещена. Это страшно, потому что лишает возможности узнавать про это, думать об этом, делать выводы, самостоятельно искать дополнительные сведения и проч. Я сама узнала необычайно много из просветительских проектов «Арзамаса», «Открытого университета», «Архэ» и так далее. Я была бы не я, если бы не прекрасные, умные люди, создавшие эти проекты и на безвозмездной основе делившиеся знаниями. У меня, кстати, на «Радио Арзамас» оформлена платная подписка, и я ее не отключаю, даже если долгое время не пользуюсь приложением. Это мой посильный вклад в общее бесценное дело просвещения. В ответ на мой твит горечи некоторые люди написали совершенно ужасные комментарии вроде тех, что России давно пора сгнить, а это ускорит процесс, или о том, что зато теперь не будут издавать плохих учебников. Всё это насколько кошмарно по степени мракобесия, что я не берусь даже спорить с подобными комментаторами. Скажу только одно: там, где в дверь входит «госконтроль», здравый смысл выпрыгивает в форточку. И да, меня это тоже касается и не только как просветителя. Мир глобален. Пандемия это показала самым явным образом. Невозможно остаться здоровым и чистым, если за стеной – нищета, гниль и холера. Всё влияет на всё. Мы все связаны. Деградация мысли – самая разрушительная и самая, пожалуй, показательная. В общем, читайте книги, осуждайте невежество и оставайтесь на стороне добра.
2158 

06.04.2021 01:18

​​5 писательских советов, которые часто понимают превратно

1. Не начинать...
​​5 писательских советов, которые часто понимают превратно 1. Не начинать...
​​5 писательских советов, которые часто понимают превратно 1. Не начинать историю с диалога Почему этот совет настолько популярен? Дело в том, что диалог часто играет вспомогательную роль раскрытия сюжета, тогда как основную на себя берёт действие. Кроме того, написать захватывающий диалог довольно сложно. Если в середине текста диалог может подчёркивать определенные черты характеров персонажей, то в начале книги он должен четко их обозначить, а также заинтересовать и информировать читателя — в общем экспозиция полностью ложится на диалог. Это сложно, поэтому часто советуют не начинать с диалогов, и всё же яркий и сильный диалог в начале книги способен увлечь, если постараться соблюсти все факторы. 2. Вычищать все слова-паразиты Этот совет — не ультиматум. Естественно, текст выглядит замусоренным, если все эти «было/стало», «потом/затем», «который» и прочие, встречаются через каждый абзац. Важно учиться строить предложения, не используя подобные слова-паразиты, но в конечном итоге пара таких слов на страницу не станут большой проблемой. Важнее сохранить ощущение целостности текста, которого можно лишиться, если пытаться любой ценой стерилизовать текст. Вымученный текст гораздо хуже пары слов-паразитов! 3. Писать короткими предложениями Ещё один совет, которой часто воспринимают чересчур серьезно. При использовании только коротких предложений текст может казаться обрывистым, нескладным и однообразным. Именно чередование коротких, средних и длинных предложений делает текст более музыкальным и слаженным. Совет писать короткими предложениями подходит скорее тем, у кого есть проблемы с изложением и построением, но даже в таком случае нужно стараться составлять предложения разной длины. 4. Писать проще Проще — не значит короче и тем более не значит, что нужно использовать просторечные слова и выражения или не использовать художественные приёмы. Также это не значит, что писатель должен разжёвывать каждую мелочь. Читатель не тупой, он поймет ваш текст, если сможет разобраться в языке. Здесь дело скорее в канцеляризмах, километровых предложениях, заумных терминах, деепричастных оборотах, используемых к месту и не к месту, лишних местоимениях и прочем. Важно научиться использовать минимум слов для передачи задуманного смысла. 5. Писать только о том, что знаешь Дело в том, что личный опыт мы зачастую можем передать более достоверно и чувственно, но это не значит, что для того, чтобы описать героя-лётчика, необходимо самому полетать на истребителе. В конце концов можно прочитать о жизни описываемых вами людей или побеседовать с ними, благо интернет позволяет связаться с людьми из любого уголка планеты. Совет, скорее, относится к тем, кто пишет, к примеру, о зарубежье, но при этом сам никогда не был за границей. Да, можно воспользоваться Гугл-картами, чтобы описать определенное место, можно прочитать книги или статьи про места и людей, проживающих там, но всегда что-то можно упустить. Обычаи, менталитет людей, законы, особенности жизни — всё это настолько необъятные вещи, что в отдалении просто невозможно достоверно описать всё и вся и в итоге можно либо скатиться в откровенную клюкву, либо показать происходящее слишком поверхностно, что неизменно скажется на восприятии текста. Если читатель не верит в происходящее на страницах книги, он не проникнется историей. И последнее: нельзя все советы воспринимать как должное. Всегда найдется какое-нибудь «но». В писательстве в принципе не существует ультиматумов и канонов, так что ко всему нужно относиться критически, пропускать через себя. Спасибо за внимание! писательство https://telegra.ph/file/7e6614a7c57f07f678dc2.jpg
2083 

19.04.2021 09:17

Неожиданно оказался в почётной компании писателя Романа Сенчина и критика...
Неожиданно оказался в почётной компании писателя Романа Сенчина и критика...
Неожиданно оказался в почётной компании писателя Романа Сенчина и критика Андрея Рудалёва со своей репликой о том, что такое эта самая критика в моём понимании. Далее цытато из заметки на странице «Литературной газеты»: «Для меня, человека, что-то постоянно пишущего (коммерческие, художественные тексты), критика – ещё один способ творческого самовыражения. Просто это самовыражение основывается на рефлексивном анализе прочитанной книги или нескольких книг, когда пишешь о каком-то интересном литературном явлении. Слово «рефлексия» при этом важное, можно сказать, смыслоопределяющее для критического высказывания. В психологии под термином «рефлексия» понимается внутреннее осмысление, размышление человека на заданную тему в частности или над миром в целом. Литература интересна и уникальна в том смысле, что даёт возможность отрефлексировать и определённую тему, и мир через призму этой темы или же мир вообще. В этом мне видится основная задача критики: не просто разложить сюжет, фабулу, идею, язык произведения, но и попробовать проанализировать – а как ты сам, критик, отражаешься в этих элементах конкретного художественного текста?». Целиком реплику можно почитать по ссылке, которая прячется под голубенькой гиперссылкой выше. Кстати, абсолютно согласен с высказанной Романом Валерьевичем мыслью о том, что сегодня критикой может заниматься любой активно читающий, мыслящий и имеющий своё мировоззрение человек. Вопрос только в том, что не у каждого такого человека, берущегося за критику, получается высказаться интересно, ярко и независимо (от мнения коллег по лит-цеху в том числе) – тут многое зависит от личных способностей. И поэтому ярких, видных публицистов, критиков частенько травят в том же фейсбуке, цепляясь за отдельные, вырванные из контекста фразы – ну, зачем же смотреть на текст ширше, да? https://lgz.ru/article/16-6781-21-04-2021/simfoniya-tekstov/
2105 

21.04.2021 14:37

«Бьюти-минимализм: чем опасен гиперуход за кожей и что делать, чтобы не...
«Бьюти-минимализм: чем опасен гиперуход за кожей и что делать, чтобы не навредить себе», Сэнди Скотницки, Кристофер Шульган Да, да, это еще одна книжка про косметику. Но — необычная: пока все остальные книжки про косметику говорят, что вам поскорее нужно намазать на себя вот это, и это, и еще вон то, — "Бьюти-минимализм" заявляет, что ничего этого вам, наоборот, совсем не нужно. И вообще, по мнению автора, мы слишком много на себя мажем и слишком часто моемся, чересчур тщательно натирая кожу мочалкой и разными мыльцами-перемыльцами, разрушая тем самым драгоценный защитный липидный слой. И отсюда — все наши проблемы с кожей, акне и дерматиты, которых якобы стало больше в современном обществе и совсем не было у наших предков, когда они мылись в ближайшей речке от случая к случаю (этот факт, кстати, надо бы проверить). ⠀ Мысль, конечно, занимательная. Дельные советы здесь тоже имеются. Автор не питает иллюзий и не пытается уговорить нас мыться раз в неделю, но просит хотя бы использовать моющие средства по минимуму - а это уже, между прочим, экономия моющих средств! ⠀ Еще здесь вполне справедливо подчеркивается, что "натуральная" косметика — плохой выбор для чувствительной кожи, потому что в ней часто содержатся отдушки и эфирные масла. И далеко не вся косметика, на которой написано «гипоаллергенная», таковой является. В подтверждение этого приводится результаты вот такого исследования: «Парадоксально, - пишут его авторы, но мы отметили отсутствие связи между маркетинговыми терминами, подчеркивающими гипоаллергенность или наличие рекомендации дерматологов и педиатров, и фактическим содержанием контактных аллергенов в средствах наружного применения». Самое ценное в книге — перечень ингредиентов, которые могут вызывать аллергии и раздражения кожи (что, между прочим, не одно и то же, хотя разницу из объяснения автора я так и не поняла), а также примеры средств, которые этих аллергенов не содержат и с большей вероятностью подойдут для кожи с проблемами. ⠀ «Бьюти-минимализм» может принести вам пользу в двух случаях: если у вас есть чувствительная кожа, аллергии, атопический дерматит и т.д. — тогда все советы из книги можно использовать по прямому назначению. Автор – дерматолог с многолетним опытом, опирается на результаты современных исследований и говорит, что ее методики помогли многим пациентам – и в целом лично у меня нет оснований ей не верить. ⠀ если вы в принципе не особенно пользуетесь косметикой, но под давлением общественности начали думать, что это как-то неправильно. Книжка вас успокоит и убедит, что правильная стратегия - как раз-таки ваша, и можно дальше жить спокойно без батареи банок с кремами и пилингами. А я, пожалуй, пойду успокою свою собственную батарею банок – скажу им, что никакие книжки не заставят меня с ними расстаться ️ ⠀ Книга доступна на сервисе Bookmate, которым можно месяц пользоваться бесплатно по поомокоду YOLKA (активировать промокод можно до 31.12.2021 по ссылке).
2091 

30.04.2021 09:21


Наша вчерашняя публикация вызвала споры в различных каналах. Не можем...
Наша вчерашняя публикация вызвала споры в различных каналах. Не можем процитировать наших оппонентов, так как они используют нецензурную лексику. Выразим согласие с каналом "Рука кремля"(репост), и каналом "Старый патриот", который сказал: "Плохое, даже катастрофически-плохое, я вижу в современной тенденции постоянно лелеять детушек и вытирать им сопельки до зрелых лет. У нас огромное количество откосивших от выполнения своего воинского долга, даже в троллейбусах и трамваях висят объявления от фирмы, дающей гарантию освобождения от службы в армию. Служить не хотят, работать руками ещё не умеют, зато хотят всего и сразу, а чуть что не так - сразу ныть и выть, их и полноценными мужчинами-то считать нельзя". От себя добавим, что в настоящее время видим в России культ ребёнка, в котором воспитываются люди всем громко заявляющие о своих правах, но совершенно не знающих ничего о своих обязанностях перед семьей и обществом. Многие слишком поздно узрят ошибочность такого подхода. Для проекта "Старая детская книга" мы выбираем детскую литературу, которая воспитывает личностей, умеющих брать ответственность за себя, за свою семью, любящих отечество и почитающих своих родителей. Не всем это подходит, да. Мы видим, как после каждого поста, не вписывающегося в современную мировоззренческую парадигму, от нас уходит пара десятков подписчиков. Но мы готовы к этому. Остаются те, кто разделяет наши взгляды и ценности. А это значит, что те, кто есть – самые верные читатели и мы благодарны вам. У нас красную шапочку волк просто съедает и никакие охотники не приходят к ней на помощь. Так формируется готовность к этому суровому миру. У нас дети готовы пожертвовать все свои рождественские подарки, чтобы помочь семье человека, которого нанял отец для работы по дому. Здесь дети сначала думают о благе семьи, о правильности своих поступков, и уже потом - о себе. Мы озвучиваем рассказы тех времен, когда моментом счастья для детей было время, когда им разрешали садиться обедать вместе с родителями. Старые рассказы, которые мы выбираем, учили детей эмпатии ещё до того, как это стало мейнстримом, а сам термин набили лицемерной туфтой люди, которым проще и выгоднее выглядеть сострадательным, а не быть им. И да, мы продолжим озвучивать наши былины, порою жестокие, будем рассказывать о нашей великой ратной истории, потому что нам есть чем гордиться. Мы убеждены, что старая добрая литература поможет родителям в воспитании сильных личностей. Знаем, что это интересно самим детям с пытливым умом, понимающим, что по-настоящему ценную информацию нужно искать самим, в том числе на таких ресурсах как «Старая детская книга».
2039 

10.05.2021 13:02

​​​​ Джордж Оруэлл, «1984»

Лондон, примерно 1984 год. Уинстон Смит, 39-летний...
​​​​ Джордж Оруэлл, «1984» Лондон, примерно 1984 год. Уинстон Смит, 39-летний...
​​​​ Джордж Оруэлл, «1984» Лондон, примерно 1984 год. Уинстон Смит, 39-летний сотрудник Министерства Правды, решает вести дневник, чтобы рассказать людям будущего о своем мире. В комнате слышан голос из телекрана, наблюдающего за каждым движением героя, со стен на прохожих смотрят плакаты с угрожающим изображением лидера партии – Большого брата, улицы патрулирует полиция мыслей. Кажется, так было и будет всегда. В этих записях можно обрести крупицу собственного «я», своей свободы. В этих записях и беспокойных мыслях – неуверенная надежда найти отражение собственных сомнений в ком-то другом. Ком-то, кто мог бы стать даже ближе, чем эта тетрадка. Но разве подобное возможно? мысливслух ️спойлеры️ В последнее время эта книга стала настолько популярной, что как-то даже неловко признаться, что ничего сакрального в ней я не вижу. Каждый ценит здесь что-то свое: критику социализма (которой, к слову, в романе нет – об этом ниже), особенности политической географии мира будущего, броские новоязовские термины, изображение ужаса, способного заставить отречься от любимого человека. По первому пункту – как становится ясно из эссе Оруэлла («Литература и тоталитаризм», «Почему я пишу»), писатель убежден, что именно социализм в нетоталитарной форме в будущем позволит обеспечить свободу мысли, необходимую для литературного творчества. «Каждая написанная <Оруэллом> с 1936 года строка» направлена против тоталитаризма и высказывается за демократический социализм. И действительно, сам по себе тотальный контроль за личностью и общая идеология, изображенные в «1984», являются характеристиками тоталитарного политического режима, не философии социализма. Если уж пойти дальше, то критика социализма скорее обнаруживается у Замятина, который допустил в обществе будущего отсутствие семей и единую государственную систему «создания» и воспитания детей, что в общем созвучно утопическому социализму Платона. Но убежденные противники социализма (поскольку история знает лишь тоталитарные примеры попыток эту философию воплотить) делают из «1984» чуть ли не Библию в этом отношении. Что касается концепции «война это мир» о трех сверхдержавах и отношениях между ними, то, пусть она и является сильно упрощенной (сложно допустить возможность большей детализации в рамках антиутопии), она очень органично вписывается в ту систему отношений, которая построена в «1984». В этом смысле у Оруэлла «не заблудишься» – довольно быстро становится ясно, в каком мире довелось жить и любить Уинстону Смиту. Этот мир воспринимается вполне реальным, поскольку проработано все до мелочей – идеология, новояз, государственный аппарат, общественные отношения, и главное: запоминающиеся, так сказать легко соотносимые с прообразами, образы. Этого, к слову, и не хватает у Замятина; быть может поэтому, хотя стилистически «МЫ» пришлись мне по душе куда более, «1984» стал таким «брендом» в глазах моего поколения. Иными словами, все заимствования у Замятина, которые в глаза действительно бросаются, здесь усовершенствованы. Ну и последнее (камень преткновения в моих попытках с кем-то обсудить «1984»). На мой, конечно, неискушенный взгляд предательство Уинстоном Джулии не в результате нестерпимых пыток, но в результате испытания клеткой с крысами, неправдоподобно. Неужели повторяющихся физических страданий недостаточно для человека неподготовленного, чтобы дойти до крайности, потерять себя? Зачем нужен этот «последний рубеж»? Мои собеседники, напротив, относят этот эпизод к числу достоинств романа. К тому же, вроде бы в центре повествования любовная линия, но интереса к ней не испытываешь, словно ее назначение только в том и заключается, чтобы рассказать читателю о том, как страшно живется 1984 году. Потому-то роман о политике (и именно эти его смыслы воспеваются и цитируются), лирика же здесь второстепенна и, если быть честной, не слишком увлекательна. https://telegra.ph/file/aa7656fd3fc28bb8b87af.jpg
1960 

07.05.2021 12:00

​​ Тест на ДНК. С чего все начиналось? О наследственности, изменчивости и...
​​ Тест на ДНК. С чего все начиналось? О наследственности, изменчивости и...
​​ Тест на ДНК. С чего все начиналось? О наследственности, изменчивости и эволюции Авторы: Гальтон_Френсис,   Мендель_Грегор Жанр(ы): Биология_биофизика Научная_литература Описание: В 1860-х годах австрийский монах-августинец увлекся изучением гибридизации растений и стал проводить опыты на горохе. Результатом этих исследований стали знаменитые законы Менделя, определившие вектор развития биологии, а чуть позже и генетики. Несколькими десятилетиями позже поклонник евгеники (кстати именно он предложил использовать этот термин) Ф. Гальтон решил изучить принципы наследственности у людей. Работы Г. Менделя и Ф. Гальтона рассказали миру о том, что представляет из себя загадочная наследственность, что на самом деле значит слово талант? Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/3be6b124e278d46c1f016.jpg
1995 

31.05.2021 13:49

​Футбольный сленг мира 2: «СУПЕРБИЗОНЫ» (Животные в футболе)
«Газзаев – пёс»...
​Футбольный сленг мира 2: «СУПЕРБИЗОНЫ» (Животные в футболе) «Газзаев – пёс»...
​Футбольный сленг мира 2: «СУПЕРБИЗОНЫ» (Животные в футболе) «Газзаев – пёс», «носятся, как лоси», – список животных в отечественном футбольном сленге, если не считать прозвищ команд, довольно скуден. Остальной мир куда ближе к природе, перенося на поле целый зоопарк живых существ. Франция. Голубиное крыло. В терминологии французского футбола это означает удар с лету пяткой. У Златана, например, такие случались. Гана. Затаившаяся мышь. Нападающий может быть драконом и реветь, борюсь в чужой штрафной, но как только требуется отработать на других участках поля его ищи свищи. Затаился, как мышь. Турция. Пчела без меда. Игрок, много бегающий, но прносящий мало пользы своей команде, сравнивается с пчелой, порхающей от цветка к цветку, не принося в улей меда. Босния и Герцеговина. Божья коровка. Так повелось звать футбольный мяч с 1970-х, когда он имел классическую пятнистую черно-белую форму. С тех пор все мячи в Боснии зовутся божьими коровками. Бельгия. Натиск буйвола. Удар головой, забитый с невероятной силой, как гвоздь молотком. Коста-Рика. Жеребец. Если вы играете в Коста-Рике и бьете так, что мячи спускаются, то с большой долей вероятности вас окрестят жеребцом. Или конярой? Малайзия. Красть кур. В Малайзии нападающего, пасущегося в штрафной подозревают не только в голеадорских амбициях, но и в куда более опасных замыслах. Англия. Лиса в курятнике Особенно успешный бомбардир, который регулярно добивается успеха даже не вспотев. Ю. Корея. Паучьи лапы. Хвалебный эпитет, которого удостаиваются особо непробиваемые голкиперы. Германия. Боевая свинья. Нас-то такие немецкие выражения не удивят, видали уже в 1242 году на Чудском озере. Сегодня этот титул присваивается выжигающему полузащитнику, мастеру костоломных подкатов. Кения. Наступить на змею. Наступить на змею в Кении можно где угодно, и опыт это не из приятных. Как правило, пострадавший сразу отдергивает ногу, и ему повезло, если его еще не куснули. На футбольном жаргоне такая осторожность с ногами значит, что вы пропустили мяч под стопой, пытаясь его остановить. Нигерия. Обезьянья задница. Так называется ярко-красная кровавая ссадину, которую вы получаете, исполнив подкат или просто поскользнувшись на асфальте или на «резинке». В Африке с травяными полями очень и очень туго. Аргентина. Голубка. Когда аргентинский футболист ныряет вперед головой, чтобы забить, это называется «голубка». Дания. Попугай. Сейчас уже никто не скажет почему, но так исторически сложилось в датском королевстве, что удар шведой зовется попугаем. Чили. Мышь Играющие на отбой и робко выглядывающие из своей штрафной команды, в Чили презрительно сравнивают с мышами. Германия. Ласточка. Нырок-симуляция в Германии известен как ласточка. Саудовская Аравия. Охота за голубями. Если у нас удар выше ворот могут назвать «Поможем нашим ПВО», то в С. Аравии, скорее, предположут, что человек отправился пострелять пташек. https://telegra.ph/file/76c08fe3bac95b85903c0.jpg
1887 

18.06.2021 18:45

«ПАС-КОНФЕТКА» (Cъедобный футбол). Футбольный сленг мира 4 Удовольствие от...
«ПАС-КОНФЕТКА» (Cъедобный футбол). Футбольный сленг мира 4 Удовольствие от футбола, наверняка, стоит в одном ряду с наслаждением пищей. Именно поэтому съедобные сравнения прокрались в жаргон болельщиков. Например, классный пас мы зовем «конфеткой». Даже черствый сухарь – вполне себе достойное достижение. Футбол и еда перемешаны, как в блендере, и каждой стране есть, что выставить на накрытую футбольную поляну: Германия. Подача-банан. Закрученный кросс по уходящей дуге или наоборот приближающейся напоминает немцам банан, который, как известно, не прямой. Италия. Печенька. Так итальянцы именуют подозрительный результат, устраивающий обе команды. Румыния. Бобы. Разговорное название голов. Франция. Икра. У нас разрезающий защиту пас проходит по кондитерской части, а гурманы-французы сравнивают такой деликатес с икрой. И отнюдь не баклажанной. Нидерланды. Шоколадная нога. Почти у каждого голландца есть шоколадная нога – нерабочая, но которую он вынужден использовать чтобы, например, выполнить навес. Конфетка из этого выходит не всегда. Польша. Печенька. Польские футбольные печеньки, в отличие от итальянских, изжоги у болельщиков не вызовут, ведь так называется изюмительный пас, после которого забить нечего делать. Как-будто тебе печеньку дал партнер. Испания. Крокет. Этим обваленным в сухарях и обжаренным во фритюре блюдом из фарша или овощей любит потчевать соперников на поле, например, Андрес Иньеста. Так испанцы кличут прием, когда мяч быстро перекладывается с одной ноги на другую, чтобы просочиться в узком месте. Например, между защитником и линией ворот. Бразилия. Дать шоколада. На родине лучшего кофе в мире выражение «угостить команду X шоколадом» значит разнести ее в щепки. Парагвай. Сырный гол. Необязательный и нелепый гол. По-русски пенка или бабочка. Германия. Огуречный пас В немецкоязычном футбольном жаргоне огурцы служат только в негативном контексте. Огуречный пас это тот, который не доходит до адресата. Нидерланды. Присматривающие за сыром Любителями помедитировать, наблюдая нескорый процесс вызревания сыра, назвал пассивных и уныло сидящих болельщиков клуба AZ тогдашний его тренер Ко Адриансе. Алкмар, откуда AZ, известный производитель сыров. Таиланд. Разбить яйцо. Считается, что тайский футболист, открывший счет, разбил яйцо. И правда – 1:0, от второго нуля осталась лишь шелуха. Венгрия. Рогалик. Так венгры называют закрученный удар. Франция. Картошка Во Франции картошкой именуют «пушку страшную». Как-то без должного пиетета. Норвегия. Картошка. В Норвегии наоборот скромная картофелина используется в качестве синонима универсального игрока, могущего сыграть на любой позиции. Англия. Группировка «сэндвича с креветкой» Термин, придуманный Роем Кином, с презрением отозвавшимся так о болельщиках, больше интересующихся меню стадионной закусочной нежели происходящим на газоне. Швеция. Пас маслом. Точный пас прямо в ноги. Все четко и без выкрутасов, как у старых мастеров живописи. Австралия. Ломтик сыра. Культовая фраза, изобретенная комментаторами-любителями во время игры Кубка Австралии 2014, весьма остроумно и свежо обыгрывает банальный кусок картона в руке судьи.
1905 

20.06.2021 08:35

Начинаю отвечать на ваши вопросы! Здравствуйте, интересно узнать, как вы...
Начинаю отвечать на ваши вопросы! Здравствуйте, интересно узнать, как вы относитесь к "нестандартному" ведению повествования и в целом смешению жанров, которые невозможно отнести ни к одной из ныне представленных ниш? В последнее время можно услышать много критики в адрес молодых писателей аутсайдеров, которые не стесняются писать так, как думают несмотря на давно сформировавшиеся нормы и правила. И я имею в виду не хаотичное повествование, смысл которого совершенно не ясен, а использование "околонаучных" терминов, в простецком, казалось бы, стиле, и всё в таком духе. Как вы считаете, может-ли литература развиваться и удивлять смелыми задумками и непривычным для зрителей воплощением оных, или, без надлежащего образования и умения строить шаблоны: писатель просто не сможет зацепить современного зрителя? Заранее спасибо за ответ! На мой взгляд, смешение жанров – это однозначный тренд в современной русскоязычной литературе. Например, магический реализм переживает полноценный ренессанс в прозе Евгении Некрасовой, Дарьи Бобылёвой или Ольги Птицевой. «Петровы в гриппе и вокруг него» Алексея Сальникова – это вообще «Американские боги» по-екатеринбуржски, а «Пост» Дмитрия Глуховского – и постапокалиптика, и мощное социально-политическое высказывание. Иными словами, я вижу будущее литературы именно за кросс-жанром. Ещё один тренд – это new-weird фикшн, так называемая «причудливая проза», которая постепенно набирает популярность. Вот уж где максимально нестандартное повествование, странные сюжеты, ломаная композиция и всё в таком духе. New-weird – это смесь научной фантастики, фэнтези, хоррора и визионерского подхода. В этом направлении работают, например, Чайна Мьевиль и Джефф Вандермеер и, если вы читали их прозу, то понимаете, что эти ребята разблокировали новый уровень «странности» в литературе. За популяризацию new-weird фикшена на русском языке отвечает издательство «Найди лесоруба», советую присмотреться к книгам и журналам, которые они выпускают. Короче говоря, я только за смешение жанров, странные сюжеты и необычный ход повествования. С другой стороны, в это дело тоже нужно уметь. Не уверена, что я компетентна в том, чтобы раздавать советы по писательскому мастерству, но, на мой взгляд, круто, когда начинающий автор, сначала, осваивает те основы, которые придумали до него, а уже потом со знанием дела их разрушает. Чтобы грамотно разорвать шаблон, надо понимать, как он работает. Поэтому, если бы я задалась целью стать звездой, например, new-weird в России, я бы сначала набила руку на традиционных жанрах, а затем отправилась бы штурмовать «причудливую прозу». Возможно, даже пошла бы на курсы креативного письма: хотя бы, чтобы узнать врага в лицо. А что касается «использования "околонаучных" терминов, в простецком стиле» - нужно смотреть на конкретном примере. Если это уместно, чтобы, допустим, раскрыть характер персонажа – почему бы и нет. Но, если околонаучные термины выбиваются из общего стиля и нарушают интонацию текста, возможно, стоит от них отказаться. В любом случае, желаю творческих успехов! Русской литературе всё ещё нужны новые подходы и свежие идеи. вопросдня Задать вопрос книжному страннику
1802 

22.06.2021 23:16

​​ Эрих Фромм, «Искусство любить»

Что такое настоящая любовь, как научиться...
​​ Эрих Фромм, «Искусство любить» Что такое настоящая любовь, как научиться...
​​ Эрих Фромм, «Искусство любить» Что такое настоящая любовь, как научиться любить, как противостоять разрушительным потребительским импульсам современного мира, превращающим истинно высокие отношения в предмет торга? Немного доступной философии от признанного фрейдомарксиста ХХ века Эриха Фромма по вопросу, благодаря которому набили себе шишки лучшие поэты и писатели всех времен и народов. мысливслух (не уверена, что в этом контексте уместно говорить о спойлерах...) Не совсем классический для меня выбор материала для изучения: взялась за эту книгу исключительно по той причине, что какое-то время назад она была неприлично популярна. В таких случаях всегда испытываю непреодолимое желание ознакомиться с «откровениями», которые, должно быть, можно почерпнуть из этого труда, чтобы иметь возможность внести свою лепту в разговор с просвещенными людьми. У меня сложилось стойкое впечатление, что «Искусство любить» – это такой формат философии «для чайников», где автор в предисловии даже отдельно оговаривает, что пытается излагать материал максимально просто и понятно без многочисленных ссылок на труды предшественников и использования специальных терминов. И, в каком-то смысле, это отвечает запросам культуры массового потребления (которая, кстати, по Фромму является рупором деградации человеческих отношений), когда каждый, у кого есть в запасе 2-3 часа времени, способен поглотить подобный философский труд, чтобы затем производить впечатление на знакомых «с ученым видом знатока» – Кант и Гегель о таком даже не мечтали. В моих глазах это несколько лишило искренности жесткую критику автором капитализма, коль скоро сама книга с удовольствием живет по его заветам. Но это все лирика. Что касается книги, здесь мне хотелось бы сделать акцент на том, что вместо того, чтобы объяснить читателю, что же из себя представляет настоящая любовь по Фромму, нам описывают множество противоположных сценариев, доказывая таким образом, что уж эти-то случаи точно не могут считаться примерами реализации подлинного искусства любить. Кроме рассказа о четырех аспектах истинной любви – заботе, ответственности, уважении и знании, не стоит ждать от автора определенности в этом вопросе: скажем, «командный» эгоизм вдвоем может включать все четыре аспекта (по крайней мере никто не развенчал их в этом контексте, даже отмечалось, что партнеры стараются понимать друг друга и уважать чужой образ мыслей), и между тем считается бестолковым суррогатом любви. Что же такое этот акт полного слияния, преодоления отчуждения, и почему он несовместим с рыночным обменом своими личностными достоинствами (то, что одно звучит благородно и чисто, а второе – низменно и меркантильно, само по себе симбиоза не исключает)? Ни в одном из разделов, посвященных различным типам любви (братская любовь, материнская любовь, эротическая любовь, любовь к себе и Богу), нет ответа не этот вопрос; мы циркулируем вокруг нетеистических, матриархальных и патриархальных концепций автора, различных случаев психоза из его практики, разбираем поведенческие паттерны, идущие из детства, примеры влияния рыночных отношений на отношения личностные, но хоть сколько-нибудь конкретного теоретического определения понятия «любовь» (помимо того, что это активная способность и труд, а не эйфория влюбленности), здесь попросту нет – по крайней мере в той части, в которой это понятие контрастировало бы с приведенными случаями «нелюбви». То же самое можно сказать о других тезисах, высказанных в «Искусстве любить» – к примеру, что неспособен к любви тот, кто не любит в другом человеке всех людей, тот, кто концентрирует любовь на одном существе, но лишает ее других. Возможно, это справедливо, но логическая цепочка аргументов в поддержку этого вывода отсутствует – то, что данная максима повторяется бесчисленное количество раз, не делает ее более истинной. Словом, вот уж все для меня и так упростили, а я и тут не смогла ничего понять… критикую, видимо, потому что мыслительных способностей не хватает разобраться, что поделать. https://telegra.ph/file/0e8581f55f75c959c35d5.jpg
1863 

25.06.2021 12:08


​​Почему дерьмовые книги тоже нужно читать?

Дерьмовые книги — хуже банальных...
​​Почему дерьмовые книги тоже нужно читать? Дерьмовые книги — хуже банальных...
​​Почему дерьмовые книги тоже нужно читать? Дерьмовые книги — хуже банальных сериалов, которые крутят по телику сезон за сезоном. В обоих случаях сюжет предсказуем, герои плоские, а история напичкана клише и дешевыми трюками, призванными выдавливать из аудитории эмоции. Но если сериал ты можешь выключить в один миг, то оторваться от плохо написанной книги бывает куда сложнее. Читая ее, ты разрываешься между отвращением и сожалением. С одной стороны банальности и клише заставляют чуть ли не морщиться, как от пощечин. С другой же, ты невольно замечаешь небольшие сюжетные зацепки или второстепенных героев, чьи истории можно было развить в прекрасные новеллы. Отмечаешь живые описания, возможности, которые автор не захотел или не смог реализовать, и жалеешь, что история не получила достойного развития. В конце-концов, ты приходишь к мысли, что читать дерьмовые книги подобно самоистязанию, но забрасывать их все равно не стоит. Ведь ни одна хорошая книга, ни один шедевр мировой литературы не преподаст тебе такой показательный урок писательства, как второсортное чтиво. В процессе ты узнаешь, какие диалоги звучат слишком неестественно, в каких описаниях миру не хватает красок, и какие герои чересчур плоские и однообразные. Дерьмовой книгой, что преподала мне незабываемый урок писательства, стала «Тень и Кость» пера Ли Бардуго, по которой Netflix уже успели снять сериал. От Young Adult литературы вообще многого не ожидаешь, так как чаще всего подобные книги читаются один раз (если вообще дочитываются). Но фэнтези в антураже Российской империи, для которого писательница даже придумала отдельный термин «Царьпанк»? Описание меня зацепило, и первую часть я прочитала на одном дыхании. Последующие книги серии шли туго, будто ползешь через патоку. После прочтения во мне забурлило сразу много эмоций, но среди них самым ярким было разочарование. Идея была оригинальной, но мир оказался пустышкой, герои — плоскими, а основная идея, закрученная вокруг бесцветной и бесхарактерной героини вообще показалась насмешкой над читателем. Мне стало обидно за идею, которая с самого начала пошла не в то русло и оказалась абсолютно неудобоваримой. Но вот что полезного я вынесла из этой книги: Внезапные появления в сюжете героев, которые погибли в предыдущих главах или частях — полное дерьмо. Если ты убил персонажа, потрудись уж оставить его в покое. Либо же не строй драмы вокруг его смерти, если потом собираешься его возродить. Бесхарактерные главные герои пускай остаются фанфикам. Если ты хочешь написать достойную книгу, то в ее основе должен быть харизматичный и запоминающийся герой. Поэтому первое, что нужно продумать от и до, это его историю, мотивацию, и многогранность. Если хватаешься за амбициозную и оригинальную идею, либо воплоти ее хорошо, либо вообще не берись. Зачем пополнять кладбище классных идей, загубленных плохим исполнением? Проще начать с небольшого рассказа, но вложить в него максимум усилий и души. Если твои описания мира не вырисовывают в голове цельную картину происходящего, значит ты не до конца его проработал. Значит, нужно добавить больше деталей, описать людей, живущих в нем, пойти еще дальше на уровень запахов и звуков. Такие мелочи, как цвет черепицы, запах полевых цветов, или веселые крики детей из сада добавляют миру объема, переносят его с бумаги в воображение читателя. Стивен Кинг в своей книге о писательстве сказал: «Каждая взятая вами в руки книга преподаёт вам урок или несколько уроков, и довольно часто плохая книга может научить вас даже большему, чем хорошая». Поэтому не советую отставлять книгу, если она с первых строк бросается в глаза плоским сюжетом или серым повествованием. Кто знает, каким таинствам писательства она сможет тебя научить? MeWrite https://telegra.ph/file/30619ee3e925eb8b7a215.jpg
1811 

26.06.2021 17:10

О, привет! Я дочитал «Иерусалим» Мура и скоро раскину по масти, что хотел...
О, привет! Я дочитал «Иерусалим» Мура и скоро раскину по масти, что хотел сказать автор образом горящей коровы. Для такой большой и важной книги я готовлю что-то типа спецпроекта, поэтому надеюсь, вам зайдет. Пока расскажу про другой роман, который, по словам критиков, достоин того, чтобы его лизнули прямо на книжной полке. Хелен Девитт «Последний самурай» (2000) Скажу сразу, что Том Круз и его самурайские движения к этой истории не имеют отношения. Девитт рассказывает о проблемах воспитания гениального ребенка, который в 4 года самостоятельно изучает японский и читает Гомера в оригинале. Кроме этого, мальчик много страниц тратит на поиск своего отца, поэтому мы сразу можем понять, что в доту он не играл. Понимая, что ей достался необычайно талантливый ребенок, мать все детство направляет его в узкоспециализированные сферы, чтобы тот не имел шансов на социализацию. Если бы фокус романа продолжал оставаться на проблеме воспитания, возможно, по дефолту было бы лучше. Потому что концепция самурая, который безропотно следует приказам феодала (матери), вроде как просвечивает через текст, но не работает должным образом. Джармуш в фильме “Пес-призрак: путь самурая” (1999) высказался на эту тему интереснее. Девитт рассказывает простую историю довольно странным способом. Например, она отрицает диалоги. Вместо них персонажи от первого лица как бы проговаривают, что они только что сказали, и что им ответили. Сказать, что такой ход служит какой-то художественной цели, пожалуй, нельзя — чисто эксперимент ради эксперимента. Еще Девитт любит игнорировать пунктуацию и повторы, и повторы. Критики говорят, что это примета ее высокого авторского стиля, а я борюсь с желанием написать, что это ... какое-то, а не стиль 14017350 раз подряд. Книга не особо набита событиями, поэтому, чтобы читатель не скучал, Девитт иногда копипастит абзацы из словарей и поясняет различные лингвистические термины. Становится ли от этого интереснее? Вы бывали на концертах, когда исполнитель поет под плюс? Примерно такие чувства вызывает этот прием. Ощущение, что писательница это делает, чтобы подтянуть аудиторию до уровня ее выдуманного ребенка. Отличный ход считать своих читателей наглухо тупорылыми, продолжай. Между собой эти вставки связаны примерно на уровне “вы в 4 утра рандомно тыкаете по статьям Википедии”. Здесь обнаруживается главная проблема романа. Эта книга ни для кого. Для людей, которые шарят в лингвистике, есть «Седьмая функция языка». Для остальных — роман просто 500-страничный состав освежителя воздуха. Девитт настолько неинтересно наворачивать какие-то события, придумывать конфликты, что я вообще удивляюсь, как она села писать художественную литературу. Писательница вообще похожа на русского рэпера, про которого говорят «у него такие текста…», но когда-нибудь люди поймут, что неймдропинг не равно интеллект. Так победим.
1807 

11.07.2021 20:26

​​Сверхзадача твоей истории

В основе каждого произведения, будь то роман...
​​Сверхзадача твоей истории В основе каждого произведения, будь то роман...
​​Сверхзадача твоей истории В основе каждого произведения, будь то роман, рассказ, или повесть, лежит основная задумка автора. Это может быть случайная мысль, которая показалась тебе интересной, или же идея, что крутится в голове годами, пока ты не воплотишь ее на бумаге. Но она является ядром и сутью произведения — фундаментом, на который ты по кирпичику выкладываешь события, героев, и диалоги. К. Паустовский, знаменитый режиссер, создал отдельный термин «сверхзадача» для описания основной идеи сюжета и одновременно целей героев. И хоть применял он этот термин, в основном, в отношении пьес и актерского мастерства, в писательстве сверхзадача играет не меньшую роль. Итак, сверхзадача: определяет главную цель произведения связывает воедино задачи, поведение и мотивации всех героев вызывает отклик и сопереживание в душе читателя, побуждая его задуматься о теме, поднятой автором задает эмоциональный фон сценам и поступкам персонажей. Чем же она отличается от задачи конкретного персонажа? Задачу можно выразить в действии. К примеру, во «Властелине колец» Толкина задачей Фродо было уничтожить кольцо и вернуть мир в Средиземье. Но если взглянуть на всю историю в целом, то задачи персонажей сводились к тому, что они жертвовали собой ради спасения близких и родной земли. Это и было сверхзадачей произведения Толкина, что не удивительно, ведь он потерял практических всех свои друзей во время Первой мировой войны. Сверхзадачей романа А. Дюма «Граф Монте-Кристо» было показать разрушительную силу мести. Роман О. Бальзака «Шагреневая кожа» выражает иную сверхзадачу, которая говорит: «За низменными желаниями и страстями следует смерть». И герои обоих произведений следуют логике сверхзадачи, становятся показательными примерами идей, которые хотели донести их создатели. Сверхзадачи не всегда однозначны для читателей, но автор обязан знать, какую идею преследует при создании сюжета. Она может быть связана с базовыми инстинктами вроде: «любить» или «выжить», а может поднимать более философские темы, как это сделал Шекспир в «Гамлете». Сверхзадачей произведения было показать тяготение человека к познанию смысла жизни. В то же время сверхзадачей может стать поиск справедливости, разоблачение лжи или переосмысление жизни. Основное правило, которого стоит придерживаться при создании сюжета — не навязывать своему произведению искусственную сверхзадачу. Пускай сейчас в тренде феминизм и толерантность — если эти темы не отзываются огнем в твоем сердце, это заметят все. Вот что говорил Станиславский о ложных сверхзадачах: «Когда к старому, монолитному, классическому произведению насильственно прививают злободневность или другую чуждую пьесе цель, то она становится диким мясом на прекрасном теле и уродует его часто до неузнаваемости. Искалеченная сверхзадача произведения не манит и не увлекает, а только злит и вывихивает.» Поэтому сверхзадача всегда должна скрываться в мысли или проблеме, которая искренне тебя волнует, которую ты хочешь раскрыть или объяснить с помощью своего произведения. Пускай сверхзадача твоей книги вскроет старые раны, откроет читателям глаза, заставит их спорить, злиться, или лить слезы. И пускай не все смогут понять заложенную тобой сверхзадачу — лишь заставив людей задуматься ты уже выполняешь свое предназначение. MeWrite https://telegra.ph/file/70bfd90323797b506eea2.jpg
1752 

15.07.2021 18:01

​​ «Потерянное поколение»

Выражение «Потерянное поколение» означает поколение...
​​ «Потерянное поколение» Выражение «Потерянное поколение» означает поколение...
​​ «Потерянное поколение» Выражение «Потерянное поколение» означает поколение людей, в юном возрасте оказавшихся свидетелями ужасов Первой мировой войны и не способных адаптироваться к мирной жизни: многие из них сходили с ума, спивались, кончали жизнь самоубийством. Под эгидой этой концепции сформировалось творчество множества писателей ХХ века, таких, например, как Эрих Мария Ремарк, Фрэнсис Скотт Фицжеральд, Эрнест Хемингуэй, Ричард Олдингтон. Для произведений данного направления характерны настроения всеобщего разочарования в достижениях цивилизации, эстетизация чувства одиночества и социальной апатии: герои утрачивают веру в нравственные идеалы и возможность торжества гуманистических ценностей. Появлением этого выражения мы обязаны американской писательнице Гертруде Стайн – по крайней мере, авторство в отношении термина приписывается ей Хемингуэем в романе «Праздник, который всегда с тобой»: «Когда мы вернулись из Канады и поселились на улице Нотр-Дам-де-Шан, а мисс Стайн и я были ещё добрыми друзьями, она и произнесла свою фразу о потерянном поколении. У старого «форда» модели «Т», на котором в те годы ездила мисс Стайн, что-то случилось с зажиганием, и молодой механик, который пробыл на фронте последний год войны и теперь работал в гараже, не сумел его исправить, а может быть, просто не захотел чинить её «форд» вне очереди. Как бы там ни было, он оказался недостаточно sérieux, и после жалобы мисс Стайн хозяин сделал ему строгий выговор. Хозяин сказал ему: «Все вы – génération perdue!» – Вот кто вы такие! И все вы такие! – сказала мисс Стайн. – Вся молодёжь, побывавшая на войне. Вы – потерянное поколение». Гертруда Стайн вошла в историю литературы прежде всего как организатор «салона» для англоязычных писателей в своей квартире на улице Флерюс в Париже. Она была покровителем, наставником и спонсором своих подопечных, во многом определяя литературные тенденции своего времени. https://telegra.ph/file/58104e8147b5995ca31ba.jpg
1779 

13.07.2021 11:12

​Теперь я знаю, что буду таскать с собой в поездках по Восточному...
​Теперь я знаю, что буду таскать с собой в поездках по Восточному...
​Теперь я знаю, что буду таскать с собой в поездках по Восточному Средиземноморью - Geotraveller: Geology of Famous Geosites and Areas of Historical Interest. Охвачены самые известные (и не очень) достопримечательности Италии южнее Неаполя, Греции с островами и Турции. Не только природные, но и археологические "звезды" этих стран: от Помпей через Санторини до Каппадокии. Давно не видел настолько залипательной сугубо научной публикации. Да, я по-прежнему не понимаю 80% терминологии (но она разъясняется, местами), но всё равно по-новому начинаешь смотреть на реальность. Как будто надел очки из "Матрицы" и видишь за объектами их геологическую структуру и понимаешь, почему тут такие слои чередуются, почему эта арка/пещера/колонна так неожиданно тут торчит и тп. А карты, в тч. спутниковые представляются особо полезными, тк там поверх рельефа нанесены все храмы, стадионы и руины. Да! Кроме этого представлены некоторые канадские, африканские, американские - Калифорния, Йеллоустоун (объясняется, почему он, собственно, жёлтый) и др. - и Озёрный край Англии. Очень увлекательная геология. Такую бы мне в школе с толковым учителем... Да в походы... https://telegra.ph/file/78b58a3e2c1eb23d8364f.jpg
1768 

18.07.2021 08:28

ЛИСТИКЛ Статья-список. Преимущества и главные правила. 5 причин научиться...
ЛИСТИКЛ Статья-список. Преимущества и главные правила. 5 причин научиться писать листиклы. Об этом термине знают только в узких кругах. Но я вам переведу на общедоступный язык. Смотрите внимательно: 5 способов быстро заработать деньги. 10 правил богатых людей, которые делают их ещё богаче. 3 главные ошибки сценариста-новичка. Это и есть листиклы. Статьи-списки. Популярный, удобный и информативный формат. Их любят все – авторы, аудитория, заказчики. Почему? В них нет ничего лишнего. Всё чётко, кратко и по делу. Никакого словесного мусора и жевания соплей. Кроме того, у листикла есть 5 важных преимуществ: • Содержание всегда соответствует названию. • Листиклы очень удобно читать. Люди любят списки и краткие выжимки. • Листиклы всегда содержат концентрат важной информации. Только яркие факты. • Такой формат всегда дочитывают до конца. Он соответствует "правилу золотой рыбки". • Такие тексты очень запоминаются. Ими любят делиться. Этот формат абсолютно универсальный. В нём можно работать бесконечно и раскрывать огромное количество всевозможных тем. ️ Если вы делаете первые шаги в блогинге или копирайтинге – это ваша палочка-выручалочка. Вы можете прямо сейчас сесть и написать небольшой текст о семи причинах заниматься тем, чем вы решили заниматься. Или пяти способах приготовить вкусный и красивый завтрак из самых простых продуктов. Но хочу вас уберечь от трёх основных ошибок новичков: Не надо изобретать 55 способов чего-то совершенно неважного, если действительно интересных всего 10. Лучше меньше, но лучше. Не старайтесь объять необъятное. Формулируйте тему очень конкретно. В случае с листиклами, чем уже, тем лучше. Оперируйте только яркими и интересными фактами. Форма листикла без яркого содержания не поможет прославиться и заработать. Пользуйтесь сами! Делитесь с коллегами и друзьями. ПИШЕМ ИНТЕРЕСНО с Екатериной Авалиани
1786 

19.07.2021 23:48


Я прочитала "Революцию в стоп-кадрах" Уоттса и хочу всем ее рекомендовать.
Я прочитала "Революцию в стоп-кадрах" Уоттса и хочу всем ее рекомендовать. Чтобы у вас тоже рвалось сердце. Над холодным хард-фикшном, набитым техническими терминами, техническими описаниями, сингулярностью и всем остальным в таком же духе. Уоттс вот так умеет. Он никогда впрямую не пишет о чувствах. Но они возникают производными от больших вопросов - о возможности не-человеческого разума, о перспективах искусственного интеллекта и его отношениях с человеком, о возможности мышления без сознания и т.д. И возникают так, что ты сидишь и моргаешь. Там, короче, уже шестьдесят миллионов лет летит космический корабль с замороженными людьми, которых капитан-ИИ иногда размораживает для кратких задач. Вот у них жизнь: два дня прожил, потом сто тысяч лет спишь, потом еще день прожил, потом спишь. Поэтому, как вы понимаете, и "Революция в стоп-кадрах". Искусственный интеллект зовется Шимп. Намек толстый, и в это тоже завернуто много драмы. Главная героиня зовется Сандей. Воскресенье, воскресение - их же бесконечно воскрешают, мне очень понравился выбор имени, даже если Уоттс этого и не вкладывал. Короче, они летят, обреченные рано или поздно где-то на краю Вселенной умереть. Чтобы что? Хороший вопрос. "Не надо расстраиваться. Здесь все в цепях. «Эриофора» – это корабль рабов. Мы – троглодиты, скованные нуждой в воздухе, пище и воде, скованные сбивающей с толку прерывистостью жизни, нарезанной на кусочки, которые отделяют друг от друга века. Шимпа сковывает собственная глупость. А тебя..." Если будете читать и дочитаете - напишите в комменты, я покажу, где на сайте Уоттса зарыта ссылка на дополнительную тайную историю к этой книге. Там - совсем вышак.
1711 

01.08.2021 20:51

Я прочитала "Революцию в стоп-кадрах" Уоттса и хочу всем ее рекомендовать.
Я прочитала "Революцию в стоп-кадрах" Уоттса и хочу всем ее рекомендовать. Чтобы у вас тоже рвалось сердце. Над холодным хард-фикшном, набитым техническими терминами, техническими описаниями, сингулярностью и всем остальным в таком же духе. Уоттс вот так умеет. Он никогда впрямую не пишет о чувствах. Но они возникают производными от больших вопросов - о возможности не-человеческого разума, о перспективах искусственного интеллекта и его отношениях с человеком, о возможности мышления без сознания и т.д. И возникают так, что ты сидишь и моргаешь. Там, короче, уже шестьдесят миллионов лет летит космический корабль с замороженными людьми, которых капитан-ИИ иногда размораживает для кратких задач. Вот у них жизнь: два дня прожил, потом сто тысяч лет спишь, потом еще день прожил, потом спишь. Поэтому, как вы понимаете, и "Революция в стоп-кадрах". Искусственный интеллект зовется Шимп. Намек толстый, и в это тоже завернуто много драмы. Главная героиня зовется Сандей. Воскресенье, воскресение - их же бесконечно воскрешают, мне очень понравился выбор имени, даже если Уоттс этого и не вкладывал. Короче, они летят, обреченные рано или поздно где-то на краю Вселенной умереть. Чтобы что? Хороший вопрос. "Не надо расстраиваться. Здесь все в цепях. «Эриофора» – это корабль рабов. Мы – троглодиты, скованные нуждой в воздухе, пище и воде, скованные сбивающей с толку прерывистостью жизни, нарезанной на кусочки, которые отделяют друг от друга века. Шимпа сковывает собственная глупость. А тебя..." Если будете читать и дочитаете - напишите в комменты, я покажу, где на сайте Уоттса зарыта ссылка на дополнительную тайную историю к этой книге. Там - совсем вышак.
1699 

01.08.2021 20:51

​​ Книга чудес. Иллюстрированное пособие по созданию художественных миров...
​​ Книга чудес. Иллюстрированное пособие по созданию художественных миров...
​​ Книга чудес. Иллюстрированное пособие по созданию художественных миров Авторы: Вандермеер_Джефф Год издания: 2019 Жанр(ы): Образовательная_литература Публицистика Описание: Мир фантастики и фэнтези захватывает нас, погружая в волшебство писательского таланта. Который, кстати, может развить в себе любой желающий. О секретах искусства написания фантастических романов рассказывает Джефф Вандермеер в своей работе «Книга чудес. Иллюстрированное пособие по созданию художественных миров». На страницах книги вы не найдете сухой терминологии, не увидите академических советов по составлению плана будущего произведения. Вместо этого автор расскажет, как создавать удивительные вселенные, наполняя их неведомыми существами и славными героями. Многочисленные инфографики, яркие иллюстрации, практические советы от акул пера Джорджа Мартина, Нила Геймана, Льва Гроссмана, Кэтрин М. Валенте – все это поможет разобраться в тонкостях работы писателя. Или просто подстегнет вашу фантазию и позволит интересно провести время за увлекательным и полезным изданием. Скачать Альтернативная ссылка: pdf https://telegra.ph/file/90c0aaa0978343d959fc1.jpg
1644 

21.08.2021 07:45

​Вообще,
​Вообще, "Флорентийский книгопродавец" подарил несколько лингвистических...
​Вообще, "Флорентийский книгопродавец" подарил несколько лингвистических инсайтов. Например, 1.«Небольшой кусок меди, на котором выбивалась буква, был известен как матрица, - слово, этимологически связанное с латинским mater (“мать”) и происходящее от латинского слова, обозначающего матку (matrix),—указание на то, что эта небольшая полость была местом, в котором рождалась буква». 2.«Другим пигментом (помимо белил) на основе свинца, также ядовитым, был minium (свинцовый сурик. Он красно-оранжевый), используемый писцами и иллюстраторами для написания важных слов или фраз. Эта задача часто выполнялась специализированным писцом, известным по-итальянски как miniatore (от латинского miniare, “красить красным”). Процесс рисования этих букв свинцовым суриком (minium'ом) назывался miniatura. Поскольку латинские слова, такие как minimus, minor и minus, все обозначают что-то уменьшенное в размерах, термины miniatore и miniatura в конечном итоге утратили связь с красным цветом и стали означать рисование чего-то небольшого». 3."Одна из проблем при чтении готического письма заключалась в том, что многие буквы выглядели почти одинаково. Например, над буквой i не было точки, и поэтому две i, расположенные рядом, были неотличимы от u, пока писцы не начали ставить короткие тире над двойными i — предки нашей точки над i . Тем не менее, такие буквы, как i, u, m и n, оставались чрезвычайно трудными для различения. Чтобы избежать подобных проблем, английские писцы иногда меняли некоторые варианты написания, заменяя буквами "о" вертикальные штрихи букв i и u: так wimen стало women, а munk стало monk". Ну, а то что "текст" - это пряжа, вы и сами, наверное, знаете. От лат. texere - "прясть". https://telegra.ph/file/53408ae2329eb90024d60.jpg
1602 

30.08.2021 17:31

​А.Иличевский «Чертёж Ньютона» (2019 г.)

Вообще как выбирать книги? Да...
​А.Иличевский «Чертёж Ньютона» (2019 г.) Вообще как выбирать книги? Да...
​А.Иличевский «Чертёж Ньютона» (2019 г.) Вообще как выбирать книги? Да наверное как и всё остальное - по отзывам. Я вот читаю нескольких авторитетных для себя книжных блогеров и слушаю знакомых книголюбов, чтобы пополнять бесконечный личный список «Что почитать». Но есть исключения. Например, зимой я писала про премию «Большая книга» вот здесь https://t.me/belei_books/302, первое место в которой в 2020 году получил «Чертёж Ньютона». Я твёрдо решила, что надо идти в ногу со временем и незамедлительно ознакомиться с изданием-победителем. Ознакомилась. И вот знаете, не помню, чтобы когда-то мне было так сложно дать обратную связь о прочитанном. «Чертёж Ньютона» это роман о научно- философско- мистически- религиозном путешествии. Уже не слабо, правда? Сюжет первой половины книги таков: главный герой - физик, который занимается вопросами тёмной материи и путешествует. (внимание, дальше будут спойлеры!) Цель его путешествия - воссоздать устройство Храма Соломона, который упомянутый в названии Ньютон считал моделью устройства Вселенной. Поняв Храм, можно осознать Вселенную. Что протагонист и намеревается сделать вместе со своим пропавшим отцом. Для этого он ???? путешествует по пустынным штатам Америки; ???? едет проститься с умершей тёщей; ???? встречает в пути духов/ привидения/ галлюцинации; ???? отправляется на заброшенную станцию в горах Памира за исследовательскими данными; ???? знакомится с шаманами и лунатит; ???? уезжает в Израиль. Это - сюжетные факты, с ними попроще. А помимо них в романе есть: ???? странные истории про отношения и секс. То жена протагониста - девушка его отца в прошлой жизни; то теща годами травит своего мужа, а на закате дней отбывает в секту на другой континент; то отец совершенно не живет с семьей, но главный герой его всё равно обожает и ходит с ним по борделям; ???? подробнейшее описание ландшафта; ???? огромное количество религиозных мотивов и символов (возможно, этого следовало ожидать, но я вот не ожидала); ???? глубокий экскурс в историю еврейского народа. Я написала выше «первая половина книги», потому что забросила читать её на середине. Роман не хотел укладываться в рамки какого-то жанра и первые глав 10 я пыталась обозреть глубину условностей сюжета и его направление. Когда открылась суть - идея о Храме Соломона, я прочла ещё две главы и честно призналась, что дальше мне не интересно. Возможно, дело в том, что мне не близки религиозность и история сионизма. Оттого и миссия главного персонажа не вызывает сопереживания, и читать многостраничные описания земли Израильской не хочется. Но и язык автора мне не близок: то физики ведут неясный для простого гуманитария диалог, то отец главного героя пишет малоспечатляющие стихи, которыми мир в книге восторгается, то автор сыплет топонимами вперемешку с религиозными терминами. Итог: мне книга - призёр «Большой книги 2020» не зашла вообще. Я не говорю, что книга плохая, но не моё чтение совершенно. Однако если вы знаете матчасть (либо есть желание в ней разобраться) и вам нравятся истории без четких сюжетных рамок и условностей - «Чертёж Ньютона» вполне может вам понравиться книги чтение литература неЗашло https://telegra.ph/file/8437e64b8eeca9f35147b.jpg
1457 

25.09.2021 19:12

​​Жёлтый лист. Подоконник. Муха. Все тетради ещё пусты. Будем слушать урок...
​​Жёлтый лист. Подоконник. Муха. Все тетради ещё пусты. Будем слушать урок...
​​Жёлтый лист. Подоконник. Муха. Все тетради ещё пусты. Будем слушать урок вполуха и гримасничать, как шуты. Тряпка. Мел. Хризантемы в вазе. Пушкин с Гоголем на стене. Небо всё ещё синеглазо. Солнце греет ещё вполне. Утро. Чайник. Осколки лета. Свежий тост и вишнёвый джем. Плеер снова жуёт кассету. Больше нет никаких проблем. К языку прилипает Boomer, новый вкладыш летит в карман. Прогуляем литературу. Не поймают. Ну перестань! Вечер. Cola. Игра в приставку. Мам, пожалуйста, не звони. Остаюсь с ночевой. У Славки. Нет, не голодны. Да, одни. Терминатор сказал с экрана легендарное «I’ll be back». Фишки. Крышки. Мафон. Нирвана. До утра не смыкаем век. Мам, купи мне вон ту бейсболку. Дискотека сегодня. Да. Славка нравится всем девчонкам. Разоделся, как рок-звезда. Ленка снова в короткой юбке. Приглашу её на медляк. Первый танец. Смешная шутка. Я влюбился. Ну и дурак. Общежитие. Кофе. Пепел. Бьём по струнам и пьём до дна. Отношения – это цепи. Я свободен, как сатана. Утро. Пары. Тетрадь. Конспекты. Сигареты. Осенний дым. Под ногами – осколки лета светят медным и золотым. Пыль на полках. Горшок с геранью. Стопки книг, миллионы букв. Дождь октябрьский барабанит. В сковородке сгорает лук. Тусклый свет. Духота на кухне. Цой, конечно же, вечно жив. Два браслета и гвоздик в ухе. Я терзаю гитарный гриф. Вечер. Пиво. Фонарь дворовый. Жаль, что рифмы мои просты. Я бегу за каким-то зовом и мараю стихом листы. Фредди Меркьюри рвёт на части. Синим светится монитор. Быть звездой – только в этом счастье. Остальное – труха и сор. Ты красивая, как актриса. Рыжий локон. Духи. Шифон. Пахнешь ландышем, смотришь лисом. Но не думай, я не влюблён. Если хочешь остаться, помни: плед колючий, кровать скрипит. В угол брошен проект дипломный. Страсть поставлена на Repeat. Снова утро. Сырой ноябрь. Чайник. Свитер. Ключи – в карман. Остановка в осенней хляби. Сигарета дерёт гортань. Я – всего лишь песчинка в мире, где царит бесконечный хаос. Пустота под ребром всё шире. Жизнь – враньё, суета и грязь. Холод. Капли. Зонты. Маршрутки. Облетает дружище клён. Я не сплю уже ровно сутки. Но не думай, я не влюблён. Я не помню, как это было. Я женат. Как и все друзья. Дом. Работа. Письмо на мыло. Спам. Соц.сети. Игра. Ничья. Антресоли хранят коробку: фишки, вкладыши и мафон. Те кассеты и те ночёвки. Запах детства. Забытый сон. Выцветают осколки лета. Жухнет старый тетрадный лист. Рыжий локон и два билета. Где ты нынче, мой хитрый лис? Я совсем не похож на Цоя. Неизвестен и нелюдим. Так хотелось гореть звездою. Только мы у ТВ сидим. Пыль на полках. Горшок с геранью. Кофе. Тапочки. Пёс храпит. Жизнь проносится слишком рьяно. Нажимай же скорей Repeat. Полина Шибеева https://telegra.ph/file/a14dfea10e67e1609cd54.mp4
1456 

25.09.2021 11:15


Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала...
Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала...
Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала, что про свои читательские отношения с Улицкой мне есть что рассказать – и в рассказе этом будет много биологии)) Мое первое воспоминание о ее книгах: мне лет 13-14, и у нас в доме появляется «Казус Кукоцкого» - почему-то не книга, а какая-то гигантская распечатка, невесть откуда взявшаяся (компьютеры уже были, но интернет еще мало у кого встречался; не руками же набирали?) Такой себе самиздат, плавно переходящий в пиратство. Я тогда уже решила, что буду биологом, и бабушка иногда «проверяла меня на прочность»: рассказывала, каким «ужасам» учат на биофаке, и все выпытывала, смогу ли я резать лягушек, ведь если нет, то какой же я биолог. Как вы понимаете, в «Казусе Кукоцкого» есть одна-единственная сцена, которую я с тех пор на всю жизнь запомнила, потому что именно ее добрая бабуля мне и подсунула. Там юная героиня устраивается работать в лабораторию, и работа ее заключается в том, чтобы делать препараты мозга новорожденных мышат. Ну и весь процесс описан в красках на паре страниц, конечно же. «Сможешь так же?» - вопрошала бабушка. «Если хочешь быть биологом – придется быть готовой такое делать!» Что ж, спустя почти 20 лет должна сказать, что мне удалось стать биологом, не убив ни одно позвоночное животное (коллекция насекомых не в счет): как раз к моему поступлению на биофаке упразднили использование животных на практикумах по физиологии, заменив их компьютерными моделями. И дальше как-то тоже не пришлось: в качестве специальности в универе выбрала микробиологию, а в аспирантуру пошла на геномику растений. Не то чтобы я считала, что использовать животных в научных целях недопустимо – иногда без этого, к сожалению, никак; просто хочется зафиксировать, что наука биология сегодня намного шире, чем бесконечное убийство бедных мышек и кроликов. Дальше у меня, тоже в подростковом возрасте, был небольшой кризис выбора между биологией и филологией – и тут Улицкая тоже была успокаивающим примером и для меня, и для мамы с бабушкой: вот, мол, можно быть генетиком и писать книжки при этом. Тут мне хотелось бы отметить, что сама Людмила Евгеньевна, часто в интервью вспоминающая, что работала когда-то генетиком (недолго), в основном использует биологию как источник метафор, не особенно соблюдая достоверность фактов. Вот как в интервью Юзефович, например: чтобы объяснить привязанность к дому, говорит, что это «биологическое» - мол, у всех животных есть инстинкт дома, а человек «обладает всеми теми инстинктами, которыми обладают кошка и собака, но некоторые (инстинкты) он изжил, а некоторые приобрел новые». Звучит поэтично, но не слишком биологически верно. Вспоминаем уже, кажется, всем набивший оскомину факт: по современным научным представлениям, у человека нет инстинктов, вообще никаких, кроме одного – eyebrow flash, инстинкта поднимать брови при виде приятного нам человека. Тут, конечно, проблема еще и в том, что в обывательском смысле инстинктами привыкли называть все подряд, при том что биологический термин «инстинкт» имеет строго определенное значение; есть рефлексы, потребности, научение – и ничего из этого к инстинкту отношения не имеет. На эту тему есть выдающийся ролик у «Все как у зверей», посмотрите, если еще не. Делает ли все это Улицкую менее великой писательницей? Нет, так я не думаю – просто и великие люди бывают правы и точны не во всем. Использовать биологию как метафору тоже не преступление – напротив, иногда это может быть интересным литературным решением, но все, конечно же, вопрос уместности и понимания разницы. Наверное, так. Хотя биолог во мне не перестанет содрогаться от повсеместно используемых выражений вроде «культурный генокод» или «ДНК стиля»)) Еще напомню про старый свой пост о книге Улицкой «О теле души», где я, конечно, тоже до биологов докопалась) https://www.youtube.com/watch?v=zNFcL3Dw2TE&t=754s
1396 

11.10.2021 09:33

«Как читать художественную литературу как профессор», Томас Фостер Название...
«Как читать художественную литературу как профессор», Томас Фостер Название трудновыговариваемое, но книга любопытная. Рассказывает она о том, как читать более вдумчиво, находя в любом литературном произведении больше смысла. Чаще всего среднестатистический читатель художки концентрируется на истории, сюжете и персонажах – и воспринимает все, что видит в тексте, буквально. Но это лишь первый уровень восприятия. В хороших художественных книгах есть и другие уровни: уровни символов и метафор, отсылки к другим известным текстам и так далее. Главная мысль автора: в мире есть только одна история, и все художественные тексты на самом деле рассказывают именно ее. И эта история — «обо всем, что кто-то захочет нам рассказать. Пожалуй, можно сказать так: единая история, метаистория, повествует о том, что значит быть человеком». А раз так, то все тексты, когда-либо написанные, постоянно перекликаются и взаимодействуют друг с другом; это взаимодействие называется интертекстуальностью. Мы все состоим из текстов, которые когда-либо читали. Авторы книг тоже состоят из всех прочитанных ими текстов понемногу – и это, конечно, отражается в их собственных произведениях. Этот багаж у каждого свой, но есть тексты, настолько укоренившиеся в нашем культурном сознании, что их опознают практически все – причем иногда для этого даже читать первоисточник необязательно. Можно не читать Библию, но знать истории о всемирном потопе или 12 апостолах - просто потому, что эта информация доходит до нас в виде «цитат цитат цитат», многократно задействованная и осмысляемая в самых разных текстах. Ну вот и получается, что невозможно, будучи продуктом западной культуры, написать роман про героя, который чуть не умер, а потом чудесным образом спасся, даже пережил второе рождение – и не подразумевать при этом воскресение Христа. И все в таком духе. При этом автору даже не обязательно делать это нарочно – все эти архетипы у нас настолько в подкорке, что сами всплывают в нужный момент. Библия, как понимаете, - наиболее часто цитируемый в западных литературных произведениях текст. На втором месте – тексты Шекспира, дальше идут разные мифы и детские сказки. «Эти истории — мифы, архетипы, религиозные сюжеты, свод мировой литературы — всегда с нами. Всегда в нас. Мы можем черпать из них, добавлять к ним что-то свое, припадая к источнику в любой момент». Похожая история с символами. Есть явления и образы, настолько символически нагруженные, что у многих людей они вызывают примерно один ряд эмоций и ассоциаций (вода – основа жизни, очищение, обновление; осень – меланхолия, увядание, продолжите сами). Задействуя эти образы, автор художественной книги жмет на нужные кнопочки, запускающие в нашей памяти эти ассоциативные ряды, и оп! – вот уже и нужное настроение от чтения возникло. Еда, болезни, путешествия, погодные явления – все это в роман помещается неспроста и означает совсем не то, чем кажется на первый взгляд. В какой-то момент от обилия всех этих символов и значений голова идет кругом и хочется сказать: а можно без этого как-нибудь? Можно сигара будет просто сигарой? Можно, милостиво разрешает автор, напоминая, что любые символы и подтексты всегда вторичны. Если роман плохо написан, в нем картонные персонажи и не выстроен сюжет, то никакие символы не помогут. Написано просто и лаконично, книга нацелена на самых обычных читателей и не злоупотребляет сложными терминами. Единственной сложностью для меня стало обилие примеров из американских произведений, многие из которых я впервые вижу; со знакомыми примерами встречаться было куда приятнее. И вот бы, вот бы кто-нибудь написал что-то похожее, только на примерах из русской литературы!) Главное же - то, что книга учит задавать себе и тексту вопросы во время чтения и вообще смотреть на текст более внимательно, помня, что все элементы оказались там не случайно. Книга есть на Букмейт, а у вас есть промокод YOLKA на месяц бесплатного чтения
1368 

22.10.2021 10:04