Назад

​​Сделайте герою больно Наверняка вы слышали поговорку «друг познаётся в...

Описание:
​​Сделайте герою больно Наверняка вы слышали поговорку «друг познаётся в беде». Так же и с персонажем. Для начала вам нужно понять цели вашего героя. На чем будет завязан основной конфликт? Чего хочет герой вашей книги? Денег, власти, свободы, любви, избавления от проблем или чего-то ещё? Теперь попробуйте бросить персонажа в наихудшую ситуацию, связанную с конфликтом и посмотреть, как он себя поведёт. Например, если конфликт завязан на деньгах, нарисуйте самые неблагоприятные условия: жена больна онкологией, кошелёк пуст, а коллекторы угрожают жестокой расправой. Что герой предпримет? Пойдёт грабить банк или займёт у соседа? А может, решит продать почку? Не обязательно оставлять в книге именно этот случай. Это нужно для того, чтобы понять персонажа, так сказать, потыкать в него палочкой, выяснить, из чего он сделан. Он может быть хорошим парнем, который и мухи не обидит, но именно стрессовая ситуация покажет, что же кроется у него внутри. Герой всегда был хорошим другом? Что, если его попросят помочь крупной суммой денег? Он поможет, а сам останется без копейки или напротив, скажет, что едва стоит на ногах? Таким образом для себя вы раскроете совершенно иную сторону персонажа. Когда писатель владеет информацией, ему легче понять всю глубину героя, а следовательно, показать его читателю. Ваша задача узнать своих персонажей лучше, чем они знают самих себя. писательство https://telegra.ph/file/de7f0004cc39fc83cff16.jpg

Похожие статьи

Андре Асиман «Восемь белых ночей» КОГДА ВЛЮБЛЁН Что-то я подрастеряла...
Андре Асиман «Восемь белых ночей» КОГДА ВЛЮБЛЁН Что-то я подрастеряла читательскую наглость и забыла, что некоторые книги можно бросать на середине, даже если влюблён в автора. И не могу сказать, что бросаю, потому что нам с этой книгой было плохо первые триста страниц — но случилась влюблённость, а не любовь. Найти свою любовь (по Асиману) это единственный способ прожить жизнь так, как нам хотелось бы ее прожить, он таскает эту мысль из романа в роман — и почти всегда прокатывает, но в этот раз не верррюююю. Какие неприятные герои — подумала я с первых строк, а со вторых — неприятные люди тоже влюбляются, вот это сюрприз... Абсолютно безликие к тому же, внешность никак не описана и не выражена, даже телесность расходится в показаниях — то её ключица загорела, а то бледна. Они встречаются на рождественской вечеринке и вступают на скользкий путь снобистского флирта из метафор и цитат — как будто ты на Своей игре, а не на свидании. И ладно, когда в паре один такой, а когда оба, интеллектуалы без интеллекта, без угара, но с Годаром, думаешь бооожеее, ну сделайте что-то неловкое уже со своими героями, автор. «Слишком она для меня умная», вздыхает автор о героине, не могу. И о приятном раз: Петербург здесь — как далекий и обольстительный герой, единственно очаровательный, оправдывающий название романа, отсылающее и к Достоевскому с его таким же безымянным Мечтателем. О приятном два: Спасибо переводчику. За забывающиеся выражения типа «по приезде». За верно переданное несмотря на отсутствие сюжета и всего — прекрасное Асиманство. Асиманство — особый, редкий вид графоманства, почти религия. Но! Эти все бесконечные игры в слова каждый раз заново интересны только когда ты влюблён, тогда и Линклейтеровская Трилогия становится Библией; и ты думаешь: главное, что у нас была хотя бы эта ночь или намёк на неё, этот единственный поцелуй в шею перед сном, твоё пальто, такие глупые поиски банкомата в ночи, розовая гвоздика с обломанной ножкой, очень крепкий кофе с грейпфрутовым соком, его отец, и все время откуда-то взявшиеся в субботу с утра дела — и когда дела начинаются, ночь заканчивается, ты заканчиваешься, вы заканчиваетесь, но хорошо, что были хотя бы немного, что я это не придумала, а прожила. Видите? Асиманству совсем несложно подражать — и оно наверное даже не раздражает. Когда влюблён. Кому читать: мающимся бессонницей после первого свидания Что пить: очень интересно мне уподобиться героине только в одном и выпить водки с тортом. Выпью, расскажу.
525 

03.11.2020 01:20

​​Хороший/плохой персонаж
 
1. Герой чего-то хочет/герой лежит на диване и...
​​Хороший/плохой персонаж 1. Герой чего-то хочет/герой лежит на диване и...
​​Хороший/плохой персонаж 1. Герой чего-то хочет/герой лежит на диване и ноет, как ему плохо. 2. У героя есть скелет в шкафу/герой прозрачен, как стёклышко, читатель видит его насквозь. 3. Персонаж сочетает в себе и положительные, и отрицательные черты/все добряки добрые до мозга костей, все злодеи — злые злыдни. 4. У героя есть сильные и слабые стороны/герой сильный, умный и харизматичный, а ещё вышивает крестиком и спасает котиков. 5. Персонаж выглядит обычным человеком, а читатель любит его за другие качества/героиня — пышногрудая стройная блондинка с голубыми глазами, а парень — высокий мускулистый брюнет с волевым подбородком. 6. Герой долго идёт к своей цели/герой хотел яблоко, герой взял яблоко с полки. 7. Между трудностями героя возникают проблески надежды, но впоследствии конфликт должен усугубиться/герою постоянно тяжело, герой устаёт, читатель — тоже. 8. Герой ошибается/герой делает всё правильно, как по инструкции, читатель скучает. 9. Мотивы персонажа близки читателю/читатель не понимает, почему герой поступает так или иначе, логика для героя — нечто непостижимое. 10. В конце истории персонаж меняется/Иван-дурак дураком был, дураком и остался. писательство https://telegra.ph/file/2154b1ee1dfeabd270f45.jpg
538 

27.10.2020 09:17

​​Страдающий герой или надоедливый нытик?

Герою, что страдает, сопереживают...
​​Страдающий герой или надоедливый нытик? Герою, что страдает, сопереживают...
​​Страдающий герой или надоедливый нытик? Герою, что страдает, сопереживают сильнее. Нет уже в мире писателей, которые бы не воспользовались этой хитрой уловкой. Литературный мир полнится страдающими персонажами — тут тебе и мальчик-сирота со шрамом на лбу, и отверженный всеми ведьмак, да и чего уж мелочиться, все герои книг Джорджа Мартина. И читатели верят им, страдают вместе с ними. Но как не переборщить и случайно не превратить страдающего героя в надоедливого нытика или куклу в руках жестокой судьбы? Убедись, что у страданий героя есть причина и последствие Они образуют фундамент личности и характера персонажа. Если героя поколачивают в школе, недолюбливают на работе, задирают на улице — тому должна быть причина. Найдя ее, выведи из ситуации последствие. Если герой постоянно испытывает физическое или психологическое насилие, то это отразится на его характере — он может стать замкнутым, агрессивным, жестоким или неуверенным в себе. Разберись, как страдания меняют героя Беспричинные страдания оставь героям в телесериалах. В книге все должно иметь свое объяснение. Боль и страдания нужны, чтобы персонаж развивался? Или же наоборот, они увлекут его на дно? Может, страдания помогут ему открыть в себе ранее неизведанные силы и стороны? Раскрывай карты постепенно Не вываливай на читателя всю подноготную страданий героя с первых страниц. Для того, чтобы люди верили и сопереживали персонажу, боль и трудности вплетай в жизнь героя максимально органично. Пусть тяжелые моменты чередуются со светлыми сценами, поражения следуют за победами. Лишь тогда страданиям героя будут верить. Ибо даже в самые трудные времена человек способен отыскать надежду и свет. MeWrite https://telegra.ph/file/be90345fdbb61cc61379a.jpg
535 

08.07.2020 18:01

​​Антигерой

Их обожают читатели и ненавидят протагонисты. Мерзавцы, убийцы...
​​Антигерой Их обожают читатели и ненавидят протагонисты. Мерзавцы, убийцы...
​​Антигерой Их обожают читатели и ненавидят протагонисты. Мерзавцы, убийцы, воры и манипуляторы — без них сложно представить стоящую книгу или фильм, ведь людям нравятся антигерои. Но понятие «злодея» эволюционировало. Недостаточно взять человека, дать ему суперсилу и желание убивать все живое, чтобы заинтересовать читателя. Современные антигерои — сложные персонажи с сильной мотивацией, которая давно отошла от понятий классического «зла». Так как же создать антигероя, которому поверит читатель? Для начала стоит разобраться, что же под собой подразумевает «чистое зло», пришедшее к нам из прошлого. Человек в черном, адски хохочущий над раненой девушкой на краю небоскреба? Хладнокровный безумец, что вырезает семьи, потому что в детстве он стал свидетелем убийства? Эти образы известны нам из старого кино, классического фэнтези и романов, что давно стали примерами ярчайшего клише. Но почему они перестали работать? Это легко понять, если взглянуть на качества, которыми обладает крутой антигерой: ???? Мотивация Без нее, конечно, ни один герой не обходится, но злодею она нужна даже больше, чем другим. Легко без причины совершать заслуживающие похвалы поступки, но когда человек целенаправленно хочет убить врага, совершить теракт или захватить страну, для этого нужна железобетонная мотивация. Особенно, если в антигероя превратился персонаж, что был до этого положительным. Пример: Эдмон Дантес в книге А. Дюма «Граф Монте-Кристо», ставший жертвой предательства завистников, оказывается запертым в тюрьме на 14 лет. После побега он узнает, что предатели, упекшие его в тюрьму, разбогатели, один из них даже женился на невесте Эдмона. Пережитые тяготы, а также желание отомстить подлецам превращают его в хладнокровного манипулятора, который постепенно разрушает жизни врагов. ???? Уязвимости и слабости Гораздо проще верить антигерою и сопоставлять с собой, если у него есть слабые места. Всесильные, неприкосновенные злодеи остались в прошлом, теперь на первый план выходит человечность каждого из героев. Читателю приятно осознавать, что антигерой, также как и он сам, беспокоится о больной матери или влюбляется в другого человека. А слабости антигероя, вроде боязни темноты, помогут читателю соотносить себя с ним. Пример: История Дориана Грея в книге О. Вальда «Портрет Дориана Грея» завязана на страхе старения главного героя. Он хочет любой ценой сохранить свою красоту и молодость. Этот страх понятен, поэтому читателям проще сопереживать герою, что пускается во все тяжкие, узнав, что внешность и молодость его от этого не пострадают. ???? Обаяние Шансы антигероя завоевать любовь читателя возрастают, если наделить его обаянием и харизмой. Важно понять, что красота и смазливость не равно харизма. Недостаточно описать злодея с локонами вороного цвета и пылающими глазами. Сделай его галантным и дипломатичным — такой контраст с истинной личностью антигероя подогреет интерес читателя. Пример: Обаятельный безумец Патрик Бэйтман из книги Б. И. Эллиса «Американский психопат» богат, умен, популярен среди женщин и заботится о своем здоровье. А с другой стороны монеты — его альтер-эго насильника, убийцы и маньяка. Несмотря на это, читатель продолжает сопереживать герою, выискивая причину для безумия столь успешного и привлекательного человека. Разобравшись с чертами «привлекательных» антигероев, становится ясно, почему классическое зло больше не в моде. Люди попросту не сопереживают шаблонным злодеям без цели и мотивации. У А. Сапковского на эту тему есть высказывание: «Я не верю в абсолютное зло, такое Зло, природой которого и смыслом существования есть вред Добру. Сторону, которую признаем «негативной», всегда имеет свои мотивы и поводы, которые движут ею. ...Нет воен Добра со Злом, есть войны, в которых разные стороны имеют разные интересы. В литературе фэнтези, однако, популярно представление Добра и Зла способом Толкиена. У него Саурон и Мордор являются «плохими», потому что являются Злом, а не потому, что имеют свои интересы. Я в подобное поверить не мог» MeWrite https://telegra.ph/file/31fc23b04de0389009b81.jpg
546 

10.09.2020 15:01

​​Не рассказывай — показывай

«Не рассказывай — показывай»: если бы за каждый...
​​Не рассказывай — показывай «Не рассказывай — показывай»: если бы за каждый...
​​Не рассказывай — показывай «Не рассказывай — показывай»: если бы за каждый раз, что мы видим этот совет в книгах и курсах о писательстве, нам давали по доллару, то списки Форбс давно бы лопнули от наплыва миллионеров. Но стоит ли безоговорочно пользоваться таким «советом»? Когда уместно все таки рассказать историю, вместо того, чтобы показывать действия героя? Давай разберемся. В чем разница? Если в описании происходящего автор использует много качественных или оценочных прилагательных (красивый, бедный, невзрачный), значит он рассказывает. Такой способ повествования часто используется в сценах, где происходящее описывается со стороны автора, а не героя. «Красивый, статный мужчина сидел за столом таверны. Его безукоризненная прическа и сверкающий доспех сильно бросался в глаза на фоне остальных посетителей — бедняков и пьяниц». Если же повествование идет от лица героя, есть описания его физических ощущений, действий, восприятий — это означает, что автор показывает происходящее. Так он позволяет читателю самому принимать решения и оценивать героев и их действия. Когда автор показывает происходящее, читателю проще представить сцены и героев, легче «примерить» историю на свой опыт. «Когда мальчишка сделал шаг вперед, ее глаза пробежались по нему сверху вниз, оценивая. Наглый взгляд больших карих глаз, накрахмаленная рубашка, воротник изнутри пожелтел и уже вряд ли отстирается, на левой штанине две кожаные заплатки — одна поверх другой, значит ему приходилось работать чистильщиком обуви, причем долго. Когда она скользнула взглядом по длинному шраму, что пересекал щеку мальчишки, он скрипнул зубами». Когда уместнее рассказывать? Часто при написании книги возникают сомнения о том, сколько внимания нужно уделить тому или иному событию. Если главный герой по сюжету — выпускник Гарварда, стоит ли расписать его университетскую жизнь? Ответ кроется в том, о чем твоя книга. Если герой живет воспоминаниями, то несколько глав вполне можно потратить на описания университетской рутины. Если важнее настоящее, просто расскажи в нескольких абзацах, что учился он отлично, пары не прогуливал, зато на тусовках почти не появлялся. Когда нужно описать предысторию, чье-то прошлое — рассказ будет уместнее всего. Когда уместнее показывать? Если ты хочешь показать отношение героя к спорным вопросам, избегай длинных внутренних монологов. Лучшее средство показать героя и его чувства — вплести их в диалог. Гневная речь, полная ругательств, отлично покажет, что персонаж думает о полицейских или высоких налогах. Если ты хочешь, чтобы читатель поверил, что герою не терпится поехать в отпуск, то покажи его чемодан, собранный за неделю до поездки, или как он постоянно проверяет билеты и время отлета. Как не переборщить? Даже у известных авторов бывают оплошности с избытком физических реакций героев или длинными занудными описаниями. У Сандерсона, к примеру, в книгах часто повторятся показательные реакции героев вроде «он сжал кулаки» и «стиснул челюсть», из-за чего они становятся предсказуемыми. С одной стороны, хорошо, что читатель узнает привычки героев, но постоянно скрипящий зубами персонаж скорее натолкнет на мысль о бруксизме. То есть, не стоит воспринимать совет «не рассказывай — показывай» так буквально. Любое характерное действие героя нужно хорошо продумать, не засоряя повторами весь текст. Как и любой длинный рассказ в пять страниц должен иметь веские основания для появления в истории, если ты, конечно, не Толстой. MeWrite https://telegra.ph/file/9e3691bcd40db586c6d40.jpg
545 

26.10.2020 19:01

​​Как создать атмосферу в книге?

В книгах, как и в фильмах, есть несколько...
​​Как создать атмосферу в книге? В книгах, как и в фильмах, есть несколько...
​​Как создать атмосферу в книге? В книгах, как и в фильмах, есть несколько характеристик, по которым их оценивают люди: диалоги, сюжет и атмосфера. Сюжет во многом зависит от проработки героев, их мотивации и основной идеи, а диалоги — от умения автора слушать людей и умело вплетать характер в реплики героев. А что с атмосферой? Атмосфера книги — на первый взгляд, очень нечеткое понятия. Ее невозможно оценить навскидку, без погружения в главу или целиком во всю книгу. Но именно нужная атмосфера заставляет людей перечитывать культовые книги раз за разом, каждый раз наслаждаясь ими, как первый. Благодаря ей читатель может перенестись в мир, созданный автором, и полюбить его. Атмосфера может быть одной для всей книги — например, пронизывающий до костей ужас в историях Лавкрафта, или наполненные магией и загадками книги о Гарри Поттере. Или же разной для каждой главы — что больше характерно для саг и длинных фэнтезийных историй. Как же создать такую атмосферу в книге, чтобы влюбить в нее читателя? Внимание к деталям Первый ключ к созданию идеальной атмосферы кроется в подборе и описании деталей. Если ты создаешь атмосферу для главы, прежде чем приступать к написанию подумай, какое настроение она должна вызывать у читателя. Затем реши, какое событие будет обыгрываться в главе, и вот здесь начинается магия. В зависимости от жанра, эпохи, героев и происходящего детали могут быть разными. Например, если описываешь фестиваль — атмосферу праздника создадут музыка, льющаяся отовсюду, пестрые гирлянды и празднично одетые гости. Но этого недостаточно — позаботься о том, чтобы добавить незначительные в смысле сюжета, но важные для эмоционального наполнения моменты. Смех детей, кружащихся на карусели. Запах яблок в карамели, которые разносят девушки в пышных платьях. Пестрые флажки, трепещущие на ветру. Именно в таких деталях живет душа каждой книги. Реакция героев Когда детали расписаны, а глава продумана до мелочей, приходит время достать второй ключ к идеальной атмосфере. Он — в нужной реакции героя на происходящее. Каждый персонаж книги по ходу сюжета переживает те или иные испытания, имея свои эмоции и свой взгляд на каждую ситуацию. И для реалистичности, герой должен реагировать на все логично. К примеру, герой по сюжету попадает на тот же фестиваль. Но в предыдущей главе он пережил потерю лучшего друга и напарника. Если он начнет как ни в чем ни бывало веселиться, поедать угощения и приставать к женщинам — атмосфера будет непоправимо разрушена, ведь это будет нелогично. Для того, чтобы читатель погрузился в происходящее и сопереживал герою, в нашем примере нужно описать контраст его чувств и радости вокруг. Пускай запах яблок в карамели, которые он раньше любил, теперь вызывают у него тошноту. Смех детей кажется ему оскорбительным — ведь мир продолжает существовать и после его утраты. Соединение деталей и реакций героя дает непередаваемое ощущение погружения в историю, оно позволяет читателю ощутить на себе весь спектр эмоций героя, понять его поступки лучше. «Загадки и зацепки» Последним же ключом к созданию крутой атмосферы являются небольшие подсказки для читателя о том, что ждет его впереди. Я называю их «загадки и зацепки» — это небольшие упоминания вскользь еще не представленных персонажей, необъяснимые происшествия, смысл которых раскроется позже, намеки о грядущих бедах. Они обещают читателю, что впереди его ждет немало интересного, поэтому он продолжает читать с еще большей охотой. Например, часто «зацепки» по сюжету выдают гадалки в виде пророчеств, или же незнакомец, наблюдающий за героем из-за угла, становится предвестником обострения конфликта в книге. Если неочевидно расставлять их по сюжету, они заставят заинтересоваться любого читателя, что станет заключительным штрихом в создании нужной атмосферы. Итак, три ключа в твоих руках. Каждый из них поможет создать запоминающуюся и неповторимую атмосферу во всей книге или в отдельных главах. Но использовать ли их все, или пользоваться каким-то одним — решать тебе. MeWrite https://telegra.ph/file/677768ceaa551cb875db7.jpg
535 

29.12.2020 18:01


​​Следим за эмоциями!

Одна из проблем саморедактуры — это даже не недостаток...
​​Следим за эмоциями! Одна из проблем саморедактуры — это даже не недостаток...
​​Следим за эмоциями! Одна из проблем саморедактуры — это даже не недостаток опыта или знаний, а напрочь замыленный глаз. Перечитывая десятки раз собственное произведение, мы можем не замечать самые банальные косяки, которые бросаются в глаза при прочтении чужих черновиков. Один из таких косяков — эмоциональный отклик персонажей на внешнее воздействие. Иногда нам так нравится использование определенного приёма, пусть даже подсознательно, что мы пихаем его во все мыслимые и немыслимые моменты. Я часто замечаю это у других, но только после тычка в нос понял, что сильно заигрываюсь с «холодком/мурашками по коже», когда герою страшно или беспокойно. Следите за тем, как вы описываете одни и те же эмоциональные отклики у персонажей. Может оказаться, что вы часто используете «нервный смешок» при неудобной для персонажа ситуации, или у героя часто проскакивает улыбка, закатывание глаз или дрожь в коленях, там, где можно описать нужную эмоцию десятком других способов. На первый взгляд проблема несущественна, но, наткнувшись несколько раз подряд, к примеру, на «кривую улыбку», читатель невольно задумается: все ли в порядке у автора с фантазией? Это мы, авторы, можем простить друг другу подобные недостатки, ведь знаем, через какой производственный ад проходит писатель. Но читатель хочет чистый и красивый текст, и нам надо постараться сделать его таковым! писательство https://telegra.ph/file/cfc99a87ba0e6f340653c.jpg
530 

10.01.2021 09:17

​​Вознёсшийся в небеса популярности «Человек из Подольска» (в кинорежиссёрском...
​​Вознёсшийся в небеса популярности «Человек из Подольска» (в кинорежиссёрском...
​​Вознёсшийся в небеса популярности «Человек из Подольска» (в кинорежиссёрском дебюте театрала Семёна Серзина) – это, конечно же, очень страшный фильм. Страшен он не тем миром перевёрнутого комического абсурдизма, где российские полицейские предстают в трогательно невозможном образе радужно-розовых пони, а всего лишь одной двухминутной сценой ближе к финалу фильма. Фишка в том, что именно фильм разделывает под орех, в буквальном смысле раздевает едва ли не догола (чувак сидит в трусах перед полицаями в отделении) обыкновенного среднестатистического постсоветского человека. Постсоветский человек – это тотальный инфантильный неудачник, ничем не интересующийся и зацикленный на каких-то глупых левых проблемах (на уровне лозунгов, вне серьёзной дискуссии с оппонентами - «Путин вор и кровавый убийца! Трампа забанили в твиттере! Путин красавчик – поднял страну из руин! Трамп красавчик – дал всем этим толерастам пасасать!»), моральный урод, неспособный на секунду остановиться и увидеть окружающие отблески красоты даже в реально задрипанном Подольске. В одноимённой пьесе Дмитрия Данилова, по которой и снят фильм, сцена расчеловечивания постсоветского человека представлена довольно травоядной метафорой в обращённом к главному герою монологе лейтенанта: «Знаешь, на что это похоже? Я тебе сейчас объясню. Представь, что ты познакомился с каким-то очень крутым челом. Реально богатым и влиятельным. И вот этот крутой чел почему-то проникся к тебе симпатией (это невозможно, но допустим) и пригласил тебя в гости. В свой офигенный огромный дом. И устроил для тебя охренительный обед. Или ужин. Море изысканной еды, какой хочешь. Рекой льются редкие вина. Шампанское по тысяче евро за пузырь. Все, что хочешь. Угощайся, друг, ни в чем себе не отказывай, все для тебя! И ты в этой ситуации делаешь вот что. Ты находишь среди всего этого изобилия банку шпрот, достаешь принесенную с собой водку «Пять озер», ковыряешься вилкой в шпротах, давишься теплой водярой и жалуешься, что в других местах видал угощение и получше. Как ты думаешь, что скажет хозяин стола?! Как он отнесется к такому гостю, а?! Он его вышвырнет на хрен! Во тьму внешнюю! Где скрежет зубовный!». Тогда как в фильме Серзина всё по-настоящему жёстко, мрачно и абсолютно однозначно: расчеловеченный постсовок в какой-то момент оборачивается маньяком, который устраивает пони-полицейским настоящую кровавую баню (а «Пять озёр» из пьесы иронически – тут Серзин даже и алкоголь разалкоголил=)) – превращаются в безымянную водяру из пластиковой бутылки). В одну минуту «человек подольский» топит в крови то, что его разумению не поддаётся – красоты и правды в этом мире нет, везде враньё и манипуляции, всем заправляют ж//до-рептилоиды из Госдепа, а рашка-говняшка должна быть разрушена! Концовка фильма у Серзина, впрочем, тоже вполне оптимистическая, няшная – вставка с кровавой баней показывает ведь как бы альтернативную версию событий, которая так и не произошла. Но тут вот как раз режиссёр ошибается: произошла, ещё как произошла, только она и возможна в близко не абсурдистской реальности современной РФ – дай только волю окончательно расчеловеченному постсоветскому, заставь его поверить в то, что и он тоже человек право имеющий, как он тут же сам и вхерачит тебе огромный такой тесак под печень. По-другому не умеет потому что. Не верите? А вы сводку из жизни провинции какой-нибудь Life.news откройте – там весь достоевский, и лев толстой с кучей чеховых в придачу на тысячу лет вперёд найдутся. https://telegra.ph/file/882021543880c4b79f878.jpg
462 

18.01.2021 18:00

​​Что делать, если у героя словесный понос

Диалог часто сравнивают с игрой в...
​​Что делать, если у героя словесный понос Диалог часто сравнивают с игрой в...
​​Что делать, если у героя словесный понос Диалог часто сравнивают с игрой в волейбол: сначала говорит тот у кого мяч, потом отбивает его следующему герою и реплика переходит к нему, а тот либо возвращает, либо перекидывает ещё кому-то. Диалог должен быть динамичным, дабы не дать читателю заскучать. Чтобы добиться живости диалога, желательно придерживаться именно такой схемы, но в некоторых случаях автору нужно, чтобы один из персонажей вывалил на другого большую реплику. И это часто становится проблемой, ведь такой разговор кажется искусственным и вымученным. Что считается длиной репликой? Это весьма субъективно, ведь нужно понимать, что каждый человек воспринимает текст по-своему. Надо учиться улавливать тот момент, когда реплика начинает утомлять, а это приходит с опытом. Навскидку скажу: часто всё, что длиннее плюс-минус 50 слов, кажется избыточным. Итак, если нам прям очень-очень-очень нужно, чтобы герой произнёс длинную речь, можно воспользоваться небольшой хитростью. Не забывайте, что диалог состоит не только из реплик персонажей, но и из реакций на сказанное. Разбейте реплику героя на несколько частей и между ними покажите, как собеседник реагирует на его слова: печалится, смеётся, кивает в согласии или хмурится, а может, пытается перебить или разводит руками. А возможно, он чем-то занят, и ему не до того, чтобы общаться, поэтому он лишь отмахивается и пытается уйти, пока тот навязывает беседу. Покажите, в конце концов, как навязчивый герой машет руками, чтобы обратить на себя внимание. Изредка можно переключаться на окружение или занятия героев (ну вдруг они чем-то заняты). Давайте перебивки, чтобы переключать внимание читателя, не позволяя ему зациклиться на длинном рассказе героя. Эмоции и действия — это тоже важная часть общения. Только старайтесь и здесь придерживаться здравой меры, чтобы это не выглядело как танец бешеных шимпанзе. Конечно же, если реплика персонажа переваливает за сотню и более слов, то вряд ли такой способ окажет существенное влияние на восприятие читателя. В этом случае нужно думать, как превратить её в классический диалог с «отбиванием мяча». Тут хочется добавить. Часто таким образом автор пытается показать экспозицию (через рассказ одного героя другому показать законы мира читателю). Это легко читается. Читатель сразу заметит фальшь, увидит, для кого ведётся рассказ, в то время как диалог должен быть как можно менее притязательным, поэтому ищите способы создать экспозицию по-другому: флэшбек от лица рассказчика или пусть герой, которому рассказывают, сам найдет нужные ниточки, чтобы это не выглядело, как экспозиция из фильмов с Морганом Фрименом. писательство https://telegra.ph/file/6aef17ff1607d6542f2b5.jpg
400 

04.02.2021 09:17

​​Смерть героев как литературный инструмент

Смерть героя в книге — один из...
​​Смерть героев как литературный инструмент Смерть героя в книге — один из...
​​Смерть героев как литературный инструмент Смерть героя в книге — один из сильнейших инструментов, когда автору хочется вызвать эмоции в читателе, дать герою мотивацию к изменениям, подвести итог длительному напряжению в истории. С помощью смерти одного из героев можно выстроить эмоциональную связь между читателем и персонажами. При этом, неудачно обыгранная смерть может испортить даже самое слаженное повествование. Давай же разберемся, как использовать смерть в качестве литературного инструмента. Как и в реальности, смерть героя в истории — крайне эмоциональное и значимое происшествие. Но если в жизни она редко что меняет в людях, то в книгах ее используют, чтобы показать непоправимое изменение героя, поворотный момент в сюжете. Есть несколько вариантов сюжета, которые так или иначе связаны со смертью героев. Рассмотрим основные: Смерть как толчок к действию Часто встречаются сюжеты, в начале которых с главным героем случаются трагические события — гибнут близкие люди или возлюбленные. Трагедия подталкивает героев к действиям, превращает их в мстителей, либо становится их мотивацией к изменениям и росту. В таких историях важно показать, как много значили для героя погибшие люди — иначе мотивация окажется пустой и натянутой. Пример: в «Игре престолов» Дж. Мартина начальным и ключевым моментом в истории становится казнь одного из ключевых героев — Неда Старка. Его смерть запускает целую вереницу событий, меняет судьбы людей и целых королевств. Смерть как самопожертвование Когда ставки в истории повышаются, а противостояние между плохими и хорошими становится критически напряженным, без смертей второстепенных персонажей не обойтись. Они становятся подтверждением того, что противостояние — не сценка в детском театре, где все в конце пожмут друг другу руки. И что для того, чтобы спасти чужие жизни, часто нужно пожертвовать другими. Пример: одними из самых показательных примеров назову смерть Дамблдора в шестой книге о Гарри Поттере, и смерть Гэндальфа во «Властелине Колец». Каждый из этих персонажей пожертвовал собой ради спасения других, от чего сцены их гибели становятся душераздирающими и переполненными эмоциями. Смерть как итог Смерть в финале истории — инструмент, которым последнее время пренебрегают автора. Но на самом деле, очень многие книги и фильмы можно было бы завершить более логично и достойно, убив главного героя. Когда же это уместно? В историях, когда под конец жизнь героя теряет смысл, когда ставки повышены до предела, когда герой вступает в схватку не на жизнь, а на смерть за своих идеалы и убеждения. Примером можно назвать много, но главное — смерть должна быть логическим исходом всех предыдущих поступков героя. Пример: в романе Ф. Фитцджеральда «Великий Гэтсби» смерть главного героя становится кульминацией всего описанного в романе: его погони за пустой мечтой, яркой жизнью, которая оказалась на деле лишь блестящей мишурой. Его смерть — логический конец тех иллюзий, к которым стремился герой. ️ Как делать не надо Хочешь знать, как наверняка испортить весь трагизм и значение смерти героя в книге? Возродить его в самый неожиданный момент. Ох, от всей души не выношу подобные сюжетные «повороты». Когда герои всласть нарыдались из-за потери вместе с читателями, вдруг умерший чудеснейшим образом воскресает и все радостно уходят в закат. Если не хочешь, чтобы твоя книга напоминала сюжет диснеевского мультфильма, так лучше не делать. Итак, смерть может стать идеальным литературным инструментом для пробуждения эмоций в читателях. Она создает мотивацию для остальных героев, повышает ставки в сюжете, становится логичным итогом сюжетов без возможности продолжения. Но к ней стоит относиться серьезно — не стоит распихивать по главам сцены убийств для красочности и эффектности. Каждая смерть должна иметь свое влияние на героев и сюжет. При этом, не стоит без конца возрождать погибших героев — так ты обманешь ожидания читателей и сведешь на «нет» все их переживания за персонажей. MeWrite https://telegra.ph/file/4629249ac7a0fd998e76f.jpg
407 

03.02.2021 19:00

Сначала конфликт, потом всё остальное В моей записной книжке полно бессюжетных...
Сначала конфликт, потом всё остальное В моей записной книжке полно бессюжетных зарисовок, которые в своё время так и не удалось превратить в полноценные истории. Но дело в том, что натягивать сюжет на зарисовки — всё равно, что натягивать сову на глобус: есть большой риск или сломать глобус, или порвать сову. В общем, избежать расхождений, сюжетных дыр, логических нестыковок в таких условиях весьма тяжело. Естественно, история может родиться из малейших идей и заметок, но всегда в первую очередь легче отталкиваться от конфликта. Что приводит историю в движение? Что заставляет героя встать с удобного кресла и пуститься убивать дракона? Конфликт! И не простой, а тот, который не оставит герою шансов избежать трудностей. Когда есть основа, на чём базируется сюжет, легче выстраивать его арки и арки персонажей. Проще понять, для чего и куда движется история. Желаю всем сильных конфликтов и уникальных идей. Пишем! писательство
65 

29.04.2021 09:17

​3. «Посадив своего малыша в землю, ежедневно проверяйте, как у него дела...
​3. «Посадив своего малыша в землю, ежедневно проверяйте, как у него дела...
​3. «Посадив своего малыша в землю, ежедневно проверяйте, как у него дела: первые три года — самые сложные. Помните, что вы его единственный друг в этом враждебном мире. Если земля, на которой теперь растет саженец, принадлежит вам, заведите сберегательный счет и кладите на него каждый месяц по $5. Когда ваше дерево заболеет между двадцатью и трид-цатью годами (а оно заболеет обязательно), вы не станете его рубить, а сможете на эти деньги вызвать специального доктора, способного его вылечить. Когда же вы истратите все до гроша на хирургическую операцию, смиритесь и начните копить снова, потому что именно так поступит и ваш подопечный. Первые десять лет жизни дерева — самые насыщенные, а какими они станут для вас? Раз в полгода приводите к нему своих детей и делайте засечку на коре, отмечая их рост. Однажды эти малыши покинут родной дом и отправятся в большой мир, унося с собой кусочки вашего сердца; но дерево, когда-то тоже бывшее маленьким, останется живым напоминанием о том, как они росли, — способным на сочувствие созданием, несущим на себе метки их долгого и яркого детства. Когда вы закончите, у вас будет дерево, а у дерева будете вы. Что делать с ним дальше, решать вам. Можете измерять его каждый месяц, составляя график роста. Можете день за днем наблюдать за его действиями, пытаясь увидеть мир с его точки зрения. Тренируйте воображение, пока не заболит голова. Что пытается сделать ваше дерево? Чего оно хочет? О чем беспокоится? Попробуйте угадать. Озвучьте свое предположение. Расскажите о нем друзьям и соседям. Посомневайтесь хорошенько, правы ли вы, — а на следующий день вернитесь и подумайте еще раз. Сделайте снимок. Пересчитайте листья. Выдвиньте новую догадку. Озвучьте ее. Запишите. Расскажите о ней парню в кафе и начальнику на работе. Вернитесь к своему дереву на третий день, и на четвертый, и на пятый. Продолжайте говорить о нем, продолжайте рассказывать историю, которая творится у вас на глазах. Когда же люди начнут закатывать глаза и вежливо намекать, что вы сошли с ума, удовлетворенно рассмейтесь. Для ученого это верный знак, что он все делает правильно». https://telegra.ph/file/e2dd8e8e358fc9a0cf94f.jpg
270 

08.03.2021 12:12

​ Новый роман Бориса Акунина «Просто Маса» — продолжение фандоринской саги или...
​ Новый роман Бориса Акунина «Просто Маса» — продолжение фандоринской саги или...
​ Новый роман Бориса Акунина «Просто Маса» — продолжение фандоринской саги или отдельное произведение? Чуть меньше года назад я писала про свою необратимую привязанность к Эрасту Фандорину, легендарному советскому сыщику и главному герою исторических детективов Бориса Акунина. Миллионы поклонников ждали от писателя продолжение истории про любимого героя, на что Акунин, как ножом по сердцу ответил в интервью для Bookmate journal: «Все ждут от меня Фандорина, а я уже двинулся дальше, я уже другой, меня интересуют другие вещи» Если вы читали романы про Фандорина, то наверняка, знаете (а если нет, то я вам расскажу), что Масахира Сабато, сокращённо Маса, — это японец, а также преданный друг и помощник Эраста Фандорина. Однажды в Японии Фандорин спас его от смерти и с тех пор они были неразлучны. Но Акунин никогда не делал особенного акцента на Масе: он был скорее дополнением к своему господину. А новый роман «Просто Маса» раскрывает именно личность Маса, уже без тени Фандорина за спиной. Более того — новый роман Акунина показывает великую любовь писателя к Японии и его огромное уважение к ее традициям. Между строк он акцентирует, что в отличии от представителей запада для настоящего японца долг чести и благодарности превыше всего. Я не уверена, что вам понравится этот роман, если вы не читали цикл детективов про Фандорина. Как заметил сам Акунин, эта книга — эксперимент и для него, и для его читателей. Но любителям Фандорина я гарантирую прилив жгучей ностальгии. Также роман будет интересным для тех, кто хочет хотя бы поверхностно ознакомиться с традициями и ценностями Японии. И ещё один важный момент — это не детектив. Итого, ответ однозначный: «Просто Маса» не продолжает фандоринскую сагу, скорее это смутное напоминание о былом, тень ностальгии за великим сыщиком. Сказать честно, я очень скучаю за Фандориным, и до глубины души хочу его возвращения. Но понимаю, что это скорее всего невозможно. P.S. На иллюстрации вы видите «кицунэ» — японское обозначение лисы, обладающей магическими способностями. В романе Акунина она имеет очень важное значение, поэтому картинка выбрана не случайно. https://telegra.ph/file/e81999f701f1c585d1b48.jpg
256 

10.03.2021 11:00


​​«Лолита» Владимира Набокова — пропаганда педофилии?

За последнее время...
​​«Лолита» Владимира Набокова — пропаганда педофилии? За последнее время...
​​«Лолита» Владимира Набокова — пропаганда педофилии? За последнее время несколько раз натыкалась на разборы «Лолиты» с явным посылом: роман романтизирует преступные действия в отношении ребёнка, в нем нет и не может быть художественной ценности; не играет роли, как он написан, если изображаются очевидно отвратительные и извращённые деяния взрослого в отношении подростка. Действительно, героине романа «Лолита» Долорес Гейз 12 лет; Гумберт, начиная с довольно невинных ласк продвигается всё дальше; используя снотворное, он совершает с девочкой половой акт, а затем уже обходится и без медикаментов. Возможно, мораль в 50-е годы прошлого века была другой? Или Набоков раскрывает в этом произведении собственную педофильскую сущность? Должны ли мы осудить писателя, как это сделал в 1963 году член Шведской академии, который выступил категорически против вручения Набокову Нобелевки по литературе, объяснив, что автор столь аморального романа, как «Лолита», ни в коем случае не должен получить премию? «Вкрации» дадут вам ключ. История в «Лолите» рассказывается от первого лица. Гумберт вспоминает своё детство, умершую возлюбленную, тягу к «нимфеткам», знакомство с Гейзихой и наконец впечатление от медовой солнечной Лолиты. Любовь, страсть, коварное соблазнительное поведение Лолиты. И мы не должны этому верить. Набоков использует приём «ненадежного рассказчика». Это такой приём, когда читатель не должен верить повествователю. Повествователь пытается скрыть подоплёку истории, обмануть читателя, заставить его поверить в подменную версию событий — а задача читателя в этом случае раскусить обман и вычленить правду. Так, Гумберт сравнивает себя с Данте, влюбившимся в 9-летнюю Беатриче. Но он умалчивает, что самому Данте в то время было всего десять — и значит, ни о какой педофилии речи быть не может, это нормальная детская любовь. И читатель должен видеть ложность этой параллели. Гумберт романтизирует своё чувство, сравнивая себя с Верленом и Уайльдом (которые в своё время имели большие проблемы с общественной моралью), давая читателю понять, что и он — поэт, что влечение к Лолите прекрасно. Но читатель не должен этим обмануться. Даже расчётливое, хитрое и соблазнительное поведение Лолиты, которая словно нарочно не моет голову, чтобы обдавать Гумберта манящим запахом, только кажется герою: она не охотница на мужчин, а ребёнок. Недолюбленный, поэтому капризный, жалкий и уж точно не виноватый в своём (мнимом) сходстве с покойной Аннабеллой. Гумберт нарочно представляет девочку развратной, подчеркивая, что это она его соблазнила: он намерен скрыть собственные преступные мотив и доказать, что жертва домогательств — он, а не она. И отлично у него получилось, раз такое огромное количество читателей оказалось обмануто. Даже имя «Лолита», имеющее лишь отдалённое сходство с настоящим именем Долорес, он даёт своей маленькой возлюбленной не случайно. Лолита — это та, золотистая, развратная, опытная, с родимым пятном Аннабеллы на бедре. Он не хочет видеть за Лолитой настоящую Долорес, в отношении которой совершается преступление. «Лолита» — безнравственный роман? https://telegra.ph/file/2d6632c54c24af6631821.jpg
235 

12.03.2021 20:22

​​ Лаэль Аррингтон - Путешествие Пилигрима сегодня 

️ Отправьтесь вместе с...
​​ Лаэль Аррингтон - Путешествие Пилигрима сегодня ️ Отправьтесь вместе с...
​​ Лаэль Аррингтон - Путешествие Пилигрима сегодня ️ Отправьтесь вместе с Христианом в путешествие среди опасностей окружающего нас мира, описанное в этой книге. Предлагая современную интерпретацию, наверное, самого известного произведения мировой христианской классики, написанного Джоном Буньяном еще в XVII веке, книга открывает взору читателя панораму нового тысячелетия. Топь Уныния в наши дни оказывается наполненной ядовитыми отходами газетной чернухи и разорванных людских взаимоотношений. Мирской Мудрец всерьез убеждает нас, что все дороги так или иначе ведут к свету, а Князь Силы улавливает свои жертвы при помощи новейших технологий в средствах массовой информации! «Путешествие пилигрима сегодня» – книга для нашего времени. Она прямо противостоит лозунгам и ценностям, навязываемым современной культурой и вскрывает обман в понятных всем терминах. Подобно главному герою Христиану, мы видим вещи такими, какие они есть – виртуальная реальность нашего нового тысячелетия является неудовлетворительной заменой грандиозного приключения настоящей жизни, в основе которой по-прежнему лежит путешествие от подножия креста к вратам Небесного града. https://telegra.ph/file/04dbcb3e805f469b35053.jpg
199 

26.03.2021 18:29

​​​​​​Как стать писателем: 10 пунктов

1. Обязательно купите бежевое или...
​​​​​​Как стать писателем: 10 пунктов 1. Обязательно купите бежевое или...
​​​​​​Как стать писателем: 10 пунктов 1. Обязательно купите бежевое или коричневое пальто. Дополнить образ можно тростью и очками. Только не надевайте шарф! Это для художников. 2. Начните пить. Пейте много и без остановки, желательно — виски или коньяк. Не под стать настоящему писателю глушить водку или пенные напитки. 3. Ругайтесь с соседями и всеми, кто хочет с вами заговорить. Высокомерие — незаменимая часть образа творца. 4. Купите красивую книгу и носите её под мышкой, но не вздумайте читать. Это всё для дилетантов. Лучше посмотрите комедию или фильм по комиксам. Вот где кладезь гениальных идей и вдохновения! 5. Перестаньте платить квартплату и аренду жилья. Обычный смертный должен терпеть ваши выходки, а вы свысока поглядывать на него, как на пыль под ногами. 6. Старайтесь поменьше выходить из дома. Пусть все думают, что вы пишете очередной гениальный шедевр! 7. Каждый раз, когда вас спрашивают о творчестве, ссылайтесь на прокрастинацию. Только графоман пишет постоянно. Вы же, как истинный творец миров, должны быть подвержены стрессам и депрессии. 8. Наймите пару человек, которые подойдут к вам в людном месте, а вы дадите им автографы. Вами обязательно заитересуются окружающие. Ежели нет, значит они недостойны стоять рядом с таким как вы. 9. Мойтесь как можно реже. Если вам сделают замечание о запахе, хмыкните и толкните высокомерную философскую речь о бренном теле и духе творца. 10. Обязательно сделайте какую-нибудь дикость: выбегите на улицу голым или хотя бы заведите странное животное, вроде енота или лисы. Водите на поводке в людных местах и ни при каких обстоятельствах не давайте гладить. Отвечайте, что Георгий этого не любит. Пусть знают, что вас зовут Георгий. МыслиВслух https://telegra.ph/file/27d75bd0dde957dab6fe6.jpg
171 

01.04.2021 12:54

​​Подтекст в диалогах

Человеку не свойственно напрямую выражать свои чувства и...
​​Подтекст в диалогах Человеку не свойственно напрямую выражать свои чувства и...
​​Подтекст в диалогах Человеку не свойственно напрямую выражать свои чувства и говорить все, что приходит на ум. Так могут поступать дети — взрослые же увиливают, замыкаются, прячут свои истинные чувства под сарказмом, яростью, презрением, или наивностью. И вымышленные герои не исключение. Их реплики, даже самые обыденные, должны говорить о них и их чувствах громче и понятнее любых описаний. Добиться такого эффекта можно с помощью подтекста. Герой, который всегда говорит то, что думает и чувствует — либо идиот, либо плохо прописан. Ведь реалистичные герои живут в социуме, они ограниченны социальными нормами и правилами приличия. А помимо этого, у них есть неосознанные желания и черты, которых они сами за собой не замечают. Одному герою гордость не позволит попросить о помощи напрямую, в то время как другой из-за чрезмерной стыдливости никогда дословно не признается в любви своей подруге. При этом, сами герои могут оправдывать свое нежелание как угодно, но автор и читатель должны знать наверняка — этому мешает гордость, а того останавливает стыд. Как же выразить это с помощью реплик? Прежде чем прятать в репликах подтексты, убедись, что твой герой хорошо прописан. Для того, чтобы подтекст стал читаемым, он должен быть обусловлен либо чертой характера героя, либо его воспитанием, культурой, или травмой, что до сих пор оказывает на него влияние. Для понимания подтекста также бывает важно наличие предыстории отношений героев, напряженности между ними. Тогда, с помощью простейших реплик ты сможешь показать нарастающую угрозу, остывающие чувства, презрение. Например: В фильме «Бесславные ублюдки» гения диалогов К. Тарантино многие сцены построены на подтекстах и напряжении. Одна из таких, встреча в ресторане беглой еврейки Шошанны и Ганса Ланда — охотника за евреями, от которого героиня улизнула на молочной ферме. Сцена построена безупречно: девушка, что скрывается под личиной француженки и владелицы кинотеатра нервничает, она напряжена и скована. Ланд же расслаблен и обходителен, он полностью контролирует ситуацию и чувствует свою власть над Шошанной. Диалог же подкрепляет напряженность встречи «охотника и добычи». Г.: Вы уже пробовали местный штрудель? Ш.: Нет, нет. Г.: Весьма неплох. Итак, как вы познакомились с молодым рядовым? (обращаясь к официанту) Да, два штруделя. Один для меня, второй для мадмуазель. Мне чашечку эспрессо, а для мадмуазель стакан молока. Итак, мадмуазель, вы собирались рассказать... Ш.: Буквально пару дней назад я ничего не знала о рядовом Цоллере и его подвигах. Для меня рядовой был просто посетителем моего кинотеатра. Мы несколько раз говорили, но... Г.: Мадмуазель, позвольте вас перебить. Этот разговор простая формальность. Вам не о чем беспокоиться. Если не знать предыстории, не получится разглядеть тонкий подтекст в словах Ланда. Заказывая молоко для Шошанны, он ясно дает ей понять, что раскусил ее. Она начинает оправдываться перед ним, и тогда он добивает ее вторым подтекстом. Его слова «Вам не о чем беспокоиться» — ложь, в любую секунду он может сдать ее немцам. Ее жизнь полностью зависит от него, и они оба это прекрасно осознают. Можете посмотреть сцену полностью, чтобы почувствовать, как подтексты усилили ее напряжение. Ну и напоследок процитирую Роберта Макки, который в своей книге «Диалог» блестяще подметил роль подтекста в диалогах: «Умело написанный диалог создает прозрачность. Текст из произнесенных героем слов скрывает его внутреннюю жизнь от других героев, а в то же время читатель/публика хорошо видят, что скрывается за поведением. Мастерский диалог дает ощущение проникновения вовнутрь, чтения прямо в душе героя, знания его настоящих мыслей, чувств, действий до такой степени, что эта внутренняя жизнь становится читателю/публике понятнее, чем самому герою» MeWrite https://telegra.ph/file/bce3de21bfe114923ad58.jpg
120 

14.04.2021 18:00

Любой сценарист и прозаик знает, как сложно описать эмоции человека. Анджела...
Любой сценарист и прозаик знает, как сложно описать эмоции человека. Анджела...
Любой сценарист и прозаик знает, как сложно описать эмоции человека. Анджела Акерман и Бекка Пульизи, авторы с большим опытом и стажем, не раз сталкивались с этой проблемой сами и решили помочь пишущим людям: в книге они исследовали и систематизировали 130 различных эмоций и предложили уникальный навигатор по миру конструирования противоречивых, достоверных и впечатляющих характеров и персонажей. Вот, знаете, казалось бы — ну разве нужна миру еще одна книга о литературном мастерстве? Листаю "Тезаурус эмоций" и сам себе отвечаю: прекрасная энциклопедия того, о чем еще никто не писал. Об эмоциях. Нет, это правда очень нужная пищущим книга. Цитата: «Самое трудное — написать нечто свежее и в то же время узнаваемое, что вводило бы читателей в эмоциональное состояние персонажа, заставляя их пережить момент действия вместе с ним. Наш тезаурус поможет вам найти оригинальные способы выражения эмоций, которые можно превратить в уникальные описания, соответствующие характеру вашего героя». Помните об эмпатии? Вы ее испытываете, когда читаете по-настоящему яркие тексты. Почему вы со-переживаете герою? Потому что автор сделал его живым, вложил в его сердце страсть, вложил в героя эмоции, которые мы сами испытываем повседневно. Описывать эмоции (а точнее даже — показывать эмоции) — задача не из простых. С энциклопедией Акермана и Пульизи делать это станет на порядок проще. По этой ссылке отрывок из книги. Другой отрывок вот по этой ссылке. Посмотрите оба. https://burninghut.ru/emocii-personazhej/
57 

01.05.2021 09:16

По всем вопросам пишите на youbooks-email@yandex.ru