Назад

родина… глухой стук ведра о дно колодца Марта Хоциловска

Описание:
родина… глухой стук ведра о дно колодца Марта Хоциловска

Похожие статьи

Испив всю молодость до дна Познав веселье и похмелье Грустишь на кухне ты...
Испив всю молодость до дна Познав веселье и похмелье Грустишь на кухне ты одна Смотря на жизнь свою бесцельно Вокруг всем кажется – мечта Работа, деньги и свиданья. Но каждый день ты всё сама, А вечерами лишь молчанье. Устала сильной быть всегда Решать вопросы за кого-то В Москве не кончатся дела, А хочется чуть-чуть заботы Ночами в голове мечты О тихом и спокойном доме Где нет ни зависти, ни лжи А днём опять твоя неволя Стремясь к свободе ты нашла Лишь одиночество и зависть И по пути своём дотла Сожгла ты чувства…в сердце наледь Но ведь в душе твоей жива Мечта той юности далекой Чтобы любовь, стихи, слова И страсти ночи, чуть жестокой. И грезы сбудутся – поверь! Пройдут дела, исчезнут склоки Услышав тихий стук ты в дверь Открой! Ведь ты не одинока!!!
97 

03.03.2020 21:25

Можно ли говорить сегодня о вере, о вечности, о любви так, чтобы это не...
Можно ли говорить сегодня о вере, о вечности, о любви так, чтобы это не казалось пошлым, ходульным, банальным, вычурным и неестественным? Наверное, если не вздыхать, не пошлить, не добавлять соли к тому, что уже посолено и не отнимать сладости у сладкого. Если не пытаться объяснить одну необъясненную категорию с помощью другой, еще более необъясненной. Попробовать отказаться от стандартов, почерпнутых из благочестивой литературы, похожей на гербарий – храниться будет вечно, но зачем? Неужели такая сухая вечность лучше чем цветущая сиюминутность? Ведь хорошо, когда что-то так быстротечно, как цветы, ибо быстротечность это интонация красоты. Что же такое вера? Это возможность. Когда, по Канту, «30 талеров возможных не меньше 30 талеров реальных», то есть когда будущее неотделимо от настоящего, когда важна уже имеющаяся сущность. Разумеется, есть люди, которым важна не сущность, а присутствие, но все таки лучше, когда ощущение вещи опережает вещь, то есть когда есть вера. Когда вера отменяет смерть – возникает Христианство. Сегодня принято его бояться, а оттого и насмехаться над ним – смех развенчивает, делает страшное нестрашным, легким. Засмеялся – и не надо понимать. Эта боязнь понятна - слишком велика разница между ним и нами, между их верой-любовью и нашей верой-доверием. Масштаб всегда страшит, а заурядность привычна и безопасна. Не хочется думать, что в этом мире все изначально прекрасно и гармонично – у нас есть разум и совесть, чтобы мы знали, как в этом мире жить, мы сыты и одеты и имеем сотни поводов для радости потому что сами все портим и не хотим сознаться в этом. Отсюда же и отношение к людям. Если верить, что весь мир стремится к энтропии, то немудрено, что все вокруг против нас и «сначала было плохо, а потом все хуже и хуже». Ругань, попреки, претензии… Но ведь вполне возможно, что злоба, ворчанье или странности, на которые мы жалуемся, - это просто попытка открыть нам глаза. Даже если мы знаем порок, мы знаем его мало. Вы скажете: «Да, я вчера погорячился», - а другим ясно, что вы вообще злой. Вы скажете: «Что-то я перепил», - а другим ясно, что вы вообще пьяница. Взгляд свыше отличается от нашего тем, что он (Он) видит всех, а мы - всех минус один. «Мы недоумки, забавляющиеся выпивкой, распутством и успехом, когда нам уготована великая ирадость. Так возится в луже ребенок, не представляя себе, что мать или отец хотят повезти его к морю. Нам не трудно, нам слишком легко угодить». Вера (любовь) позволяет слышать то, что не высказано, видеть то, что не показано, понимать то, что не явлено до конца. Флобер некогда заметил: «Как зримы эти дороги Испании, нигде не описанные Сервантесом». Нередко самые лучшие слова те, что еще не высказаны, самая глубокая любовь та, что не выразила себя ничем, кроме взгляда. Ведь то, что меня видит, что-то от меня ждет. Нужно только отозваться. Стремление к совершенству само собой истребляет частности, в любви все становится слаженным и гармоничным, возникает полнота. В любви можно участвовать или целиком или не участвовать вообще – иначе выйдет не «что-то», а «ничто». То самое ничто, что сегодня, в отсутствие любви и веры, наполняет миллионы душ. Это самое ничто очень сильно, достаточно сильно, чтобы украсть лучшие годы человека, отдать их не услаждающим грехам, а унылому заблуждению бессодержательной мысли. Ничто отдает эти годы на утоление слабого любопытства, отдает их постукиванию пальцами, притоптыванию каблуками, насвистыванию опротивевших ничтожных мелодий. Ничто отдает их длинным, туманным лабиринтам мечтаний, лишенных даже страсти или гордости, которые могли бы украсить их, причем, окунувшись однажды в эти мечтания, слабый человек уже не может стряхнуть их с себя». Для того, чтобы понять свою веру (а она, по Чехову, "хоть какая-то" есть у каждого), как и свою любовь, стоит взять сборник эссе Клайва С.Льюиса (Тюмень., 2016). Ощущение диалога не проходит на протяжении всей книги, а великолепный, в чем-то страстный язык, не дает отвлекаться.
95 

30.07.2019 11:42

​​Слушаю аудиокнигу по истории Ближнего Востока. Был в Египте в середине ХХ...
​​Слушаю аудиокнигу по истории Ближнего Востока. Был в Египте в середине ХХ...
​​Слушаю аудиокнигу по истории Ближнего Востока. Был в Египте в середине ХХ века там один монарх, который утратил связь с реальностью, Фарук I. На момент описываемого ему было слегка за 30: "И другие слухи крутились вокруг имени короля: что после кошмара он перестрелял всех львов в Каирском зоопарке, что однажды он позволил носильщикам побороться за горсть золотых монет, которые он бросил в ведро с жидкостью, оказавшейся серной кислотой, что он заставил крестьянку в своем поместье заняться сексом с обезьяной. Список был длинный и зловещий. Были ли эти истории правдой, сказать невозможно. Важно было то, что они распространялись, потому что казались достаточно правдоподобными, и они усиливали разрушительное ощущение, что король был выше закона". ⠀ Фарука-таки скинул переворот военных в 1952. Сунулись в его дворцы: "Большой интерес как в Египте, так и за рубежом вызвало открытие, что Фарук владел одной из самых больших коллекций порнографии в мире, насчитывающей сотни тысяч порнографических фотографий, открыток, календарей, игральных карт, часов, очков, штопоров и так далее. Одержимость Фарука коллекционированием также распространялась на бриллианты, собак, марки, рубины, яйца Фаберже, древние тибетские монеты, средневековые доспехи, флаконы с аспирином, бритвенные лезвия, скрепки и счетчики Гейгера. Во дворце Куббе было обнаружено, что Фарук собрал 2000 шелковых рубашек, 10 000 шелковых галстуков, 50 золотых тросточек с бриллиантами и один портрет Адольфа Гитлера с автографом". ⠀ Наследие (Вики): "Имя короля используется для описания имитации мебели в стиле Людовика XV, известной как "Луи-Фарук". Мебель французского стиля ампир стала модной среди высших классов Египта во время правления Фарука, поэтому египетские ремесленники начали массово производить ее. Стиль характерен богатой резьбой, обильной позолотой и роскошью обивки. Этот стиль или подражания ему по-прежнему широко распространены в Египте". https://telegra.ph/file/335f26b811e5cad3b5a69.jpg

21.01.2021 18:51

По всем вопросам пишите на youbooks-email@yandex.ru