Назад

"Пожалейте читателя". Встреча в ClubHouse 7 апреля в 19:30 В издательстве...

Описание:
"Пожалейте читателя". Встреча в ClubHouse 7 апреля в 19:30 В издательстве «Альпина Паблишер» вышел сборник советов Курта Воннегута «Пожалейте читателя. Как писать хорошо». Фрагмент из этой книги можно почитать в электронном журнале «Пашня». А 7 апреля в 19.30 мы соберемся на дискуссию в ClubHouse, чтобы обсудить эту книгу и поделиться мнениями – о чем и для кого стоит писать сегодня, где искать истории и как не пропасть в омуте творческого ступора. В дискуссии примут участие: журналист Егор Апполонов, главный редактор «Альпина Паблишер» Сергей Турко, писательницы Ольга Птицева и Ольга Фатеева. Подключайтесь к беседе, поднимайте руки и мы будем рады пригласить вас к обсуждению. Среди самых активных участников мы разыграем экземпляр книги «Пожалейте читателя. Как писать хорошо». https://www.joinclubhouse.com/event/M5R31ZYv https://www.joinclubhouse.com/event/M5R31ZYv

Похожие статьи

Всем из 2020! Поскольку времени во второй половине 2019 катастрофически не...
Всем из 2020! Поскольку времени во второй половине 2019 катастрофически не хватало чтобы поделиться литературными впечатлениями, то сейчас скопом лучшее из прочитанного с сентября по декабрь: 1. «Цветок пустыни» Варис Дирие и Кэтлин Миллер. Книга, основанная на реальной судьбе сомалийской девушки Варис Дирие, родившейся в африканской пустыне, чередой случайностей оказавшейся в Лондоне и ставшей моделью календаря Пирелли, а потом - послом ООН. Это могла быть история золушки - вот только вместо феи-крестной появилась старая цыганка, проводящая варварские калечащие «операции» девочкам под видом «обряда превращения в женщину». Повествование поражает контрастами - раскалённая пустыня и холодный Лондон, невероятные стечения удачливых обстоятельств и кошмар преследований, удивительная красота Варис и скрытые от чужих глаз физические страдания. Это просто написанная и обаятельная история, в ней нет горечи, но есть надежда, благодарность и желание бороться за свою жизнь и жизнь других людей на посту посла ООН. 2. «Происхождение всех вещей» Элизабет Гилберт. Отличный основательный роман для длинных зимних выходных. Расцвет ботаники, последовавший после эпохи великих географических открытий, торговые империи, вырастающие благодаря открывшимся морским путям на фоне истории американской семьи британско-голландского происхождения, где главная героиня богатая, образованная и некрасивая Альма жаждет любви, но влачит существование ученого и хранителя дома при взбалмошном отце, пока в преклонном возрасте не уезжает в путешествие и понимает все. Это действительно захватывающая книга, наполненная историческими деталями и научными фактами, живыми характерами и яркой чувственностью. Огромная работа автора и увлекательный досуг для читателя. Продолжение следует
664 

04.01.2020 16:00

Стивен Кинг «Противостояние»
ОТ КОШМАРА ЕСТЬ ОДНА ПОЛЬЗА — ПРОСНУТЬСЯ И...
Стивен Кинг «Противостояние» ОТ КОШМАРА ЕСТЬ ОДНА ПОЛЬЗА — ПРОСНУТЬСЯ И...
Стивен Кинг «Противостояние» ОТ КОШМАРА ЕСТЬ ОДНА ПОЛЬЗА — ПРОСНУТЬСЯ И ОСОЗНАТЬ, ЧТО ЭТО СОН Кошмары с этой книгой снились мне целый месяц: наяву я заболела и прочитала 750 страниц из 1300 за один день, а оставшуюся половину растянула на следующие три недели, и каждую ночь переносилась в Нью-Йорк или Чикаго, где среди трупов и в полном одиночестве искала что-то странное типа фонаря с дальним светом. Напугать читателя историей, в которой меньше чем за месяц от гриппа умирает 99,9% населения планеты — не надо и стараться, особенно сейчас; сложнее вынести из этой истории какую-то мораль, поскольку Кинг в любимой манере перекидывает ответственность: смотрите, это Бог решил всех убить, ой нет, это демон, а нет, это снова люди сами с собой такое сделали — что ж, пускай люди между собой теперь разбираются: «Ответственность— это пирог; ты просто дурачишь себя, если думаешь, что тебе не достанется большого, сочного, горького куска». Почему люди, даже оставшись в маленьком количестве, продолжают истреблять друг друга? Объединяться вокруг добра — то же, что и вокруг зла? Почему надо обязательно выбирать сторону? Казалось бы, раз уж ты выжил и случайно оказался из тех счастливчиков, у которых есть антитела — живи и радуйся, не засоряй природу, рожай детей, но нет, «выживание» и «борьба» давно идут рука об руку неразрывным устойчивым словосочетанием, и извлекут ли люди из этого урок на будущее? «Не знаю»— отвечает Фрэнни, героиня, которой суждено стать не только Евой, но и летописцем этого нового мира. Ее дневник — способ рассказывать себе и может потомкам об исчезнувших и не обязательных вещах — рок-группах, кинотеатрах и еде. (Я такой вела на «первой» изоляции, почему-то все в основном про запахи да гедонизм: например, около метро Медведково лет 10-15 назад была пиццерия, и как же вкусно там пахло и как замечательно запекался корочкой сыр по краям; в детстве я любила чипсы эстрелла с укропом; в маяке была дивная водка-мартини... Ещё вспомнила, как пахли видеокассеты из видеопроката, потому что их давали в пластиковой коробке, а не в картонной, такой сладкий запах, вроде лакрицы... Смешно будет, если мир умрет, родится заново, я конечно выживу и заставлю потомков восстанавливать не интернет и беспилотные автомобили, а видеопрокаты и водку-мартини)... И вот ещё хороший вопрос, что важнее для переживших конец света — воспоминания, культурные знания или уметь вырезать аппендицит и доверять людям? Читать Йейтса по памяти или водить снегоход? Кинг не даёт ответа, однако просит и в том, и в другом случае спрятать подальше оружие — мало ли что вам приснится о ближнем своём. Ну и бонусом мое ворчание. С переводом Вебера надо что-то кому-то сделать: с каждой книгой все труднее у меня получается понять, цитату из какой песни имел в виду автор, но я не сдалась и смогла собрать для вас постапокалиптический плейлист: https://music.yandex.ru/users/yakovleva.respublica/playlists/1047 Кому читать: напуганным второй волной Что пить: нет ничего приятнее для переживших пандемию, чем выпить холодного пивка. Выше, под другой постапокалиптической книгой Кинга «Под куполом», я уже разбирала способ охладить пиво без электричества, а здесь лишь добавлю, что есть сорта, которым не обязательно быть холодными, чтобы быть вкусными, например, почти всем бельгийцам. Что почитать после (из моего списка «хочу прочитать»): пусть будет сборник Йейтса, выше упомянутого — страниц в нем несравнимо меньше, а тьмы и смерти в разы больше, особенно в стихотворении «Второе пришествие» https://music.yandex.ru/users/yakovleva.respublica/playlists/1047
670 

19.10.2020 16:22

Алексей Поляринов «Центр тяжести» ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ СТЕНА Ну ведь могут же...
Алексей Поляринов «Центр тяжести» ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ СТЕНА Ну ведь могут же, могут, что за радость — книга, написанная как будто для меня — первая мысль, а вторая — я совершенно не могу о ней рассказать, не клеится отзыв, рассыпается на детали: Первая деталь — молодой российский автор, плотный сюжет, чистый язык, ум без снобизма, юмор без пошлости, отсылки без цитирования. Автор прославился как «внимательный читатель» и как переводчик «Бесконечной шутки» Уоллеса (на толстое тело которой я малодушно смотрела год, а потом продала к чертям на авито, жалею теперь очень). Когда читатель становится писателем, то торопится в первой же книге вывалить весь свой багаж знаний: смотри, тут и Сервантес, и Диккенс, и Сэлинджер, а ещё Барнс и Тарт, и немножко Стивена Кинга — вооот сколько я всего прочитал (но я уже заметила выше, делает он это тонко и без снобизма, хотя все равно нарывается на похвалу). Вторая деталь — не проставить тег этой книге, не навесить ярлык. Роман начинается как очень странные дела в русских девяностых, перескакивает через лето взросления — перетекает даже, прямым течением, рекой времени и превращается в причудливую мультижанровую сказку. «Киберпанк» — шепчутся рецензенты, поставившие 4 звёздочки, «политическая сатира» — гневаются оценившие книгу на 3; «каша какая-то бесконечная» — заканчивают самые недовольные. «Я живу на этом свете достаточно, тринадцать долгих лет, и уже успел понять: взрослым плевать на то, какой ты есть там, внутри, это неважно, — главное, чтобы ты был объясним» — говорит Петро, один из главных героев, и пожалуй что эти слова можно отнести к читателям — вот, читатель, тебя удивили, насыпали тебе гору сказок и немножко попугали, а ты хочешь сделать эту книгу объяснимой, каталогизировать ее в своей голове — будь же ребёнком в данном случае, посмотри внутрь, наслаждайся. Высший смысл текста — не быть понятым, пишут немецкие филологи, но доставлять удовольствие самим процессом чтения. Деталь третья, уже тоже отмеченная выше — очень плотный сюжет. За 480 страниц, которые пролетают на одном дыхании, повествование идёт от лица трёх героев: вот Петро, который умеет крякать как пьяный селезень, мамина надежда на воплощение своих нереализованных мечт, умеет назвать число пи до какого-то знака после запятой, тщательно это скрывает (чтобы не превратиться в своего отца, внешне — неудачника-математика) и становится журналистом. Вот Егор, у которого ещё больше знаков после запятой, он младший брат, но становится Большим братом, придумав и внедрив нейросеть, следящую за всеми россиянами — этакий мистер Робот наоборот, вундеркинд, заглушающий мораль морфином. Вот Марина, сводная сестра, человек-травма, человек-тень, Бэмби с пластидом в рюкзаке. Россыпь других героев, и у каждого свой интерес — писательство, высшая математика, фотография, генетика, синхронное плавание, судьбы России... И нет конца этой истории, что верно, то верно — после эпилога хорошо бы пост и пост пост эпилог — автору точно есть, что ещё сказать. «В целом все очень и очень неплохо, только я так и не понял, куда пропало третье озеро» — точнее (и главное — короче!) чем я, отрецензировал книгу кто-то на Livelib. Кому читать: таким молчаливым и уставшим-уставшим от работы мальчишкам Что пить: не сладкий и немножко нагревшийся портер, но не больше двух бокалов
641 

06.11.2020 15:03

Арина Обух, наша питерская очень хорошая писательница, посмотрела некоторые мои...
Арина Обух, наша питерская очень хорошая писательница, посмотрела некоторые мои рассказы и прокомментировала, высказав в целом ряд очень полезных и важных рекомендаций. Ко всему прочему отметила то, что некоторые люди говорили и раньше: типа, в своих рецензиях на книги ты раскрываешься лучше, больше, полнее, живее. А рассказы, как будто, пишешь, включив голову, подбирая зачастую не совсем удачные метафоры-сравнения, углубляясь в лишние детали и нагромождая чего-то там. И я сначала запротестовал, не соглашаясь, а потом подумал… И ещё раз подумал. Ещё немного подумал, и теперь вынужден согласиться – ведь со стороны людям, наверное, виднее. Тут одно только, важное. Написать рецензию на стороннюю книгу, с одной стороны, тоже непросто, ну, написать так, чтобы она цепляла, задевала за живое и давала (внимание, сейчас будет банальное) пищу для размышлений. Но, с другой стороны, тут как бы всегда есть непроговариваемый шаблон, сообразуясь с которым, ты пишешь. Он, этот шаблон, есть даже в рецензии в стиле сторителлинга – ты всё равно чувствуешь, когда, где и какие триггеры (в том числе эмоциональные) нужно расставить по тексту. И в этом смысле написать рецензию куда как проще, хотя и в этом формате я всегда стараюсь придумать что-то пооригинальнее, не во вред смыслу, конечно же. С художественной прозой всё куда сложнее. Тут действительно нужно включать прежде всего голову, хотя иногда на волне эмоциаонлаьного вдохновения несёшься сам чёрт знает куда, но это не факт, что несёшься в правильную сторону. Холодная голова при написании худлита нужна для, чтобы текст внутренне не разваливался, не висел в вордовском пространстве рыхлой тестообразной массой – ни туда, не сюда. Никто же не отменял определённые правила композиции, сюжетостроения, внутренней гармонии оформления идеи и т. д. И вот при учёте этого приходится иной раз жертвовать эмоцией и свободным парением текста в разные стороны: баланс прежде всего. Ну а то, что есть у меня своего рода тяжеловесность, да и погрешности против гладкописи – это и так понятно. Я и так знаю, что есть, иногда сознательно пытаюсь поэкспериментировать, сделать неправильно на участке небольшого текстового отрезка. К примеру, вот в одном из ковидных рассказов при описании некоего города идут просто строки – «красивая улица», «симпатичный дом» и всё в таком роде. Вроде нарушение правила «показывай, а не рассказывай», но я точно помню, что, начиная этот рассказ, я хотел вот именно тут, в этом месте обойтись лаконичным нанизыванием ни о чём не говорящих слов – потому что, по сути, это и не важно было там ничего описывать, не нужно, зачем? У меня вот вообще зреет идея – как-нибудь когда-нибудь попробовать написать текст, по максимуму используя всевозможные штампы и шаблоны начинающего автора, с рубящей и взрывающей мозг любого нормального человека стилистикой. Почему бы и нет? Тоже своего рода эксперимент, вызов самому себе, потому что это невероятно сложно сделать. И даже, , кажется, ну а чего терять время на такое дурацкое безумие? Вот только если это безумие будет подчёркивать на идейном уровне что-то важное, какую-нибудь мысль о том, что и эффект графомании в какой-то момент может преломляться чем-то по-настоящему гениальным, неземным по силе воздействия если не на читателя, то хотя бы на самого творца. Тогда почему бы и нет? А так… Да, сложно всё. Очень сложно с этими вашими буквами и смыслами.
643 

19.12.2020 16:32

​​До Нового года осталось всего ничего!

Если вы все еще судорожно ищете...
​​До Нового года осталось всего ничего! Если вы все еще судорожно ищете...
​​До Нового года осталось всего ничего! Если вы все еще судорожно ищете подарки для самых дорогих, мы с Женей, автором книжного блога «Сестрица Холдена», спешим вам на помощь. В этом посте Женя предлагает вам три идеи классных книжных подарков на любой вкус и возраст. А чтобы узнать, какие книги советую дарить я, загляните в блог к Жене Итак, три идеи книг в подарок от Сестрицы Холдена: Джек Хартнелл, "Голое Средневековье. Жизнь, смерть и искусство в Средние века" Начну с самого что ни на есть очевидного: иметь в бумаге (даже если вы преданный фанат электронки) всегда здорово книжки с классным и нужным в тексте иллюстративным материалом. Так что интересный и толково проиллюстрированный нон-фикшн - отличный кандидат на подарок под ёлку. Книжка Хартнелла понравится не только увлеченным именно медиевистикой читателям, те, кому по душе культурология, история искусства, социальные науки в самом широком смысле, в ней тоже найдут кучу интересного. Эта междисциплинарность плюс талант Хартнелла писать живо, остроумно, суперпознавательно, без бубнежа типичного кабинетного ученого, делают "Голое Средневековье" хорошим подарком для совсем даже не узкой аудитории. А еще там классные картинки, да! Робертсон Дэвис, Дептфордская трилогия Само собой, в книге главное не обложка, а содержание, но подарок все-таки хочется вручать не только умный, но и красивый. Свежее переиздание Дептфордской трилогии под одной обложкой, в серии "Большие книги" у издательства "Иностранка" - как раз тот случай, когда сердце поет "дозволь наглядеться, радость, на тебя". Феноменально прекрасное оформление увесистого тома и замечательная во всех отношениях, но не самая очевидная, классика мировой литературы. Для тех, кто котирует зарубежку и не прочь почитать что-то вдолгую - отличный вариант. А еще сдаю мой личный читерский метод книгодарения: выбирая на подарок книжку, в которую вошло больше одного произведения, вы же по сути дарите сразу несколько, и шансов, что какое-то из них зайдет, больше. Дептфордская трилогия в этом смысле - идеальный кандидат, потому что составляющие ее романы вполне автономны, могут быть прочитаны независимо друг от друга и содержательно тем касаются очень разных. Джеральд Даррелл, "Говорящий свёрток" Если среди тех, кого вы собрались одарить, есть люди подходящего для чтения сказочных историй возраста (а если спросить меня, так это вообще-то любой возраст, был бы живой ум и не закостенелый в совсем уж фатальной суровости характер) - перед вами открывается дивный мир не только широчайшего содержательного выбора, но и книжной иллюстрации, существующей, как отдельный вид искусства. Я обожаю художника-иллюстратора Михаила Беломлинского! Именно он, кстати, рисовал картинки для того самого "Хоббита", каким его помнит нынешнее поколение взрослых. Издательства, к счастью, теперь часто перевыпускают книжки с ретро-иллюстрациями, ставшими классикой, так что они уже не раритет, и можно запросто найти свежее переиздание с "теми самыми" картинками. "Говорящий свёрток" в оформлении Беломлинского - моя великая любовь с самого детства и по сей день. Не знаю ничего лучше, чтобы порадовать человека и прекрасной фэнтезийной историей и погружающей в атмосферу чуда работой художника. https://telegra.ph/file/2567db0d33f3c21e8b606.jpg
666 

21.12.2020 11:00

Мария Степанова “Памяти памяти” (2017) ноунеймы Мне очень нравится выражение...
Мария Степанова “Памяти памяти” (2017) ноунеймы Мне очень нравится выражение “Back to roots” - обычно так описывают некогда популярную группу, которая нашла свой звук, но потом из-за череды скандалов, наркотиков, ударившегося в религию басиста и вышедшего в окно гитариста, потеряла все. Тогда группа “возвращается к корням”, чтобы перезапустить свою карьеру и прокатиться по 40 городам России с туром. Кажется, что книга “Памяти памяти” устроена похожим образом. Автор собирает культурные артефакты своей семьи и через время и смерть тянется к истоку, откуда все началось. Примерно после первой из трех частей приходит понимание, что сюжета не будет, а Степанова скорее исследует сам феномен памяти и ложной памяти, в том числе. У такой идеи весьма много западных аналогов, например, “Луковица памяти” Гюнтера Грасса, где автор также промывает личный опыт в поисках золота. С другой стороны, книга во многом перекликается с романом “Казус Кукоцкого” Улицкой. Что отличает текст Степановой? Обложку книги украшает надпись “романс”, но пусть она вас не пугает - по обилию выразительных средств текст, конечно, похож на белый стих, но произведение все-таки прозаическое. Сама Степанова издала несколько поэтических книг, поэтому для нее это такая компромиссная форма. По ходу повествования Степанова натыкается на довольно мощные философские вещи, но ей почему-то интереснее рассказать о цвете занавесок в прихожей ее тети 60 лет назад. Автор как будто задалась идеей показать читателям что-то очень личное, а потом испугалась этой интимности и попыталась замять историю. Это создает неприятный разрыв между ожиданием и реальностью. В этом путешествии по волнам памяти легко потерять ветер в парусах и бросить книгу на середине. 7 из 10
645 

09.03.2020 13:39


Лоран Бине “Седьмая функция языка” (2015) В центре истории — несчастный...
Лоран Бине “Седьмая функция языка” (2015) В центре истории — несчастный случай, который произошел с известнейшим критиком и философом Роланом Бартом в 1980 году. По официальной версии его сбил грузовик, но Бине превращает реальный случай в мощнейшую теорию заговора, в которой оказываются замешаны все видные деятели культуры. От самой постановки вопроса, что Деррида мог убить Барта становится очень смешно. Роман “Седьмая функция языка” принадлежит к тому особенному жанру литературы, который принято называть “мам, я честно найду нормальную работу” или “книги для филологов”. На практике это выглядит так: автор постоянно занят неймдропингом известных мыслителей и политиков: ему нравится Делез, любит Сартра, и в целом коллекционировать книги, а также их читать, и знаете, стал уже матерым интеллектуалом, чего и нам желает. Автор может 10 страниц обсуждать тонкости психолингвистики, а потом обнаружить, что мама не смотрит. Лоран Бине понимает проблему подобных книг, поэтому частично решает ее при помощи системы персонажей. Скоро выборы и полицейское управление вынуждено проработать в истории с автокатастрофой Барта политический мотив. Понятное дело, что политика нужна роману в качестве ширмы для основной сюжетной линии, но читать эти блоки реально скучно. За расследование берется комиссар Байяр и аспирант Симон Херцог, который становится проводником грубоватого полицейского в мир гуманитарных наук и пространство идей. Герои достаточно быстро выходят на след документа, который был при себе у Барта в момент покушения. В ходе расследования выясняется, что за документом охотятся спецслужбы других стран с необычным оружием. Далее события напоминают шпионский боевик в духе “Довода” Нолана. Несмотря на обилие фамилий философов и матчасти, книга с этого момента читается на порядок бодрее, а к финалу вообще приходит в майке лидера. Бине исследует проблему правды и лжи не как отдельных понятий, не пытается измерить их цену, а следит за тем, как они смешиваются в медиаполе, как влияют на людей. Ему интересно, насколько мы можем позволить себе заблуждаться, чтобы сработала какая-то сигнальная система, которая заставляет задавать себе неудобные вопросы. Само понятие “седьмой функции языка” — это такой аналог секрета монахов из романа “Имя розы”, поэтому фанатам этой книги зайдет однозначно. Возможно, книга не сделает так смешно читателям, которые услышат фамилии определенных авторов и лингвистические понятия в первый раз, но для тех, кто в этом варился, Бине создает удивительный контекст и настоящее приключение. 8 из 10
670 

16.11.2020 13:10

​​Красота внутри

Я редко пишу о кино и вообще редко обозреваю или рекомендую...
​​Красота внутри Я редко пишу о кино и вообще редко обозреваю или рекомендую...
​​Красота внутри Я редко пишу о кино и вообще редко обозреваю или рекомендую фильмы, но тут просто не могу не поделиться своим открытием. Мини-сериал «Красота внутри» меня приятно удивил. Причём этот сериал настолько «мини», что все серии умещаются менее чем в 40 минут экранного времени. Сезон состоит из 6 частей, каждая из которых по хронометражу не превышает 10 минут. Сюжет Сериал повествует о парне по имени Алекс, который каждый день просыпается в новом теле. Сегодня он белый юноша, завтра азиат, послезавтра девушка, а на следующий день старик... Толстый худой, красивый и не очень, но это всегда он. Здесь много к чему можно придраться и много вопросов остаётся без ответа: если уж он просыпался стариком, почему ни разу не превратился в младенца, например. Почему вообще это с ним происходит, как у него дела обстоят с документами, как он платит налоги, занимаясь бизнесом или как решает проблемы с соседями, которые наверняка замечали, что каждый день из его дома выходят совершенно разные люди, и пр. Но это всё не столь важно. Важно то, какие чувства вызывает этот сериал. В век экшн-боевиков, фильмов по комиксам, желтушных трэш-кинолент и обилия насилия на экране, это кино — как глоток свежего воздуха среди всеобщего мракобесия. Это я вам после просмотра «Чёрного зеркала» говорю. История сосредотачивается на чувствах героя, ощущениях мира и привычках к такой жизни, а ещё на главной романтической линии персонажа. Это картина о любви, и это прекрасно. Не могу сказать, что здесь очень глубокий сюжет, но многие моменты истории завораживают. Что ещё зацепило? Приятная глазу съёмка ручной камерой, крупные детальные планы, тёплый цветокор, совершенно прелестная умиротворяющая музыка, сопровождающая ленту (преимущественно пианино). Всё это оставляет приятное послевкусие. Но, чёрт возьми, как же мало этих сорока минут. Сколько тем можно было раскрыть, сколько приключений и необычных ситуаций, связанных с такой особенностью и её неудобствами можно было рассказать, но, к сожалению, в конце сезона лента ставит жирную точку в истории персонажей. Браво людям, которые не побоялись снять столь необыкновенное кино! Не пожалейте 40 минут своей жизни, чтобы увидеть прекрасное. Особенно рекомендую любителям мелодрам и добрых жизнеутверждающих фильмов. Приятного просмотра! фильмы https://telegra.ph/file/45c0192e2496d656772bb.jpg
637 

20.10.2020 09:17

Как выглядит мечта - стать автором романа? Есть классная история - текст...
Как выглядит мечта - стать автором романа? Есть классная история - текст...
Как выглядит мечта - стать автором романа? Есть классная история - текст - издательство - книга. И раз, ты просыпаешься знаменитым!  Как это выглядит на самом деле? Есть история - на самом деле нет - текст не пишется - пишется, но как-то не так - зачем мне все это - прокрастинация  (и так 100500 раз) - прошло полгода - почти год - черновик все еще не готов. И где книга? Где-то на подходе. Надо искать подход. Только оконченный роман можно исправить, улучшить и сбыть свою мечту в хорошие руки издателя, а потом и читателя.  Автор канала “Роман без правил” все делает на ваших глазах - ставит и срывает дедлайны, читает и цитирует умных писателей, ищет мотивацию и вот-вот допишет первый роман. Его уже можно читать - автор тестирует  продвижение через сервис Литрес: Черновики и обязательно расскажет о тонкостях и подводных камнях. Вы все еще хотите написать книгу? Тогда канал “Роман без правил” то, что вам нужно. пашкиныдрузяшки Присоединяйтесь!   https://t.me/roman_bez_pravil https://t.me/roman_bez_pravil
664 

05.11.2020 18:00

​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором:

• Спасти автобус с...
​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором: • Спасти автобус с...
​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором: • Спасти автобус с детьми или любимую девушку; • Пожертвовать собой, чтобы человечество нашло лекарство от вируса или спрятаться и прожить в страхе всю оставшуюся жизнь; • Отдать себя науке или посвятить время семье... Здесь нет правильного выбора, и оттого выбор героя всегда будет резонировать со мнением читателя. Мы не делим деяния персонажа на чёрное и белое, не говорим читателю, что правильно, а что нет, а ставим его перед фактом действия персонажа. Во-первых, такой конфликт будет держать в напряжении, во-вторых, герой не будет выглядеть однобоким, добряком или плохишом, и в-третьих, ловим читателя на крючок. При любом раскладе читатель будет сопереживать персонажу, попавшему в столь трудную ситуацию. литприёмы https://telegra.ph/file/b02d87412716b169b7f41.jpg
654 

13.11.2020 09:38

​​Я всегда с собой беру...

Когда я пишу, то представляю себя режиссёром, либо...
​​Я всегда с собой беру... Когда я пишу, то представляю себя режиссёром, либо...
​​Я всегда с собой беру... Когда я пишу, то представляю себя режиссёром, либо оператором фильма. Представляю себе, где должна проходить сцена, как она должна выглядеть, что должны делать герои. Всё под стать настроению, тематике кадра. Если мне надо подчеркнуть определенный настрой, я беру в руки камеру и вмешиваюсь в съёмочный процесс. Помните про синие занавески? Многие считают, это чем-то из области СПГС (синдром поиска глубинного смысла), и конечно же, синие занавески могут быть просто синими занавесками, но часто автор акцентирует внимание на определённых деталях не просто так. Если мне надо показать напряжённое молчание, я беру камеру и крупным планом снимаю, как в тишине об окно бьётся жирная муха или жужжит лампа дневного света. Освещение, скорее, будет холодным, герои будут отстранены, кто-то из них будет хрустеть костяшками, держать руки в карманах или покусывать губы, кто-то может сложить руки а замок. Я беру камеру и блуждаю по комнате в поисках того, что послужит визуальным подтверждением внутреннего состояния героев. При следующем просмотре какого-то фильма понаблюдайте, как авторы используют цвета, освещение, предметы в сцене, чтобы показать настроение. Это проще, чем выуживать подобные моменты из литературы. Вся прелесть этого приёма показать, а не рассказать, но дело в том, что у писателя есть ещё один инструмент, которым часто злоупотребляют. Мы запросто можем забраться в голову одного из персонажей и прочитать его мысли: боится он, страдает или не знает, как сообщить о печальном известии. Там, где фильму приходится довольствоваться лишь внешними проявлениями и зачастую это идёт на пользу, писатель может пуститься в описания унылых мыслей и внутренних рассуждений. Иногда персонаж просто говорит: «Мне плохо» там, где можно показать его состояние с помощью его же субъективного восприятия, прибегая к авторскому сравнению или аллюзии, например: «Лёша всегда любил дождь, но сейчас, глядя на мокрый асфальт, томное небо и стремительные ручьи, стекающие к ливнёвкам, ему хотелось плакать». Или же можно показать обстановку его дома: «Грязная комната, опрокинутая бутылка виски с засохшими бурыми каплями на столе, гнилое яблоко, что лежит тут уже неделю. Пора бы выбросить, но Лёша просто смотрел и видел в этом яблоке себя». Тени, освещение, ракурс. Всё это важно. С какого ракурса вы снимаете? Снизу или сверху? Герой просто стоит или нависает над другим персонажем? Он в тени украдкой или на ярком солнце? На чём камера делает акцент? На дрожащей руке? На том, как он теребит пальцами пуговицы на рукавах? А время дня? Закат и рассвет — часто используют в романтических сценах. Но каково будет удивление, если героиня бросит героя в такой миг, хотя до этого они почти каждый день любили наблюдать на берегу моря, как садится солнце. Здесь в игру вступает контраст. Для восприятия героя закат станет символом страданий и унижения. И будет символично отдалить камеру и показать, как герой остаётся в одиночестве на пустынном пляже. Я снимаю крупным планом особо эмоциональные сцены, но отдаляю камеру, когда надо показать масштаб события. А в голову персонажа внедряюсь лишь когда без его мыслей не обойтись, чтобы объяснить, узнать точку зрения героя, подчеркнуть важность события его личным виденьем. Здесь важно держать баланс, сменять точку зрения, но только между сценами, а не смешивать в кашу все эти приёмы. Помним, что прыгая из головы в голову в одной сцене, мы нарушаем фокал, целостность картины. Портим интригу, выдавая мысли сразу нескольких персонажей, а в самых запущенных случаях — сбиваем читателя с толку. Пусть герой ошибётся, увидя в собеседнике не ту эмоцию, это даже пойдёт на пользу, добавит сцене таинственности, а герой тем временем будет гадать, правильно ли он прочёл собеседника или нет. Я — режиссёр в своём воображении. писательство https://telegra.ph/file/585042ce6b7811fdc163b.jpg
667 

21.11.2020 09:17

​​Неуместный каламбур или Когда читатель смеётся, а надо бы плакать

Любые...
​​Неуместный каламбур или Когда читатель смеётся, а надо бы плакать Любые...
​​Неуместный каламбур или Когда читатель смеётся, а надо бы плакать Любые художественные приёмы надо уметь применять правильно. Иногда автор, пытаясь добиться глубины высказывания, сам того не понимая, создаёт абсурдные, комические ситуации. Например, недавно встретил вот такое высказывание: «Толпа тихонько потекла из туалета». Сама метафора «толпа потекла» вполне хороша, но писатель использует её в связке с местом действия — туалетом, и поэтому возникает каламбур, притом что текст книги серьёзен и даже претендует на глубину и драматичность. «Пелена спала с моих глаз», — пишет другой автор. Он показывает, как его герой очнулся после тяжёлого ранения. Но в связке со словом «спала», фраза кажется абсурдом. Дело в том, что мозг сопоставляет это слово с контекстом предложения, связывает его со сном, а не с падением пелены. Совсем другое дело, если писатель намеренно хочет добиться комичности ситуации или использует подобные приёмы в диалогах, дабы подчеркнуть остроумие персонажей. В юмористической прозе они будут смотреться весьма гармонично. Но когда автор пишет «засеменили с Семёном» в серьёзном произведении, то вызывает скорее недоумение читателя. «Три совы. От выстрела упали все три. Почему? Сов-падение» — писал Чехов. Задача была насмешить и приём сработал на ура. Теперь представьте связку слов «сова» и «совпадение» в серьёзном авторском высказывании. литприёмы https://telegra.ph/file/e71a10e5245874cb40234.jpg
667 

27.11.2020 09:17

​​Подтекст истории и его восприятие читателем

Задумайтесь, как часто вы...
​​Подтекст истории и его восприятие читателем Задумайтесь, как часто вы...
​​Подтекст истории и его восприятие читателем Задумайтесь, как часто вы говорите то, что чувствуете и как часто вообще говорите правду? Представьте диалог с начальником, который сообщает, что в этом месяце вы не получите премию, потому что у компании упала прибыль. Скорее всего ваш ответ будет нейтральным, вы постарайтесь сохранить самообладание, хотя внутри у вас будет закипать гнев. Представьте сцену ссоры с любимым человеком. Вы сердитесь на него, но при этом говорите, что всё в порядке, ведь не хотите ранить его чувства. Представьте, наконец, что сослуживец, который постоянно тырит из вашего ящика чай, сломал палец. Нормы общения требуют выразить соболезнование и скорее всего вы так и поступите, хотя в душе будете хихикать над его неудачей. Человеку свойственно по той или иной причине поступать не так, как он думает и скрывать эмоции. В этом и есть настоящая ирония нашего мира. Поэтому и в литературном произведении герои должны действовать так же. Если персонаж говорит то, что думает, значит сцена вряд ли воздействует на читателя на эмоциональном уровне. В сцене должен быть подтекст, который читатель будет впитывать через действия или мысли персонажа. С другой стороны, иногда мы позволяем себе проявлять честность. Когда мы говорим своей второй половинке «Я люблю тебя», то чаще всего поступаем по велению сердца, но подобная сцена в книге будет казаться скучной. Эта фраза может стать хорошей кульминацией пройденного пути, когда позади тяжёлые испытания чувств персонажей, но для читателя нужно эти чувства показать. Когда персонаж бросается за тридевять земель, чтобы достать хрустальные черевички или возвращается за девушкой в горящий проезд — вот настоящие проявления любви. Поступки героев — это и есть основная ценность истории. Слова — всего лишь первый уровень текста. Подтекст — то самое зерно, которое необходимо для того, чтобы читатель прочувствовал все грани вашей истории. писательство https://telegra.ph/file/658bba148b6a87323c1a9.jpg
670 

13.12.2020 09:17


​​Закон снижения эффективности

Любые сцены можно разделить на два вида: сцены...
​​Закон снижения эффективности Любые сцены можно разделить на два вида: сцены...
​​Закон снижения эффективности Любые сцены можно разделить на два вида: сцены с положительным и отрицательным эмоциональным зарядом. Там, где отрицательные характеризуются неудачами персонажей, положительные вдохновляют и дарят им временное облегчение, надежду, или даже разрешение конфликта. В идеале сцены с положительным и отрицательным зарядом должны чередоваться. Таким образом мы даём читателю эмоциональные скачки́, благодаря которым встряхиваем его, не даём перегрузиться драмой, или не позволяем конфликту ослабнуть. Закон снижения эффективности заключается в том, что каждая последующая сцена с одинаковым эмоциональным зарядом для читателя снижает свою эффективность на 50 или более процентов. То есть если мы даём читателю драматический момент, то идущий следом, особенно такой же по напряжению, окажет на читателя гораздо меньшее эмоциональное воздействие. Но правило работает не всегда. Если условно разделить положительные/отрицательные сцены на слабые, средние и сильные и дать читателю сперва слабую, а следом окунуть его в сильную, это может произвести нужный нам эффект. Допустим, в нашем сюжете девушка бросает героя и следом за этой сценой его увольняют с работы. Второе известие покажется читателю скучным, а может даже натянутым, но если вместо потерянной работы показать смерть родного человека, такой момент сработает должным образом. Подробнее об этом вы можете почитать в книге Роберта Макки «История на миллион». Эту же тему раскрывает книга «Код бестселлера» Джоди Арчер и Мэттью Л. Джокерс, в которой авторы не поленились составить графики на примерах популярных романов. На иллюстрации вы можете наблюдать сравнение эмоциональных скачков двух американских бестселлеров: «Код да Винчи» и «50 оттенков серого». Кстати, по мнению авторов «Кода бестселлера», в этом и заключается значительная часть успеха книги про серую мышку и миллиардера-БДСМщика. писательство https://telegra.ph/file/8915f93b7c0b2b8eda63c.jpg
656 

21.12.2020 09:17

​​О ценностях и трендах

Литература — не тот вид искусства, который обязан...
​​О ценностях и трендах Литература — не тот вид искусства, который обязан...
​​О ценностях и трендах Литература — не тот вид искусства, который обязан поспевать за трендами. Даже если автор создаёт произведение согласно сегодняшней повестке, то за этой маской всё равно должны скрываться вечные, незыблемые ценности. На первом плане пандемия коронавируса? Пусть так, но за ним должны быть понятные читателю проблемы: семейные ценности, борьба за жизнь, любовь, поддержка, разрушение или созидание внутреннего мира персонажа. Художественная литература должна не просто говорить о проблеме, но и изучать её влияние не только на людей, но и на их мир. За проблемой войны всегда стоит желание жить, за историей о наркотиках — разрушенные судьбы и попытка героев измениться к лучшему, за домашним насилием — проблематика семейных ценностей. Но всё это не будет интересным, если не окунуть читателя в мир героя, переживающего лишения на своей шкуре. Нельзя показывать проблему отстранённо. Издалека мы видим лишь вершину айсберга. Этим пользуются умелые журналисты. Когда задача стоит не заострять внимание, мы увидим статистические цифры и сухие тезисы ответственного политика: «В регионе 13 процентов населения проживает в аварийных домах». Если же им нужно показать проблему, они беседуют с семьёй, пережившей описанную ситуацию и таким образом говорят с читателем/зрителем с помощью эмоций: «Иван Иваныч с соседями уже 7 лет пытаются бороться с местной властью, которая не желает переселять их из аварийного дома». Вот он Иван Иваныч, вот его соседи, вот представитель администрации. Мысль подвластна контролю, а чувства — стихийны. Если хотим произвести на читателя впечатление, говорим с ним на языке эмоций. МыслиВслух https://telegra.ph/file/7608da9f740447294d8f3.jpg
689 

25.12.2020 09:17

​​Страдающий герой или надоедливый нытик?

Герою, что страдает, сопереживают...
​​Страдающий герой или надоедливый нытик? Герою, что страдает, сопереживают...
​​Страдающий герой или надоедливый нытик? Герою, что страдает, сопереживают сильнее. Нет уже в мире писателей, которые бы не воспользовались этой хитрой уловкой. Литературный мир полнится страдающими персонажами — тут тебе и мальчик-сирота со шрамом на лбу, и отверженный всеми ведьмак, да и чего уж мелочиться, все герои книг Джорджа Мартина. И читатели верят им, страдают вместе с ними. Но как не переборщить и случайно не превратить страдающего героя в надоедливого нытика или куклу в руках жестокой судьбы? Убедись, что у страданий героя есть причина и последствие Они образуют фундамент личности и характера персонажа. Если героя поколачивают в школе, недолюбливают на работе, задирают на улице — тому должна быть причина. Найдя ее, выведи из ситуации последствие. Если герой постоянно испытывает физическое или психологическое насилие, то это отразится на его характере — он может стать замкнутым, агрессивным, жестоким или неуверенным в себе. Разберись, как страдания меняют героя Беспричинные страдания оставь героям в телесериалах. В книге все должно иметь свое объяснение. Боль и страдания нужны, чтобы персонаж развивался? Или же наоборот, они увлекут его на дно? Может, страдания помогут ему открыть в себе ранее неизведанные силы и стороны? Раскрывай карты постепенно Не вываливай на читателя всю подноготную страданий героя с первых страниц. Для того, чтобы люди верили и сопереживали персонажу, боль и трудности вплетай в жизнь героя максимально органично. Пусть тяжелые моменты чередуются со светлыми сценами, поражения следуют за победами. Лишь тогда страданиям героя будут верить. Ибо даже в самые трудные времена человек способен отыскать надежду и свет. MeWrite https://telegra.ph/file/be90345fdbb61cc61379a.jpg
661 

08.07.2020 18:01

​​Как героя формирует его прошлое

Я уже писала пост о том, как создать...
​​Как героя формирует его прошлое Я уже писала пост о том, как создать...
​​Как героя формирует его прошлое Я уже писала пост о том, как создать «живого» героя, которому читатель станет сопереживать. Но работа над героем — титанический труд, поэтому одним постом тут не обойтись. Герой в истории должен постоянно развиваться. А для его развития нужны предпосылки, чтобы у читателя не возникало вопросов вроде «А почему он стал убийцей?» или «Она что, влюбилась на ровном месте?». Чтобы сделать многогранного, интересного героя, нужно продумать такие ключевые аспекты его жизни: ️ Детство В детские годы, когда сознание ребенка впитывает все, как губка, формируется будущая личность человека. От того, кто воспитывал его, в каких условиях он рос, какие ценности ему прививали, зависит, кем он станет, когда вырастет. В книгах любят использовать «золотой стандарт» — отверженных сирот, которые не знали родительской любви, и оттого ожесточились. Но как по мне, гораздо интереснее развиваются те персонажи, которые получили родительское воспитание или хотя бы знали родителей в лицо. Из этих отношений можно вывести много острых конфликтов — вечную дилемму «отцов и детей», Эдипов комплекс, когда человек испытывает влечение к родителю, или феномен «мертвой матери», когда мать не дает ребенку нужных эмоций. Все эти конфликты перетекают в травмы, формирующие характер героя. ️ Переломные моменты В жизни у каждого человека случаются ситуации, после которых он необратимо меняется. Предательство, смерть любимого человека, неожиданная помощь от незнакомца в трудный момент — в такие моменты человек обрастает новыми чертами характера. Предательство может ожесточить героя или сделать его параноиком. Смерть любимых навсегда оставит печаль в его сердце. А неожиданная помощь даст ему надежду. Суть в том, чтобы обыгрывать любую ситуацию, что случается с героем. Ведь в истории ничто не должно происходить просто так. ️ Наследственность Гены пальцем не сотрешь, поэтому если ты хочешь доподлинно узнать своего героя, сначала узнай его родных. Взять, к примеру, ту же Дейенерис из сериальной истории «Игры престолов». Над ее родом веками нависало «проклятье безумия», которое просто объяснялось кровосмешением. Однако, несмотря на все благородные и добрые поступки, генетика в итоге оказалась сильнее всех достижений героини — она обезумела от недоверия к своим приближенным. Поставить героя перед страхом стать таким же, какими были его родные — отличное решение, что играет на динамику повествования и развивает личность персонажа. Если правильно выстроить интригу, читатель будет гадать до конца, совершает ли герой поступки по собственной воле, или же это гены ведут его по истоптанной его предками дорожке. MeWrite https://telegra.ph/file/5294ec3d507b6694f2c0c.jpg
677 

29.07.2020 18:01

​​Быстрый или медленный темп повествования?

Погружаясь в сюжет увлекательной...
​​Быстрый или медленный темп повествования? Погружаясь в сюжет увлекательной...
​​Быстрый или медленный темп повествования? Погружаясь в сюжет увлекательной книги редкий читатель заметит, что повествование меняет скорость. Это хорошо, ведь так история предстает цельной, погружает читателя с головой в вымышленный мир. Но нам, писателям, важно видеть текст «насквозь», чувствовать малейшие изменения в настроении или темпе повествования. Настоящее искусство — выкладывать события так, чтобы не только слова описывали происходящее, но и порядок слов и предложений помогал читателю проникнуться событиями. Где уместно использовать быстрый и рваный темп, а где — размеренный и спокойный? Описания природы или местности Описывая окружающую обстановку, автор постепенно погружает в нее читателя. Для этого используется монотонный, размеренный темп с длинными предложениями, полными метафор и аллегорий. Медленный темп в таких сценах позволяет читателю разглядеть пейзаж, хорошо обрисовать в голове место действия, проникнуться его атмосферой. В таких случаях автор отдаляется от мыслей героев, описывая все как бы «с высоты птичьего полета». Но не стоит перебарщивать с размеренностью — читатель может заскучать, если не разбавлять описания интересными деталями или репликами персонажей. Пример из книги М. Семеновой «Право на поединок»: «Отгорел закат, и полная луна облила лес зеленоватым мертвенным серебром. Это был уже почти настоящий лес, сменивший мхи и корявые жилистые кустики высокогорья. Низкорослые, невероятно упорные сосенки и берёзки запускали жилистые корни в расщелины камня и льнули к южным, нагреваемым солнцем бокам больших валунов» Описание сражений, драк, погони В сценах борьбы или погони темп отыгрывает чуть ли не важнейшую роль в том, поверит читатель происходящему, или нет. Когда в ход идут кулаки или оружие, все происходящее резко меняет перспективу, суживается до восприятия героев. Герои максимально концентрируются на том, чтобы спасти свою жизнь или отнять жизнь врага, поэтому описания неба или цвета листвы за спиной противника будут не к месту. Задачей автора становится описание физических ощущений героя в ускоренном темпе. В ход идут рваные, короткие предложения, часто с повторами. В таких сценах стоит описывать лишь то, на чем концентрируется внимание героя — он может следить за движениями противника, или прислушиваться, как далеко он смог оторваться от погони. Тут приведу два примера: ️ «За сильным ударом в затылок последовал пинок в колено сзади. Вэл упал лицом в грязь, а меч атакующего должен был вонзиться ему в поясницу. Он всеми внутренностями ощутил силу удара. Но броня его выдержала. Тогда враг со всего размаху врезал Вэлу ногой по бедру. Боль вспышкой заглушила все мысли. Затем последовал еще один удар, который глубже впечатал его в грязь. Рот наполнился грязью, вдохнуть было невозможно. Чей-то сапог наступил ему на руку» «Я треснул ему по яйцам, он слегка согнулся, и я тут же отвесил ему хук правой. Ударившись о стену, он ринулся на меня, взбешенный. Я снова ударил его, прямым правым в челюсть. Упав на колено, он попытался выхватить из-под пиджака пистолет. Я достал свой и ударил им ему по голове. Он упал на четвереньки, и я снова его ударил. У него подогнулись локти, будто он не смог отжаться от пола, и растянулся на полу» Какой пример тебе понравился больше? Проголосуй в конце поста ️ Почему важно соблюдать баланс? Общепринятое правило гласит, что темп нужно чередовать. За главой о сражении и смертях, написанной отрывистым темпом следует глава с медленным, спокойный повествованием. Так автор может чередовать напряжение и расслабление читателя, не давая ему заскучать. Но не бойся экспериментировать — удиви читателя внезапным появлением угрозы посреди описания мирного городка. Ведь именно благодаря нестандартным решениям и экспериментам рождаются воистину легендарные книги. MeWrite https://telegra.ph/file/66b80e1a2529f9b8bc096.jpg
662 

29.08.2020 17:30

​​Антигерой

Их обожают читатели и ненавидят протагонисты. Мерзавцы, убийцы...
​​Антигерой Их обожают читатели и ненавидят протагонисты. Мерзавцы, убийцы...
​​Антигерой Их обожают читатели и ненавидят протагонисты. Мерзавцы, убийцы, воры и манипуляторы — без них сложно представить стоящую книгу или фильм, ведь людям нравятся антигерои. Но понятие «злодея» эволюционировало. Недостаточно взять человека, дать ему суперсилу и желание убивать все живое, чтобы заинтересовать читателя. Современные антигерои — сложные персонажи с сильной мотивацией, которая давно отошла от понятий классического «зла». Так как же создать антигероя, которому поверит читатель? Для начала стоит разобраться, что же под собой подразумевает «чистое зло», пришедшее к нам из прошлого. Человек в черном, адски хохочущий над раненой девушкой на краю небоскреба? Хладнокровный безумец, что вырезает семьи, потому что в детстве он стал свидетелем убийства? Эти образы известны нам из старого кино, классического фэнтези и романов, что давно стали примерами ярчайшего клише. Но почему они перестали работать? Это легко понять, если взглянуть на качества, которыми обладает крутой антигерой: ???? Мотивация Без нее, конечно, ни один герой не обходится, но злодею она нужна даже больше, чем другим. Легко без причины совершать заслуживающие похвалы поступки, но когда человек целенаправленно хочет убить врага, совершить теракт или захватить страну, для этого нужна железобетонная мотивация. Особенно, если в антигероя превратился персонаж, что был до этого положительным. Пример: Эдмон Дантес в книге А. Дюма «Граф Монте-Кристо», ставший жертвой предательства завистников, оказывается запертым в тюрьме на 14 лет. После побега он узнает, что предатели, упекшие его в тюрьму, разбогатели, один из них даже женился на невесте Эдмона. Пережитые тяготы, а также желание отомстить подлецам превращают его в хладнокровного манипулятора, который постепенно разрушает жизни врагов. ???? Уязвимости и слабости Гораздо проще верить антигерою и сопоставлять с собой, если у него есть слабые места. Всесильные, неприкосновенные злодеи остались в прошлом, теперь на первый план выходит человечность каждого из героев. Читателю приятно осознавать, что антигерой, также как и он сам, беспокоится о больной матери или влюбляется в другого человека. А слабости антигероя, вроде боязни темноты, помогут читателю соотносить себя с ним. Пример: История Дориана Грея в книге О. Вальда «Портрет Дориана Грея» завязана на страхе старения главного героя. Он хочет любой ценой сохранить свою красоту и молодость. Этот страх понятен, поэтому читателям проще сопереживать герою, что пускается во все тяжкие, узнав, что внешность и молодость его от этого не пострадают. ???? Обаяние Шансы антигероя завоевать любовь читателя возрастают, если наделить его обаянием и харизмой. Важно понять, что красота и смазливость не равно харизма. Недостаточно описать злодея с локонами вороного цвета и пылающими глазами. Сделай его галантным и дипломатичным — такой контраст с истинной личностью антигероя подогреет интерес читателя. Пример: Обаятельный безумец Патрик Бэйтман из книги Б. И. Эллиса «Американский психопат» богат, умен, популярен среди женщин и заботится о своем здоровье. А с другой стороны монеты — его альтер-эго насильника, убийцы и маньяка. Несмотря на это, читатель продолжает сопереживать герою, выискивая причину для безумия столь успешного и привлекательного человека. Разобравшись с чертами «привлекательных» антигероев, становится ясно, почему классическое зло больше не в моде. Люди попросту не сопереживают шаблонным злодеям без цели и мотивации. У А. Сапковского на эту тему есть высказывание: «Я не верю в абсолютное зло, такое Зло, природой которого и смыслом существования есть вред Добру. Сторону, которую признаем «негативной», всегда имеет свои мотивы и поводы, которые движут ею. ...Нет воен Добра со Злом, есть войны, в которых разные стороны имеют разные интересы. В литературе фэнтези, однако, популярно представление Добра и Зла способом Толкиена. У него Саурон и Мордор являются «плохими», потому что являются Злом, а не потому, что имеют свои интересы. Я в подобное поверить не мог» MeWrite https://telegra.ph/file/31fc23b04de0389009b81.jpg
649 

10.09.2020 15:01

​​Как создать атмосферу в книге?

В книгах, как и в фильмах, есть несколько...
​​Как создать атмосферу в книге? В книгах, как и в фильмах, есть несколько...
​​Как создать атмосферу в книге? В книгах, как и в фильмах, есть несколько характеристик, по которым их оценивают люди: диалоги, сюжет и атмосфера. Сюжет во многом зависит от проработки героев, их мотивации и основной идеи, а диалоги — от умения автора слушать людей и умело вплетать характер в реплики героев. А что с атмосферой? Атмосфера книги — на первый взгляд, очень нечеткое понятия. Ее невозможно оценить навскидку, без погружения в главу или целиком во всю книгу. Но именно нужная атмосфера заставляет людей перечитывать культовые книги раз за разом, каждый раз наслаждаясь ими, как первый. Благодаря ей читатель может перенестись в мир, созданный автором, и полюбить его. Атмосфера может быть одной для всей книги — например, пронизывающий до костей ужас в историях Лавкрафта, или наполненные магией и загадками книги о Гарри Поттере. Или же разной для каждой главы — что больше характерно для саг и длинных фэнтезийных историй. Как же создать такую атмосферу в книге, чтобы влюбить в нее читателя? Внимание к деталям Первый ключ к созданию идеальной атмосферы кроется в подборе и описании деталей. Если ты создаешь атмосферу для главы, прежде чем приступать к написанию подумай, какое настроение она должна вызывать у читателя. Затем реши, какое событие будет обыгрываться в главе, и вот здесь начинается магия. В зависимости от жанра, эпохи, героев и происходящего детали могут быть разными. Например, если описываешь фестиваль — атмосферу праздника создадут музыка, льющаяся отовсюду, пестрые гирлянды и празднично одетые гости. Но этого недостаточно — позаботься о том, чтобы добавить незначительные в смысле сюжета, но важные для эмоционального наполнения моменты. Смех детей, кружащихся на карусели. Запах яблок в карамели, которые разносят девушки в пышных платьях. Пестрые флажки, трепещущие на ветру. Именно в таких деталях живет душа каждой книги. Реакция героев Когда детали расписаны, а глава продумана до мелочей, приходит время достать второй ключ к идеальной атмосфере. Он — в нужной реакции героя на происходящее. Каждый персонаж книги по ходу сюжета переживает те или иные испытания, имея свои эмоции и свой взгляд на каждую ситуацию. И для реалистичности, герой должен реагировать на все логично. К примеру, герой по сюжету попадает на тот же фестиваль. Но в предыдущей главе он пережил потерю лучшего друга и напарника. Если он начнет как ни в чем ни бывало веселиться, поедать угощения и приставать к женщинам — атмосфера будет непоправимо разрушена, ведь это будет нелогично. Для того, чтобы читатель погрузился в происходящее и сопереживал герою, в нашем примере нужно описать контраст его чувств и радости вокруг. Пускай запах яблок в карамели, которые он раньше любил, теперь вызывают у него тошноту. Смех детей кажется ему оскорбительным — ведь мир продолжает существовать и после его утраты. Соединение деталей и реакций героя дает непередаваемое ощущение погружения в историю, оно позволяет читателю ощутить на себе весь спектр эмоций героя, понять его поступки лучше. «Загадки и зацепки» Последним же ключом к созданию крутой атмосферы являются небольшие подсказки для читателя о том, что ждет его впереди. Я называю их «загадки и зацепки» — это небольшие упоминания вскользь еще не представленных персонажей, необъяснимые происшествия, смысл которых раскроется позже, намеки о грядущих бедах. Они обещают читателю, что впереди его ждет немало интересного, поэтому он продолжает читать с еще большей охотой. Например, часто «зацепки» по сюжету выдают гадалки в виде пророчеств, или же незнакомец, наблюдающий за героем из-за угла, становится предвестником обострения конфликта в книге. Если неочевидно расставлять их по сюжету, они заставят заинтересоваться любого читателя, что станет заключительным штрихом в создании нужной атмосферы. Итак, три ключа в твоих руках. Каждый из них поможет создать запоминающуюся и неповторимую атмосферу во всей книге или в отдельных главах. Но использовать ли их все, или пользоваться каким-то одним — решать тебе. MeWrite https://telegra.ph/file/677768ceaa551cb875db7.jpg
645 

29.12.2020 18:01


​​Пусть «Непостоянные величины» и зацепили за живое своим реалистичным...
​​Пусть «Непостоянные величины» и зацепили за живое своим реалистичным...
​​Пусть «Непостоянные величины» и зацепили за живое своим реалистичным описанием школьных будней, романтическая линия в романе меня немного разочаровала. Главный love interest героя – девушка Кира – воплощение тропа manic pixie dream girl, если вы понимаете, о чём я. Она – непосредственная, открытая, немного странная девушка, которая привлекает своей инаковостью, и в сюжете нужна исключительно для развития главного героя. Цельного, убедительного и живого женского персонажа не получилось, и линия с отношениями главных героев кажется немного не докрученной. Есть и чисто технические детали, к которым хочет придраться внутренний критик: начало кажется чересчур затянутым, а финал, наоборот – слишком скомканным. Но несмотря на это, роман хочется советовать всем и каждому. «Непостоянные величины» примелькались в премиальных списках – роман был замечен и в шорт-листе «Нацбеста», и в лонге ФИКШН35. Но, несмотря на столь громкое звучание в современном литпроцессе, было неясно, какой эта книга может стать для обычного читателя. С уверенностью могу сказать – потенциал быть понятой и любимой у неё точно есть. https://telegra.ph/file/0c73b9ef05210205da8fb.jpg
655 

15.10.2020 18:24

​​Продолжаю делиться своим непопулярным мнением о новинках современной...
​​Продолжаю делиться своим непопулярным мнением о новинках современной...
​​Продолжаю делиться своим непопулярным мнением о новинках современной русскоязычной прозы. Сегодня под прицелом новый роман Алексея Поляринова «Риф». Безусловно, Алексей Поляринов – новое громкое имя в современной русской литературе. Заработав внушительный кредит доверия участием в переводе легендарной «Бесконечной шутки» Дэвида Фостера-Уоллеса, он закрепил успех, выпустив дебютный роман «Центр тяжести», у которого сразу появилась армия поклонников. Новый роман ждали с нетерпением, и, как только он вышел – сразу стал локальной литературной сенсацией. Одно упоминание «Рифа» Галиной Юзефович на «Вечернем Урганте» гарантировало массовый всплеск интереса к новинке. Ну, что поделать, все побежали, и я побежал. «Риф» выглядит как смесь «Солнцестояния» Ари Астера, «Тайной истории» Донны Тартт и мифов и легенд русского Севера. Мы наблюдаем за происходящим глазами трёх героинь: Киры – учительницы из вымышленного городка Сулим в Мурманской области, которой суждено разгадать тайны прошлого этого места, Ли – американки с русскими корнями, попавшей под травмирующее влияние своего профессора и Тани – девушки из Москвы, мать которой ушла в секту. Прежде всего, читать «Риф» легко и приятно. Несмотря на скупость в использовании художественных средств, Поляринову удалось создать натянутую и слегка тревожную атмосферу, но, самое главное, – придумать по-настоящему увлекательный сюжет, с неожиданными поворотами, ненадёжными рассказчиками, в общем, всем, что мы любим. Отдельное удовольствие – пытаться связать друг с другом внутренние рифмы и символы, щедро раскиданные по тексту, сочинять на их основе безумные теории и гадать, насколько они соотносятся с авторским замыслом. Чувствуется, что Поляринов проделал большую работу, собирая материал о сектах, северных легендах и антропологических исследованиях, но это – и плюс, и минус одновременно. Сложилось впечатление, будто автор так и остановился на этапе сбора данных и их первичного анализа. Местами, результат заявленного обширного ресерча выглядел как банальный пересказ википедии и баек из интернета, а хотелось бы, чтобы собранный материал был переработан в художественные образы и интегрирован в повествование на более глубоком уровне. Вот именно глубины в романе отчаянно не хватает. Мотивация персонажей, механизм работы секты, - всё это показано широкими мазками. Совсем ничего нет о том, как именно происходит слом личности, почему люди идут за, вроде бы, ничем не примечательным человеком, как людям вообще приходит в голову организовать культ имени себя и т.п. То, что есть – очень напоминает чуть расширенный сценарий для потенциальной экранизации, которая вполне может стать мощнее оригинала. Пожалуй, так вышло из-за того, что автор слишком рьяно стремился подогнать роман под широкую читательскую аудиторию, спрятав лишь парочку пасхалок «для своих». Чувствуется, что роман задумывался как максимально френдли для читателя – и композиционно, и содержательно. Безусловно, забота о читательских чувствах – это прекрасно, но в «Рифе» она уже начинает перерастать в гиперопеку. Но, самое главное: закрыв последнюю страницу «Рифа», уже на следующий день я о нём забыла напрочь, а через неделю – с трудом могла вспомнить, что же меня зацепило и о чём можно рассказать. Тем не менее, «Риф» вполне может понравиться тем, кто интересуется феноменом сект и культов (особенно тем, кто до этого ничего по этой теме не читал), любителям искать в текстах отсылки на разные культурные явления и всем, кто хочет скоротать пару вечеров за просто крепким увлекательным романом. А я буду ждать нового романа Алексея Поляринова – уже более продуманного и осмысленного. А что вы думаете по поводу нового Поляринова? Кстати, «Риф» мы читали в рамках совместных чтений в - обсуждение романа можно найти по тегу риф. До 15 ноября читаем «Американскую грязь» Дженин Камминс - я уже предвкушаю дискуссию о культурной апроприации! Если вы тоже хотите влиться в наше сообщество и читать и обсуждать интересные книги - присоединяйтесь. https://telegra.ph/file/d3fca3ab2000d935547ec.jpg
645 

10.11.2020 15:15

​​Прежде всего, конечно, следует помнить, что «Капитанская дочка» не только...
​​Прежде всего, конечно, следует помнить, что «Капитанская дочка» не только...
​​Прежде всего, конечно, следует помнить, что «Капитанская дочка» не только исторический роман, но и роман воспитания. Из мальчишки, больше всего на свете интересующего голубями, Пётр Гринёв за несколько месяцев превращается во взрослого мужчину. Его опыт – тот же опыт Ивана из «Иванова детства» Тарковского или Флёры из «Иди и смотри» Элема Климова. Нас не должно обманывать отсутствие натурализма при описании жестоких военных сцен: Пётр Гринёв видел смерть, и именно это заставило его повзрослеть. Пушкин проводит героя сквозь ад: война, убийство близких, выбор между честью и жизнью, похищение невесты, судебный приговор. Концентрация ужасных событий такова, что через них невозможно пройти, не изменившись. Взросление Петра обусловлено событиями ненормальными, неестественными для человека. Именно этим объясняется разница между честным, но наивным и капризным (сцены с Савельичем!) мальчишкой в начале романа - и взрослым, знающим утрату и смерть мужчиной в конце. «…герои и героини Пушкина (Евгений Онегин, Татьяна Ларина, Петруша Гринев, Маша Миронова и др.) предстают перед нами в конце произведения совсем другими, нежели в начале. И в «КД» занимают важное место вопросы развития и изменения человека в связи с законами движения времени, действия общих и неотвратимых законов жизни», - пишет канд.филол.наук Сим Джи Ен в своей работе «Повесть А.С. Пушкина «"Капитанская дочка": движение истории и развитие характеров». Чтобы постичь глубину характера Гринёва (как и остальных), нужно вглядываться в текст и между строчками текста. Намеренно лаконичное повествование даёт читателю возможность самому разгадывать загадку «Капитанской дочки». «Психологическое исследование писателя во многом базируется на рационально-эмоциональных проявлениях героев в определенных ситуациях, которые бесконечно богаче протокольных записей Гринева-рассказчика, - пишет Е.Ф. Манаенкова в статье «Торжество сердечности в романе «Капитанская дочка». - Ценностные авторские критерии в пушкинском произведении выражаются не в прямой оценке, а в выделении мотивов с той или иной (рациональной или эмоциональной) доминантой». Как отмечает канд.филол.наук Т.П. Баталова в статье «"Капитанская дочка" А.С. Пушкина: семантика заглавия», имя Гринёва – Пётр Андреевич – также служит средством характеристики персонажа, создавая у читателя к библейские ассоциации. При этом в романе есть и второй «Пётр» – это Пугачёв, выдающий себя за императора. «Истинный», «библейский» Пётр и Пётр-самозванец противопоставлены друг другу: это один из любимых Пушкиным зеркальных приёмов. Сим Джи Ен полагает, что Пушкин использует «сказочный образ Иванушки-дурачка» для изображения своего персонажа: везучего, доброго, руководствующего в своих действиях понятиями о том, как «должно» и как «не должно». Именно нравственное начало позволяет Гринёву (и Маше Мироновой тоже) развиваться и меняться. Отсутствует же оно, например, у Швабрина – и он не способен измениться. Пётр Гринёв – это торжество духа над любыми реальными обстоятельствами, и, безусловно, один из недооценённых современниками автора и интереснейших для изучения характеров. https://telegra.ph/file/3884d8b9ebc5c9f5a2c7a.jpg
651 

22.09.2020 23:01

В конце ноября Шотландия стала первой страной в мире, где тампоны и прокладки...
В конце ноября Шотландия стала первой страной в мире, где тампоны и прокладки стали бесплатными! Это очень круто, потому что 500 миллионов женщин позволить себе такую покупку не могут, а те что могут, тратят на это 26 миллиардов евро в год. Так что месячные — это еще один показатель социального неравенства. Есть даже термин такой — менструальная бедность. В России такой щедрости от правительства ждать не стоит, зато стоит знать, что о менструации в детских издательствах вышло сразу две книги. «Месячные: твое личное приключение» Элиз Тьебо, «Самокат», перевод Виктории Бачевской, иллюстрации Влады Мяконькиной Патриархат, интерсекс-люди, трансгендерные мужчины и женщины. Тоненькая книга с классными иллюстрациями, которая не боится терминов из условной взрослой жизни. Готовит к первому серьезному разговору о многих вещах сразу. Наверняка многим ее читательницам и читателям не хватит пары абзацев по каждой из тем, но с остальным в идеальном мире должны помочь другие книги, взрослые, Netflix, соцсети. Книга, как и положено, написана в кроваво-позитивном жанре: без табу, косых взглядов и спрятанного на дне сумке стыда. Мне показался хорошим раздел про ПМС, в котором не забыли упомянуть, что быть не в настроении можно в любой момент жизни, особенно, если живешь в государстве полном несправедливости. «Привет, месячные!» Юми Стайнс и доктор Мелисса Канг, «Белая ворона», перевод Ольги Лукинской Это яркий гид по месячным в два раза больше предыдущего. В нем, кажется, поговорили обо всем: первые месячные, менструальная бедность, как организовать аптечку, что сделать, чтобы месячные прекратились, как усилить защиту при обильных месячных, как поддержать подругу, если она плохо себя чувствует и так далее. Очень прикладная история с советами на каждый случай и очень-очень много поддержки: в словах и картинках. списки феминизм детям
648 

04.12.2020 20:19

"— У меня очень простой вопрос. В Средневековье комету принимали за змея?
"— У меня очень простой вопрос. В Средневековье комету принимали за змея? Принимали ведь? Вы же не будете этого отрицать? — Я не могу отрицать очевидное. — А сейчас? — А сейчас змея принимают за комету." У меня радостная новость: я прочитал новый роман Евгения Водолазкина "Оправдание Острова", и он очень хороший. Чтобы не терять времени, предлагаю сделать вам следующее: быстренько прочитайте мой пост до конца, чтобы чуть-чуть удовлетворить литературную любознательность, потом насладитесь подборкой цитат, чтобы немного распробовать роман, ну а затем позвольте себе прогуляться до любимого книжного, побродить между полок, а потом, уходя — взять толстый томик в стильной твердой обложке и, пообещав сегодня ни в чем себе не отказывать, купите его. Потом направляйтесь в кофейню или домой, и наслаждайтесь чтением прекрасной литературы с ароматных свежих страниц. Роман — прекрасный пример метафикшена. Перед нами некая летопись некоего Острова, а еще комментарии к этой летописи пары явно разбирающихся в деле персонажей. Евгений Водолазкин — медиевист, правда, в отличие от меня, он специализируется на славянской литературе и истории, что и было успешно использовано в романе. Текст летописи — и с точки зрения языка, и с точки зрения фокуса и ритма — стилизован под настоящую летописную литературу, но, конечно же, с оглядкой на современного читателя — читать интересно и захватывающе. И по мере чтения мы погружаемся в историю Острова и его жителей и, конечно же, замечаем много сходств с нашей историей. Иногда, на мой взгляд, Водолазкин слишком близко подходит к нашему времени, и со страниц летописи читается практически вчерашняя сводка новостей, но я считаю, что автор знал, что делал, и добивался такого эффекта умышленно — у него получилось, все в порядке. Набоков говорил, что в литературном произведении очень важен язык и композиция, а сюжет и мораль — вторичны. Я — за гармонию, и если в "Авиаторе" морали было хоть отбавляй (Водолазкин такое любит), а вот литературная часть оказалась ниже моих ожиданий, то в "Оправдании Острова" гармония достигнута: язык романа находится в гармонии с формой, а форма — с рассказываемой историей; высказывания же автора не выглядят чем-то чужеродным, а изящны и прекрасно вписываются в нарратив. Еще раз: роман прекрасный, и его можно перечитывать. Не отказывайте себе в удовольствии. И, чтобы немного распробовать текст, держите подборку цитат из романа Евгения Водолазкина "Оправдание Острова": https://telegra.ph/Opravdanie-Ostrova-Evgenij-Vodolazkin-11-28 https://telegra.ph/Opravdanie-Ostrova-Evgenij-Vodolazkin-11-28
652 

28.11.2020 17:06

"Движение за политкорректность имеет несколько побочных эффектов. Во-первых...
"Движение за политкорректность имеет несколько побочных эффектов. Во-первых, усилия по защите ущемленных от оскорблений чреваты тем, что те станут сверхчувствительны к ним: их будут ранить уколы не только явных оскорблений, но и мнимых. Во-вторых, они в конечном счете уверуют, что бессильны справиться с ними самостоятельно и беззащитны, если только власти не вступятся за них." Недавно МИФ издали очень интересную современную научно-популярную книг о стоицизме. "«Радость жизни» американского профессора философии Уильяма Ирвина — одна из ключевых книг стоического ренессанса" — слова научного редактора русского перевода этой книги, Станислава Нарановича, который тут по соседству ведет канал об античной философии . Кстати, из предисловия, написанного Станиславом, я узнал, что Толстой был преданным читателем Марка Аврелия — факт любопытный, и раньше мне на глаза не попадавшийся. О чем книга, и стоит ли ее читать? Автор поставил себе цель познакомить современного читателя-неспециалиста с философией стоицизма, а точнее с теми ее аспектами, которые можно применять на практике в повседневной жизни, а заодно изложить свою точку зрения на подобные опыты. Я считаю, что получилось именно так, как было и задумано: читать легко и просто, вместе с тем автор — академик, и предметом владеет прекрасно, да и ссылочки на использованные ресурсы оставлять не забывает. Конкретно я из книги почти ничего нового не узнал, но я интересуюсь античной философией довольно давно на академическом уровне, так что не вхожу в целевую аудиторию книги. Однако, должен сказать, что некоторые главы были настолько хороши, что я, пожалуй, их еще и перечитывать буду: например, "Оскобления" и "Гнев" — там о том, как реагировать на первое и справляться со вторым. Почему книгу стоит прочитать? Да потому что она о хорошем и правильном, о том, как контролировать (но не подавлять) свои эмоции, как управлять своими желаниями, и, в конце концов, жизнью. Автор заботливо поведет вас за руку, предоставив вам сначала небольшой исторический экскурс, а затем обратит внимание на самые интересные практические пункты стоической философии. Взгляните на подборку цитат книги Уильяма Ирвина "Радость жизни. Философия стоицизма для XXI века": https://telegra.ph/Radost-zhizni-Filosofiya-stoicizma-dlya-XXI-veka-Uilyam-Irvin-12-09 https://telegra.ph/Radost-zhizni-Filosofiya-stoicizma-dlya-XXI-veka-Uilyam-Irvin-12-09
644 

09.12.2020 17:54

Юбилейная благодарность моим студентам Я недавно осознал, что с момента...
Юбилейная благодарность моим студентам Я недавно осознал, что с момента запуска моих занятий со студентами (многие из которых — мои любимые и уважаемые подписчики) прошло уже чуть больше года. За это время мы провели больше 350 часов в прекрасных беседах на английском языке. Мы говорили о том, почему писатели потерянного поколения так близки русскоязычным читателям, о разнице модернизма и постмодернизма, о книжных магазинах, где наливают чай и даже глинтвейн, пока вы листаете свежеприобретенную Донну Тартт или последний детектив Джоан Роулинг, о том, какие выставки лучше посещать в Лондоне, Стокгольме и Амстердаме и почему неоклассицизм получился интереснее классицизма, о чем лучше говорить с англичанами из Норфолка и с южного побережья Англии, и о том, почему не стоит очень сильно беспокоиться, если вы не уверены, как правильно пить послеполуденный English Tea. Мы, конечно, говорили и о методике изучения иностранных языков, и о постановке произношения, и о том, на какой вид практики лучше всего обращать внимание, но я рад, что нам всегда удавалось сохранять на наших занятиях непринужденную и дружескую атмосферу, благодаря которой изучение языка становится изысканным интеллектуальным удовольствием. Так держать. Спасибо ребятам, с которыми мы занимались, которые продолжают заниматься, и которые еще будут заниматься. Мы только начинаем! PS на фото — здание Old College Эдинбургского университета, который приютил меня не только на время моих упорных занятий латынью и средневековой литературой, но и многих наших с вами уроков.
649 

10.12.2020 15:13


Book: «Морбакка» Сельма Лагерлёф Одна из лучших книг про счастливое детство.
Book: «Морбакка» Сельма Лагерлёф Одна из лучших книг про счастливое детство. Про детей, которых любят родителей. Про детей, у которых живы родители. Про детей, у которых много учебы и много природы. Про психически здоровых детей. То, что нужно нам всем. Если вы хотите надолго улучшить себе настроение, возьмите этот роман автора «Путешествия Нильса с дикими гусями» (кстати, заодно узнаете, откуда взялись гуси!). Нет, «Морбакка» не наполнена искрящимся юмором, там нет шуток-прибауток и забавных историй. Это просто рассказ про счастливую Швецию. Про семью, где муж искренне любит жену. Где дети обожают экономку. Где телята становятся любимым домашним животным. Где за обиду кошке сразу теряешь прибыль. В общем, поместье Морбакка – это место, где хочется жить (и, как минимум, навестить в следующий приезд в Швецию ). Будущий Нобелевский лауреат рассказывает о самых обычных вещах: от сказок бабушки до заморской райской птицы, о самодельных оркестрах до шумной вечеринки папы, от расписания занятий до сезона корюшки (ох, поручик, вот тут я с вами до самого последнего хвостика! ). Ничего нового. Просто счастье, которое Сельма Лагерлёф умудряется передать читателям. Мой личный рейтинг: 9/10 https://peresmeshniki.com/books/morbakka-selma-lagerlof/
638 

13.12.2020 17:33

Book: «Полночная библиотека» Мэтт Хейг Цитата: «Порой единственный способ...
Book: «Полночная библиотека» Мэтт Хейг Цитата: «Порой единственный способ научиться – это прожить» Неожиданно милейшая книга, которая подходит любым сезонам, но особенно-особенно под Новый год. С правильной долей романтики, с правильной – пессимизма, и с дозой отличного витамина D в виде захватывающей истории. Вы мне сейчас скажете – ну что тут захватывающего? Истории в попадание в альтернативные истории мы уже видели и в «Семи смертях Эвелины Хардкасл» Стюарта Тёртон (https://t.me/peresmeshniki/701), а про страдания не нашедшей себя в жизни очень образованной девушки совсем недавно читали в «Элеанор Олифант в полном порядке» Гейл Ханимен (https://t.me/peresmeshniki/685). А про таинственные полки с книгами в «Круглосуточном книжном мистера Пенумбры» Робина Слоуна (https://t.me/peresmeshniki/388). Именно так всё и есть. Всё читали и всё знаем. И тем не менее… Норе так хочется умереть, что я даже хотела отложить книгу после прочтения первой страницы. Но внезапно сюжет так завертелся, и так хотелось узнать, чем сердце успокоится, и так забавно было попадать вместе с Норой в разные переделки, что пока я не дочитала до строчки «НОРА ЖИВА», я не успокоилась. Смешно, грустно, но главное очень увлекательно. Доказательство, что даже на банальные сюжеты можно писать так, что не оторваться. И кстати, как я только что выяснила, что «Полночная библиотека» выбрана лучшей книгой года читателями Goodreads. Совпадение? После этой книги я так не думаю. Мой личный рейтинг: 8/10 https://peresmeshniki.com/books/polnochnaja-biblioteka-mett-hejg/
672 

21.12.2020 18:39

Многие и не подозревают, какую пользу несет в себе копирайтинг. Многим кажется...
Многие и не подозревают, какую пользу несет в себе копирайтинг. Многим кажется...
Многие и не подозревают, какую пользу несет в себе копирайтинг. Многим кажется, что написать рекламный или продающий текст легко и быстро, но на самом деле это не так. Удержать внимание читателя не так-то просто! Хочешь писать, как в популярной книге «Пиши, сокращай» Skillbox подготовил курс «Копирайтинг от А до Я», с помощью которого вы освоите полный цикл создания контента и научишься писать тексты для любой аудитории! Все подробности по ссылке: https://clc.am/2DUh1Q ️ Научитесь писать тексты в разных форматах. ️ Угадывайте потребности читателя. ️ Узнайте, как писать без скучных эпитетов и убирать «воду». ️ Научитесь определять цели контент-маркетинга. ️ Изучите методики креативного мышления. ️ Научитесь решать проблемы бизнеса с помощью текстов Изучайе тему, выполняйте домашку, общайтесь с наставником. Уделяйте обучению всего несколько часов в неделю, не отрываясь от основной деятельности! Skillbox дарит скидку до 60% на курс. Переходите по ссылке и бронируйте место. реклама https://clc.am/2DUh1Q
670 

16.12.2020 11:02

Смогут ли роботы обеспечить людям материальное изобилие, избыток свободного...
Смогут ли роботы обеспечить людям материальное изобилие, избыток свободного...
Смогут ли роботы обеспечить людям материальное изобилие, избыток свободного времени, качественную медицину и образование или же они превратят нашу планету в мир неравенства и массовой безработицы? Правда ли, что усердие и талант перестанут быть залогом жизненных достижений? Успешный разработчик программ и IT-предприниматель Мартин Форд не претендует на то, что знает ответы на все вопросы, но аргументированно и веско показывает, почему современные технологии способны оказаться намного более разрушительными для рынка труда, чем инновации прошлого. Цель автора — не испугать читателя, а привлечь внимание к этим непростым темам. Эту увлекательную и содержательную книгу стоит прочитать всем, кто хочет понять, как развитие новых технологий влияет на экономические перспективы, на наших детей и на общество в целом. Форд | научпоп
642 

01.12.2020 17:02

Михаил Елизаров “Pasternak” (2003) Эта не та вещь, которую хочется найти под...
Михаил Елизаров “Pasternak” (2003) Эта не та вещь, которую хочется найти под елкой. Это не так книга, которую хочется посоветовать друзьям как занимательное приключение в свободное время. Это та книга, которой можно заминировать корпус филфака и Министерство Правды. Помните, я недавно писал о проблемах литературы для филологов, когда рассказывал о романе “7 функция языка”? Если коротко: она обычно скучное говно, но зато с отсылочками. Елизаров в своем творчестве обычно решает эту проблему экшеном и мясницкими подробностями, поэтому любой спорщик о высоких материях рискует оказаться на вилах. В романе “Pasternak” знаменитый поэт превращается в натурального демона, с крыльями и прочей фхтагн-атрибутикой. Можно сказать, что формально весь замес выглядит, как если бы толстовцы были футбольными фанатами клуба “Зенит”, а пастернаковцы “Спартак” или наоборот. Сам конфликт чуть глубже. Елизаров цинично исследует особенности разных ветвей христианства, но это не Невзоров на максималках, а скорее Варг Викернес со спичками. Нельзя сказать, что Елизаров придумал подобную технику, чтобы исторические личности на страницах произведения вдруг начинали творить полнейшую дичь. В России это раньше делал, к примеру, Сорокин, поэтому новаторства в этом ходе не очень много. С другой стороны, Елизарову удалось упаковать все в отличный боевик в духе Блейда или Ван Хелсинга какого. Единственная, но относительная проблема книги — чернуха. Чтобы получить удовольствие от романа “Pasternak”, не нужно воспринимать все серьезно. Авторский смех — это даже не сквозь слезы или юмор висельников, это что-то в духе Вилли Берроуза. Есть ощущение, что Елизаров не стремится дать готовый ответ на главный вопрос вселенной и всего такого, а хотел поменять оптику читателя. Заставить усомниться в вещах, к которым мы привыкли. Путь он для этого выбрал весьма содомированный, но это одна из лучших вещей, что я читал в этом году. Спасибо, что читаете “Синие занавески”, мне правда это важно. Книжек с картинками в Новом Году!
637 

31.12.2020 16:38

«Конечность жизни делает саму жизнь невероятной». — говорит Марина Степнова. Мы...
«Конечность жизни делает саму жизнь невероятной». — говорит Марина Степнова. Мы встретились с Мариной и сделали огромное интервью, котороые выйдет в «Юности» в январе. А пока несколько цитат для вдохновения: Литература — это круче всего, что только есть на белом свете. Ничего круче я не испытывала. Секс тоже хорошая вещь, не поспоришь. Но литература круче, хотя бы потому что трудно представить себе непрерывное занятие сексом на протяжении десяти лет. Мало кто может позволить себе это технически. А ты можешь десять лет жить в этом мире. Нормальные люди книг не пишут. Я не думаю, чтобы это была такая, знаете, совсем патология… Хотя писатели мастера доводить себя крайней точки —когда надо уже капельницу ставить, санитаров вызывать. Любой пишущий человек отчетливо сдвинут по всем швам в ту или иную сторону. Это очевидный факт. Нормальных среди нас нет, счастливых среди нас нет, но это побочный эффект того, чему ты посвящаешь жизнь. Писательство — схима. Мы готовы отказаться от множества реальных вещей ради вещей нереальных, несуществующих. Никакой надежды на успех нет. Никто ведь не гарантирует, что ты вообще хоть что-то получишь. Многие из нас и не получают. Самое страшное не то, что твою книгу не напечатают. Самое страшное — это когда книгу напечатали, и никто ее не заметил. Магия текста в том, что он действует на одного читателя и совершенно не действует на другого. Это такая система отмычек и замков. Очень сложная система. Меня забавляет, что никто не знает, как это работает: ни тот, кто продает, ни тот, кто пишет, ни тот, кто читает. Кто поймет как это все работает, будет делать бестселлеры и станет великим. Такого чистого читательского счастья как раньше я больше не испытываю. Есть современные книги, которые мне безумно нравятся, писатели, которых я читаю с наслаждением. Исигуро – абсолютный восторг. Но я стала профессиональным читателем. Даже в момент наивысшего наслаждения я подмечаю: потолок можно было бы и побелить. Это очень горько, конечно, эта профдеформация личности. В младенческой беспомощности очень много умилительного, в старческой беспомощности нет ничего, кроме трагедии.
660 

02.01.2021 09:58

Многие и не подозревают, какую пользу несет в себе копирайтинг. Многим кажется...
Многие и не подозревают, какую пользу несет в себе копирайтинг. Многим кажется...
Многие и не подозревают, какую пользу несет в себе копирайтинг. Многим кажется, что написать рекламный или продающий текст легко и быстро, но на самом деле это не так. Удержать внимание читателя не так-то просто! Хочешь писать, как в популярной книге «Пиши, сокращай»? Skillbox подготовил курс «Копирайтинг от А до Я», с помощью которого вы освоите полный цикл создания контента и научишься писать тексты для любой аудитории! Все подробности по ссылке: https://clc.am/X6rKVw ️ Научитесь писать тексты в разных форматах. ️ Угадывайте потребности читателя. ️ Узнайте, как писать без скучных эпитетов и убирать «воду». ️ Научитесь определять цели контент-маркетинга. ️ Изучите методики креативного мышления. ️ Научитесь решать проблемы бизнеса с помощью текстов Изучайе тему, выполняйте домашку, общайтесь с наставником. Уделяйте обучению всего несколько часов в неделю, не отрываясь от основной деятельности! Skillbox дарит скидку до 60% на курс. Переходите по ссылке и бронируйте место. реклама https://clc.am/X6rKVw
632 

05.01.2021 18:02

Марк Фрост “Тайная история Твин-Пикс” / “Твин-Пикс. Последнее досье” Как я там...
Марк Фрост “Тайная история Твин-Пикс” / “Твин-Пикс. Последнее досье” Как я там писал в прошлом году? Книжек с картинками? Так вот же. Вселенная Твин-Пикса — это одна из тех вещей, о которой я могу говорить, не затыкаясь. Во многом потому, что Дэвид Линч и Марк Фрост даже после 3 сезонов и полного метра оставили массу загадок и пространства для фанатских теорий. Между выходом второго сезона и третьего прошло 25+ лет и самое парадоксальное — это сюжетно обосновано. Каноничных книг, помогающих расширить вселенную, за это время вышло не так много. Первые две: “Тайный дневник Лоры Палмер” и “Воспоминания специального агента ФБР Дейла Купера написаны еще в 90-ых. Из них мы можем узнать ряд деталей, которые дополняют портреты ключевых персонажей сериала, но вряд ли их можно считать откровением. В 2017 году Линчу удалось остановить сериал в очень хрупком месте, когда связи между событиями и персонажами уже прочерчиваются сквозь все полотно, но это еще не инструкция по сборке. Тем не менее, вместе с выходом третьего сезона сценарист Марк Фрост выпускает еще две книги, которые призваны не столько напомнить читателям, почему Твин-Пикс лучшее шоу на планете, и подготовить к новой порции кутежа с карликами, сколько показать, насколько Твин-Пикс глубоко сидел в американской культуре еще до того, как оформился в сериал. Чтобы справиться с этой задачей, Марк Фрост придумал просто гениальную вещь. Обе книги выполнены в форме секретных досье, включающих в себя массу архивных фотографий, копий писем, протоколов и стенограмм. В случае с “Тайная история Твин- Пикс” нам даже неизвестен автор досье и комментатор из ФБР, что оставляет пометки на полях, поэтому книга превращается в наше собственное расследование. Ближе к концу, впрочем, автор называет всех по именам, что лично на мой взгляд излишне. “Тайная история Твин-Пикс” в большей степени сконцентрирована на историческом контексте: противостоянии Севера и Юга, переселении индейцев в резервации, эпидемии НЛО и различных проектов, связанных со сбором данных об этих инцидентах. Марк Фрост делает удивительную вещь и подкладывает вымышленных персонажей в наборы к реальным, отчего действительная история получает альтернативное прочтение, в котором многие линии сходятся в Твин-Пиксе и его окрестностях. О знаменитых по сериалу персонажах Фрост говорит здесь достаточно мало, но зато проливает свет на трагедию отношений Нормы и большого Эда — я всегда за них переживал, поэтому был очень рад объяснению, почему все так. На первый план в повествовании выходят персонажи, которые появлялись в сериале эпизодически, но оказывается, что за ними тоже спрятаны непростые истории. Самое главное в такой подаче — сделать ее органичной, а не просто приписать второстепенным персонажам эпичный бэкграунд. В “Тайной истории” Марк Фрост справляется с этим чуть более, чем полностью и подбирает пазлы так, чтобы не нарушить хрупкость точки в третьем сезоне, но значительно расширить мир сериала. “Последнее досье” в этом плане чуть менее выверено. Книга представляет набор досье, составленных агентом Тэмми Престон, которая появляется в третьем сезоне и проводит краткий анализ всего случившегося на экране. С одной стороны, герметичность сериала эта книга не нарушает и помогает представить, что происходило с героями между 2 и 3 сезонами, но на главные вопросы не отвечает, и это прекрасно. Например, мы по-прежнему не знаем, каким образом кольцо с зеленым камнем путешествует между героями, но узнаем, что его Мериуэзер Льюис (реальный персонаж) получил от индейского вождя еще 200 лет назад. С другой стороны, у книги есть флер избыточности в той части, где Престон анализирует, что могло случиться с агентом Филлипом Джефрисом. Кроме этого, Престон пишет своенравно, поэтому досье больше походят на художественную литературу, чем на документы дел. Я бы рекомендовал читать обе книги после просмотра третьего сезона, но от покупки “Последнего досье”, в принципе, отказаться можно, если вы обещаете внимательно посмотреть сериал. Господи, как заткнуться-то.
626 

07.01.2021 15:51

​​Писательские приемы: Эпитет

Доводилось ли тебе задумываться, почему...
​​Писательские приемы: Эпитет Доводилось ли тебе задумываться, почему...
​​Писательские приемы: Эпитет Доводилось ли тебе задумываться, почему некоторые строки или выражения в книгах так цепляют внимание? Почему описания природы или внешности героев от одного автора — такие пресные и банальные, в то время как описания другого растаскивают на цитаты? Конечно, на то есть несколько причин, но мы поговорим о том, что превращает предложения в образы, и помогает вдохнуть жизнь в сухие слова. Об эпитетах. Упустим научный термин. Если твой текст — черно-белая раскраска с контурами, то эпитет — это акварельные краски, которыми ты ее разукрашиваешь. Вместе с ним слова становятся образами, рисуют в головах читателей картины, пробирают до мурашек. Эпитет чаще всего бывает прилагательным («живые глаза»), наречием («зверски голодный»), существительным («ночь забытия») и причастием («лист, звенящий и танцующий в тишине веков»). Любая часть речи, кроме глаголов, может стать эпитетом для усиления нужных слов и передачи ярких эмоций. Когда использовать эпитеты? Всегда, когда хочешь приукрасить слово, добавить ему свою изюминку, выделить его среди прочих. В художественных книгах они разбросаны сплошь и рядом, как грибы после дождя — благодаря этому авторам удается передать уникальную атмосферу своей истории, сделать героев чуточку живее, а сам мир — более запоминающимся. Эпитеты уточняют отличительные признаки предмета, усиливают и подчеркивают их — так получается уникальный образ, который выстраивается в голове читателя. Значение эпитетов на примере Вот описание героини из романа А. Байетт «Обладать»: «Тусклые каштановые волосы были распущены, из них смотрело бескровное лицо обитательницы подземелья» В голове у читателя уже складывается мрачный образ. Но что станет с предложением, если забрать эпитеты? «Каштановые волосы были распущенны, из них смотрело лицо обитательницы подземелья» Смысл предложения не меняется, но теряется образ — теперь героиня ничем не отличается от любой женщины с каштановыми волосами, а оборот «обитательницы подземелья» не подкрепляется визуальным подтверждением. Итог: эпитеты уместны, если ты описываешь героев, их эмоции, пейзажи природы или города. Они помогают четко донести нужный образ или мысль, сделать общую картину происходящего ярче и живописнее. При этом, стоит подбирать незаезженные и нестандартные эпитеты к словам — так писатели создают «авторские эпитеты» вроде «кудрявого сумрака» Есенина или «немого покоя» Бунина. Напоследок, хочу привести строки из стихотворения В. Маяковского «Лиличка», в которых можно увидеть силу метко подобранного эпитета. Всего лишь несколько слов помогают автору отразить невыразимое страдание, что он испытывает из-за безответных чувств. «Вспомни — за этим окном впервые руки твои, исступленный, гладил. Сегодня сидишь вот, сердце в железе. День еще — выгонишь, можешь быть, изругав. В мутной передней долго не влезет сломанная дрожью рука в рукав» MeWrite https://telegra.ph/file/f9dae11c654fc0d3e9333.jpg
601 

12.01.2021 19:00

​​Глянул тут я, что нам литературного готовит 2021 по версии The Guardian.
​​Глянул тут я, что нам литературного готовит 2021 по версии The Guardian.
​​Глянул тут я, что нам литературного готовит 2021 по версии The Guardian. Несколько хайлайтов. Из глобального: ⠀ 9 апреля – 200-летие Бодлера. ⠀ 1 октября выходит фильм "Дюна" по мотивам фантастической классики Фрэнка Герберта. ⠀ 11 ноября – 200-летие Ф. М. Достоевского!!! ⠀ 12 декабря – 200-летие Флобера. ⠀ Из примечательного: ⠀ The Code Breaker. Walter Isaacson. ⠀ Биограф Леонардо да Винчи и Стива Джобса возвращается с книгой о Crispr, революционном инструменте, который может редактировать ДНК. ⠀ Beyond Order: 12 More Rules for Life. Jordan Peterson. ⠀ После года реабилитации в России скандальный канадский психолог, самозваный "профессор против политкорректности", предлагает продолжение  своего глобального бестселлера "12 правил жизни". ⠀ Noise. Daniel Kahneman, Olivier Sibony и Cass R Sunstein ⠀ Три автора, известные своими книгами "Думай медленно... решай быстро", «Nudge. Как улучшить наши решения о здоровье, благосостоянии и счастье» и другими, объединяются в исследовании того, как улучшить процесс принятия решений за счет уменьшения “фонового шума”. ⠀ Four Thousand Weeks. Oliver Burkeman Если вы доживете до 80 лет, ваша продолжительность жизни составит четыре тысячи недель ... вдохновляющее и оригинальное исследование того, как хорошо использовать отведенное нам время. ⠀ Foragers and Kings. David Graeber и David Wengrow. Новая история человечества, законченная за три недели до смерти в прошлом году антрополога и анархиста Грэбера. (Обожаю его – KNIGSOVET!) ⠀ Terry Pratchett: The Official Biography. Rob Wilkins. Жизнь горячо любимого читателями автора серии "Плоский мир" от его ассистента и друга на протяжении 25 лет. ⠀ Из прочего: ⠀ Выходит продолжение «Сочувствующего» американо-вьетнамского писателя Вьета Нгуен Тана. Я ждал информации о нем, т.к. хочу сделать своеобразный баттл – сравнить его же нонфик о Вьетнамской войне с романом – что вошло, есть ли какое-то созвучие и т.п. Новый роман, оказывается, о жизни в эмиграции в Париже. Смысла мне его ждать нет, баттл будет по двум уже вышедшим книгам. https://telegra.ph/file/5a343847d4cb53cf4f441.jpg
622 

10.01.2021 20:34

О третьем рассказе – «Вся правда об эльфах» (автор – Alysa) – хочу написать...
О третьем рассказе – «Вся правда об эльфах» (автор – Alysa) – хочу написать...
О третьем рассказе – «Вся правда об эльфах» (автор – Alysa) – хочу написать отдельно. Да-да, это рассказ-победитель. Текст очень и очень добротный с литературной точки зрения, читаешь и душа радуется – настолько всё ладно скроено-подогнано под авторскую идею. Которая, кстати, весьма оригинальна, закручена в легчайшую вуаль вполне пелевинского мира, оборачивающего Новый год в немного не то, чем он кажется. Не буду спойлерить, раскрывать сюжет, если интересно, то рассказ можно прочитать по ссылке. Как и было обещано условиями конкурса, победитель получает в подарок чудесную новогоднюю кружку от Kerama Mama (Alysa, напишите, пожалуйста, в личку, обсудим детали отправки подарка). В подарках также мини-рецензия на рассказ «Вся правда об эльфах» от Упыря Лихого, профессионального писателя и филолога. Рецензия вполне благожелательная, но не без справедливой ложки дёгтя – действия действительно в рассказе как такового нет, но, на мой взгляд, оно тут и не нужно, это просто интересная новогодняя зарисовка об эльфах. «Поздравляем, дорогой автор! Судя по рассказу, вы образованный современный человек, который умеет независимо мыслить и которому есть что сказать читателю. У вас все хорошо и с географией, и с мифологией, и с социологией. Вы трезво смотрите на общество потребления и видите его проблемы. Рассказ ведется от лица рождественского эльфа – он знакомит читателя со своей работой. Команде Санта-Клауса нелегко творить чудеса и выполнять противоречивые желания не самых умных обитателей планеты. И сам Санта-Клаус, устав от трудов праведных и, видимо, отчаявшись осчастливить человечество, впервые за много лет отправляется в отпуск. Тут бы и начаться сюжету. Но вы предпочли свой рассказ завершить. Это, конечно, ваше право, однако в тексте было слишком много описания и слишком мало действия. Это не хорошо и не плохо, но массовый читатель предпочитает монологу одного актера наличие некой явной динамики в литературном произведении. И если вы захотите написать что-то еще, вспомните, что недостаточно просто вывести эльфа на сцену. Нужно заставить его выстрелить». https://docs.google.com/document/d/15g7l6wpnDKtOOvB0SMMESCDh3KkYqfHq3rTZBkUaYiY/edit
637 

11.01.2021 16:08


​‍ Теодор Драйзер «Дженни Герхардт» 
 
Рейтинг: 10/10 

️«Дженни Герхардт»...
​‍ Теодор Драйзер «Дженни Герхардт» Рейтинг: 10/10 ️«Дженни Герхардт»...
​‍ Теодор Драйзер «Дженни Герхардт» Рейтинг: 10/10 ️«Дженни Герхардт» — второй роман Теодора Драйзера, опубликованный в 1911 году более чем через десять лет после скандально нашумевшей «Сестры Керри». Это тоже острый социальный роман, но уже через призму нетипичного для Драйзера характера главного героя. ️Для Драйзера характерно, что полностью вымышленных персонажей в его книгах не существует. В основу сюжета романа «Дженни Герхардт» положены события из жизни его старшей сестры Мэри. Сестра Драйзера стала любовницей богатого юриста и видного политика, однако тот бросил ее, узнав о нежеланной беременности. Всю жизнь писатель очень болезненно вспоминал об этом, а мы уже знаем, что все свои боли Драйзер отражал в книгах. ️Драйзер написал два романа «Сестра Керри» и «Дженни Герхардт» один за другим, и действительно в них есть много общего. Оба романа описывают тяжелые трудовые будни выходцев из нижнего социального сословия, борьбу за успех и выживание, сладкий аромат роскошной жизни и влияние общественного мнения на человека независимо от его социального и финансового положения. Но есть также огромная разница: Керри готова ходить по трупам, хоть никогда и не признает этого напрямую, а Дженни — благородная и нежнейшая душа, не способная на обман и предательство и всегда готова принести жертву ради любви. ️В основе сюжета — жизнь простой девушки из очень бедной многодетной семьи, Дженни Герхардт. Тяжелые удары судьбы сыпятся на неё один за другим, каждый кусок счастья в итоге оказывается разочарованием, но ничто в целом мире не способно сломить красоту и величие ее сердца. Интересный факт: Теодор Драйзер написал две развязки для романа «Дженни Герхардт»: одну — печальную, какая собственно и есть в продакшне, и вторую — получше и посчастливее. Позже писатель решил, что хорошая развязка мешает логике повествования и изменил ее в пользу текущей. Совет: два романа «Сестра Керри» и «Дженни Герхардт» безраздельно связаны, и не только временными рамками, но и эволюцией отношения Драйзера к своим героям. Он презирает Керри и преклоняется перед Дженни, и это не ускользнёт от взгляда внимательного читателя. топ_рейтинг https://telegra.ph/file/e5171c928ed54d3c1f0a0.jpg
591 

11.01.2021 13:15

Стратегия истории История — это выстрел из двух стволов по вашим читателям. Вы...
Стратегия истории История — это выстрел из двух стволов по вашим читателям. Вы хотите писать успешные истории. Для этого было бы неплохо понять для начала две вещи: 1. Почему ваш читатель читает. 2. Источник удовольствия от истории. Как вы определяете историю? Никак. Почему нет? Потому что невозможно прийти к какому-либо полезному, полноценному, все в себя включающему определению. Каждый, кто читает и/или пишет – отличается. Каждый определяет историю так, чтобы она подходила его вкусом и предпочтениям. И «Владычицу озера» Теннисона, и «Тропик рака» Генри Миллера называют историями. То же касается разнообразных зарисовок, очерков, анекдотов, хроник, пьес, сказок и многого другого. Вещь, которую читатель А любит и считает хорошей, Читателю Б покажется безвкусной и плохой. «Сильная» и «слабая» означают разные вещи для разных людей. То же касается «банальной» и «свежей», «глубокой» и «поверхностной», «невразумительной» и «полной скрытым смыслом». Определения пытаются свести огромное количество объектов, или событий, или опыта к их наименьшему общему знаменателю. Они высасывают из них жизнь ради вскрытия мертвого тела и разбора костей. Индивидуальные отличия идут за борт. Подобный подход малоценен для автора. Чтобы создать историю вам нужно думать об истории не как о вещи, а как о чем-то, вы должны сделать для конкретного читателя – мотивация; стимул, которым вы его подстегнете. Ваша цель, в свою очередь, добиться определенной реакции от этого читателя. Вы хотите, чтобы у него были определенные чувства, чтобы его затянуло в их водоворот. Заставить читателя чувствовать себя так, как вы этого хотите – это главная функция вашей истории. Долгожданный перевод 5-й главы книги Дуайта Суэйна "The Technices of Selling Writer" готов и скоро будет опубликован на сайте "Хемингуэй позвонит".
607 

11.01.2021 11:11

Нельзя просто взять и заговорить о Гарри Поттере, не вспомнив трагедию о...
Нельзя просто взять и заговорить о Гарри Поттере, не вспомнив трагедию о трудностях перевода саги о мальчике-который-выжил на русский язык. Мало кто помнит, что, когда в далёком 2000-м году издательство Росмэн выпустило первое издание "Философского камня" на русском языке, армия фанатов объявила войну переводчикам. А всё потому, что в сети уже лежал перевод первой части поттерианы, который, по мнению армии фанатов, был максимально близок к оригиналу и отлично отражал дух истории. А знаете, кто был автором этого фанатского перевода? *драматичная пауза* Мария Спивак. Да, да, именно поэтому издательство Махаон, выкупив права на переиздание цикла, обратилось именно к ней - ведь именно Спивак первой перевела Поттера на русский язык. Правда, для Махаона она сделала новую версию перевода, ну, а что было дальше, вы и сами знаете... В общем, на мой взгляд, нельзя хейтить перевод Спивак без знания о том, что именно она первой познакомила русскоговорящего читателя с миром Джоан Роулинг, и сделала это так, что долгое время её перевод считали эталонным. А вывод, как сказали бы в тик токе, такой: учите английский.
611 

12.01.2021 22:21

"Жизнь начинается, писал Сартр, по ту сторону отчаяния." Роман Мэтта Хейга...
"Жизнь начинается, писал Сартр, по ту сторону отчаяния." Роман Мэтта Хейга "Полночная библиотека" занял первое место в 2020 году в номинации художественной литературы по результатам "народного" голосования на сайте Goodreads. Он уже переведен на русский язык, и, думаю, у русскоязычного читателя тоже окажется успешным. Мне роман показался неплохим, но давайте честно: народное голосование всегда без труда определяет не особенно хорошую книгу, которую максимально легко и интересно читать любому, а в особенности — неподготовленному читателю. Я уверен, что когда-то "Чайка по имени Джонатан Ливингстон" тоже побеждала в подобных голосованиях. Тут — та же история. Роман — абсолютное ничто с точки зрения литературной ценности. Он состоит из сносного по стилистике языка, любопытной (и ни разу не оригинальной) идеи, и на 75% заполнен псевдоинтеллектуальными цитатами о жизни. Я готов многое поставить на то, что автор (и он в этом никогда не признается) вдохновлялся работами Паоло Коэльо. В книге есть несколько практически дословных цитат из "Вероника решает умереть" (да и в целом один из сюжетных лейтмотивов и главная сюжетная арка — прямиком оттуда), и читается ровно с теми же ощущениями, с какими читается "Алхимик". При этом не подумайте, что я его за это осуждаю. Я и Коэльо читал в свое время, и ничего против него, кстати, не имею. Так и тут: я бы поставил книге 3.5 из 5, потому что пусть это и простенько, но мысли в целом высказываются правильные, и я вполне могу себе представить, что кому-то эта книга поможет несколько иначе взглянуть на свои успехи и неуспехи и снизить уровень отрицательной рефлекции до здорового минимума. А это уже немало. Итак, подборка цитат из романа Мэтта Хейга "Полночная библиотека": https://telegra.ph/Polnochnaya-biblioteka-Mehtt-Hejg-01-12 https://telegra.ph/Polnochnaya-biblioteka-Mehtt-Hejg-01-12
613 

12.01.2021 20:26

Лоел Цвекер «Краткая история мира» «Когда мы знаем прошлое, мы можем лучше...
Лоел Цвекер «Краткая история мира» «Когда мы знаем прошлое, мы можем лучше понять настоящее» Возникновение Земли, первые растения и бактерии, Древний Египет, письменность, греческая демократия и эпос, падение Римской империи, влияние церкви в Средние века, майя и ацтеки, Тюдоры, Кортес, промышленная революция. Если вы хотели освежить в памяти всемирную историю вплоть до нашего времени — Лоел Цвекер вам в этом поможет. Ненавязчиво и как верно подмечено в названии кратко. Цвекер не просто заваливает вас фактами. Все события структурированы и связаны между собой. Так намного проще проследить с чего всё начиналось и чем закончилось, оценить последствия. Ведь у каждого открытия и прогресса есть обратная сторона. Наша жизнь и поведение определены прошлым. Цвекер не морализаторствует и предлагает читателям самим решить, какие уроки истории важны для настоящего.
591 

16.01.2021 12:48

​​Тут в последнее время как-то сама сетевая судьба сталкивает меня с темой...
​​Тут в последнее время как-то сама сетевая судьба сталкивает меня с темой...
​​Тут в последнее время как-то сама сетевая судьба сталкивает меня с темой сторителлинга, в копирайтерских кругах особенно модной. И всё бы хорошо, но я вот сейчас встану на стульчик и продекламирую неочевидно-субъективное: копирайтеры в большинстве своём в хороший сторителлинг не умеют. В хороший сторителлинг умеют, например, писатели, но они это делают по фану (хотя некоторым и платят, причём неплохо, подозреваю, взять ту же Линор Горалик, которая подвизаетсяч на ниве маркетинга). Теперь к конкретике, чтобы не быть голословным и хоть как-то аргументировать заглавный тезис. Статья Юлии Третьяковой «Сторителлинг: как писать продающие тексты» хороша, пожалуй, только финалом, где даются ссылки на что почитать и посмотреть интересное о сторителлинге – это действительно полезно и нужно добавить в закладки (я не добавил, потому что всё равно времени не найду на то, чтобы изучить). В основном статья представляет собой очередное собрание капитанства и штампов – летай самолётами аэрофлота, звони по телефону, не выходи из комнаты, не совершай ошибку. Очень плохи (ИМХО! ИМХО!! И ещй раз – ИМХО!!!) приведённые условные примеры сторителлинга, те, что собраны в две колонки под плашкой «сравните» – про преподавателя ораторского мастерства Илью и Марину-Пашу, прокапывающего свой путь к дочке через снегопад с помощью чат-бота «Маршрут построен». Плоха и история некоего блогера с собачкой, которая навсегда влюбилась в бренд очередного дурацкого корма. Чем плохи эти истории? Тем, что они написаны просто копирайтерами, это насквозь фальшивые, сконструированные на коленке, построенные на коммерческих шаблонах истории. В них никто не поверит и корм своему Шарику, скорее всего, не купит. Теперь перейдём к хорошим примерам сторителлинга (опять же – ИМХО!!!!). Из того, что мне попалось на глаза из недавнего, запомнившегося. Писательница Анна Старобинец рассказывает совершенно чудную историю про то, как в новогоднюю ночь её несколько раз с заказом прокинула «Яндекс.Еда» – там каждое слово восторг, там саспенс и чудесный хейт-квест. Как результат – 4,5К лайков-эмодзи, 242 репоста. В следующем посте Анна отыгрывает, – типа, «Яндекс. Еда» извинились, надарили промокодов и вообще, на самом деле, они няшки. Владимир Гуриев, хоть он и не писатель худлита, а журналист и отличный маркетолог, умеет рассказывать истории, как никто другой – его посты в фб собирают сотни и тысячи лайков. Не будем брать что-то взрывное из его ленты, посмотрим на то, как Владимир всего лишь чутка подсветил литературно-гиковский проект scp foundation: просто рассказал, что подсел на статьи scp. От души, от себя, прираскрыв перед читателями прекраснодушное сердце так, как он один только умеет. Да, результаты поскромнее – всего-то 800 лайков-эмодзи и 15 репостов, но и это результат, лично я, хоть и слышал scp foundation краем уха раньше, теперь точно поизучаю всю эту тему подробнее. И навскидку один из корпоративных примеров того, как через сторителлинг можно рассказывать о своих кейсах. BrandGames – замечательный проект, который занимается геймофикацией брендов в соцсетях. Ребята придумывают и запускают реально офигенские игровые механики для любого, даже самого скучного бизнеса, получая очень неплохие результаты раскрутки для клиентов. О чём рассказывают в кейсах, а кейсы пишутся в виде концептуальных сторителлингов от лица игровых или придуманных персонажей – (и чего уж скромничать, пару кейс-историй там написаны мной). https://telegra.ph/file/ff4c85f962d676b96ab9d.jpg
583 

16.01.2021 19:08

«Неортодоксальная. Скандальное отречение от моих хасидских корней», Дебора...
«Неортодоксальная. Скандальное отречение от моих хасидских корней», Дебора Фельдман «Если кто-то однажды попытается навязать вам, кем быть, надеюсь, вы тоже найдете в себе силы отстоять свою правду». Если вы, как я, сначала посмотрели сериал «Неортодоксальная» на Netflix о побеге девушки из хасидской общины, а после этого загорелись прочитать книгу, то вот что важно помнить: книга и сериал в данном случае – совершенно разные произведения. Сериал (он мне, кстати, очень понравился, я писала о нем в инстаграм) сложно было бы снять без определенной драматургии и остросюжетных поворотов. Поэтому его авторы, хоть и взяли книгу за основу, расставили новые акценты и придумали художественный сюжет, полный контрастов и интриги. Сюжет сериала концентрируется на самом побеге героини и освоении ею светского мира: уже в первой серии Эсти улетает в Берлин и начинает новую жизнь, а о ее прошлом мы узнаем через флэшбэки. Да, даже имя героини в сериале изменено – то есть, фактически, сами героини в сериале и книге – разные. Книга же – мемуары Деборы Фельдман о жизни в хасидской общине, и фокус здесь на том, как вообще вышло, что в конце концов (и в самом конце книги) Дебора общину покинула и отреклась от своей религии. Конечно, ничего не случилось одномоментно, и сам побег не выглядит так драматично, как у нетфликса, - зато из книги мы узнаем о том, как с детства формировались взгляды Деборы, как менялось ее отношение к вере и как на это влияла сама жизнь в ультрарелигиозной общине. Сама главная героиня тоже совсем другая по характеру, если сравнивать с сериалом: здесь оказывается, что она с детства была дерзкой, любопытной и проказливой, тайком читала светские книги и задавала учителям своей религиозной школы много неудобных вопросов – словом, с самого начала было ясно, что покорность хасидских женщин вообще не про нее. Дебора – очень необычная личность, и читать ее размышления оказалось чрезвычайно интересно. А то, какой живой и критический отклик вызывают у нее по мере взросления религиозные обычаи и ритуалы, заставляет и читателя задуматься над вообще всем, чему (или во что) он, читатель, привык верить, не задавая вопросов. Кроме того, и книга, и сериал – бесценные источники информации о том, как и чем живут хасиды, о которых мы знаем так мало в силу закрытости общины. «Но в первую очередь хасиды сосредоточились на размножении, нацелившись заменить погибших евреев и восстановить численность в своих рядах. Хасидские общины и сейчас продолжают стремительно разрастаться – все для того, чтобы одержать окончательный реванш над Гитлером». Общий и одинаково захватывающий фрагмент в книге и сериале – хасидская свадьба, все что с ней связано и все, что было после. Древние ритуалы, особенно визуализированные на экране (и это еще один комплимент сериалу), безусловно, притягивают и завораживают. Но от того, насколько они могут травмировать молодых людей, волосы на голове шевелятся (вся история о том, как главные герои не могли консумировать брак, - сплошное и громогласное доказательство того, как необходим секспросвет, всем без исключения). И удивительно, как в этом замкнутом ультрарелигиозном мире сочетаются патологический коллективизм, полное отсутствие личного пространства и – требуемая от женщин экстремальная стыдливость, когда все, связанное с телесностью, признается «грязным» и «недостойным». Ядерная смесь. После выхода книги представители общины накинулись на нее с критикой (разумеется). Это, впрочем, никак не помешало книге взлететь и стать бестселлером. Сама же Фельдман продолжает свою светскую жизнь, в 2014 написала еще одну книгу («Неортодоксальная» вышла на английском в 2012) и сейчас вроде бы живет в Берлине. А недавно она рассказала в интервью, что ее хасидский бывший муж тоже покинул общину, после чего их отношения наконец наладились, хоть и в новом статусе.
586 

20.01.2021 11:05


Екатерина Матюшкина (детский писатель, совокупные тиражи — несколько миллионов...
Екатерина Матюшкина (детский писатель, совокупные тиражи — несколько миллионов экземпляров). Как я стала известной писательницей: Многие думают, что когда-нибудь поймают вдохновение и тогда у них сам собой напишется бестселлер. Но я не стала полагаться на ветреную музу. Я пришла в мир литературы с улицы не имея ни друзей в издательствах, ни влиятельных родственников, ни денег, ни одной даже малюсенькой публикации. (Ну кроме иллюстраций — но это вообще ни на что не влияло). Скажу честно: мне было очень страшно. Я чувствовала перед собой огромную стену, которую надо перепрыгнуть, и не знала с какого бока к ней подойти. Если бы тогда мне сказали, что первая же книга попадет в список журнала «Форбс» как лучший детский детектив последнего десятилетия, я бы сочла этого человека сумасшедшим. В то, что я стану писателем не верили ни родственники, ни друзья. И лишь Катя Оковитая, подруга из института, поддержала мою идею и предложила написать книгу вместе. Я очень обрадовалась. Во-первых, вдвоем писать намного интереснее, а во-вторых, не так страшно. Мы подошли к делу настолько серьёзно, что даже разработали бизнес план. Здраво оценив наши возможности, мы решили сделать упор на иллюстрации, так как обе мы умеем рисовать. Это означало то, что наша книга будет детской. Затем мы исследовали рынок детской литературы. Посмотрели, что и в каких издательствах выпускается, проанализировали самые популярные книги. А также прочитали тексты лучших писателей и выписали основные моменты, которые интригуют читателя. Получалось, что дети хорошо читают веселые сказки с динамичным ярким сюжетом, юмором и детективной линией. Все это мы решили поместить в нашу первую книгу. Надо сказать, что работа была нелегкой. Первые полгода у нас ничего не получалось, герои не слушались, повествование разваливалось и сюжет ускользал от нас. Мы поняли, что, кроме общей идеи, нужно еще досконально продумать структуру произведения. Мы встретились в кафе и за четыре часа придумали детективный сюжет и подробно описали действия каждого героя. Добавили таинственности и захватывающих поворотов, разделили на главы. Тщательно продумали характеры героев, так чтобы они не были друг на друга похожи. Нарисовали их образы. И взялись за работу заново. На этот раз дело пошло так, словно нам кто-то помогал. Текст будто писался сам, а персонажи слушались нас и делали все что нам нужно. Не смотря на то, что наша история была не очень большой, мы плотно работали над ней полгода. Затем мы сделали макет книги, в него вклеили текст и карандашом нарисовали иллюстрации. Потом началась самая длительная и тяжёлая работа — рисование иллюстраций в цвете на компьютере. Это был 2002 год. Техника в ту пору была другая и я рисовала мышкой, а не пером, как делаю это сейчас. Рисунки создавались очень медленно. На иллюстрации у нас ушло около года. После того, как все было готово, мы распечатали текст и иллюстрации, разложили их в папки, чтобы показывать в издательствах. Я даже сшила игрушечного кота, для того чтобы наш проект казался внушительней. С этими папками мы направились в Петербургские издательства, потом поехали в Москву. Обошли около тридцати издательств, но везде нам отвечали одно и тоже: “Спасибо, мы такое не печатаем". Но мы, на всякий случай, все равно оставляли им папки. Совершенно разбитые и опустошённые мы вернулись в Петербург. Два года работы пошли насмарку. Неожиданно через месяц нам позвонили сразу из двух издательств и предложили хорошие условия сотрудничества! Мы согласились работать с Петербургским издательством. Вот тут началась вторая часть нашей работы над книгой. Текст, как бы это ни было удивительно для нас, начинающих писателей, редактору понравился. Понравился настолько, что она очень воодушевленно говорила, что мы написали по-настоящему хорошую сказку. А вот с иллюстрациями все получилось наоборот. Главный художник заявил, что они нарисованы примитивно — контуром и заливкой, а у зверей нет волос. Но мы не отступили. Упорно еще год дорисовывали на каждой иллюстрации волосы персонажам, что было довольно трудно делать мышкой.
551 

24.01.2021 11:02

​​5 форм истории от Курта Воннегута

Для того, чтобы написать стоящую книгу...
​​5 форм истории от Курта Воннегута Для того, чтобы написать стоящую книгу...
​​5 форм истории от Курта Воннегута Для того, чтобы написать стоящую книгу, которая будет привлекать читателей, нужно разбираться в базовых сюжетах. Но чаще всего такие типологии звучат занудно, их сложно запомнить, и еще сложнее применить. Чего не скажешь о типологии сюжетов от Курта Воннегута — одной из самых простейших и понятных в литературе. Воннегут стал культовым писателем в основном благодаря его богатому жизненному опыту и умению технически подойти к творческим задачам. Вот и выделяя основные типы историй в литературе, писатель превратил самые популярные сюжеты в простые схемы, которые мог бы считать компьютер. Взлеты и падения героев он изобразил в виде кривой на графике, и таким образом сформировал 5 основных форм истории. Вот они: 1. «Человек в яме» — падение от хорошего к плохому, взлет Воннегут подчеркивает, что это самая простая и самая популярная форма истории. История начинается с того, что герой, будучи счастливым или успешным, внезапно попадает в беду и выбирается из нее. Людям нравится, как герои решают проблемы — это внушает им уверенность в том, что и у них самих получится справиться с трудностями. Воннегут советует начинать такие истории с позитивных событий, описывая таких людей, с которыми читателям будет проще себя ассоциировать. Где встретишь: «Властелин колец» Дж. Толкин, «Гордость и предубеждение» Дж. Остин. 2. «Парень встречает девушку» — взлет, падение, взлет Название у этой формы чисто символическое, ведь она может и не включать романтику или отношения. Она о том, как герой, проживающий обычную, чаще всего, скучную жизнь, вдруг находит что-то или кого-то, кто эту жизнь сделает яркой и неповторимой. Но вот ведь незадача — после непродолжительного счастья герой теряет все, и опускается еще ниже, чем был в начале истории. К финалу ему нужно будет разобраться с проблемами и вернуть себе утраченное счастье, теперь уже навсегда. Где встретишь: «Джейн Эйр» Ш. Бронте, «Мастер и Маргарита» М. Булгаков 3. «Золушка» — постепенный взлет, резкое падение, взлет В этой форме история начинается «со дна» — главными героями могут быть сироты, преступники, нищие или другие обездоленные люди. Постепенно, шаг за шагом, они начинают подниматься выше, затем же их ждет неожиданная удача — и вот они на коне, весь мир и принцы у их ног. Только эта форма показывает — то, что далось тебе просто, так же просто от тебя и уйдет. Поэтому за стремительным взлетом следует резкое падение. И как бы это ни было не реалистично, после этого герой все равно обретает счастье, в силу доброты, красоты или хороших поступков. Где встретишь: «Дамское счастье» Э. Золя, «Приключения Оливера Твиста» Ч. Диккенс 4. «Франц Кафка» — бесконечное ухудшение Воннегут, дабы отступить от типичных историй с хорошими концами, упоминает форму истории, которая часто встречается в произведениях его современника Кафки. При этой форме сюжет начинается с негативных событий — смерть близких, неудача, пустая жизнь. Но вместо улучшения, за ними только погружение все ниже, в депрессию, в отречение от всего сущего. Любое улучшение в подобных сюжетах иллюзорно — оно ведет лишь к усугублению ситуации героев. Финал подобных историй стремится показать, что вся наша жизнь есть лишь медленное угасание, любые же попытки это изменить ведут в никуда. Где встретишь: «Шагреневая кожа» О. де Бальзак, «Превращение » Ф. Кафка 5. «Гамлет» — нет ни взлетов, ни падений Эта форма историй, по мнению Воннегута, самая реалистичная из всех. Герой, как и читатель, никогда не знает, к чему приведут его поступки. Действия героя нельзя отнести к успеху или поражению — неизвестно, как именно они повлияют на сюжет. Именно поэтому они настолько близки к настоящей жизни. Сюжеты вроде «Гамлета» показывают, как наивны и наигранны все прочие истории с хорошими и плохими концами, где автора навязывают свое видение сюжета. Ведь их герои, как и мы сами, крайне редко знают, что было бы лучше для них на самом деле. Где встретишь: «Алиса в Стране Чудес» Л. Кэрролл, «Фауст» И. Гете MeWrite https://telegra.ph/file/8bf2c416eec14f2346adb.jpg
544 

27.01.2021 18:01

По всем вопросам пишите на admin@youbooks.ru