Назад

папиныдрузья RELAX рифМЫ — добрый проект. Стихи Ирины Кузнецовой. Лёгкие рифмы...

Описание:
папиныдрузья RELAX рифМЫ — добрый проект. Стихи Ирины Кузнецовой. Лёгкие рифмы с юмором и без, чтобы отвлечься и расслабиться от повседневности и окунуться в мир поэзии. Не ищите здесь глубины подводных течений и шторма. Вода прозрачная, примерно по щиколотку. Виртуальный папа-Хемингуэй призывает: поддержите поэта подпиской.

Похожие статьи

​​Продолжаю делиться своим непопулярным мнением о новинках современной...
​​Продолжаю делиться своим непопулярным мнением о новинках современной...
​​Продолжаю делиться своим непопулярным мнением о новинках современной русскоязычной прозы. Сегодня под прицелом новый роман Алексея Поляринова «Риф». Безусловно, Алексей Поляринов – новое громкое имя в современной русской литературе. Заработав внушительный кредит доверия участием в переводе легендарной «Бесконечной шутки» Дэвида Фостера-Уоллеса, он закрепил успех, выпустив дебютный роман «Центр тяжести», у которого сразу появилась армия поклонников. Новый роман ждали с нетерпением, и, как только он вышел – сразу стал локальной литературной сенсацией. Одно упоминание «Рифа» Галиной Юзефович на «Вечернем Урганте» гарантировало массовый всплеск интереса к новинке. Ну, что поделать, все побежали, и я побежал. «Риф» выглядит как смесь «Солнцестояния» Ари Астера, «Тайной истории» Донны Тартт и мифов и легенд русского Севера. Мы наблюдаем за происходящим глазами трёх героинь: Киры – учительницы из вымышленного городка Сулим в Мурманской области, которой суждено разгадать тайны прошлого этого места, Ли – американки с русскими корнями, попавшей под травмирующее влияние своего профессора и Тани – девушки из Москвы, мать которой ушла в секту. Прежде всего, читать «Риф» легко и приятно. Несмотря на скупость в использовании художественных средств, Поляринову удалось создать натянутую и слегка тревожную атмосферу, но, самое главное, – придумать по-настоящему увлекательный сюжет, с неожиданными поворотами, ненадёжными рассказчиками, в общем, всем, что мы любим. Отдельное удовольствие – пытаться связать друг с другом внутренние рифмы и символы, щедро раскиданные по тексту, сочинять на их основе безумные теории и гадать, насколько они соотносятся с авторским замыслом. Чувствуется, что Поляринов проделал большую работу, собирая материал о сектах, северных легендах и антропологических исследованиях, но это – и плюс, и минус одновременно. Сложилось впечатление, будто автор так и остановился на этапе сбора данных и их первичного анализа. Местами, результат заявленного обширного ресерча выглядел как банальный пересказ википедии и баек из интернета, а хотелось бы, чтобы собранный материал был переработан в художественные образы и интегрирован в повествование на более глубоком уровне. Вот именно глубины в романе отчаянно не хватает. Мотивация персонажей, механизм работы секты, - всё это показано широкими мазками. Совсем ничего нет о том, как именно происходит слом личности, почему люди идут за, вроде бы, ничем не примечательным человеком, как людям вообще приходит в голову организовать культ имени себя и т.п. То, что есть – очень напоминает чуть расширенный сценарий для потенциальной экранизации, которая вполне может стать мощнее оригинала. Пожалуй, так вышло из-за того, что автор слишком рьяно стремился подогнать роман под широкую читательскую аудиторию, спрятав лишь парочку пасхалок «для своих». Чувствуется, что роман задумывался как максимально френдли для читателя – и композиционно, и содержательно. Безусловно, забота о читательских чувствах – это прекрасно, но в «Рифе» она уже начинает перерастать в гиперопеку. Но, самое главное: закрыв последнюю страницу «Рифа», уже на следующий день я о нём забыла напрочь, а через неделю – с трудом могла вспомнить, что же меня зацепило и о чём можно рассказать. Тем не менее, «Риф» вполне может понравиться тем, кто интересуется феноменом сект и культов (особенно тем, кто до этого ничего по этой теме не читал), любителям искать в текстах отсылки на разные культурные явления и всем, кто хочет скоротать пару вечеров за просто крепким увлекательным романом. А я буду ждать нового романа Алексея Поляринова – уже более продуманного и осмысленного. А что вы думаете по поводу нового Поляринова? Кстати, «Риф» мы читали в рамках совместных чтений в - обсуждение романа можно найти по тегу риф. До 15 ноября читаем «Американскую грязь» Дженин Камминс - я уже предвкушаю дискуссию о культурной апроприации! Если вы тоже хотите влиться в наше сообщество и читать и обсуждать интересные книги - присоединяйтесь. https://telegra.ph/file/d3fca3ab2000d935547ec.jpg
1131 

10.11.2020 15:15

​​«Детство» и «Юность» - две части автобиографической трилогии датской...
​​«Детство» и «Юность» - две части автобиографической трилогии датской...
​​«Детство» и «Юность» - две части автобиографической трилогии датской писательницы и поэтессы Тове Дитлевсен. Эти две тоненькие книги - горькое путешествие во времени и вглубь себя, написанные когда сама Дитлевсен прожила уже полстолетия.  Героиня Тове родилась в рабочем районе Копенгагена на три года раньше своей создательницы - в 1914 году. Ее отца, кочегара, то и дело увольняли, а мать занималась воспитанием детей, точнее, контролировала каждый их шаг. Все родительские надежды были связаны с единственным сыном Эдвином, старшим братом Тове, а вот от дочери ждали скорейшего брака с человеком, который сможет ее содержать. Семья и соседские дети считали Тове странной - она любила читать книги, вела себя тихо и осторожно. Сама Тове для описания своего детства находила далекие от привычного восприятия этой поры эпитеты: «Детство - оно длинное и тесное, как гроб, и без посторонней помощи из него не выбраться» или «Детство никогда не бывает впору. Только когда оно отпадает, как мертвая кожа, о нем можно спокойно рассуждать и говорить будто о пережитой болезни. Большинство взрослых считают, что у них было счастливое детство и, может быть, даже сами в это верят, но только не я. Думаю, что им просто посчастливилось его забыть» Ее спасением от окрашенных в серое первых восемнадцати лет жизни была поэзия. В моменты страха и одиночества она писала стихи и очень надеялась, что однажды сможет издать их. Рифмы о недоступных ей чувствах стали ее способом сбежать от реальности: в ее стихах нет ни споров родителей, ни идеального брата, ни школы. Заглядывать в мир Тове вам может быть страшно неуютно - судьбы в основном рушатся, на подходе вторая мировая. От такой реальности не стоит ждать подбадривающих объятий. Прошлое Тове было бедным, нервным, болезненным, но параллельно всему этому креп ее голос, которым она очень хотела поделиться, несмотря ни на что. Она росла с большой надеждой, что однажды все обязательно изменится. Очень хотелось в это верить вместе с ней, но увы. Пару дней назад я послушала прямой эфир с издательницей No kidding press Сашей Шадриной, где она так говорит о заключительной части этой трилогии: «сюжет мчится на всех порах в ад». Кажется, что к финалу мир окончательно подвёл Тове. Но мне все же хочется запомнить то упрямство, с которым она проживала детство и юность, не вычеркивая горе и стыд, а добавляя их в копилку опыта наравне с мимолётной радостью. В моей голове у неё все получилось. зарубежнаялитература https://telegra.ph/file/13cbeb2d460e6696d214f.jpg
1113 

12.01.2021 12:10

Михаил Яснов «А вот и нет» Думаете, что никакая книжка не сможет отвлечь...
Михаил Яснов «А вот и нет» Думаете, что никакая книжка не сможет отвлечь ребенка от поедания несъедобного и рисования на всех плоскостях, включая собственное лицо? А вот и нет! Интерактивная книга Михаила Яснова из серии «Учимся вместе» не даст заскучать ни ребенку, ни родителям. Следуя за стихами, малыш разгадает свою первую в жизни загадку: «Кто же спит в берлоге?». Может быть, медведь? А вот и нет, не угадали. И даже не медведица! Играйте в рифмы и запоминайте названия животных, чтобы в конце концов добраться до главного сюрприза! Разгадка очень удивит ребенка. Яркие иллюстрации Юлии Прохоцкой расскажут много маленьких историй, которые интересно разглядывать и додумывать. Вот лиса угощает чаем семью медведей, а вот поросята просыпаются и шалят, взгромоздившись друг на друга. С каждым героем книжки хочется познакомиться поближе, и ребенок вполне может это сделать, а родители могут от души посмеяться над выдумками маленького гения. Книга в Лабиринте https://www.labirint.ru/books/732557/
1029 

27.01.2021 12:20

СИНТАКСИЧЕСКАЯ НЕОДНОЗНАЧНОСТЬ Или «казнить нельзя помиловать» и как это...
СИНТАКСИЧЕСКАЯ НЕОДНОЗНАЧНОСТЬ Или «казнить нельзя помиловать» и как это используют профи. Амфиболия. Она же неоднозначность. Она же двусмысленность. Для кого-то это настоящая головная боль, а в руках умелых – неиссякаемый источник образов и художественных эффектов. Но давайте разбирать на примерах. Так понятнее: Брега Арагвы и Куры Узрели русские шатры. Так сразу и не разберёшь, кто кого узрел: берега – шатры или наоборот. Впрочем, на то Пушкин и мастер, чтобы не заморачиваться на этот счёт. В данном случае вообще никакой разницы, кто кого. А вот другой пример: Ветер спрашивает мать: «Где изволил пропадать?» Со второго раза, наконец, понимаешь – автор поменял порядок слов в предложении ради рифмы. Вот и получилась некоторая неоднозначность. Эти два примера называют локальной неоднозначностью. Они содержат лишь отдельные элементы двусмысленности, которые либо не влияют на смысл, либо вносят кратковременную путаницу. Но есть и другой вид амфиболии – глобальный. И вот с такими предложениями нужно быть крайне осторожными. Чтение Маяковского произвело сильное впечатление. В этой конструкции совершенно неясно – читали стихи Маяковского или читал сам Маяковский? Догадаться, при желании, можно. Многое будет зависеть от контекста. Если цель не запутать и сбить с толку, а рассказать, то таких предложений лучше избегать. Но иногда амфиболия становится ключевым приёмом в тексте. Особенно часто её используют юмористы: - Я застрелил слона в своей пижаме. - А как слон попал в твою пижаму? - Это была моя жена. Любят амфиболию и мастера ярких заголовков. В их руках скользкий приём превращается в отличный инструмент продаж. Продавцы преследовали воровку с утюгом. Дело в том, что такая неоднозначность всегда интригует и притягивает внимание. Так что, пользуйтесь, но с умом! И не забывайте делиться с коллегами и друзьями. ПИШЕМ ИНТЕРЕСНО с Екатериной Авалиани
975 

07.01.2021 09:57

Не без приключений донесла до дома свои книжные покупки, разбираю, листаю...
Не без приключений донесла до дома свои книжные покупки, разбираю, листаю, рассказываю: Набор первый, поэтический. •Не спрашивайте меня, зачем мне шеститомник стихов Дмитрия Александровича Пригова, знала бы сама. Но когда я вижу рифмы на бумаге, плохие ли, хорошие ли, я дурею и хочу их всех приютить, как котят морозным утром. Каждый том здесь содержит стихи по темам, начинающимся с озаглавливающей его буквы фамилии автора: Прошлое, природа, Родина, Искушение и т.д. Самый толстый том почему-то на Г. Стихи там, тем не менее, хорошие, в чем можно убедиться на приведённом выше примере об Андрее Белом. •Именно за этим изданием Бориса Рыжего я охотилась год, и именно на выставке мне досталось последнее — потрепанное в корешке, без обложки, оттого в три раза дешевле мне проданное — лучше и не могло бы быть. Тяжело, но только одно и остаётся — любить гений мертвых мужчин, что тут ещё добавить. Зная финал поэта, ужасаюсь финалу вот этого «Матерщинного стихотворения». •От бойдовских же комментариев к Набокову я ожидала скуки и снобизма, желания переписать все смыслы под себя, а оказался он изумительным мужиком, с которым так и хочется все это перетереть на кухне: женщины в жизни Набокова, это за первой рюмкой игристого, само собой; разница комического и космического обернётся походом за второй бутылкой, ну а тему «смена языка — измена или революция?» оставим под запрятанный на антресолях коньячок.
807 

29.03.2021 21:45

​Июнь обещает быть книжным. Работа выгоняет меня в небольшой отпуск, и я с...
​Июнь обещает быть книжным. Работа выгоняет меня в небольшой отпуск, и я с...
​Июнь обещает быть книжным. Работа выгоняет меня в небольшой отпуск, и я с предвкушением смотрю на свои стопки нечитаного . Но это будет позже, а пока я вот что подумала. Почему-то я много лет жила с убеждением, что современная художественна литература - сплошь поверхностное чтиво. То ли до моего маленького города не добрались серьёзные новинки, то ли я зашорилась из-за консервативной домашней/ школьной библиотеки, то ли еще что. Но лет до 20 с лишним я свято верила, что всё важное уже сказали. Вон у нас творчеством авторов золотого и серебряного века русской литературы не просто так каждая полка заставлена. Все важные темы уже подняты, все катарсисы героев описаны, все самые спелые рифмы уже собраны в коробочки строф. Что может написать современный автор такого, о чем не страдал персонаж Достоевского? О какой иронии в книгах нашего времени можно говорить, если всю без остатка иронию пристроили по назначению Чехов и Салтыков-Щедрин? И всё в этом духе. А потом волею случая мне в руки стали попадать один за другим книжные самоцветы. Читала «Зулейха открывает глаза» и поражалась судьбе девушки, которой из жертвы пришлось стать валькирией, судьбе её семьи и её страны. Открывала «Женщин Лазаря» и меня укачивало на эмоциональных качелях - событиях, описывающих выживание во время войны и выживание в браке с ненавистным человеком. Брала «Кысь» и поражалась, как можно так детально и ярко рассказать о городе Глупове в постъядерном мире. После такого опыта решила: современной литературе - быть! Вывод простой, но мне понадобились годы, чтобы в нем убедиться. Классика литературы - это правда мощный фундамент, в котором заложено много мудрых идей и сильных поступков героев. Но и современная литература не отстаёт, да и у неё есть преимущество - ей есть, на что опираться. Не знаю, были ли у вас такие мысли? П.С. Все книги, про которые здесь написала, по морю причин советую прочитать. Ссылки на обзоры - прямо в названиях https://telegra.ph/file/b5db1ff8cf03d0b32135a.jpg
569 

31.05.2021 19:42


​​Жёлтый лист. Подоконник. Муха. Все тетради ещё пусты. Будем слушать урок...
​​Жёлтый лист. Подоконник. Муха. Все тетради ещё пусты. Будем слушать урок...
​​Жёлтый лист. Подоконник. Муха. Все тетради ещё пусты. Будем слушать урок вполуха и гримасничать, как шуты. Тряпка. Мел. Хризантемы в вазе. Пушкин с Гоголем на стене. Небо всё ещё синеглазо. Солнце греет ещё вполне. Утро. Чайник. Осколки лета. Свежий тост и вишнёвый джем. Плеер снова жуёт кассету. Больше нет никаких проблем. К языку прилипает Boomer, новый вкладыш летит в карман. Прогуляем литературу. Не поймают. Ну перестань! Вечер. Cola. Игра в приставку. Мам, пожалуйста, не звони. Остаюсь с ночевой. У Славки. Нет, не голодны. Да, одни. Терминатор сказал с экрана легендарное «I’ll be back». Фишки. Крышки. Мафон. Нирвана. До утра не смыкаем век. Мам, купи мне вон ту бейсболку. Дискотека сегодня. Да. Славка нравится всем девчонкам. Разоделся, как рок-звезда. Ленка снова в короткой юбке. Приглашу её на медляк. Первый танец. Смешная шутка. Я влюбился. Ну и дурак. Общежитие. Кофе. Пепел. Бьём по струнам и пьём до дна. Отношения – это цепи. Я свободен, как сатана. Утро. Пары. Тетрадь. Конспекты. Сигареты. Осенний дым. Под ногами – осколки лета светят медным и золотым. Пыль на полках. Горшок с геранью. Стопки книг, миллионы букв. Дождь октябрьский барабанит. В сковородке сгорает лук. Тусклый свет. Духота на кухне. Цой, конечно же, вечно жив. Два браслета и гвоздик в ухе. Я терзаю гитарный гриф. Вечер. Пиво. Фонарь дворовый. Жаль, что рифмы мои просты. Я бегу за каким-то зовом и мараю стихом листы. Фредди Меркьюри рвёт на части. Синим светится монитор. Быть звездой – только в этом счастье. Остальное – труха и сор. Ты красивая, как актриса. Рыжий локон. Духи. Шифон. Пахнешь ландышем, смотришь лисом. Но не думай, я не влюблён. Если хочешь остаться, помни: плед колючий, кровать скрипит. В угол брошен проект дипломный. Страсть поставлена на Repeat. Снова утро. Сырой ноябрь. Чайник. Свитер. Ключи – в карман. Остановка в осенней хляби. Сигарета дерёт гортань. Я – всего лишь песчинка в мире, где царит бесконечный хаос. Пустота под ребром всё шире. Жизнь – враньё, суета и грязь. Холод. Капли. Зонты. Маршрутки. Облетает дружище клён. Я не сплю уже ровно сутки. Но не думай, я не влюблён. Я не помню, как это было. Я женат. Как и все друзья. Дом. Работа. Письмо на мыло. Спам. Соц.сети. Игра. Ничья. Антресоли хранят коробку: фишки, вкладыши и мафон. Те кассеты и те ночёвки. Запах детства. Забытый сон. Выцветают осколки лета. Жухнет старый тетрадный лист. Рыжий локон и два билета. Где ты нынче, мой хитрый лис? Я совсем не похож на Цоя. Неизвестен и нелюдим. Так хотелось гореть звездою. Только мы у ТВ сидим. Пыль на полках. Горшок с геранью. Кофе. Тапочки. Пёс храпит. Жизнь проносится слишком рьяно. Нажимай же скорей Repeat. Полина Шибеева https://telegra.ph/file/a14dfea10e67e1609cd54.mp4
86 

25.09.2021 11:15

По всем вопросам пишите на admin@youbooks.ru