Назад

Оглавление, сравнение моего атласа с ±обычной книгой и предполагавшиеся водные...

Описание:
Оглавление, сравнение моего атласа с ±обычной книгой и предполагавшиеся водные просторы внутри Австралии, к которым снаряжали экспедиции в XIX в.

Похожие статьи

​​Закон снижения эффективности

Любые сцены можно разделить на два вида: сцены...
​​Закон снижения эффективности Любые сцены можно разделить на два вида: сцены...
​​Закон снижения эффективности Любые сцены можно разделить на два вида: сцены с положительным и отрицательным эмоциональным зарядом. Там, где отрицательные характеризуются неудачами персонажей, положительные вдохновляют и дарят им временное облегчение, надежду, или даже разрешение конфликта. В идеале сцены с положительным и отрицательным зарядом должны чередоваться. Таким образом мы даём читателю эмоциональные скачки́, благодаря которым встряхиваем его, не даём перегрузиться драмой, или не позволяем конфликту ослабнуть. Закон снижения эффективности заключается в том, что каждая последующая сцена с одинаковым эмоциональным зарядом для читателя снижает свою эффективность на 50 или более процентов. То есть если мы даём читателю драматический момент, то идущий следом, особенно такой же по напряжению, окажет на читателя гораздо меньшее эмоциональное воздействие. Но правило работает не всегда. Если условно разделить положительные/отрицательные сцены на слабые, средние и сильные и дать читателю сперва слабую, а следом окунуть его в сильную, это может произвести нужный нам эффект. Допустим, в нашем сюжете девушка бросает героя и следом за этой сценой его увольняют с работы. Второе известие покажется читателю скучным, а может даже натянутым, но если вместо потерянной работы показать смерть родного человека, такой момент сработает должным образом. Подробнее об этом вы можете почитать в книге Роберта Макки «История на миллион». Эту же тему раскрывает книга «Код бестселлера» Джоди Арчер и Мэттью Л. Джокерс, в которой авторы не поленились составить графики на примерах популярных романов. На иллюстрации вы можете наблюдать сравнение эмоциональных скачков двух американских бестселлеров: «Код да Винчи» и «50 оттенков серого». Кстати, по мнению авторов «Кода бестселлера», в этом и заключается значительная часть успеха книги про серую мышку и миллиардера-БДСМщика. писательство https://telegra.ph/file/8915f93b7c0b2b8eda63c.jpg
2573 

21.12.2020 09:17

​​Писательские приемы: Сравнение

Когда слышишь фразу «литературные приемы»...
​​Писательские приемы: Сравнение Когда слышишь фразу «литературные приемы»...
​​Писательские приемы: Сравнение Когда слышишь фразу «литературные приемы», сразу накатывают воспоминания про школу, занудные уроки литературы и языка, кучу непонятных терминов, которые хрен различишь. И много лет спустя, когда сам признаешься себе, что хочешь быть писателем, рано или поздно приходится-таки познакомиться с этими непонятными терминами. Каждый из нас использует литературные приемы, даже если не знает их названий и никогда не учился их употреблять. Мы перенимаем их из других книг, достаем из глубин фантазии, примеряем к своим героям и историям. Они, в свою очередь, делают текст текучим, живым, наделяют его голосом, формой и цветом. И если знать эти приемы в лицо, то применять их будет в разы проще. Сегодня мы поговорим про сравнения. Их легко распознать — чаще всего сравнения употребляются с союзами «как», «будто», «словно». Есть и косвенная форма, когда сравнение узнается лишь из контекста. Суть сравнения в том, чтобы сопоставить по своей природе разные, но похожие в отдельных деталях вещи. В результате, сравнение дает читателю возможность ярче представить предмет, который ты описываешь. Оно создает стойкие ассоциации, особенно, если употреблять сравнение в описании героев. Проще понять это на примерах. Простое сравнение: «Когда она качала головой, ее волосы шевелились, как тени от ветвей» «Мелодия тянулась, точно поцелуй» «Они не столько вспыхивали, сколько трепетали и подергивались, как крыло умирающей птицы» Косвенное сравнение: «Его доспех вспышкой мелькал меж тенями врагов» «Щеки мальчишки горели пламенем — никакая вода не потушит» «Она взглянула на меня побитой собакой, ожидая оскорблений, или, хуже того, побоев» Примеры показывают, насколько богаче становится образ, если добавить к нему яркое сравнение. Но в сравнениях скрыты подводные камни. Многие из них уже стали штампами, которые бесят, вместо того, чтобы обогащать образы: голодный как волк, голубой словно небо, храбрый как лев, могучий как дуб. Если все таки хочется использовать их, то у меня на такие случаи есть совет. Можно взять заезженное сравнение и переделать его на лад своей истории. Ничего не мешает тебе сравнить голубой с цветом воды в подземных источниках; храбрость с отвагой матери, защищающей свое дитя; голод с назойливым насекомым, что с каждой секундой гудит над ухом все громче. Как всегда, вопрос только в фантазии. А ты часто используешь сравнения в своей истории? MeWrite https://telegra.ph/file/bb4430ecf5b5104d4e19f.jpg
2568 

08.10.2020 16:01

«Безумно богатые азиаты», Кевин Кван «Свадьба была закрытой и очень скромной...
«Безумно богатые азиаты», Кевин Кван «Свадьба была закрытой и очень скромной: всего-то три сотни гостей собрались в доме бабушки Астрид». Ну что ж, нельзя не признать: определенный вклад в мое образование эта книга внесла. До этого я наивно считала, что китайцы живут в Китае и как-то, ну, если и разнородны, то все равно в пределах одной, хоть и большой, страны. Оказалось, ничего подобного. Есть еще китайцы в Сингапуре, Малайзии, на Тайване, отдельной статьей идут китайцы в Гонконге… И главное – все перечисленные (по крайней мере, так это показано в романе) ни в грош не ставят так называемых материковых китайцев, живущих собственно в Китае. Почему? А примерно потому же, почему аристократические англичане в начале 20-го века надменно фыркали при упоминании богатых американцев: «новые» деньги «старым» деньгам не ровня. Жители Китая стали стремительно богатеть совсем недавно, в то время как «островные» китайцы – потомки древних знатных фамилий, чьи предки уехали из Китая пару сотен лет назад и с тех пор только преумножали свои состояния. Сравнение с англичанами тоже не случайно: все перечисленные страны – бывшие британские колонии, так что ясно, откуда местная знать понахваталась привычек. И вот представьте себе очень богатого человека по западным меркам. Представили? А теперь умножьте представленное на десять и еще вообразите, что все состояние этого человека не вложено в акции (то есть не особенно заметно невооруженным глазом), а используется не то чтоб для поддержания статуса, а скорее для того, чтобы все окружающие падали в обморок при виде этого богатства: если жилье - то только дворцы и пентхаусы да по несколько штук на человека; если транспорт - то личные самолеты и яхты; если машины - то целый автопарк дорогущих тачек; если дизайнерские костюмы и ювелирка – то самые дорогие и по последнему слову моды, и, конечно, закупаться этим всем еженедельно. И все это добро обладатели с удовольствием демонстрируют друг другу и прессе – ну, потому что могут. Плюс ко всему этому – восточное мировоззрение, хоть и трансформированное в свое время миссионерами, традиционный семейный уклад, неприятие разводов и, конечно, браков с людьми, не принадлежащими этому кругу. Вот такую картинку рисует нам книга «Безумно богатые азиаты». Кевин Кван родился в Сингапуре в семье одного из основателей старейшего сингапурского банка, а дедушка его получил рыцарский титул от Елизаветы II за свою благотворительную деятельность. Короче, похоже, что человек знает о сингапурской аристократии не понаслышке. И все, что он рассказывает в книге об укладе жизни «безумно богатых» - страшно любопытно как описание социального феномена. В остальном же «Безумно богатые азиаты» – обыкновенный любовный роман, довольно-таки мыльный и слишком длинный для такого простого сюжета (длина, впрочем, объяснима: многочисленные описания дизайнерских нарядов, дорогих домов и предметов роскоши тоже место занимают), с некоторым избытком второстепенных персонажей, опять же служащих тому, чтобы показать азиатских богачей во всем разнообразии. После «Безумно богатых азиатов» Кван написал еще несколько книг – как понимаю, примерно о том же. А сами «Азиаты» были экранизированы в 2018 году, причем фильм был очень успешен коммерчески (забавно, что картину о жизни немыслимых богачей сняли всего за каких-то 30 миллионов долларов). Пожалуй, посмотрю его, интересно, как книгу воплотили на экране.
2503 

12.01.2021 11:02

Луи-Фердинанд Селин “Путешествие на край ночи” (1932) О существовании этого...
Луи-Фердинанд Селин “Путешествие на край ночи” (1932) О существовании этого автора я узнал из песни Ночных грузчиков, потому что вузовская программа не просто обходит его стороной, но и обливает святой водой на всякий случай. Дело в том, что Селин топил за ультраправые идеи, считался антисемитом и критиковал Советский Союз (на самом деле, Селин из тех пацанов, что грозят кулаком небу). Современные исследователи, впрочем, говорят, что он так троллил, потому что среди его друзей было достаточное количество евреев, и доносов Селин не писал, хотя возможности были. Тут я не берусь делать какие-то выводы, но думаю, что правда где-то посередине. С тех пор я несколько раз брался за его книги, но всякий раз засыпал после 30 страницы. Мне всегда хотелось разобраться, почему Селина считают таким влиятельным автором, приписывают ему успех Берроуза, Миллера, Буковски. Всю жизнь я учусь разделять человека и творчество. В таком отчаянном тренинге лет 9 назад я все же осилил роман “Лондонский мост”, но создалось ощущение, что это не та книга, чтобы составить впечатление об авторе. Недавно я пошел в свой книжный за потрясающим романом “Благоволительницы” (когда-нибудь напишу обзор) в таком настроении, что мне можно было впарить даже Ремарка. Так я и обзавелся своим первым бумажным Селином. “Путешествие на край ночи” во многом автобиографичная книга, рассказывающая об ужасах войны и не только. В первой части Селин пишет о Великой войне, как о мясорубке, что видно даже по организации текста на странице. Слова навалены друг на друга, как тела в окопах. Одно сравнение у него перетекает в другое, всему находится дефиниция. Хорошо это или не очень - вопрос спорный. Сюжета в этой части почти нет, все военные действия показаны скорее как одна большая галлюцинация. Паланик говорит, что когда автора не за что больше похвалить, а этого требуют приличия - хвалите язык. У Селина богатый язык. Пожалуй, это единственное достоинство книги, потому что Селин особо не парится за логикой появления персонажей в сюжете, не парится с каким-то общим месседжем. Его герой - очарованный всяким ...м странник. Он видит его везде: и в оторванной голове солдата, и в закатном солнце джунглей. Языковыми техниками и внесением в литературу живого языка, языка улиц, он и ценен для упомянутых авторов. В плане пути героя - протагонист, медик Фердинан Бардамю, успеет побывать и на полях сражений, и в африканской колонии, и в Америке, и даже вернуться в Париж и завести медицинскую практику. Какой-то особой трансформации ему эти приключения не принесут. Откуда тогда мировая слава и целые клубы поклонников - вопрос со звездочкой. Я понимаю, почему Селин может нравиться - он безумно желчный и даже нигилистический. Это как слушать блек метал в школе и ходить в напульсниках с шипами, типа очень злой. Это может быть прикольно до тех пор, пока тебе самому не приходится заполнять квитанции за электричество. Потом такие тексты превращаются исключительно в ностальгические артефакты, как поездки на Нашествие. 5 из 10
2240 

20.03.2021 13:22

Book: «Прощальный фокус» Энн Пэтчетт Цитата: «Смерть учит смотреть на вещи...
Book: «Прощальный фокус» Энн Пэтчетт Цитата: «Смерть учит смотреть на вещи широко» Когда я читаю Энн Пэтчетт, у меня чувство, что ее романы пишут два разных писателя. Потому что как неудобоваримые «Свои Чужие» (https://t.me/peresmeshniki/927) и безумный «Бельканто» (https://t.me/peresmeshniki/921) не идут в сравнение с «В ожидании чудес» (https://t.me/peresmeshniki/986) и таким замечательным «Прощальным фокусом». Сюжет подробно вам пересказывать не буду: вчера пыталась выдать синопсис другу, он обвинил меня в употреблении тяжелых наркотиков – настолько запутанную историю придумала Пэтчетт. Поэтому вам только азы: в Лос-Анджелесе скоропостижно умирает фокусник, его жена (она же его многолетняя ассистентка и лучший друг) из завещания выясняет, что у него остались мать и две сестры. Родственники живут в Небраске (лучше даже не смотрите на карте, где расположен этот штат), знакомство перерастает в дружбу, дружба в привязанность, привязанность в… В лучших традициях Фэнни Флэгг подтверждает истину, что есть еще родители, которые обожают своих детей и готовы подставить руки в огромном, как у Шивы, количестве, если они спотыкаются. Описание поступков родителей главной героини (у которой кстати замечательная специальность – она делает макеты зданий для строительных компаний) вызывало у меня одобрительное покачивание головой: детей нельзя отбрасывать в колледж в другой город и забывать про них. Мрачное прошлое фокусника, общее Средневековье его родственников, ВИЧ, аневризмы, непреднамеренное убийство и гомосексуализм – казалось бы, что в «Прощальном фокусе» может быть позитивного? Читая эти строки, я и сама не могу вам объяснить. Но этот тот роман, после которого в очередной раз понимаешь, что жизнь - отличная штука! Мой личный рейтинг: 8/10 https://peresmeshniki.com/books/proshhalnyj-fokus-enn-petchett/
2114 

18.04.2021 09:16

Агата Кристи, возможно, была одной из первых англичанок, которая освоила...
Агата Кристи, возможно, была одной из первых англичанок, которая освоила серфинг, а Джейн Гудолл была первым человеком, кто получил PhD, не имея высшего образования. Все эти факты (и с десяток других) я обнаружила занимаясь английским вместе с книгой Анастасии Ивановой «Use your girl power. Учим английский по историям великих женщин». Теперь печалюсь, что у меня нет машины времени, с помощью которой я бы ворвалась в свой школьный кабинет и вручила себе же эту книгу со словами «Маша, не грусти! Английский может быть интересным». Может быть тогда бы я не относилась к этому предмету как к повинности, а быстрее бы научилась получать от него удовольствие. В этой книге с красивыми иллюстрациями вы найдете краткие автобиографии Амелии Эрхарт, Астрид Линдгрен, Одри Хепберн, Билли Джин Кинг, Чимаманды Нгози Адичи, Джорджии О'Кифф и еще двадцати двух писательниц, актрис, активисток, ученых, космонавток, художниц, судей и других женщин. В дополнение к историям жизни есть задания, словарик, полезные советы и интересные ссылки на подкасты, лекции и другие форматы, дополняющие контекст. Совсем ничего нет про грамматику, если вдруг вы приметесь ее там искать. Книжка в основном нацелена на обогащение словарного запаса и получение по ходу дела советов, как гармонично сделать английский рутиной. Вот, например, один из советов Анастасии, которого мне очень не хватало: «Если вы действительно хотите добиться результатов в изучении языка, первое правило, которое вам надо выучить, - не про Present Perfect, a Don't compare yourself to other people, compare yourself to who you were yesterday - Не сравнивай себя с другими людьми, сравнивай себя с собой вчерашним. «Вчерашний», конечно, понятие растяжимое, за сутки резких и грандиозных перемен в уровне языка быть не может. Но вот с собой прошлым - обязательно. Я всегда говорю ученикам: в этом месяце вы сделали три урока, а сколько сделали в прошлом? Отвечают часто: «Настя, вы что, я и за прошлый год трех уроков не сделала!» Так что три урока за месяц - это уже прогресс по сравнению с вами вчерашними. Как только вы научитесь отслеживать свои успехи, искренне хвалить себя за них, вам будет уже не так важно, что там у других». В книге много дельных советов и важные феминистские идеи проговариваются, но хотелось бы поворчать на пару раз мелькнувшее в тексте сравнение изучения языков с похудением. Якобы и там, и там мы испытываем неудачу по одной причине - завышенные ожидания. Но диетическая культура - полный отстой по определению. Она приносит в нашу жизнь только плохое и никакое постоянство и регулярность, которые помогут с изучением английского, не должны быть применимы к диетам и «правильному питанию». Очень круто и подробно про это совсем недавно писала Лена из канала «Вычитала» в тексте «Почему ставить цель «похудеть на Х кг» — не здорово». Важно проговорить это, рассказывая о книге, на которой стоит отметка 12 +, потому что я себя в том возрасте хорошо помню: стеснялась своего тела и всегда хотела быть худее.
2141 

23.04.2021 10:41


Очень интересно всегда наблюдать, как через меня между собой говорят книги. Вот...
Очень интересно всегда наблюдать, как через меня между собой говорят книги. Вот читаю я «Блокадных девочек» Карины Добротворской - это интервью, которые она в 2010 году записала с несколькими женщинами, чьё детство пришлось на блокаду Ленинграда. Читаю и вижу, как люди в одних и тех же исторических обстоятельствах помнят и чувствуют по-разному. Само понятие реальности настолько видоизменяется от человека к человеку, что есть только то, кто и как помнит, а не что было на самом деле. Одни антисемитские настроения заметили, другие - нет. Одни о людоедстве слышали от знакомых, другие его существование всячески отрицали. При этом блокадные дневники часто делят на настоящие и мнимые. Якобы кто-то писал правдиво, а кто-то выворачивал факты в нужную сторону лишь бы прославиться шокирующими подробностями. Я всегда очень удивляюсь, что люди в принципе считают возможным вынести чьим-то воспоминаниям приговор, руководствуясь своими ощущениями - какая-то слишком амбициозная практика. Но идём дальше. Читаю я Добротворскую, а в голове мелькают отрывки из романа «Дом иллюзий» Кармен Марии Мачадо, где писательница рассуждает на близкую тему: «Как люди решают, какой рассказчик заслуживает доверия, а какой нет? И после того как решение принято — что нам делать с людьми, которые пытаются сформировать собственное представление о справедливости?». Мачадо своим автобиографическим текстом пытается заполнить те пустоты в истории однополых отношений, которые касаются насилия. Расширением известных сюжетов занимались и многие выжившие ленинградцы. Своими опубликованными свидетельствами они не всегда осознанно, но сдвигали с пьедестала идеологический пафос героизма. Они рассказывали, как было у них - у всех по-разному. Это равнозначные части прошлого - прошлого, которое всегда сложнее, чем оглавление любого, даже самого хорошего учебника. «Официальная идеология отстаивала в теме блокады героизм и подвиг. Память сохраняла трагизм и страдания». Добротворская, кстати, идёт дальше и добавляет в книгу свой постблокадный дневник, не боясь быть обвинённой в кощунстве за то, что решилась поставить рядом с блокадой свою сытую жизнь топ-менеджера Condé Nast International. Она рассказывает о своих отношениях с едой и первых ночных кошмарах, которые напрямую, как ей кажется, были связаны с блокадой. Ее исповедь проблематична, а рассуждения о своём и чужих телах часто скатываются к фэтфобии, но таким этот текст, кажется, был ей лично необходим. Она решила отпустить всех призраков на волю, и попробовать преодолеть трагический опыт ее родного города в доступных ей на тот момент категориях. Я же открываю «Записки блокадного человека» Лидии Гинзбург и жду, что она скажет мне. нонфикшн
2076 

03.05.2021 11:41

​​ Михаил Булгаков, «Дьяволиада»

Варфоломей Коротков вот уже 11 месяцев мирно...
​​ Михаил Булгаков, «Дьяволиада» Варфоломей Коротков вот уже 11 месяцев мирно...
​​ Михаил Булгаков, «Дьяволиада» Варфоломей Коротков вот уже 11 месяцев мирно служит делопроизводителем в Главцентрбазспимате. Герою повезло – не каждому в такое время удается удерживаться на своей должности так долго. Но все меняется, когда на место заведующего базой назначают неизвестного, своим суровым видом и жесткими манерами приводящего Короткова в ужас. Товарищ этот бесцеремонно дает делопроизводителю поручение, от которого, как потом окажется, будет зависеть судьба несчастного служащего. Коротков к тому же явился перед ним с подбитым глазом (получив «боевое ранение» искрой от продукта производства – спички), что только обостряет отношения героя с начальством. Столкновение с заведующим запускает цепочку событий, вырваться из которой Короткову никак не удается; происходящее начинает походить на вмешательство нечистой силы. Изо всей этой истории может выйти черт знает что! мысливслух ️спойлеры️ Почему-то принято считать, что это произведение Булгакова достаточно слабое. Конечно, речь не идет о «Белой гвардии» или «Мастере и Маргарите», но и «Дьяволиада» создана с изрядной долей писательского мастерства – унаследованный от Гоголя талант сатирического изображения чиновничества здесь не единожды вызовет у читателя улыбку, все-таки Коротков – своего рода потомок Акакия Акакиевича. Элементы фантастики, которые видятся Короткову в самых обыденных вещах, в «Дьяволиаде» тоже довольно гоголевские (как если бы нос отделился от лица чиновника и пошел гулять по Петербургу), с той лишь разницей, что в этом случае происходящее вполне могло оказаться плодом больной фантазии уволенного делопроизводителя. К тому же добавляет красок этот хорошо известный нам мотив «нет документа, нет человека», когда несчастный Коротков и сам теряется, сомневаясь в собственном существовании. Ладно близнецы Кальсонеры, черные коты, таинственный Дыркин, нескончаемые коридоры и прочая чертовщина, но именно окончательная потеря личности служит для нашего героя последней каплей, что очень показательно. К тому же сложно не увидеть в этой повести зарисовки той суматохи, которую чуть позже по велению автора устроит банда Воланда в Москве; сравнение угнетающего быта советской бюрократии с действием нечистой силы выглядит настолько естественно, что удивляешься, как подобная система вообще могла восприниматься всерьез. Словом, все эти детали удовольствие доставляют необычайное, а наблюдать за судьбой Короткова куда более увлекательно, чем за судьбой К. в пресловутом «Замке» (оговорюсь, конечно же, что это вещи несравнимые хотя бы даже по жанру, только приятно, что и бюрократия иной раз может читаться весело). Очень рекомендую. https://telegra.ph/file/67cb95b73f8db18b45473.jpg
1981 

25.05.2021 11:36

«Элайзабел Крэй и Тёмное Братство» Крис Вудинг «...одна из наиболее нашумевших...
«Элайзабел Крэй и Тёмное Братство» Крис Вудинг «...одна из наиболее нашумевших книг Криса Вудинга. Достаточно сказать, что в 2001 году, сразу после выхода в свет, ей была присуждена одна из наиболее престижных премий «Smarties Book Prize». Четырьмя годами ранее эту же награду получила первая из книг о Гарри Поттере» Ну, в общем то это сподвигло в самолёте слушать эту книгу. Ближайшие ассоциации - серия про Локвуда Джонатана Страуда (агентство по борьбе с призраками, в котором могут работать только дети) и «Реки Лондона» Бена Аароновича Приятная, короткая сказка о 17 летнем убийце призраков. Рано остался сиротой, следует путём своего отца, во всем являясь его достойным продолжателем. Умница, красавец, джентельмен. Нашёл себе объект для обожания в виде девушки, в которую вселилась старая ведьма, проводник демонов в наш мир, и спасает ее изо всех сил. Будет ещё король лондонских воров и попрошаек, мальчик-медиум с зашитыми глазами, маньяк убийца с каштановыми локонами парика и конечно же тайное братство богатых негодяев. Вот все фигуры на доске, можете себе представить что там будет происходить. Ну... можно прочитать. Детям, например. Но по мне так аванс, выданный про сравнение с Гарри Поттером был слишком велик.
1967 

31.05.2021 09:56

​​По ощущениям, вся книга – это вечеринка друзей и врагов в пивном баре, в...
​​По ощущениям, вся книга – это вечеринка друзей и врагов в пивном баре, в...
​​По ощущениям, вся книга – это вечеринка друзей и врагов в пивном баре, в котором один объясняет разницу в феминистических течениях, другой делится рецептом пивного коктейля, а третий отстаивает преимущества школы лакановского психоанализа. В общем, не ту книгу назвали «Разговоры с друзьями»: если бы существовало правило, что название обязательно должно отражать суть произведения, то «Развлечения для птиц…» вполне могли бы позаимствовать заглавие у дебютного романа Салли Руни (которому, в свою очередь, подошло бы более точное «Дискоммуникация с хорошими знакомыми»). Сравнение с Салли Руни неслучайно: «Развлечения для птиц…» тоже можно отнести к категории «миллениальной прозы». Это не только «роман идей», но и «роман поколения», и Булат Ханов явно пытается понять, кто же такие на самом деле молодые русскоговорящие люди, рождённые в поздних 80-х и ранних 90-х. Причём, выводы он делает неутешительные. Иру, Елисея и Марка объединяет тяга к скитаниям, они – современные кочевники, которые бегут от себя, и в любой новой точке всё равно сталкиваются с собой лицом к лицу. Они слабо понимают, что им делать со своей жизнью: и это чувство опьяняет и удручает одновременно. Каждый из них размышляет манифестами и опирается на чёткую идеологию и твёрдые убеждения, но могут ли они не только рассуждать, но и что-то делать? К финалу выясняется, что на настоящие поступки способны далеко не все. Мне понравилось, что «Развлечения для птиц…» поднимают тему регионов и национальной идентичности. Я немного устала от москво- и петербургоцентризма в современной русскоязычной литературе, и меня искренне порадовало, что в этом романе действие разворачивается в городе – собирательном образе национальных столиц внутри России. В предыдущей книге Булата Ханова «Непостоянные величины» мне не хватило цельных женских образов. В «Развлечениях для птиц…» с фем-повесткой дела обстоят гораздо лучше, та же Ира – одна из центральных героинь – показана как не лишённый недостатков, живой, думающий, сомневающийся человек. Но второстепенные героини, к сожалению, как будто созданы под копирку – очень похожи между собой. Кому я могу посоветовать «Развлечения для птиц с подрезанными крыльями»? Всем, кто ищет «роман поколения» на русском языке, миллениалам, не боящимся посмотреть на себя со стороны и просто любителям крафтового пива, хвалебных песен которому в романе вы найдете в избытке. https://telegra.ph/file/c171024d62a24ecb821ea.jpg
1764 

10.07.2021 23:28

«SPARKLINES» ИЛИ СРАВНЕНИЕ КАК СЦЕНАРНЫЙ ПРИЁМ Сравнивать и противопоставлять...
«SPARKLINES» ИЛИ СРАВНЕНИЕ КАК СЦЕНАРНЫЙ ПРИЁМ Сравнивать и противопоставлять – это два базовых приёма. Мы всегда прибегаем к ним осознанно или не очень. Так рождается одно из самых важных средств выражения авторской мысли - «контраст». Чем он заметнее, тем лучше. Сегодня поговорим об одной из универсальных концепций «Sparklines». Изначально спарклайнами называли короткие, но очень плотные графики. Узнать конкретные значения по ним было невозможно, а вот отследить общую динамику – очень удобно. Позже спарклайны сжали ещё сильнее, и они превратились в таблички «до/после». В тексте это обычно выглядит так: • До диеты / диета / после диеты. • До ремонта / ремонт / после ремонта. • До косметолога / процедуры / после процедур. Вы наверняка не раз встречали статьи в этом жанре. Чаще всего их используют в рекламных целях. И понятно почему – можно сразу сравнить, как было «до» и во что это превратилось «после». А ещё прочитать, как этого результата можно достичь, сколько времени, денег или нервов понадобится. А теперь разберёмся, как их создавать. Вариантов несколько. 1. Прямая хронология 2. Обратная хронология 3. До-после-мост Кому-то может показаться, что достаточно двух фотографий до/после. Но нет. Это всего лишь приманка. А теперь к построению текста. Забудем пока про иллюстрации. Сосредоточимся на тексте. Прямая хронология: При росте 160 сантиметров, Анна весила 85 килограммов и была похожа на шар. Ни модных нарядов, ни красивых купальников с такой комплекции девушка позволить себе не могла. А ведь Анне только 25. Она с отличием закончила институт и даже утроилась на работу, но о личной жизни с такими объёмами можно было забыть. Анна решила действовать. Но спортивный зал и всевозможные диеты не помогали. Тогда Анна решила больше не заниматься самоистязанием, а обратиться к профессионалам. В клинике врачи первым делом провели ряд анализов на гормоны. У Анны был серьезный гормональный сбой. Без лечения о стройной фигуре не могло быть и речи. Кроме того, Анне требовалась особая диета. Это совсем не то, что пишут в популярных журналах. Расписание приёмов пищи и набор продуктов доктора подбирали индивидуально. Оказывается, у каждого человека есть особые часы, когда его организм сжигает жиры. В эти интервалы нужно пить воду. А питаться в другие часы. Причём дробно и строго по расписанию. Анна об этом даже не подозревала. Она ежедневно пила специальные препараты для лечения гормонального дисбаланса и ела строго по расписанию. Уже через 3 месяца вес начал медленно, но верно снижаться. Теперь можно было добавить спорт. Через 6 месяцев, Анна наконец-то увидела свою талию, а через год она превратилась в изящную девушку с весом всего 50 килограммов. Обратная хронология: историю с Анной можно рассказать с конца. Сначала мы знакомим аудиторию с милой и стройной девушкой. Но ещё 6 месяцев назад Анна весила на 20 килограммов больше. И потихонечку отматываем историю на самое начало – года назад, вес 85 кг и форму шара. До-после-мост: самый простой способ. Сначала демонстрируем «до» и «после», а потом рассказываем, как достичь результата. В случае с Анной это будет выглядеть так - при росте 160 сантиметров, Анна весила 85 килограммов и была похожа на шар. Ни модных нарядов, ни красивых купальников с такой комплекции девушка позволить себе не могла. Сейчас Анна весит всего 50 килограммов. У неё прекрасная спортивная фигура и множество любимых платьев. Таких результатов девушка достигла всего за год. И дальше рассказываем, благодаря чему. Подобный прием из-за его наглядности чаще всего используют в рекламе. Например, в знаменитом ролике Fairy про деревни Вилларибо и Виллабаджо. Помните? Пользуйтесь сами! Делитесь с коллегами и друзьями. ПИШЕМ ИНТЕРЕСНО с Екатериной Авалиани
1687 

02.08.2021 09:55

​​ Чему учат популярные сериалы - нетолерантные рецензии
 Авторы:...
​​ Чему учат популярные сериалы - нетолерантные рецензии Авторы:...
​​ Чему учат популярные сериалы - нетолерантные рецензии Авторы: Кваснюк_Елизавета, Кумрякова_Евгения и др. Год издания: 2019 Серия: Нетолерантные_рецензии Жанр(ы): Психология_и_психотерапия Описание: «Чему учат популярные сериалы - нетолерантные рецензии» - это третья часть серии книг «Нетолерантные рецензии», она содержит коллекцию рецензий на телевизионные сериалы – как западные, так и отечественные. Большинство рецензий - это широкий и подробный анализ конкретного сериала с точки зрения традиционных нравственных ценностей. Здесь нет рассуждений о игре актеров и операторском искусстве, авторы рецензий ищут ответ на более важный вопрос- чему учит этот фильм, полезен или вреден он для человека. Для облегчения навигации, книга снабжена интерактивным оглавлением. Также в книге можно найти несколько обобщающих статей о современном киноискусстве (особенно рекомендуется к прочтению небольшая, но очень важная для понимания происходящего сегодня на ТВ статья «Окно Овертона») Таким образом, перед вами уникальное издание, в котором раскрывается информация о том, какие нравственные ценности и идеологические ориентиры закладывают в головы зрителей популярные отечественные и западные сериалы. Книга в популярных статьях и на конкретных примерах демонстрирует технологии манипулирования сознанием аудитории и предлагает читателю взглянуть на кинематограф, как на инструмент управления обществом. Инструмент, который может способствовать развитию, а может использоваться как информационное оружие, нацеленное на деградацию и вырождение человека. https://telegra.ph/file/183a351c439a68709a9fd.jpg
1367 

31.10.2021 08:45


Задали мне вопрос "Что в основном читаешь и что впечатлило за последнее время".
Задали мне вопрос "Что в основном читаешь и что впечатлило за последнее время". Мне, увы, в 2 словах не ответить, но заодно это возможность продемонстрировать, как я читаю. А читаю я для разных своих ипостасей одновременно. 1) Книжный обозреватель Forbes - Здесь задача найти 1 англояз.книгу в месяц. Это не так просто, тк в такой журнал подходит далеко не всё, а прям про бизнес я обычно не читаю. В общем, для этой цели я дочитал "The Story of Work: A New History of Humankind", Jan Lucassen. Очень интересный и необычный взгляд на историю человечества. Узнал много нового, цитировал в своем тг-канале KNIGSOVET, но в журнал давать не решился. - Вместо нее прочитал и сделал материал для декабрьского номера о "One Great Speech: Secrets, Stories, and Perks of the Paid Speaking Industry". James Marshall Reilly. Интересное погружение в индустрию платных лекций и спикеров США. 2) Книжный блогер - Тут у меня руки развязаны, и я могу писать обо всех интересных мне книгах, играть с форматами обозрений. Например, я люблю устраивать "баттлы" между похожими книгами. Сейчас я принялся за сравнение сразу двух отечественных тревелогов о том, как проехать Транссиб на электричках. Один автор стартовал из Москвы, а другой из Владивостока. Посмотрим, что у них получилось, но уже сходу видно, что книги и подходы у них разные: "На электричках. Путешествие из Владивостока в Москву" и "На электричках до Байкала. Колоритные попутчики, душевные разговоры и 5000 км за 13 дней". - Другой "баттл" об интересном мире: две книги, написанные лондонскими велокурьерами - одна мужчиной, другая женщиной. Скоро сделаю материал-попурри. "What Goes Around: A London Cycle Courier's Story" Emily Chappell и "Cyclogeography - Journeys of a London Bicycle Courier" Jon Day. - Ещё быстро прочитал (там почти одни картинки) "История курортов. Архитектура, общество, природа". Я сам на ноябрьских ездил на курорты МинВод, поэтому и вдохновился. - Готовлюсь к подведению итогов года, а это значит списки-ТОПЫ-2021. Надо почитывать приглянувшиеся названия. На этой неделе прочитал "Законы эпидемий. Как развиваются и почему прекращаются эпидемии болезней, финансовые кризисы, вспышки насилия и модные тренды" Адама Кучарски. Для этих же целей с удовольствием проглотил новинку "Купчихи, дворянки, магнатки. Женщины-предпринимательницы в России XIX века" Галины Ульяновой. 3) Книгоиздатель в 2 изд-вах - срочно на этой неделе надо прочесть одну иностр. книгу, на которую покусилось другое росс. изд-во. До этого мы просто имели ее в виду, а теперь уже надо решать, биться за нее или нет. Названия, пока, не раскрою. - Неожиданно обнаружил, что новая книга знакомого мне автора тянет по потенциалу контента на ранние работы Гладуэлла. Надо теперь решать, что с этим открытием делать, а потому тут я снова молчок )) - Вычитал готовящуюся к научной редактуре книгу. Очень рад за российского читателя - хорошую книгу он получит по науке, о которой книг не хватает. Какую? пока тоже тсс ) Вот примерно такова моя читательская реальность. Но это, конечно, уже любимая, но работа. Рад, что книги я выбираю сам. Их поиск - тоже отдельный вид работы.
1295 

16.11.2021 21:41

​​Писательская продуктивность

За последние три года я углубилась в...
​​Писательская продуктивность За последние три года я углубилась в...
​​Писательская продуктивность За последние три года я углубилась в писательство с головой, и вместе с тем подписалась на десятки пабликов и блогеров, вещающих о писательстве. К ним я шла за поддержкой и вдохновением, надеясь обрести наставников в любимом деле. Но все пошло не по плану. Вместо поддержки я впитывала тревогу и разуверилась в своих силах. Ведь каждый второй писатель с блогом считает написанные слова, постоянно подбивает итоги (неясно только, откуда они их столько берут), участвует в марафонах вроде «Напиши книгу за месяц». Смотришь на них, и глаза на лоб лезут. Одни пишут по книге в месяц, другие по 5к слов ежедневно. Начинаешь невольно сравнивать себя с ними, и сравнение, откровенно говоря, не самое приятное для самолюбия. Однажды я даже пробовала участвовать в адском всемирном марафоне «NaNoWriMo» — суть которого в том, чтобы написать 50 тысяч слов за ноябрь. Я написала 30к и думала, что после этого год не смогу написать ни строчки. От выдавливания слов мутило, история сопротивлялась, как могла, пытаясь улизнуть из головы. Больше я в таких марафонах не участвую. Но совсем недавно я пришла к мысли, что нет смысла вестись на все эти «а я пишу по пять книг в год». Глубина истории, ее проработка, психология персонажей, и язык написания у всех разный. Мне, например, для продумывания главы необходимо месяц носить ее в голове. Невидимые нити сюжета сами сплетаются в узор, пока я сплю, работаю, или читаю. И пока я окончательно не увижу общую картину главы в голове, могу хоть руку себе отрубить, но все равно ничего не напишу. У кого-то же сюжет может быть не таким обширным, или представлять меньше героев. Суть в том, что количество слов или написанных книг — не показатель продуктивности. Ты можешь писать одну историю десять лет или пять дней — и шансы, что это будет шедевр или посредственность равносильные. Так что если вы, как и я, попали в ловушку сверхпродуктивности других публичных авторов — выдохните. Вам и вашей истории виднее лучше всех прочих, сколько нужно времени, чтобы закончить ее. А если вы силой заставляете себя писать, когда не идет, не клеятся слова, следуя советам Стивена Кинга или других «строчителей», то вас просто одурачили. Где же видано, чтоб синицу ловили, гонясь за ней, пыхтя и размахивая руками? MeWrite https://telegra.ph/file/8f97e0dac39431d9b038b.jpg
761 

12.01.2022 18:00

Первой книгой, которую я начала читать после того, как прежний мир закончился...
Первой книгой, которую я начала читать после того, как прежний мир закончился, были мемуары бывшей узницы концлагеря Эдит Евы Эгер под названием «Выбор». Вы тоже наверняка видели цитаты оттуда или сами начали читать в надежде, что найдете там опору. По частоте упоминаний в эти двадцать дней с Эгер может сравниться разве что австриец Виктор Франкл, также бывший узник концлагеря и известный психиатр. Эдит вместе с родителями и сестрой попала в концлагерь Аушвиц в шестнадцать лет. В первый же день отца и мать отправил в газовые камеры Иозеф Менгеле. Эдит с сестрой выжили, но последствия ужасного опыта вышли на свободу вместе с ними. «Выбор» — рассказ о том, как Эдит приняла боль прошлого, чтобы спасти свое настоящее. Больше мне ничего говорить не хочется. Оставлю лишь важную для меня в последние дни цитату. «Кроме того, хочу сказать, что не существует иерархии страдания. Нет ничего, что делало бы мою боль сильнее или слабее вашей; нельзя начертить график и отмечать на нем уровень значимости того или иного горя. Я часто слышу от своих пациентов: «Мне сейчас очень нелегко, но разве я могу жаловаться? Это же не Аушвиц». Подобное сравнение приводит к тому, что человек, преуменьшая собственные страдания, не дает им должной оценки. Чтобы не ощущать себя жертвой, а жить, как говорится, припеваючи, нужно полностью принимать как свое прошлое, так и настоящее. Если мы пытаемся умалить боль; если наказываем себя за то, что сбились с жизненного пути или замкнулись в горе; если отмахиваемся от житейских невзгод только потому, что кто-то считает их незначительными, — мы всё еще предпочитаем для себя путь жертвы. Мы так и не видим вариантов выбора. Мы продолжаем судить себя. Я не хочу, чтобы вы, услышав мою историю, сказали: «Мои страдания не так значительны». Мне хочется, чтобы вы сказали: «Если она смогла так, значит, смогу и я!» Однажды утром у меня шли друг за другом две пациентки — обеим немного за сорок, у обеих были дети. У первой женщины дочь умирала от гемофилии. Большую часть визита она прорыдала, вопрошая, как Бог смеет забирать жизнь ее ребенка. У меня так болела душа за нее — она полностью посвятила себя заботе о дочери и выглядела абсолютно опустошенной из-за неумолимо приближающейся потери. Она злилась, впадала в отчаяние и не была уверена, что сможет пережить этот удар. Следующая женщина приехала ко мне не из больницы, а из загородного клуба. Она тоже большую часть сеанса провела в слезах. Ее расстроил новый кадиллак — его совсем недавно доставили ей, и автомобиль оказался не того оттенка желтого, который она желала. На первый взгляд, проблема была пустяковой, особенно по сравнению с горем предыдущей женщины. Но я хорошо знала эту пациентку и понимала, что плач из-за цвета машины на самом деле плач отчаяния по поводу несложившейся жизни. Все шло не так, как ей хотелось бы: одиночество в браке; сын, в очередной раз выгнанный еще из одной школы; загубленная карьера, от которой она отказалась, чтобы больше быть с мужем и ребенком. В нашей жизни часто за мелкими огорчениями прячутся более серьезные обиды; в незначительных, казалось бы, переживаниях отражается глубокая боль. В тот день я поняла, что двух моих пациенток, таких на первый взгляд разных, многое объединяет — и не только друг с другом, но и со всеми людьми. Обе женщины реагировали на ситуации, которые они не могли контролировать, в которых их ожидания не оправдались. Обе страдали, и каждая ощущала себя в бедственном положении. Все получалось не так, как они хотели или ожидали; они пытались примирить то, что случилось, с тем, что должно было бы быть. Боль и той и другой была настоящей. Каждую настигла своя человеческая драма: когда мы обнаруживаем себя в неожиданных ситуациях, которые, как нам кажется, мы не готовы вынести. Обе женщины имели право на мое сочувствие. У обеих была возможность залечить свои раны. Эти женщины, наравне со всеми нами, могли сделать выбор: как относиться к случившемуся и что делать дальше».
759 

15.03.2022 19:40

Как читать книги? Странный вопрос - просто берёшь и читаешь. Но как читать...
Как читать книги? Странный вопрос - просто берёшь и читаешь. Но как читать, чтобы понимать лучше, а запоминать больше? В плане чтения я сталкивалась с двумя проблемами: ️Уже через пару месяцев не помню содержание книги (а иногда и автора и даже название), ️ Когда читаю, не могу выстроить сюжет или материал в систему, не могу «сложить картинку». Это касается и художественной, и нон-фикшена. Методом проб, ошибок и советов нашла для себя правила, которые помогают читать более качественно (а не просто ставить галочки «прочитано ): Читать оглавление В любой книге перед началом чтения смотрю, сколько в ней глав, как они называются, сколько страниц вмещают. Так в «Людях, которые всегда со мной» уже в оглавлении я познакомилась с главными действующими лицами, а в «Искусстве любить» увидела, что автор сначала в целом говорит о любви, а затем делит её на виды (братская, к родителям, к себе и др.). Это помогает обозначить рамки, холст, который дальше будет заполнятся красками - идеями автора; Делать заметки В идеале - вести дневник читателя, как в школе. Только в школе было вообще не понятно, зачем он нужен, всё и так хорошо запоминалось. А сейчас голова полна задач, дедлайнов и планов на день/ неделю/ жизнь, поэтому даже интересные идеи и герои быстро теряются. Альтернатива дневнику - вести «для себя» аккаунт на сайте любого книжного магазина. Или писать в любимой соцсети посты с краткими тезисами прочитанного (да ещё с красивыми фото). Или вести Телеграм-канал; Повторять После перерыва мы берём книгу в руки, читаем пару абзацев и какое-то время зависаем: а кто этот герой? А зачем он сюда пошёл? А в этой длинной главе по коммуникации примеры какие-то непонятные, что там было в начале? Снизить «время загрузки» и вообще лучше уложить материал в памяти помогает повторение. Это касается больше учебных книг, но и к прозе применимо. После того, как мы дочитали книгу/ раздел/ часть, то можем себя спросить: а о чем я только что прочитал(а)? Какая основная мысль? Какие события произошли? Это кажется очень просто, но попробуйте - мозг любит подумать о чём-то отвлечённом или расслабиться, кода вроде бы сосредоточено читает; Регулярность Здорово читать по несколько часов в день. Если так не получается - можно читать час. Или полчаса. Или 15 минут. Главное - регулярно, например, каждый день. Так мы, во-первых, воспитываем в себе хорошую привычку, а во-вторых, не даём остыть интересу. А то вечно эти наши: «Сегодня нет времени/сил читать, но вот завтра точно возьмусь!»; Обсуждать Делиться знаниями! Пока мы рассказываем: хоть о сказке про Ивана-царевича, хоть о науч-поп книге про гормоны, мы вспоминаем содержание, вспоминаем не/понравившиеся идеи. Побуждаем себя думать. А если получится рассказать увлекательно, то может быть собеседник тоже прочтёт это. И тогда получится увлекательный срач разговор, все участники которого послушают друг друга, выскажутся сами и в целом кайфанут от процесса Если у вас есть свои книжные лайфхаки - поделитесь в комментариях
762 

26.01.2022 21:03