Назад

Кен Кизи «Песнь моряка» «То были лучшие времена, то были худшие времена — и...

Описание:
Кен Кизи «Песнь моряка» «То были лучшие времена, то были худшие времена — и это было только начало» Сторожевой пёс, названный в честь призрака Марли из рождественской песни Диккенса, разведение свиней на свалке, чудо-средство скут, что выдержать экстремальную гонку за лососем, Орден Битых Псов, легенда о странном духе, что явился Людям Морского Утеса. Все это Аляска и маленький город Куинак, незатронутый цивилизацией и катаклизмами двадцать первого века. Рыбный промысел, консервные заводы, лодочные мастерские и люди, которые сразу же покажутся вам жителями абсолютно другой, незнакомой планеты. Нет, Кен Кизи не раскроет их тайны, это только ром пьют залпом, а жизнью других людей можно отравиться, если не соблюдать дистанцию. Весь роман мы постепенно пробираемся через густой туман чужих надежд, печалей и прошлого, что не хочет быть забыто. Кизи подводит нас к финалу, которого нет, ведь Аляска — последний рубеж.

Похожие статьи

Алексей Поляринов «Центр тяжести» ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ СТЕНА Ну ведь могут же...
Алексей Поляринов «Центр тяжести» ВЕЛИКАЯ РУССКАЯ СТЕНА Ну ведь могут же, могут, что за радость — книга, написанная как будто для меня — первая мысль, а вторая — я совершенно не могу о ней рассказать, не клеится отзыв, рассыпается на детали: Первая деталь — молодой российский автор, плотный сюжет, чистый язык, ум без снобизма, юмор без пошлости, отсылки без цитирования. Автор прославился как «внимательный читатель» и как переводчик «Бесконечной шутки» Уоллеса (на толстое тело которой я малодушно смотрела год, а потом продала к чертям на авито, жалею теперь очень). Когда читатель становится писателем, то торопится в первой же книге вывалить весь свой багаж знаний: смотри, тут и Сервантес, и Диккенс, и Сэлинджер, а ещё Барнс и Тарт, и немножко Стивена Кинга — вооот сколько я всего прочитал (но я уже заметила выше, делает он это тонко и без снобизма, хотя все равно нарывается на похвалу). Вторая деталь — не проставить тег этой книге, не навесить ярлык. Роман начинается как очень странные дела в русских девяностых, перескакивает через лето взросления — перетекает даже, прямым течением, рекой времени и превращается в причудливую мультижанровую сказку. «Киберпанк» — шепчутся рецензенты, поставившие 4 звёздочки, «политическая сатира» — гневаются оценившие книгу на 3; «каша какая-то бесконечная» — заканчивают самые недовольные. «Я живу на этом свете достаточно, тринадцать долгих лет, и уже успел понять: взрослым плевать на то, какой ты есть там, внутри, это неважно, — главное, чтобы ты был объясним» — говорит Петро, один из главных героев, и пожалуй что эти слова можно отнести к читателям — вот, читатель, тебя удивили, насыпали тебе гору сказок и немножко попугали, а ты хочешь сделать эту книгу объяснимой, каталогизировать ее в своей голове — будь же ребёнком в данном случае, посмотри внутрь, наслаждайся. Высший смысл текста — не быть понятым, пишут немецкие филологи, но доставлять удовольствие самим процессом чтения. Деталь третья, уже тоже отмеченная выше — очень плотный сюжет. За 480 страниц, которые пролетают на одном дыхании, повествование идёт от лица трёх героев: вот Петро, который умеет крякать как пьяный селезень, мамина надежда на воплощение своих нереализованных мечт, умеет назвать число пи до какого-то знака после запятой, тщательно это скрывает (чтобы не превратиться в своего отца, внешне — неудачника-математика) и становится журналистом. Вот Егор, у которого ещё больше знаков после запятой, он младший брат, но становится Большим братом, придумав и внедрив нейросеть, следящую за всеми россиянами — этакий мистер Робот наоборот, вундеркинд, заглушающий мораль морфином. Вот Марина, сводная сестра, человек-травма, человек-тень, Бэмби с пластидом в рюкзаке. Россыпь других героев, и у каждого свой интерес — писательство, высшая математика, фотография, генетика, синхронное плавание, судьбы России... И нет конца этой истории, что верно, то верно — после эпилога хорошо бы пост и пост пост эпилог — автору точно есть, что ещё сказать. «В целом все очень и очень неплохо, только я так и не понял, куда пропало третье озеро» — точнее (и главное — короче!) чем я, отрецензировал книгу кто-то на Livelib. Кому читать: таким молчаливым и уставшим-уставшим от работы мальчишкам Что пить: не сладкий и немножко нагревшийся портер, но не больше двух бокалов
87 

06.11.2020 15:03

Где-то весной я, опять же набравшись ядерным запасом наглости, попытал счастья...
Где-то весной я, опять же набравшись ядерным запасом наглости, попытал счастья ещё раз, отправив Губайловскому мемуарное эссе про ташкентскую юность своего дедушки (на мотив что-то типа условной степановской «памяти памяти»). Владимир Алексеевич эссе принял, пообещав рассмотреть его на редколлегии, после чего последовало каменное двухмесячное молчание. Мне это молчание явно сигнализировало о том, что текст никто и не думал рассматривать, а если и читали, то дико смеялись над наивностью человека, решившего повторно сунуться в большой серьёзный журнал для крутых человеков и т. д. и т. п. Однако случилось невероятное. В один из дней я обнаружил письмо от Владимира Губайловского, в котором он извинялся за задержку с ответом, писал о том, что эссе ему лично понравилось, сам Андрей Витальевич долго раздумывал над тем брать или не брать текст на публикацию, но в результате, так уж складываются обстоятельства, решили, что всё же – нет. Это всё, собственно, к вопросу об этике взаимоотношений редакций лит-журналов с ноунеймами. В один журнал ты топкаешь под накрапывающим осенним дождиком со стопкой никому не нужной бумаги, которая, возможно, отправляется в корзину сразу же после присвоения ей какого-то несусветного номера. С представителем другого журнала ты переписываешься по электронке, комфортно посиживая в кресле и испивая чашку кофию, – переписываешься на равных, чувствуя, что твой текст по минимуму читали, оценивали. Результат сотрудничества в обеих случаях нулевой (если не считать опубликованного в «Новом мире» конкурсного эссе), но разница при этом ощутимая. Так что там о снобизме редакции одного из видных «толстяков» страны, ау, Дарья?
99 

03.12.2020 13:38

​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно...
​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно...
​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно говоря, ей придают неоправданно важное значение, забывая о главном: она просто первая. В детстве я очень любила читать сказки. Шарль Перро, Ганс Андерсен, братья Гримм, украинские народные сказки. А потом книги отошли на второй план, и до университета я почти ничего не читала. Кроме «Гарри Поттера», естественно. Моя взрослая и уже настоящая любовь к литературе началась с одной книги. Я почти уверена, что вы ее не угадаете, потому что автор малоизвестный и не особо популярный в странах СНГ. Эта книга не относится к классике и уж точно не рвёт современные топы мировых рейтингов. В дешевой обложке, с желтыми страницами — я прочла ее тринадцать раз, и уверена, что без неё в моем мире не появились бы ни Достоевский, ни Толстой, ни Ремарк, ни Оруэлл. Интересно? Это книга американской писательницы Жаклин Сьюзан «Долина кукол». Роман о наркотиках, Голливуде и настоящей цене успеха, имя которому — медленное самоуничтожение личности. Кстати, куклы в названии романа — это не манекены, как логично предположить, а маленькие таблетки снотворного, на которых по мнению автора, сидит львиная доля Голливуда. В 1966 году книга Жаклин Сьюзан стала бестселлером, а через восемь лет писательница умерла от рака груди. А теперь давайте поговорим. Какая книга стала вашей первой серьезной любовью? Не стесняйтесь, рассказывайте. https://telegra.ph/file/24c27acefb3c8a6aa644f.jpg
108 

21.12.2020 13:34

«Записки примата. Необычайная жизнь ученого среди павианов», Роберт...
«Записки примата. Необычайная жизнь ученого среди павианов», Роберт Сапольски Роберт Сапольски – американский биолог и нейроэндокринолог, профессор Стэнфордского университета, известный своими научно-популярными книгами и лекциями о биологии поведения. Но это сейчас. А в начале своей карьеры, до того как сосредоточиться на лабораторных исследованиях и преподавании, Сапольски вел полевые наблюдения за африканскими павианами, изучая влияние их социальных взаимодействий на стресс. Целых 25 лет он ежегодно ездил в Африку и наблюдал за одной и той же стаей павианов! «Записки примата» - сборник историй о жизни и работе ученого в Кении. «Павианы заняты добыванием еды около четырех часов в день, смертельной опасности от хищников практически нет, так что около двенадцати дневных часов им остается на то, чтобы портить друг другу нервы. Совсем как у людей: редко кто-то зарабатывает себе гипертонический криз физической нагрузкой, никто не горюет из-за стихийного голода, нашествия саранчи или предстоящей битвы на топорах с боссом на парковке в пять вечера. Жизнь у нас вполне благополучна, так что мы можем позволить себе роскошь гробить собственное здоровье чисто психологическим стрессом, зарабатывая его в общении с себе подобными. Точно так же, как эти павианы». Книга состоит из четырех частей, рассказывающих о разных периодах работы Сапольски в Африке: с самого первого приезда и до завершения его наблюдения за стаей. Здесь, конечно, не только павианы, но и забавные истории общения с племенем масаи, и размышления о жизни в Африке и о науке. Сапольски – изумительный рассказчик, потрясающе умный и с отличным чувством юмора, он умеет тонко подмечать важное в обыденном и ни на секунду не дает читателю заскучать. Отдельно хочется упомянуть главу книги «Гора за супермаркетом», в которой автор рассказывает о другом приматологе, Дайан Фосси. У Фосси была непростая судьба: она работала в Руанде и изучала горных горилл, вела борьбу с браконьерами и была убита в своей хижине. Она написала книгу «Гориллы в тумане», а после ее смерти вышел одноименный художественный фильм с Сигурни Уивер в главной роли (вот вам еще идея, что почитать и посмотреть). Что же касается «Записок примата», то это определенно одна из лучших книг, прочитанных мной в этом году: увлекательная, смешная, лиричная, показывающая необычного человека, влюбленного в свою необычную работу, со всеми ее достоинствами и недостатками. После прочтения хочется сделать две вещи: во-первых, срочно бросить все и рвануть в Африку, а во-вторых, побежать и рассказать о книге всем знакомым и незнакомым, чтобы они обязательно ее прочитали.
99 

27.12.2020 11:36

Мэри Шелли и ее ужасы В день рождения Мэри Шелли в 1797 году ее мать...
Мэри Шелли и ее ужасы В день рождения Мэри Шелли в 1797 году ее мать, знаменитая английская протофеминистка Мэри Уолстонкрафт, писала мужу, не менее известному философу Уильяму Годвину: «Не сомневаюсь, что сегодня мы увидим зверюшку...» Через 10 дней Уолстонкрафт умерла. Ей не суждено было увидеть, как ее дочь создаст первый в истории научно-фантастический роман. Жизнь Мэри Уолстонкрафт Годвин с самого рождения была трагически типична для своего времени. Ее мать умерла из-за ошибки врача, забывшего помыть руки. В 16 лет Мэри по большой любви сбежала из дома с женатым поэтом Перси Шелли, чем обеспечила себя осуждением до самой смерти. Трое их детей умерли еще в младенчестве. После смерти Шелли, который стал законным мужем писательницы лишь после самоубийства его жены, много лет Мэри шантажировали публикацией ее утерянных писем и дневников возлюбленного. Даже ее главный роман «Франкенштейн», который в 1818 году вышел анонимно, много лет считали произведением мужа. Имя Мэри Шелли появилось на обложке лишь в 1831 году. В тексте The Guardian я нашла вполне подходящее описание для жизни Мэри: «...ее не читали исключительно как писателя, но всегда судили как женщину». Наверняка, именно поэтому мы ничего не знаем о романах и эссе, написанных после «Франкенштейна». В 1816 году Мэри отдыхала в соседнем с лордом Байроном домике на берегу Женевского озера. В один из вечеров он предложил гостям написать сверхъестественный рассказ. Мэри в предложенный дедлайн не уложилась (она писала «Франкенштейна» следующие два года), но зато смогла нащупать сюжет и придумать необычного героя. Фактически он был живым трупом, от которого отвернулись все, в том числе и его создатель Виктор Франкенштейн - настолько ужасным показался ему результат. Критики и биографы часто замечали, как этот фантастический сюжет рифмуется с жизнью самой романистки, отвергнутой отцом из-за побега с Шелли. Книгу «Франкенштейн, или Современный Прометей» издали, когда Мэри было 20 лет. В 1823 году по ней поставили спектакль, а еще через девяносто лет - первый фильм. По мнению писателя и исследователя Брайана Олдисса, именно «Франкенштейн» стоит считать первым в истории научно-фантастическим романом. Но идеальная страшилка для Хэллоуина - это пожалуй самое простое определение, которое можно дать тексту Мэри Шелли. В конце концов самый страшный персонаж ее романа - это высокомерие. А мне сегодняшней и вовсе кажется, что это очень подробное описание мира, который поглотила токсичная маскулинность. Будь у Виктора Франкенштейна эмпатия, монстру бы не пришлось придумывать злобный план по уничтожению всех его близких родственников. В общем, актуальное чтение на все времена. зарубежнаялитература роман
99 

30.10.2020 15:08


"Ученые обнаружили, что многие животные уменьшаются. Во всем мире виды всех...
"Ученые обнаружили, что многие животные уменьшаются. Во всем мире виды всех категорий — рыбы, птицы, амфибии, рептилии и млекопитающие —становятся все меньше, и одним из главных виновников, по-видимому, является жара. Животные, живущие в итальянских Альпах, например, были свидетелями повышения температуры на 3-4°C с 1980-х годов. Там, даже на высоте тысячи метров, волны жары подняли альпийские температуры до 30°C. Чтобы избежать перегрева, серны теперь проводят больше времени в отдыхе, а не в поисках пищи. В результате всего за несколько десятилетий новые поколения серн стали на 25% меньше. Под водой температура моря тоже начала повышаться, одним из следствий чего является то, что вода содержит меньше кислорода и становится более бескислородной. Ученые, изучавшие 600 видов рыб, говорят, что грядут большие изменения в размерах и что к 2050 году рыба уменьшится на четверть. ⠀ Сокращение потенциально сигнализирует о еще большей проблеме: крахе популяции. Изучая данные коммерческого китобойного промысла за четыре десятилетия, исследователи документально подтвердили, что кашалоты значительно сократились— на 4-5 метров — за годы до того, как их популяции прекратили свое существование. Таким образом, для биологов сокращение — это как система раннего предупреждения, предупреждающая нас о том, что вид может оказаться в беде. ⠀ Но не все животные уменьшаются. Домашние животные, которых мы выращиваем для еды, такие как свиньи и коровы, например, растут быстрее и крупнее, чем когда-либо в истории. С 1930-х годов индюшки выросли более чем в два раза, а с 1950-х годов цыплята-бройлеры выросли в четыре раза. ⠀ Чтобы отследить эти изменения, канадские исследователи продолжили выращивать немодифицированные куриные линии и сравнили их с нашими современными франкенштейнами. Подобно живым, дышащим, куриным капсулам времени, эти "эталоны" породы все еще выводятся. Это позволяет исследователям сравнивать коммерчески отобранные породы, такие как бройлер Ross 308 2005 года, с более старыми генетическими разновидностями. Их кормили одной и той же пищей и измеряли в одном и том же возрасте: "образец породы" 1957 г. весил 905 г, "образец" 1978 г. - 1808 г, в то время как "образец" 2005 г. весил 4202 г. Разница огромная. По сравнению с птицами 1950-х годов, современные бройлеры имеют грудки, которые на 80% больше и увеличились в общем размере на 400%."
107 

26.12.2020 09:47

Три Фиванские пьесы: Антигона, Король Эдип, Эдип в Колоне |...
Три Фиванские пьесы: Антигона, Король Эдип, Эдип в Колоне | Софокл Популяризацией чтения античной литературы для русскоязычных читателей что-то, я смотрю, никто особенно не увлекается, так что потихоньку я буду заниматься этой задачкой сам. Софокл — один из трех великих древнегреческих драматургов, которые специализировались на "высоком жанре" — трагедии (там еще Эсхил и Еврипид были), и Аристотель говорил, что его трагедии обладают идеальным сюжетом и безупречно выстроенной композицией. Я Софокла раньше не читал, и сейчас случай особый: я начал работать над романом, и мне что-то подсказывает, что я могу многому у Софокла научиться, так как в чем-то композицией мое произведение напоминает пьесу-трагедию. Посмотрим, что из этого получится, ну а про Софокла, да и других античных авторов, я обязательно еще расскажу. Буря | Уильям Шекспир С Шекспиром преинтересная история. Во-первых, важно знать, что Шекспира считают одним из трех поэтов-праотцов английской литературы (там еще Чосер до и Мильтон после), при этом Шекспир выделяется тем, что он еще и драматург, поэтому его условное влияние на литературу и культуру заметнее. Я, как и все, немного читал его на русском в школе, затем читал его частично на русском и частично на английском в университете, даже упоминал его в несостоявшейся научной работе, и при этом нормально от начала до конца в оригинале не прочел, кажется, ничего. В такой ситуации мне с моим нынешним обстоятельным подходом было сложно определиться, с чего уже нормально и по-честному начать читать Шекспира. Меня выручила моя одногруппница, которая рассказала, как ей нравится роман Джона Фаулза "Коллекционер", но перед чтением которого обязательно нужно сначала прочитать "Бурю". Решение было принято единомоментно. Зима тревоги нашей | Джон Стейнбек С Джоном Стейнбеком, одним из важнейших американских новелистов двадцатого века, а также лауреатом Нобелевской премии по литературе, я познакомился совсем недавно: он, как оказалось, был страстным любителем Артурианских легенд и серьезнейшим почитателем Томаса Мэлори, и так вышло, что сейчас я пишу научную статью о его недописанной книге о Короле Артуре. Пока я готовился к написанию этой работы, я прочитал тонну корреспонденции Стейнбека (а он был любителем писать письма, причем переписку вел с, например, Жаклин Кеннеди, которой он высылал однажды томик Марка Аврелия, и Евгением Винавером — одним из ведущих исследователей Артурианской литературы середины двадцатого века) и, как мне кажется, неплохо узнал Стейнбека как человека, обнаружив на удивление, что он мне оказался очень интересен, а в чем-то и на меня похожим (или наоборот). Поэтому мне стало любопытно прочитать другие его произведения, из которых я надеюсь почерпнуть что-то для себя как для писателя, и что-то для себя как для просто человека. "О мышах и людях", классическую повесть, которую почти все британские старшеклассники проходят по обязательной программе, я уже прочитал (крутая, читайте), и на очереди "Зима тревоги нашей" — последний роман писателя, над которым он работал после первой попытки написать роман о Короле Артуре. Кстати, название к роману — цитата из Шекспира.
96 

03.12.2020 12:49

Небольшой лайфхак — как захотеть читать то, что читать не очень хочется Сразу...
Небольшой лайфхак — как захотеть читать то, что читать не очень хочется Сразу скажу: я считаю, что почти никогда не нужно читать то, что не очень хочется. Но иногда бывает, что мы хотим прочитать вот этот роман, или хотим познакомиться вот с этим автором, но все как-то времени нет, да и сложно очень, да и книжка большая. Одним словом, нужно чуть-чуть больше мотивации. Во-первых, вам может повезти, и я расскажу (или уже рассказывал— пользуйтесь поиском!) об этом авторе/книге здесь. Тогда, конечно, вопрос снимается. Но если вы на ВЧТ ничего о книге или авторе не нашли, то Во-вторых, есть до ужаса простой лайфхак: идите в гугл, и забейте в поиск "почему нужно / важно читать <книга или автор>". Лучше это сделать на английском, но и на русском может сработать. На выходе вы получите несколько статей (не всегда очень высокого качества, но суть не в этом) или форум-тредов, в которых фанаты этой книги или автора будут перечислять плюсы и практические преимущества их чтения. Работает на ура: чаще всего вы просто найдете подтверждение тем причинам, по которым вы и планировали читать произведение под вопросом, и именно этого часто не хватает. Такой трюк лучше всего работает с классикой, как античной, так и более современной: Толстой, "Улисс", Диккенс, Фолкнер и Пинчон, и много-много других книг и авторов, про которых многие знают, у которых много поклонников, но за которые по разным причинам не торопятся браться. Только что проверил его на Катулле, и сразу захотелось его прочитать (шутка, я его итак хочу почитать). В общем, не стесняйтесь, гуглите и читайте хорошие книги!
105 

06.12.2020 17:28

Вчера на Netflix стартовал первый сезон нового сериала «Сестра Рэтчед» /...
Вчера на Netflix стартовал первый сезон нового сериала «Сестра Рэтчед» /...
Вчера на Netflix стартовал первый сезон нового сериала «Сестра Рэтчед» / Ratched. И вот почему вам обязательно стоит его посмотреть: ️ Сестра Рэтчед была главным антагонистом в книге Кена Кизи и одноименной экранизации «Пролетая над гнездом кукушки». Ее имя стало буквально нарицательным, когда речь заходила о безжалостных и жестоких стервах. Новый сериал – приквел к той истории, в котором покажут как она из милой девушки стала вот такой злодейкой. ️ Создатель сериала Райан Мерфи, который запустил множество крутых и успешных проектов: «Американская история ужасов», «Голливуд», «Политик», «Поза», «Вражда» и другое. Он явно знает толк в невероятно красочной картинке, классном касте и уместной актуалочке. ️ Ну и упомянутый уже крутой каст: Синтия Никсон, Шерон Стоун, Финн Уиттрок и, конечно, Сара Полсон в главной роли. Что сказать, я тот человек, которого не бесит Сара Полсон. Считаю ее крутой актрисой и рада, что она стала чаще появляться в больших проектах. https://youtu.be/ZU9ZtlkSnnE
93 

19.09.2020 10:00

Book: «Дни Кракена» Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий Читать незаконченных...
Book: «Дни Кракена» Аркадий Стругацкий, Борис Стругацкий Читать незаконченных Стругацких, конечно, нельзя. Даже в руки не берите. Почему? Да потому что ты настолько сразу погружаешься в их произведения, что, когда рукопись обрывается, ты как на краю реального обрыва. Задыхаясь, думаешь: «Эээ, а дальше???» «Дни Кракена» - это начало романа о переводчике с японского языка, которого просят помочь с переводом документации, приехавшей вместе с гигантским спрутом из Японии в Москву. Захватывающий, честный, с любовной интригой (такой милой, искренней, не российской). Но обычно под названием «Дни Кракена» выпускают целый сборник неоконченных рассказов и повестей братьев. И как же они писали! Даже не знаю, что лучше – рассказ про современного Нарцисса или первая проба пера «Пути на Амальтею» (настоящая такая проба, без всяких вам хэппи-ендов ), японская заготовка про дьявольского ребенка или зарисовка на тему, кому нужны производственные подвиги (в космосе). Но что точно дают эти тексты, так это твердую уверенность, что Cтругацкие – гении вдвоем. Любой текст одного из братьев не стоит одной строчки, написанной ими вдвоем. Тем не менее, любой текст одного из братьев в этой книге доставит безмерное удовольствие всем, кто восхищается АБС. Я восхищаюсь. Мой личный рейтинг: 7/10 https://peresmeshniki.com/books/dni-krakena-arkadiy-boris-strugatskiye/
101 

17.12.2020 18:40

Риск
Автор:  ЭльКеннеди
Жанр:  Зарубежныелюбовныероманы,...
Риск Автор: ЭльКеннеди Жанр: Зарубежныелюбовныероманы,...
Риск Автор: ЭльКеннеди Жанр: Зарубежныелюбовныероманы, Современныелюбовныероманы Все считают меня плохой девочкой. И в чем-то они правы: я не позволяю страху управлять моей жизнью и уж точно мне плевать на то, что думают другие. Но я знаю границы и никогда не окажусь в постели с врагом. Мой отец – главный тренер хоккейной команды Брайара, и меня четвертуют, если я начну крутить роман с игроком из команды соперников. Например, с Джейком Коннелли. Он звезда команды Гарварда: самонадеянный, наглый и, на беду, слишком красивый. Но судьба зла, потому что мне нужна его помощь. Только так я наконец смогу стать стажёром на спортивном канале, а этот засранец не собирается облегчить мне задачу. Я хочу, чтобы Коннелли притворился моим парнем. Но за каждое наше фальшивое свидание… он хочет настоящее. Влюбиться в Джейка – это тот риск, на который я не готова пойти.
63 

06.01.2021 13:29

По всем вопросам пишите на youbooks-email@yandex.ru