Назад

​​ Инстинкт матери Автор: Абель_Барбара Год издания: 2022 Серия:...

Описание:
​​ Инстинкт матери Автор: Абель_Барбара Год издания: 2022 Серия: Tok_Национальный_бестселлер_Бельгия Жанр(ы): Современная_проза Описание: Что отделяет дружбу от ненависти? Иногда лишь садовая изгородь… Тихий пригород, прекрасный таунхаус с великолепными садами. Здесь живут бок о бок две супружеские пары с маленькими сыновьями-одногодками. Крепко дружат и души не чают друг в друге. Пока трагедия не уничтожает гармонию. Погиб малыш Максим. Обезумевшая от горя Тифэн уверена, что в смерти сына виновата ее подруга-соседка, Летиция. Та тоже не может прийти в себя от шока, но считает виновной в случившемся саму мать. Отношения между соседями быстро портятся. И чем дальше заходит их мучительное противостояние, тем больше у Летиции оснований опасаться мести потерявшей сына женщины. Кажется, Тифэн пойдет на все, чтобы бывшая подруга испытала то же бездонное страдание, что и она. А вдруг сумасшедшая соседка захочет сотворить что-то страшное с ее мальчиком, Мило?.. И если раньше ничто не могло разделить соседей, то теперь ничто не может защитить их друг от друга. Единственные друзья, ежедневно навещающие дома каждой пары – это вина, подозрение, паранойя и ненависть… https://telegra.ph/file/2cf9906acd91d3fc4cec4.jpg

Похожие статьи

Смерть тема необъятная и говорить о ней можно долго, чего не позволяют рамки...
Смерть тема необъятная и говорить о ней можно долго, чего не позволяют рамки данного формата. Но некоторые заметки, предваряющие книгу на эту тему, сделать можно. Весь человеческий опыт показывает, что «общей смерти», «смерти вообще» не существует, она всегда адресна, индивидуальна, причем этот адрес никогда не совпадает с твоим, он всегда чей-то еще. Легко представить чужую смерть, но свою представить невозможно, хотя ее нельзя миновать. Толстой очень точно показал это состояние «непредставимости» в «Смерти Ивана Ильича». Возникает парадокс – смерти нельзя избежать, но она противоестественна, ее не должно быть. На этом парадоксе строится все сопротивление человека смерти, конфликт человека со смертью является основной витальной силой. Вера, часто неосознанная, в личное бессмертие живет в каждом человеке, что было зафиксировано как христианской традицией, так и психоанализом. Эта вера проистекает не столько из инстинктивного стремления уцепиться за жизнь, сколько из той самой онтологической непредставимости смерти для живого человека.Человек умирает, но остальное живое просто кончается и в этом в том числе ключевая разница между человеком и животным. Если проанализировать причины страха смерти, то окажется, что нас больше интересует не что произойдет, а как произойдет. То есть мы боимся не смерти, а умирания и его форм. Смерть подводит итог жизни человека и определяет, кем он был, устанавливает смысл, «участвует в жизни», по выражению М.Мамардашвили. Ценность смерти в том, что она служит примером, завершает время и открывает вечность. Ощущение неизбежности смерти приводит большинство людей к мысли о необходимости что-то исправить. В обычной жизни главное и неглавное, важно и неважное перемешаны, но в преддверии смерти отбрасывается все случайное и остается то, что представляется человеку не только самым важным, но и оправдывающим его перед лицом смерти. Достойная смерть может оправдать недостойную жизнь и наоборот – недостойная смерть накладывает печать на всю прожитую человеком жизнь, вызывает в сознании (особенно религиозном) множество вопросов об истинном образе и уровне жизни человека. Смерть задает масштаб жизни, погребальный ритуал и надгробный монумент становятся сублимацией памяти о человеке. Тело, оставшееся после смерти, является самым наглядным свидетельством о смерти, ее причинах, оно предусматривает локус погребения (могилу), которая надолго остается наиболее выразительным знаком ухода, имеющим многоуровневую семантику. Ритуал прощания и погребения формирует посмертное состояние человека и его тела, именно ритуал создает из тела семиотический объект и устанавливает с ним внешнее взаимодействие. С этой точки зрения тело человека продолжает находиться в контакте с окружающими и длить посмертное бытие человека, которое теперь заключено только в теле. Именно это бытие возможно именовать смертью. Пропущенное через ритуал, данное бытие приобретает форму смерти и воспринимается как смерть. Не случайно в повседневной жизни осознание смерти человека обычно происходит не сразу, а проявляется постепенно именно в ходе ритуала и достигает апофеоза после его окончания (как в «Старосветских помещиках» Гоголя). Теперь, мы надеемся, вам будет легче прочесть классическую работу Роберта Герца «Смерть и правая рука» (М., 2019), дающую очень много для понимания природы смерти.
2371 

17.09.2019 11:59

​​«Неортодоксальная. Скандальное отречение от моих хасидских корней» Дебора...
​​«Неортодоксальная. Скандальное отречение от моих хасидских корней» Дебора...
​​«Неортодоксальная. Скандальное отречение от моих хасидских корней» Дебора Фельдман Больше двадцати лет Дебора Фельдман жила среди запретов. Она родилась и выросла в ультраортодоксальной еврейской общине в Бруклине, где каждый ее шаг был под контролем старших. Самостоятельно она не могла выбрать ни одежду, ни будущего мужа. Тайком она читала светские книги — поттериану, «Матильду» и «Маленьких женщин» — и мечтала, что однажды и она сможет просто быть собой. Точнее, оставит себя прошлую — ненастоящую, играющую роль примерной еврейской девушки, и познакомится с собой будущей — свободной, той, что не оглядывается в страхе по сторонам. «Я тоже хочу быть женщиной, которая сама творит чудеса, не дожидаясь воли Бога» Это время пришло, пусть и не быстро: сбежать Деборе удалось только в 23 года. Сначала она жила в Нью-Йорке, а потом вместе с сыном переехала в Берлин. В 2012 году Фельдман издала биографию, в которой подробно описала жизнь в общине — патриархальные, травмирующие традиции и собственные страхи. С каждой страницей она словно сбрасывала очередной камень с души, чтобы в конце концов примирить свое прошлое и настоящее. «Почему я решилась высказаться? Кто-то должен был это сделать, и так вышло, что этим человеком оказалась я. Несмотря на то что первым моим инстинктом было сохранить свое прошлое в секрете, я рада, что написала «Неортодоксальную». Меня больше не мучают стыд и тревога, которые сопутствуют хасидскому прошлому. Напротив, озвучив свою историю, я ощутила прилив сил. Приятно рассказать все без утайки и знать, что это побуждает других поступить так же. Я с воодушевлением наблюдала, как после выхода книги такие же бунтари, как я, выступали из тени: кто-то писал серьезные статьи в поддержку образовательной реформы, кто-то соглашался рассказать о пережитом насилии. Их труды вселяют в меня надежду, и я знаю, что это только начало» В 2020 году Netflix выпустил мини-сериал по мотивам книги Деборы. Я сначала посмотрела его, а потом взялась и за первоисточник. Получилось два абсолютно самостоятельных произведения: одно другого не замещает, так что смело беритесь за них в произвольном порядке. Следить за побегом навстречу себе — увлекательно в любом формате. биография нонфикшн зарубежнаялитература https://telegra.ph/file/d1a09f43469a53f519339.jpg
2227 

17.01.2021 12:29

​​ Жизнь и судьба
 Авторы:  Гроссман_Василий

 Жанр(ы):
  Современная_проза...
​​ Жизнь и судьба Авторы: Гроссман_Василий Жанр(ы): Современная_проза...
​​ Жизнь и судьба Авторы: Гроссман_Василий Жанр(ы): Современная_проза Описание: Лучшие герои этой книги неизбежно попадают между двух огней: сражаясь с фашизмом, защищают сталинскую систему, но существенно ли различаются немецкий лагерь и Лубянка?.. Из последних сил люди воюют за свободу и справедливость, но наступят ли они после победы?..  История об освободительной войне ради нового рабства вышла из-под пера Гроссмана вопреки осторожности и инстинкту самосохранения: полвека назад роман арестовали, и это укоротило автору жизнь. Сегодня его книга, получившая мировую известность, читается как суровый гимн подлинной свободе – свободе духа, сохранение которой составляет основу человеческого бытия, а утрата означает неизбежную смерть. Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/28b8457ec8a551b0d87fa.jpg
2218 

19.02.2021 14:33

​​ Homo Incognitus: Автокатастрофа. Высотка. Бетонный остров
 Авторы:...
​​ Homo Incognitus: Автокатастрофа. Высотка. Бетонный остров Авторы:...
​​ Homo Incognitus: Автокатастрофа. Высотка. Бетонный остров Авторы: Баллард_Джеймс Жанр(ы): Фантастика Описание: В 1975–1977 годах Баллард создает условную «трилогию городских катастроф», в которой демонстрирует, какая тончайшая грань отделяет современного, цивилизованного, уверенного в себе человека от падения в бездну голодных инстинктов, расщепляющих личность на примитивные составляющие. «Автокатастрофа». Шокирующая история о любителях экстремального секса – метафора болезненного стремления к наслаждению, к обезличенной механизированной свободе. «Бетонный остров». Робинзонада ХХ века, драма человека, оказавшегося в ловушке, в одиночестве среди миллионного города, среди равнодушия проезжающих мимо, – в месте, населенном призраками прошлого… «Высотка». Тысячи квартир суперсовременного здания, заселенные преуспевающими специалистами, сливками среднего класса, постепенно превращаются в клановые убежища озлобленных дикарей. Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/f70996a22f7f6e92770f5.jpg
2067 

22.03.2021 14:34

​​ Русский Шерлок Холмс. История русской полиции
 Авторы:  Бушков_Александр...
​​ Русский Шерлок Холмс. История русской полиции Авторы: Бушков_Александр...
​​ Русский Шерлок Холмс. История русской полиции Авторы: Бушков_Александр Жанр(ы): Приключения История Описание: История криминального сыска в России хранит десятки имен гениальных сыщиков, которые буквально творили чудеса. Вот сыщик Гаврило Яковлевич Яковлев, ставший знаменитостью во времена Александра I, наделенный инстинктивным чувством распознавания преступников в толпе по одной их внешности. Вот знаменитый московский сыщик Поляков, которого во времена Николая I именовали «самородком». Или пристав Хотинский, который знал наперечет всех московских воров и адреса всех притонов. А что говорить про Ивана Дмитриевича Путилина, легенду русской сыскной полиции, которого называли русским Шерлоком Холмсом! Об этих и других удивительных сыщиках царской России блистательный Александр Бушков рассказывает настолько непринужденно, легко и подробно, что складывается впечатление, будто он знал их всех лично и вместе с ними ловил преступников… Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/d719f03ede380b24f9b6e.jpg
1992 

01.04.2021 13:33


Это, однако, было лишь начало. Подобное же произошло с не знавшими понятия...
Это, однако, было лишь начало. Подобное же произошло с не знавшими понятия времени и пространства инзедримами, которые воспринимали отдельного индивидуума как среднюю равнодействующую, «запутавшуюся в паутине квантовой некогерентности», и не придавали значения существованию как таковому. Так же было и с гаклонами, которые само существование отождествляли со смертью и, казалось, не делали различий между существованием и отсутствием такового, из-за чего все их поступки были не столько непредсказуемы, сколько совершенно непостижимы. В свою очередь, существование туастов оказалось изощренным биологическим обманом: полуэфирные Иные подчинялись воздушным потокам и переменчивой атмосфере своей планеты, словно брошенные на ветер водоросли, столь сильно связанные с ее циклами, что, по сути, перестали быть разумными, несмотря на растущую вокруг них технологию, создававшуюся как бы рефлекторно, без сознательного участия личности, подобно инстинктивному коллективному творению. И так далее. Проблема с установлением контакта быстро получила название «Парадокс восприятия» – был сделан вывод, что восприятие реальности Иными настолько отличалось от человеческого, что полноценный контакт оказался обречен на неудачу. Взаимопонимание являлось в лучшем случае мнимым – расшифровать намерения собеседника казалось невозможным.
1847 

30.04.2021 16:12

Материнский инстинкт

Вам, без сомнения, не раз приходилось видеть, как кошка...
Материнский инстинкт Вам, без сомнения, не раз приходилось видеть, как кошка...
Материнский инстинкт Вам, без сомнения, не раз приходилось видеть, как кошка переносит своих котят с места на место за шиворот. Но случалось ли Вам видеть, чтобы птицы на лету переносили своих детенышей? Нет, наверно, а между тем птицы вовсе не чужды этой привычки. Вальдшнепы, заметив грозящую их гнезду опасность, тщательно закрывают птенцов мохом и травою. Если же опасность неминуема, вальдшнеп схватывает своего птенца в когти и улетает с ним. Иногда птицы переносят своих детенышей просто, чтобы накормить их. Охотники не раз видали, как тетерева и дикие утки летят к корму и обратно со своим потомством на спине, а Гузо передает подобный же рассказ об одной чадолюбивой курице. Открыв на противоположном берегу ручья, протекавшего вблизи птичьего двора, обильное кормом место, последняя стала перетаскивать через ручей цыплят на своей спине по одному за раз. Перетаскав таким образом всю свою семью, заботливая мать к вечеру возвращалась с цыплятами обратно в птичник. «Природа и люди», Санкт-Петербург, 1890 год.
1883 

04.05.2021 17:44

​​Сверхзадача твоей истории

В основе каждого произведения, будь то роман...
​​Сверхзадача твоей истории В основе каждого произведения, будь то роман...
​​Сверхзадача твоей истории В основе каждого произведения, будь то роман, рассказ, или повесть, лежит основная задумка автора. Это может быть случайная мысль, которая показалась тебе интересной, или же идея, что крутится в голове годами, пока ты не воплотишь ее на бумаге. Но она является ядром и сутью произведения — фундаментом, на который ты по кирпичику выкладываешь события, героев, и диалоги. К. Паустовский, знаменитый режиссер, создал отдельный термин «сверхзадача» для описания основной идеи сюжета и одновременно целей героев. И хоть применял он этот термин, в основном, в отношении пьес и актерского мастерства, в писательстве сверхзадача играет не меньшую роль. Итак, сверхзадача: определяет главную цель произведения связывает воедино задачи, поведение и мотивации всех героев вызывает отклик и сопереживание в душе читателя, побуждая его задуматься о теме, поднятой автором задает эмоциональный фон сценам и поступкам персонажей. Чем же она отличается от задачи конкретного персонажа? Задачу можно выразить в действии. К примеру, во «Властелине колец» Толкина задачей Фродо было уничтожить кольцо и вернуть мир в Средиземье. Но если взглянуть на всю историю в целом, то задачи персонажей сводились к тому, что они жертвовали собой ради спасения близких и родной земли. Это и было сверхзадачей произведения Толкина, что не удивительно, ведь он потерял практических всех свои друзей во время Первой мировой войны. Сверхзадачей романа А. Дюма «Граф Монте-Кристо» было показать разрушительную силу мести. Роман О. Бальзака «Шагреневая кожа» выражает иную сверхзадачу, которая говорит: «За низменными желаниями и страстями следует смерть». И герои обоих произведений следуют логике сверхзадачи, становятся показательными примерами идей, которые хотели донести их создатели. Сверхзадачи не всегда однозначны для читателей, но автор обязан знать, какую идею преследует при создании сюжета. Она может быть связана с базовыми инстинктами вроде: «любить» или «выжить», а может поднимать более философские темы, как это сделал Шекспир в «Гамлете». Сверхзадачей произведения было показать тяготение человека к познанию смысла жизни. В то же время сверхзадачей может стать поиск справедливости, разоблачение лжи или переосмысление жизни. Основное правило, которого стоит придерживаться при создании сюжета — не навязывать своему произведению искусственную сверхзадачу. Пускай сейчас в тренде феминизм и толерантность — если эти темы не отзываются огнем в твоем сердце, это заметят все. Вот что говорил Станиславский о ложных сверхзадачах: «Когда к старому, монолитному, классическому произведению насильственно прививают злободневность или другую чуждую пьесе цель, то она становится диким мясом на прекрасном теле и уродует его часто до неузнаваемости. Искалеченная сверхзадача произведения не манит и не увлекает, а только злит и вывихивает.» Поэтому сверхзадача всегда должна скрываться в мысли или проблеме, которая искренне тебя волнует, которую ты хочешь раскрыть или объяснить с помощью своего произведения. Пускай сверхзадача твоей книги вскроет старые раны, откроет читателям глаза, заставит их спорить, злиться, или лить слезы. И пускай не все смогут понять заложенную тобой сверхзадачу — лишь заставив людей задуматься ты уже выполняешь свое предназначение. MeWrite https://telegra.ph/file/70bfd90323797b506eea2.jpg
1553 

15.07.2021 18:01

​Я уже давно не читала нон-фикшн, а тем более научно-популярную психологию. А...
​Я уже давно не читала нон-фикшн, а тем более научно-популярную психологию. А...
​Я уже давно не читала нон-фикшн, а тем более научно-популярную психологию. А тут внезапно после Дафны Дюморье прям захотелось, и я проглотила две половинки «Красной таблетки» Курпатова за две недели. Понравилось. Вот несколько интересных мыслей: ️Чем несчастливее человек, тем с большим жаром он защищает свои убеждения. Чем человек счастливее, тем больше он склонен считать своё мнение частным и не слишком претендует на то, чтобы считаться правым. ️В ходе хрестоматийного эксперимента Бенджамина Либета, проведённого на живых человеческих мозгах, выяснилось, что МОЗГ ПРИНИМАЕТ РЕШЕНИЕ РАНЬШЕ СОЗНАНИЯ как минимум на 0,5 секунды. После этого Ватикан собрал конгрегацию, пытаясь понять, что делать с вероучением, если научно доказано, что свободы воли не существует. Note: мозг принимает решения, а сознание просто подстраивается под те решения, что УЖЕ принял мозг. ️Уже давно выяснилось, что IQ-тест не обладает прогностической ценностью. То есть, высокий бал в этом тесте не говорит о человеке ничего, кроме того, что он неплохо решает головоломки. Учёные долго ломали голову над тем, как все-таки определить настоящий уровень интеллекта. И единственное признаное в мире решение на данный момент — это marshmallow test, или зефировый тест. Его суть в следующем: ребёнку дают одну сладость, а затем обещают: если он не съест первую, ему принесут вторую через 20 минут. После этого ребёнка закрывают в комнате со сладостью и наблюдают за его поведением. Этих же людей опросили во взрослом возрасте, и выяснили, что дети, которые контролировали свои желания и дожидались второй сладости, в будущем стали намного успешнее остальных. Note: если человек умеет контролировать свои желания, импульсы, если он не падок на дофаминовые иглы, значит он порядком успешнее и интеллектуальнее других. ️У человека есть три базовых инстинкта и абсолютно все желания нашего мозга продиктованы только ими. То есть, чего бы мы не хотели, мы так или иначе хотим либо безопасности (инстинкт самосохранения), либо секса (половой инстинкт), либо власти (иерархический). Note: желание проявляться через творчество — это тоже жажда власти. ️Неважно, что человек о себе думает, не важно, каковы его личностные установки и мировоззрение, поведение человека определяется СИТУАЦИЕЙ, в которой он оказался). ️Не надо питать иллюзий. Наши достижения прямо пропорциональны нашим ФАКТИЧЕСКИМ амбициям. Вокруг множество вариантов, и если мозг действительно чего-то хочет, он 100% использует их при условии, что его устраивает цена вопроса. Если мозг хочет еды, он точно найдёт еду. Если мозг хочет создать проект, заняться спортом, выйти на новый уровень финансов, социального статуса, он точно найдёт способ достичь этого. ️Вы — это вовсе не то, что вы думаете про себя, не то, как вы выглядите в чужих глазах. Вы — то, что в вашей жизни РЕАЛЬНО происходит. ️Для чего нам наши цели? Да ни для чего, смысла в них нет. Но если они позволяют нам по максимуму удовлетворить наши базовые потребности, то лучшего и желать не приходится. ️Неизменная и необходимая черта гениального — уникальность, а это само по себе означает отклонение от нормы. Для психиатра с опытом представить себе психически здорового гения — это и в самом деле какой-то оксюморон. Ставьте «», если было интересно и понравился такой формат. https://telegra.ph/file/785ed745191b7df492a3d.jpg
1462 

04.08.2021 12:05


​​ Эмиль Золя, «Тереза Ракен»

Маленькая галантерейная лавка в парижском...
​​ Эмиль Золя, «Тереза Ракен» Маленькая галантерейная лавка в парижском...
​​ Эмиль Золя, «Тереза Ракен» Маленькая галантерейная лавка в парижском пассаже Пон-Нёф – мрачное, пыльное и крайне неуютное место, в котором разворачивается история Терезы Ракен. Больной двоюродный брат – будущий муж, тётя, призванная без конца опекать своего драгоценного сына, редкие покупатели и домино по четвергам – вот все, что составит жизнь девушки, если только судьба не распорядится иначе. мысливслух ️спойлеры️ Несмотря на вполне классический сюжет (жена и любовник vs. надоевший муж), интерес к которому у широкой публики, как мне представляется, неиссякаем, «Терезу Ракен» едва ли можно назвать захватывающей социальной драмой; верный заветам натурализма, Золя методично развивает образы Терезы и Лорана, стремясь изучить поведение своих подопытных в условиях каждого последующего психологического казуса. И поскольку речь идет о «животных в облике человека», читателя ждет поступательное движение по лабиринту нервных реакций сангвинической натуры Лорана и страстной, возбужденной натуры Терезы, результатов симбиоза таких реакций, вызванных этим психических расстройств – словом, говоря в предисловии о тщательном описании чувств и поступков героев, Золя не лукавил. К сожалению, на этом все и заканчивается. С персонажами соотнести себя достаточно проблематично, поскольку речь идет о людях, один из которых ждет не дождется, пока его отец уйдет на тот свет, оставив после себя наследство, а вторая между делом предлагает любовнику «разобраться» с проблемой в виде раздражающего мужа. И не то, чтобы личностная глубина персонажей давала повод взглянуть на них другими глазами (а привлекательных злодеев литература знает немало): импульсы их донельзя примитивны, и даже «муки совести» по замыслу Золя есть не что иное, как физиологическая реакция на дамоклов меч правосудия, который преследует несчастных, приняв облик полуразложившегося утопленника. С долей условности, полагаю, можно сказать, что «Тереза Ракен» – это своеобразная вариация на тему «Преступления и наказания», но со специфической национальной повесткой: в качестве основной социальной предпосылки здесь выступает бездуховная мелкобуржуазная среда, порождающая «не характеры, а темпераменты», ведомые инстинктами плоти и жаждой наживы. Мать Камилла, вызывающая столько сочувствия к концу книги, сперва распоряжается Терезой как вещью, выдавая замкнутую девушку замуж за своего болезненного сына; сам Камилл, надо сказать, тоже не задумывался о чувствах невесты. Тереза, лишенная сколько-нибудь достойного образования и других источников духовного развития, вынужденная существовать в вакууме мещанского мирка Ракенов (с их нелепыми посиделками по четвергам), избирает своими спутниками одиночество и лицемерие – что уж говорить о ценностях, если с ее собственной судьбой управились сообразно экономическим замыслам родных, а о взаимной теплоте в семье и речи быть не могло. Удовлетворение плотских потребностей здесь подобно бессловесному бунту против подавляемого желания жить и что-то значить. Добавлю, что, несмотря на подробнейшее изучение своих героев, Золя не убедил меня в том, что натуры, подобные Лорану, способны из-за одного лишь воздействия нервного темперамента сообщника претерпеть столь серьезные психические изменения. Лоран – бестолковый нахлебник, мечтающий о жизни за чужой счет, животное, увлеченное идеей о неиссякаемой кормушке; о духовном развитии персонажа и говорить неловко – такому не стоило труда решиться на убийство. И все же перед нами человек, который из-за галлюцинаций лишился сна, приобрел талант живописца, повторяя раз за разом очертания своей жертвы, человек, не способный и шагу ступить без воспоминания об утопленнике – на мой взгляд, такое преображение едва ли можно назвать правдоподобным. https://telegra.ph/file/a453a6b8d1cd70e731ae5.jpg
1515 

04.08.2021 10:53

Привет, читательницы и читатели! У меня сегодня день рождения, и я хочу...
Привет, читательницы и читатели! У меня сегодня день рождения, и я хочу поделиться списком книг, которые к моим тридцати годам я могу отнести к важным мыслительным остановкам. С какими-то из них я прожила несколько десятилетий, а какие-то дочитала буквально вчера, но встреча с каждой была важным событием. Чтение для меня сегодняшней – это очень большая поддержка. Я точно знаю, что как бы не складывалась моя реальная жизнь, но в книгах я всегда смогу найти те самые слова и мысли для нынешней или будущей себя. Надеюсь, с вами такое тоже случается! Итак, список Лена Климова «Настоящая девчонка. Книга о тебе» Мари Дарьесек «Быть здесь уже чудо. Жизнь Паулы Модерзон-Беккер» Все книги о Гарри Поттере Мари-Од Мюрай «Мисс Черити» Ольга Токарчук «Бегуны» Джессика Брудер «Земля кочевников» Евгения Гинзбург «Крутой маршрут» Ирина Ратушинская «Серый - цвет надежды» Оксана Васякина «Рана» Али Бенджамин «Доклад о медузах» Селеста Инг «Все, чего я не сказала» Виржини Депант «Кинг-Конг-теория» Джоанна Расс How to suppress women's writing Вирджиния Вулф «Своя комната» Юлия Никитина «Полуночная земля» Гленнон Дойл «Неукротимая» Лив Стремквист «Плод познания» Хелен Макдональд «Я» значит «ястреб» Хан Ган «Вегетарианка» Эмили Нагоски «Как хочет женщина» Роксана Гей Bad feminist Кармен Мария Мачадо «Дом иллюзий» Ольга Лаврентьева «Сурвило» Кэролайн Криадо Перес «Невидимые женщины» Копенгагенская трилогия Тове Дитлевсен Дарья Доцук «Голос» Лиза Ко «Беспокойные» Корделия Файн «Тестостерон Рекс. Мифы и правда о гендерном сознании» Катрин Марсал «Кто готовил Адаму Смиту?» Джесси Беринг «Я, ты, он, она и другие извращенцы. Об инстинктах, которых мы стыдимся» Ребекка Солнит «Мужчины учат меня жить» Миа Канкимияки «Женщины, о которых думаю ночами» Трилогия Филипа Пулмана «Темные начала» Туве Янссон и муми-тролли Туула Карьялайнен «Туве Янссон. Работай и люби» списки
1442 

13.08.2021 12:41

​​Новая книга, новое имя, новый  жанр - все это «Зами: как по-новому писать мое...
​​Новая книга, новое имя, новый жанр - все это «Зами: как по-новому писать мое...
​​Новая книга, новое имя, новый жанр - все это «Зами: как по-новому писать мое имя» Одри Лорд Биомифография - так писательница, поэтесса и воительница Одри Лорд определила жанр своей экспериментальной прозаической книги, которую она написала в 1982 году. Кроме того, что в романе соединились миф и автобиография, в нем главной стала и моя любимая тема в литературе - самопознание. Одри росла в Нью-Йорке, ее юность пришлась на расистские и гомофобные 1950-е. Как чёрная и гомосексуальная женщина она все время ощущала свою непохожесть, но именно через различия она определяла себя, раз за разом все четче понимая, кто же она такая есть в этом многообразии подходящих ей определений. И пусть белые девушки, с которыми она то и дело вступала в отношения, постоянно подчеркивали, что гомосексуальность это такое же усложняющее жизнь обстоятельство, как и цвет кожи, она никогда так не думала. Одри знала с десяток историй, которые живописно представят в чем разница между чёрной и белой квир-женщинами. «Я была лесбиянкой и Черной. Последнее было неизменно: мои доспехи, мантия, стена.Часто, когда мне доставало дурного вкуса упомянуть об этом в разговоре с другими лесбиянками, не-Черными, я чувствовала, что отчасти предаю священные узы лесбийства — узы, которых, как я знала, мне было недостаточно. <...> Парадоксально, но, приняв свою позицию как обособленную и от общества в целом, и от отдельных сообществ — Черного или гомосексуального, — я поняла, что не надо было так стараться. Быть принятой. Выглядеть фэм. Быть гетеросексуальной. Выглядеть гетеросексуальной. Быть приличной. Выглядеть «хорошо». Нравиться. Быть любимой. Быть одобряемой. Чего я не понимала — так это того, скольких трудов мне стоило оставаться живой, или, точнее, оставаться человеком. И насколько от этого я стала сильной» Именно чёрные феминистки несколько десятилетий назад положили начало интерсекциональности — подходу, который учитывает разные формы дискриминации, одновременно воздействовавшие на одного человека в зависимости от его гендера, расы, класса и так далее. Единого женского опыта нет, как нет и единого женского опыта для черных женщин. За нехудожественной историей советую заглянуть на «Утопию» и почитать статью Ланы Узарашвили про историю черного феминизма и его влияние на небелые феминизмы в России. Текст Одри Лорд - это художественное проживание различного в пределах одной биографии. Жизнь Лорд - ещё одна деталь сложной мозаики под названием «человечество». «Быть женщинами сообща — недостаточно. Мы были разными. Быть лесбиянками сообща — недостаточно. Мы были разными. Быть Черными сообща — недостаточно. Мы были иными.Быть Черными женщинами сообща — недостаточно. Мы были разными.Быть Черными лесбиянками сообща — недостаточно. Мы были разными. Каждая руководствовалась своими нуждами и целями и вступала во множество коалиций.Некоторым из нас инстинкт самосохранения подсказывал, что мы не можем себе позволить остановиться на одном простом определении, одной узкой самоидентификации. В «Баге», в колледже Хантер, в Гарлеме, в библиотеке — везде оставалось по куску настоящей меня, и они множились и множились. Потребовалось время, чтобы понять: наше особое место было именно домом разнообразных различий, а не убежищем для какого-то одного из них» И классная опция для тех, кто живет в Москве: «Зами» мы будем обсуждать в книжном клубе, который мне очень-очень нравится (я однажды про него рассказывали и многие писали, что тоже хотят, так что напоминаю). Зарегистрироваться можно по ссылке. зарубежнаялитература https://telegra.ph/file/ae2c4a3c6891e144ecda0.jpg
1378 

24.08.2021 16:23

​​ Если я исчезну
 Автор:  Брейзер_Элиза_Джейн
 Год издания: 2021
 Серия «Tok.
​​ Если я исчезну Автор: Брейзер_Элиза_Джейн Год издания: 2021 Серия «Tok.
​​ Если я исчезну Автор: Брейзер_Элиза_Джейн Год издания: 2021 Серия «Tok. Триллер в сети» Жанр(ы): Детективы Триллер Описание: Молодая женщина Сера может наизусть процитировать каждый эпизод любимого подкаста о настоящих преступлениях. Они дают ей чувство контроля и защиты в мире, где женщины исчезают ежедневно. Поэтому, когда пропадает Рейчел, ее любимая ведущая подкастов, Сера понимает, что она обязана спасти ее, ведь именно Рейчел учила ее всегда доверять своим инстинктам. Сера следует за подсказками, спрятанными в эпизодах, на изолированное ранчо за пределами маленького родного городка ведущей, чтобы начать поиски. Она убеждена, что сможет помочь своему кумиру и даст ей возможность гордиться ею. Но поиски улик и раскрытые тайны приводят ее к зловещему выводу: Рейчел не первая пропавшая на ранчо девушка, и, увы, далеко не последняя… Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/eb5b527e8fda1413f8b6a.jpg
1354 

08.09.2021 16:45

​​ Трудности перевода

Должно быть, многие из вас слышали, что Багира из «Книги...
​​ Трудности перевода Должно быть, многие из вас слышали, что Багира из «Книги...
​​ Трудности перевода Должно быть, многие из вас слышали, что Багира из «Книги джунглей» вовсе не кокетливая подружка Маугли, а его боевой товарищ, антагонист Шер-Хана, в общем, самец. Женский персонаж появился в каноническом переводе Нины Дерузес (поскольку слово «пантера» в русском женского рода, судя по всему). С зоологической точки зрения это обоснование не выдерживает критики: пантера – это не отдельный вид животных в семействе кошачьих, это род, включающий в себя ибрисов, тигров, леопардов, ягуаров и львов, а черная пантера – не что иное, как леопард, имеющий темный окрас вследствие меланизма. Словом, был бы в русском переводе леопард Bagheera, и проблема решена. К сожалению, персонаж этот, поменяв гендерную принадлежность, во многих смыслах утратил связь с оригиналом. Bagheera Киплинга – романтический воин, противостоящий разбойнику Шер-Хану, между леопардом и мальчиком – крепкая мужская дружба, о какой-либо материнской заботе здесь не может быть и речи (с этим, к тому же, прекрасно справилась бы и одна Волчица). Особенно ярко несовпадение задуманного автором и преподнесенного русскоязычному читателю проявляется в новелле «Весенний бег»: Маугли спрашивает у Багиры, пристало ли чёрной пантере валяться на спине и бить лапами по воздуху, словно лесной кошке? В оригинале юноша намекает на Время Новых Речей (весну), когда для всех животных настает пора искать себе пару, упрекает друга, что тот покинет его вместе с остальными, повинуясь инстинкту. В переводе пропущено сразу несколько фрагментов, развивающих эту тему, демонстрирующих, как Маугли ревнует общество Багиры к подобным отлучкам, считая занятия эти не заслуживающими уважения, завидует леопарду, как в нем самом невольно пробуждается желание познать то, что ему пока недоступно. Данный эпизод призван заложить основу для пробуждения сексуальности в юноше, а женский облик пантеры губит логику взаимодействия персонажей. И это – всего один пример, полагаю, если внимательно изучить тексты на английском и русском, их наберется множество. Вот так «ради красного словца» нас лишили связи с подлинным Киплингом… https://telegra.ph/file/df4280ea19a35fc47246d.jpg
1347 

08.09.2021 10:10

Вчера в изд-ве Bloomsbury вышла консолидированная отповедь на книгу "Лучшее в...
Вчера в изд-ве Bloomsbury вышла консолидированная отповедь на книгу "Лучшее в нас. Почему насилия в мире стало меньше" (The Better Angels of Our Nature: Why Violence Has Declined) Стивена Пинкера. Коллектив ученых собрался с духом и вбил 18 тезисов в его духоподъемно-елейное творение: "The Darker Angels of Our Nature: Refuting the Pinker Theory of History & Violence". Как я вижу по оглавлению, все его тезисы, аргументы и конструкты разбираются последовательно на запчасти в каждой точке времени и пространства истории человеческой цивилизации: מנא מנא תקל ופרסין Странно, что на такой ответ научному сообществу потребовалось целых 10 лет, ведь первая же битва из-за книги случилась между Пинкером и Нассимом "Черным лебедем" Талебом буквально сразу после выхода книги. Тогда Стивен слился с очного диспута, предложенного Талебом. Честно скажу, в области логических рассуждений Нассим для меня куда больший авторитет, а гранд-тур эксперта в области психологии и психолингвистики в историческую науку произвел на меня впечатление натягивания совы на глобус. С другой стороны, вполне понятен читательский успех книги: это успокаивающее, пронизанное оптимизмом и солнечными лучами лучшего будущего (и, оказывается, не такого скверного настоящего) чтение. Уж кто-кто, а Пинкер точно знает, как потрафить нашему мозгу. Сразу оговорюсь - мне сильно нравились предыдущие популярные работы Стивена именно по психолингвистике. Несколько издали на русском: "Субстанция мышления. Язык как окно в человеческую природу"; "Чистый лист. Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня" (читать с 5 или 6 главы, если вы не зануда или спец); "Как работает мозг", «Язык как инстинкт». Их стоит читать. Стоит ли браться за его ласкающую слух проповедь? Наверное, зависит от того, что вы за человек.
1297 

10.09.2021 11:10

Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала...
Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала...
Посмотрела очень теплое интервью Галины Юзефович с Людмилой Улицкой и подумала, что про свои читательские отношения с Улицкой мне есть что рассказать – и в рассказе этом будет много биологии)) Мое первое воспоминание о ее книгах: мне лет 13-14, и у нас в доме появляется «Казус Кукоцкого» - почему-то не книга, а какая-то гигантская распечатка, невесть откуда взявшаяся (компьютеры уже были, но интернет еще мало у кого встречался; не руками же набирали?) Такой себе самиздат, плавно переходящий в пиратство. Я тогда уже решила, что буду биологом, и бабушка иногда «проверяла меня на прочность»: рассказывала, каким «ужасам» учат на биофаке, и все выпытывала, смогу ли я резать лягушек, ведь если нет, то какой же я биолог. Как вы понимаете, в «Казусе Кукоцкого» есть одна-единственная сцена, которую я с тех пор на всю жизнь запомнила, потому что именно ее добрая бабуля мне и подсунула. Там юная героиня устраивается работать в лабораторию, и работа ее заключается в том, чтобы делать препараты мозга новорожденных мышат. Ну и весь процесс описан в красках на паре страниц, конечно же. «Сможешь так же?» - вопрошала бабушка. «Если хочешь быть биологом – придется быть готовой такое делать!» Что ж, спустя почти 20 лет должна сказать, что мне удалось стать биологом, не убив ни одно позвоночное животное (коллекция насекомых не в счет): как раз к моему поступлению на биофаке упразднили использование животных на практикумах по физиологии, заменив их компьютерными моделями. И дальше как-то тоже не пришлось: в качестве специальности в универе выбрала микробиологию, а в аспирантуру пошла на геномику растений. Не то чтобы я считала, что использовать животных в научных целях недопустимо – иногда без этого, к сожалению, никак; просто хочется зафиксировать, что наука биология сегодня намного шире, чем бесконечное убийство бедных мышек и кроликов. Дальше у меня, тоже в подростковом возрасте, был небольшой кризис выбора между биологией и филологией – и тут Улицкая тоже была успокаивающим примером и для меня, и для мамы с бабушкой: вот, мол, можно быть генетиком и писать книжки при этом. Тут мне хотелось бы отметить, что сама Людмила Евгеньевна, часто в интервью вспоминающая, что работала когда-то генетиком (недолго), в основном использует биологию как источник метафор, не особенно соблюдая достоверность фактов. Вот как в интервью Юзефович, например: чтобы объяснить привязанность к дому, говорит, что это «биологическое» - мол, у всех животных есть инстинкт дома, а человек «обладает всеми теми инстинктами, которыми обладают кошка и собака, но некоторые (инстинкты) он изжил, а некоторые приобрел новые». Звучит поэтично, но не слишком биологически верно. Вспоминаем уже, кажется, всем набивший оскомину факт: по современным научным представлениям, у человека нет инстинктов, вообще никаких, кроме одного – eyebrow flash, инстинкта поднимать брови при виде приятного нам человека. Тут, конечно, проблема еще и в том, что в обывательском смысле инстинктами привыкли называть все подряд, при том что биологический термин «инстинкт» имеет строго определенное значение; есть рефлексы, потребности, научение – и ничего из этого к инстинкту отношения не имеет. На эту тему есть выдающийся ролик у «Все как у зверей», посмотрите, если еще не. Делает ли все это Улицкую менее великой писательницей? Нет, так я не думаю – просто и великие люди бывают правы и точны не во всем. Использовать биологию как метафору тоже не преступление – напротив, иногда это может быть интересным литературным решением, но все, конечно же, вопрос уместности и понимания разницы. Наверное, так. Хотя биолог во мне не перестанет содрогаться от повсеместно используемых выражений вроде «культурный генокод» или «ДНК стиля»)) Еще напомню про старый свой пост о книге Улицкой «О теле души», где я, конечно, тоже до биологов докопалась) https://www.youtube.com/watch?v=zNFcL3Dw2TE&t=754s
1191 

11.10.2021 09:33


«Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было» Сегодня мы говорим об...
«Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было» Сегодня мы говорим об изображении любви в литературе. И не всегда хорошей литературе. Прочитайте: как вам такие формулировки? «Она впустила его настолько глубоко, что ему даже не пришлось думать о ней, а следовательно, не пришлось думать о себе, но разумеется он думал о том, чтобы не думать о себе и как раз собирался подумать о себе, когда она укусила его в щеку, как будто горя желанием распространить боль, и это было больно, и это ему понравилось и он почувствовал, что она прокусила кожу, и начал кончать, как и она». «Её грудь разбухла и стала его». «Он потянул её за тёплый зад». «Его прибор астрономической длины выглядел напрягшимся и очень обеспокоенным, ведь ему предстояло выполнить очень изящную и одновременно таинственную и темную задачу». «Ее плечи пропахли его подмышками, словно головка птицы колибри цветочной пыльцой». «…он смотрел, как из заднего кармана ее джинсов в такт движениям ягодиц высовывался паспорт. Он перегнулся и схватил паспорт, прежде чем тот успел вывалиться на бугристый пол. Несмотря на все происходящее, повинуясь природному инстинкту, он взглянул на ее фотографию в паспорте». «Элайза и Эзра слились в один хихикающий снежный ком ростового соития». «— Джонни, — шептала Марго, — я люблю тебя... Джон обернулся и протянул ей кусок курицы». «— Я буду защищать тебя от ужасной судьбы стать беременной, — самоуверенная улыбка Коула опять засигналила ей». «Только дура могла поверить в то, что он целовал ее, благодаря ее губам!» «Джон и Мэрри никогда не встречались. Они были как две колибри, которые тоже никогда не встречались». «Джон ненасытно впивался в ее губы, а она пыталась все увернуться: он целовал то ее колени, то спину, то затылок». «Четыре месяца я не снимал штаны. Просто повода не было». «Жак так хотел ее, что вонзился с разбега». Повеселились? Не удивляйтесь: «Все эти цитаты мы, основатели «Флобериума» взяли из источников (литературоведческие статьи, интернет-обзоры), повествующих о неудачном описании любви и сексуальных отношений в литературе». Кроме того, мы заметили: подчас плохое и неумелое описание интимных сцен может встретиться в произведениях, которые не только изданы тем или иным способом, но и имеют довольно высокий рейтинг). Примечание виртуального Хемингуэя: «Секс в литературе — дело тонкое. И, кстати, многие примеры — хорошие и плохие собраны на канале «Твердый как скала», о котором я уже писал и не раз». Как думаете, почему появляются такие комичные тексты?
1141 

02.11.2021 18:05

Что общего у «Дня опричника», «Заводного апельсина» и «Игры...
Что общего у «Дня опричника», «Заводного апельсина» и «Игры престолов»? Прочитала «День опричника» В.Сорокина и стала думать про насилие в литературе. Насилие отвратительно, оно отталкивает и пугает. Как не пытайся его оправдать благими целями - справедливость или наказание, это - варварство. Причина которого в бессилии решить вопрос другими способами. Но факт: насилие вызывает сильные эмоции. И опытные писатели могут вплести его в сюжет так, что читатель будет испытывать целую гамму острых чувств, в том числе негативных, но бросить книгу не сможет. Пример - «День опричника» Сорокина, «Заводной апельсин» Бёрджесса или даже «Игра престолов» Мартина. Во всех этих книгах насилия в избытке - и физического, и психологического и сексуального. При этом ️ в «Дне» насилие - это дарованное Государем своим верным силовикам право вершить «истинно верную высшую волю»; ️ в «Апельсине» насилие - это неотъемлемая, по мнению главного анти/героя, часть человеческой души; ️ а в «Игре престолов» насилие - это просто часть жизни, часть реализации права сильного (или того, кто себя таковым считает) определять участь слабого. Некоторые сцены в этих книгах хочется пропустить, порой книгу и вовсе хочется бросить (причём желательно об стену). Но авторы так умело дёргают читателя за ниточки эмоций, что ни пропустить, ни бросить невозможно - хочется узнать, что дальше и как дальше. Поэтому читатель с громко стучащим сердцем смотрит и пересматривает страницы со сценами расправы или жестокости. При этом ведь есть целый жанр, в основе которого лежит насилие - военная проза, будь она художественная или историческая. Но это уже отдельная история. Какой вывод? Да простой: пусть насилие и жестокость остаются только в рамках художественных произведений. Они резонируют с древними, глубокими инстинктами и поэтому вызывают мощную эмоциональную реакцию у читателя. Поэтому они притягательны. И важная миссия автора, добавляющего насилие в сюжет, - нейтрализовать его, ввести его противовес. Это может быть ️ раскаяние (классический пример - Родион Раскольников или камерарий из «Ангелов и демонов» Дэна Брауна), ️ осознание бессмысленности насилия (в том же «Заводном апельсине») или ️ наказание по закону (как с королем Фредом в «Икабоге» или во многих графических романах о супергероях). ️ Ну или хотя бы вариант «злодей получил по заслугам», как с Королем назгулов во «Властелине колец», Белой колдуньей в «Хрониках Нарнии» или супруге Руфь в «Жареных зелёных помидорах». В этих примерах героям тоже приходится взяться за оружие, но с «правильными» мотивами. К слову, «День опричника» В.Сорокина, где в России будущего высокие технологии уживаются с абсолютной дремучестью законов и социальной структуры, меня позабавил. Но рекомендовать книгу не буду. Опричник, звонящий по мобило, - это занятно, но невесело выглядит придуманный мир, в котором представители власти могут безнаказанно и грабить и накладывать цензуру. Ой… книги чтение литература
1117 

05.11.2021 12:37

​​Баллада о коте

Интересно наблюдать за котом, сидящим на краю дивана и...
​​Баллада о коте Интересно наблюдать за котом, сидящим на краю дивана и...
​​Баллада о коте Интересно наблюдать за котом, сидящим на краю дивана и глядящим в солнечное жалюзи мира Он видит там порхающих птиц, которые лениво троллят его своими перелётами во дворе Он чувствует их движение и хочет поймать, таков уж древний инстинкт, владеющий им Оттого в его жёлтых глазах азарт, его меховые ушки подрагивают и во рту рождается едва слышимый взмявк А хвост чуть ощутимо, кончиком рыжим, перебирает, будто управляя всем котовьим телом И не понимает несчастный, что эта охота закончится бесславно, призрачным для него проигрышем Ведь между ним и птицами жалюзи со смеющимся заразительно над глупым котом солнцем И всё же он снова и вновь, в каждое утро, садится на край дивана, чтобы опять начать бессмысленную охоту https://telegra.ph/file/36fe3fef03e5762427fe6.jpg
935 

01.12.2021 12:30

Сионисты против русской критики Более ста лет назад в...
Сионисты против русской критики Более ста лет назад в общественно-публицистической прессе уже хоронили литературную критику и довольно активно. Один из авторов ежедневной газеты “Одесские новости” писал так: “... Во дни оны человек, читая роман, то и дело невольно задумывался над тем, что ему приводили на мысль изложенные в романе факты. Теперь этого нет. Я утверждаю, что никто из интеллигенции теперь абсолютно не в состоянии предаться мышлению по поводу прочтённого романа или прослушанной драмы. Самое большое, если он знает со слов критиков, что чтение должно наводить на мысли, — самое большое — это если он будет в некоторых местах нарочито шептать себе: “Это место наводит меня на такую-то идею. Ах, какая верная идея”. Поэтому критическая статья, помогавшая мыслить по поводу беллетристики, — никому и ни на что не нужна теперь, когда по поводу беллетристики мыслить уже фактически и естественно невозможно. Оттого критика беллетристических произведений теперь не нужна. И оттого на том поприще, где некогда работали художники — Белинский, Добролюбов, Писарев, — теперь подвизаются — Господи Боже ты мой — гг. Скабичевский и Буренин”. Далее автор пишет о вреде литературной критики. Подводит к этой мысли с патетикой, мысленно горя взором и приложив пылающую руку к груди: “...Вот что инстинктивно поняла уже русская изящная литература. В ней возникла школа “настроения”, на одном полюсе которой Чехов, рисуя действительность, вызывает у нас тоску по иной жизни — а на другом полюсе Горький своей яркой раскрашенной ложью об иных людях тоже заставляет нас желать, чтобы эта ложь стала действительностью. Чтобы мы из сереньких и дряблых стали яркими и сильными. <...> Критики же точно хотят помешать этому возрождению. К Чехову и Горькому они пристёгивают, по старому шаблону, то же мудрствование, которое сделало из нас куцых гамлетиков и от которого нам надо спастись в литературу наития и импульса. <...> Дела критики непоправимы. Если бы критики вдруг пожелалиреформировать себя на новый лад и вместо того, чтобы по-прежнему разъяснять идею произведения, принялись бы разъяснять его настроение — они навредили бы ещё больше, потому что настроение от анализа вянет и улетает. В своё время критика сделала великое дело. Теперь, во имя своего достоинства, она должна замолчать — до тех пор, пока не настанут лучшие времена”. Судя по всему, лучшие времена не настали ни для литературы, ни для критики до сих пор — так и живём. Однако же пора прираскрыть имя автора старинной статьи (и нет, это не предок критика Сергея Морозова). Имя автора — Владимир Жаботинский, это тот самый Жаботинский, который в будущем возглавит движение правого движения сионистов.
545 

19.02.2022 14:30

Фокус внимания читателя Одной из самых болючих проблем писателей часто бывает...
Фокус внимания читателя Одной из самых болючих проблем писателей часто бывает невозможность донести свою задумку до читателя. «Вот я хотел показать все превратности любви и тщетность брака в своей истории, а они увидели лишь пошлые постельные сцены и ...ов-героев». Что же идет не так? Нужно понимать, что за читателем всегда остается право по-своему трактовать сюжет. Каждый видит в книге то, что отзывается его жизненному опыту или видению. При этом, не обязательно скатываться в банальности и очевидности чтобы точнее донести свою мысль. Показать главную суть сюжета и отдельные тонкости истории читателям можно иначе — управляя фокусом их внимания. Представь себя режиссёром, который выбирает, на чем именно остановится камера. Можно снять статичную сцену, каких уже миллион, а можно приблизить губы говорящего, показать, как его пальцы теребят край пиджака, как на фоне за ним вспыхивает чей-то дом, а он и не заметил. Все то же самое можно проделывать и с помощью слов. Но часто мы теряемся, особенно, когда работаем с большими мирами, в которых миллионы новых деталей. Что же описывать: позы героев, их жесты, окружение, помещение, в котором они говорят? К каждому случаю — свой подход. Если ты хочешь создать драму, показать скрытые отношения или чувства героев во время встречи или диалога, уместно будет сфокусировать внимание на выражении их лиц, жестикуляции, интонациях. Другие детали в таких сценах чаще всего просто сбивают нужный настрой и делают их затянутыми. Если герой попадает в новое место, стоит уделить внимание окружению. Но и тут не стоит описывать все детали поголовно — дозируй их предельно четко. Можно описать запахи и звуки локации, доминирующие в ней цвета, людей, что в ней находятся и их занятия. Когда описываешь сцену схватки или сцену с предельным накалом, в которой жизнь героя висит на волоске, фокус внимания сужается до игольного ушка. Здесь любое лишнее описание может уничтожить атмосферу риска и страха, поэтому чаще всего темп таких сцен — стремительный, с рваными предложениями и упором на эмоции и инстинкты героев. Слух героев обостряется, а ощущения сводятся до восприятия боли и контроля движений. Опиши комнату в разгар драки героев, и эта сцена заслуженно попадет в топ худших сцен драк в книгах. Прежде чем выбрать, на чем сфокусировать внимание читателя, определись с целью сцены. Должна ли она показать читателю отношения героев, напугать их, или восхитить новым местом из выдуманного мира? Если найдешь цель — проблем с выбором фокуса читателя не возникнет. А правильно выставленный фокус — основной инструмент для отображения главной идеи твоей истории. MeWrite
525 

14.02.2022 18:01

Псевдоязыки и орфоарт. Язык – своего рода инстинкт. Люди постоянно изобретают...
Псевдоязыки и орфоарт. Язык – своего рода инстинкт. Люди постоянно изобретают новые слова, языковые конструкции, ситуативные сленги. Так появились языки Средиземья и На'ви, феминистический, падонкаффский и боярский. Ребёнок, осваивая речь, придумывает множество новых слов, грамматически верных, но в языке не существующих. И часто эти слова начинают существовать в языке отдельных семей. Необходимость иметь единое лингвистическое пространство вынудило людей создать идо, эсперанто, интерлингву. Чтобы хотя несколько сгладить последствия Вавилонского столпотворения. Псевдоязыки придумывают для общения с искусственным интеллектом. Писатели и режиссёры разрабатывают новые лингвистические системы для своих миров. Так, особые языки были написаны для кинофильмов «Игра престолов», «Кин-дза-дза», «Аватар», «Прибытие». Первым особый язык для особого мира предложил Дж. Р.Р. Толкиен в своём Средиземье. А Сьюзет Хейден Элджин разрабатывала феминистический язык в романе «Native Tongue». Есть особый язык канцеляризмов, у которого есть и страстные приверженцы, и непримиримые противники (Максим Ильяхов издал целый мануал по искоренению канцелярского языка из письменной речи: «Пиши, сокращай»). А есть языки-забавы. Помните падонкаффский или олбанский язык? Это письменный протест против всех правил орфографии. Слово сохраняет только фонетический облик, а на письме в нём делаются все возможные (но только возможные) ошибки: «Зочем песать правельна и мучица, кагда можна песать ниправельна и радовацца?» Такой псевдоязык называют орфоартом — орфографическим искусством. Боярский язык – ещё одна лингвистическая забава. В речи и письменной, и устной максимально заменяются современные русские слова и иноязы на старославянские. Facepalm — Челодлань, Лицеладоніе, Ликоприкладство Аффтар жжот — Писарь возжегаше (перевод с падонкаффского на боярский) Бан — Исторженіе во тьму внѣшнюю Все п..., а я — д’Артаньян — Содомиты окрестъ, азъ же единъ Добрыня Никитичъ есмь ИМХО — Нижайше полагаю Мат — Глаголы нелѣпые, словеса срамныя Ниасилил, многабукаф — Вельми буквицъ, не превозмогъ (снова перевод) Нанотехнологии — Чудеса диковинныя, на заморскій манеръ сотворённыя Царёмъ да боярами-слабоумцами казнокрадства ради. Какие искусственные языки вы знаете? русский_язык
360 

21.04.2022 07:28