Назад

Федор Достоевский, «Дневник писателя» (1873 г.) В 1873 году «Дневник писателя...

Описание:
Федор Достоевский, «Дневник писателя» (1873 г.) В 1873 году «Дневник писателя» – рубрика в журнале «Гражданин», редактором которого на тот момент являлся сам Достоевский. Главы Дневника – произведения философско-литературной публицистики о самых насущных и животрепещущих вопросах русской жизни, новый формат общения с читателем, где в рамках фельетонов, произведений литературной критики, художественных рассказов, очерков автор делится с публикой своим восприятием событий общественно-политической жизни. В 1876 году Достоевский начнет выпускать «Дневник писателя» в виде отдельного ежемесячного издания, и небольшая рубрика «Гражданина» перерастет в целую книгу философской прозы, неповторимый жанр которой составит впоследствии отдельный предмет для исследований. Фрагменты Дневника, датированные 1873 годом, положили, таким образом, начало самой неоднозначной работе писателя. мысливслух ️спойлеры️ Возможно, перед тем как к приступать к чтению той или иной главы Дневника, имеет смысл изучить контекст ее написания – так, рассказ «Бобок» вдохновлен критикой Дневника журналистом Л. К. Панютиным, который, помимо прочего, намекнул на возможное сумасшествие оппонента, сравнив работу Достоевского с творчеством главного героя «Записок сумасшедшего» Н.В. Гоголя («Бобок» в результате написан от имени спившегося журналиста, который начинает видеть галлюцинации). История есть и у главы «Полписьма "одного лица"» (обыгрываются эпизоды полемики фельетониста В.П. Буренина с публицистом Михайловским), и у «Ряженного» (где под псевдонимом Касторского скрывается никто иной, как Лесков); словом, эпизоды эти действительно начинают играть новыми красками, когда читателю известны обстоятельства их создания. Особая ценность Дневника, конечно же, состоит в том, что перед нами – Достоевский-журналист, фельетонист, литературный критик. Богобоязненный автор произведений психологической прозы здесь предстает несколько в ином амплуа, и серьезные размышления о судьбе русского народа перемежаются с язвительными комментариями по отношению к литературным оппонентам. Впервые глазами Достоевского мы видим его знаменитых современников – Герцена, Белинского, Лескова, Чернышевского, впервые знакомимся с соображениями писателя относительно действия тех или иных общественных институтов. И все же из всех глав Дневника 1873 г. мне запомнился именно художественный рассказ «Бобок» (что, в общем, показательно), быть может потому, что отвлеченные рассуждения, в которых для общего и частного существует одно мерило (к примеру, для судьбы ребенка и судьбы Европы, как писал о Дневнике И.Л. Волгин), мне не слишком близки. В Дневнике вообще немало спорных утверждений, которые, поскольку высказываются прямо и вне рамок художественного вымысла, производят довольно неоднозначное впечатление. Скажем, в главе «По поводу выставки» Достоевский заявляет, что русский человек все иностранное понимает не хуже иностранцев, а иностранцам наше, русское – недоступно; потому то и картины передвижников на выставке в Вене могут не иметь того успеха, которого заслуживают (представляется все же, что о том, насколько русский может понять иностранное, судить следует иностранцам). Такое же впечатление вызывают и фрагменты о «жидах-кровопийцах», неприглядной питерской архитектуре и пр. – сложно удержаться от того, чтобы расхождение с автором во мнениях по тем или иным вопросам не мешало положительному восприятию написанного.

Похожие статьи

​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно...
​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно...
​Первая любовь не обязательно единственная. Не обязательно настоящая. И честно говоря, ей придают неоправданно важное значение, забывая о главном: она просто первая. В детстве я очень любила читать сказки. Шарль Перро, Ганс Андерсен, братья Гримм, украинские народные сказки. А потом книги отошли на второй план, и до университета я почти ничего не читала. Кроме «Гарри Поттера», естественно. Моя взрослая и уже настоящая любовь к литературе началась с одной книги. Я почти уверена, что вы ее не угадаете, потому что автор малоизвестный и не особо популярный в странах СНГ. Эта книга не относится к классике и уж точно не рвёт современные топы мировых рейтингов. В дешевой обложке, с желтыми страницами — я прочла ее тринадцать раз, и уверена, что без неё в моем мире не появились бы ни Достоевский, ни Толстой, ни Ремарк, ни Оруэлл. Интересно? Это книга американской писательницы Жаклин Сьюзан «Долина кукол». Роман о наркотиках, Голливуде и настоящей цене успеха, имя которому — медленное самоуничтожение личности. Кстати, куклы в названии романа — это не манекены, как логично предположить, а маленькие таблетки снотворного, на которых по мнению автора, сидит львиная доля Голливуда. В 1966 году книга Жаклин Сьюзан стала бестселлером, а через восемь лет писательница умерла от рака груди. А теперь давайте поговорим. Какая книга стала вашей первой серьезной любовью? Не стесняйтесь, рассказывайте. https://telegra.ph/file/24c27acefb3c8a6aa644f.jpg
655 

21.12.2020 13:34

Петер Хандке “Страх вратаря перед одиннадцатиметровым” (1970) Иногда я хожу в...
Петер Хандке “Страх вратаря перед одиннадцатиметровым” (1970) Иногда я хожу в книжный в состоянии “впарьте мне что-нибудь”. В тот вечер, когда у меня появился “Страх вратаря…”, я спросил консультанта: - А есть что-нибудь по жести прям? Типа Берроуза, Айлетта, Сиратори. В следующий момент мне принесли целую кипу книг Жуандо и др. про однополую любовь и умышленное заражение венерическими заболеваниями. Я извинился, что криво описал задачу, хотя это выглядело как “один мой друг”. Благо в магазине где я затариваюсь, работают умнейшие люди и совершеннейшие котяшки. После сомнительных понтов, что уже читал примерно все, я завладел книжкой и ушел в закат. Прочитав первое предложение “Вратаря”, я сразу понял, что уже видел такой стилёк: “Монтеру Йозефу Блоху, в прошлом известному вратарю, когда он в обед явился на работу, объявили, что он уволен”. Знаете, кто еще создавал завязку в одно предложение?! Кафка! “По-видимому, кто-то написал на Йозефа К. донос, поскольку однажды утром он был арестован, хотя ничего противозаконного не совершил”, - так начинается роман “Процесс” и игра “найди австрияка”. В общем, если вам нравится Кафка - Хандке однозначно ваш выбор. Остальной текст для тех, кто хочет узнать, насколько глубока кроличья нора. Исследователи относят произведение к авангарду, но у меня тут ряд вопросов, потому что Хандке в этой книге не делает ничего нового. Достоевский уже придумал подпольного человека и экзистенциализм задолго до Сартра. Кафка придумал флоу, когда слова бьют в голову, как капли с потолка в испытаниях снайперов. Камю в романе “Посторонний” докрутил тему преступления и наказания. Кажется, что Хандке это такой Такседо Маск, который врывается после драки и говорит, что справедливость восстановлена, на этом его работа здесь окончена. “Страх вратаря...” ничего нового не предлагает и это должно звучать критикой, но что если Хандке был интересен даже не бракованный вратарь, а вот это неуловимое ощущение, когда игрок уже ударил по мячу, а вратарь еще не понимает, в какой угол прыгать. Йозеф Блох очевидно болен, но он пытается стать полевым игроком, тогда как герои Кафки на правах самых толстых соглашаются встать на ворота. Возможно, Хандке выбрал чужой язык, чтобы показать, что не боится выездных матчей и легко забивает даже на поле соперника. На мой взгляд, автору не хватило зубов, чтобы вырвать очко у Кафки))00). Да, Хандке удалось показать другого героя, но весь его жест сводится к тому, что он вклеил карточку с Марадоной в “Зенит”. 7 из 10
656 

27.02.2020 08:00

Есть в русской литературе такая категория героинь — пропащие. Красивые...
Есть в русской литературе такая категория героинь — пропащие. Красивые, несчастные, погубленные навсегда. Такова, например, Аксинья Астахова из «Тихого Дона». В ней нет чистоты, невинности, она несёт несчастье тому, кто свяжется с нею. Пропащая, конечно, Грушенька из «Братьев Карамазовых». Достоевский вообще весьма задавался вопросом рока, у него есть целые проклятые семьи — скажем, семья Смитов из «Униженных и оскорбленных». Вот и Настасья Филипповна из таких. Она все хохочет, скалит зубы, швыряет в камин тысячи, уезжает, блистает, кружит головы, и нет несчастнее неё. Смерть её не поражает: весь роман — подготовка к тому, что умрет эта бедная обреченная Настасья Филипповна. Вообще у Достоевского женское часто распределяется между двумя героинями (одна падшая, другая высокая): роковая Настасья Филипповна и несчастная Аглая, падшая кроткая Соня Мармеладова и гордая Дуня Раскольникова, гибельная Грушенька и чистая сильная Катерина Ивановна, отверженная Наташа и оранжерейная Катя. Каждая пара — две грани одного целого. Собери двух героинь воедино — и получишь женщину. Такое лего. Читали после школы Достоевского? https://t.me/vkracii/245
658 

19.11.2020 19:50

​​На первый взгляд, в художественном пространстве Достоевского счастья нет. Все...
​​На первый взгляд, в художественном пространстве Достоевского счастья нет. Все...
​​На первый взгляд, в художественном пространстве Достоевского счастья нет. Все герои кошмарно несчастливы. Критик Михайловский в посвящённой Достоевскому статье «Жестокий талант», например, писал, что Фёдор Михайлович заставляет «страдать и своих действующих лиц и своих читателей». Это, конечно, так. Но лишь отчасти. На самом деле, в художественном мире Достоевского целых два вида счастья. Первое счастье, которое мы можем наблюдать у героев, — это счастье личное. Эгоистичное. Сытенькое, гаденькое, хихикающее. Счастье Фёдора Карамазова. Чудовищное счастье разврата, любимое Свидригайловым. И другое счастье — необычайной высоты. Которое приходит именно через страдание и никогда не связано с личными ощущениями, но всегда — счастье за другого человека. Может быть, за любимого, который отдан нашему сопернику. Может быть, за раскаявшегося убийцу. Может быть, просто — из-за созерцания чужой духовной высоты, недоступной нам самим. Душераздирающее счастье гордости, страдания, важного для Достоевского умиления. «...когда во время самого чтения найдет на вас трезвость, вы спросите себя: и за что он этого Сидорова или Петрова так мучит? За что и меня вместе с ним так мучительно щекочет? За что и зачем? Совсем ведь это не нужно. Ни в каком смысле не нужно? Это какой-то испанский бой быков происходит. Следя с напряженным вниманием за перипетиями этого отвратительного зрелища, я вместе со всеми зрителями ощущаю прилив и отлив различных чувств, я увлечен, я весь превратился в зрение и слух. Но разве нужно, чтобы бык распорол брюхо лошади, посадил на рога пикадора и получил ловкий смертельный удар от матадора?» — писал Михайловский. По мнению критиков, жестокость судьбы к героям Достоевского и самих героев к себе и друг другу — ненужная. И тут мы думаем: каково было близким Достоевского рядом с ним? Кроткой его жене Анне Григорьевне, приданое которой он проиграл? Хотите разбор «Братьев Карамазовых»? https://telegra.ph/file/aaf7b4bf199929b460183.jpg
661 

23.11.2020 14:00


Михаил Елизаров «Земля» МОМЕНТОВ МОРЕ «Для нынешнего общества мысли о смерти...
Михаил Елизаров «Земля» МОМЕНТОВ МОРЕ «Для нынешнего общества мысли о смерти — тягость и спам. Чего хочет обыватель? Сервиса! Чтобы всё сделали вместо него!<...> Саму же смерть, целиком и без остатка, общество переложило на наши плечи — мы ду-ма-ем смерть вместо других!» Масштабное думание за нас обо всех аспектах смерти (или, по-модному, death studies) получилось у Елизарова — все тонкости похоронного дела (от копания могил до того, на какого цвета ленте пишут пожелания покойнику родственники, а на какой — друзья), некроманты, Достоевский, юродивые, кладбищенская мафия, щепотка пелевенщины, элементы тоски по детству и воткнутая в зассанный сугроб облезлая в мишуре ёлка — вот тебе, батюшка и Новогоднее чтение. Атмосфера этого романа затягивает моментально, абсолютно устраняя рамки формы — то есть никакого ощущения «вот я сейчас читаю книгу» нет: в эту кладбищенскую одиссею погружаешься с головой, как в самый любимый и уютный сериал. Путь героя, молодого землекопа по кличке Крот, будет отчасти библейским (только все наоборот, а Каин сводный), отчасти сказочным (спящая царевна, она же мертвая невеста), а в основном философски — афористичным, в манере знаменитой остроты Раневской про могилу и пизду. Елизаров перемежает танатос эросом так же искусно, как и цитаты из Хайдеггера казарменными матерными прибаутками. В общем, читать эту энциклопедию русской смерти — сплошное филологическое и интеллектуальное удовольствие, если бы не одно общее НО. Проблема современной русской литературы — чудовищно абстрактные финалы. Этот плацкарт с торчащими ногами неспешно катился 800 страниц, за которые можно было все сказать, и замогильной мистики где надо подпустить, но зачем же, зачем же так ускоряться на последних поворотах, вываливая всю протухшую метафизику на стол?.. А впрочем, поддаваясь декадентским ноткам взятой темы, не нам судить, какой из уготованных концов плох. Кому читать: фанатам строк «и у неё будут твои глаза»; не бывавшим на поминках; бессмертным — обязательно. Что пить: выше мы уже разбирали различие между коньяками и бренди, обратимся к разнице между коньяком и арманьяком. Арманьяк делают из винограда урожая одного года, коньяк — чаще всего из сортов разных лет; арманьяк получают методом однократной непрерывной дистилляции, коньяк — методом двойной перегонки. Отсюда ещё выдержка, крепость, ну и цена арманьяка — все выше коньяка. Но живем один раз, можем себе позволить.
653 

04.01.2021 17:52

Book: 2020 год Видимо, это мой последний пост в уходящем году ️, поэтому...
Book: 2020 год Видимо, это мой последний пост в уходящем году ️, поэтому давайте подводить итоги. В этом году я была, как оказалось, щедра на высшие оценки, поэтому лучшие книги года – это: - «Крутой маршрут» Евгения Гинзбург (https://t.me/peresmeshniki/1002) Все, что надо знать про Советский Союз. Лучшее из страшного. - «Москва: место встречи» (https://t.me/peresmeshniki/1010) Моя любовь – Москва. Больше нет слов. - «Мелкий бес» Федор Сологуб (https://t.me/peresmeshniki/1058) Почему это не проходят в школе?? - «Поединок» Александр Куприн (https://t.me/peresmeshniki/1074) Почему я это не читала в школе?? - «Русский дневник» Джон Стейнбек (https://t.me/peresmeshniki/1168) Гениальная бесстрастность от гениального писателя. Капа my love. - «Защита Лужина» Владимир Набоков (https://t.me/peresmeshniki/1174) Лучший (пока) роман Набокова для меня - «Ключ» Марк Алданов (https://t.me/peresmeshniki/1216) Моя новая любовь Алданов и вихрь сюжетов в трилогии вокруг русской революции Заметили, как много любви? ️ Я тоже. Поэтому чтобы ванильно-земляничное настроение не зашкалило, не буду приводить больше никаких победителей. Ведь главное открытие года – это то, что каждая книга имеет право на жизнь и на читателей. И поверьте, ничто меня не радует так, как ваше негодование, когда я вашим любимым книгам ставлю низкие оценки и когда я в восторге от того, что вам показалось полным трешем. Это именно то, зачем и нужен этот канал в Телеграме, зачем каждый день мы делаем посты в Инстаграме (https://www.instagram.com/peresmeshniki.books/) и зачем мы продолжаем вести единственный настоящий рекомендательный сервис в чатботе . Мы хотим, чтобы книги вызывали эмоции. Добрые и мерзкие. Любые. А если вы со мной не согласны, пишите – подискутируем под елочкой? Всегда читающий, Ваш Пересмешник
679 

31.12.2020 18:45

​​​​​ книги 

Сначала не умереть, а потом думать о будущем.(с)

Интерес к темам...
​​​​​ книги Сначала не умереть, а потом думать о будущем.(с) Интерес к темам...
​​​​​ книги Сначала не умереть, а потом думать о будущем.(с) Интерес к темам смерти, бессмертия и вообще к death studies в последнее время сильно повысился, особенно это заметно в российском культурном поле. В онлайн-журнале V-A-C Sreda вышло интервью с бывшей гитаристкой «Соломенных енотов» и преподавателем Гарварда Аней Бернштейн — о теории русского бессмертия, Николае Фёдорове, трансгуманизме, музейном насилии и вечной мерзлоте: https://sreda.v-a-c.org/ru/read-14 Много интересного к размышлению. Про крионику: «Крионика не обязательно говорит языком страхования и инвестиций. Русские крионисты говорят, что вообще хорошо было бы, если бы сохранение тел стало государственной программой, как медстраховка, чтобы это было доступно всем.» Про капитализм: «Они (трансгуманисты) постоянно говорят, что соревнование между фармацевтическими компаниями за лекарство для бессмертия — это совершенно бессмысленно и провально, потому что здесь речь идет лишь о грантах и отмывании денег.» Про воскрешение неугодных: «Если говорить о том, что Pussy Riot будут последними в очереди за бессмертием, то это какая-то своеобразная интерпретация Федорова, потому что у него бессмертие должно быть одновременно. Наоборот, федоровцев все время спрашивают: а как же, условно, Гитлер? <...> был очень четкий ответ, что это будет преображение, ведь у них идея христианского преображения является центральной. <...> То есть это будет уже совершенно другой человек. Они последовательно настаивают на том, что воскрешать надо всех, причем одновременно.» Про панк в русском космизме: «По степени радикальности самой идеи иммортализма они все кажутся мне панками. Таких вещей, какие придумал Федоров, никто не придумал! Взять и воскресить всех умерших, и вот прямо здесь и сейчас. Такое неуважение к биологическим законам кажется мне верхом панка, как и сама идея поставить статус этих «законов» под сомнение.» Про музей и самоархивирование: «Музей как некоторое утопическое сообщество людей, где каждый является архивистом своей жизни и жизни предков. Я связала эту теорию музея с двумя современными кейсами: один — это самоархивирование. <...> Раньше это называлось, кажется, lifelogging, когда человек собирал про себя полный архив. Современные трансгуманисты тоже занимаются чем-то похожим, скажем, постоянно себя записывают, ходят с камерами. Это один пример. А второй пример — это некоторая спекулятивная возможность сделать архив из геномных данных и применить его в деле универсального восстановления всех умерших.» Про музеи, психическое расстройство и насилие: «Речь идет о hoarding, психическом расстройстве, связанном с собирательством. В Америке это очень распространенный феномен, есть реалити-шоу про людей, которые не могут ничего выкинуть. Где грань между таким собирательством и собирательством, которое осуществляет музей? Как осуществить собирательство, которое предлагает Федоров, — без селекции, без насилия? <...> Федоров пишет о насилии, которое осуществляется в самой идее музея, в идее отбора, и о возможности создать музей, в котором не будет отбора.» Про человека: «...человек — это некий архив — геномный архив, архив памяти, записей, архив электроимпульсов, подсознания.» Фото: обложка книги The Future of Immortality: Remaking Life and Death in Contemporary Russia. https://telegra.ph/file/2e56651a54c3141bddbdf.jpg
605 

24.12.2020 12:29

​​Вознёсшийся в небеса популярности «Человек из Подольска» (в кинорежиссёрском...
​​Вознёсшийся в небеса популярности «Человек из Подольска» (в кинорежиссёрском...
​​Вознёсшийся в небеса популярности «Человек из Подольска» (в кинорежиссёрском дебюте театрала Семёна Серзина) – это, конечно же, очень страшный фильм. Страшен он не тем миром перевёрнутого комического абсурдизма, где российские полицейские предстают в трогательно невозможном образе радужно-розовых пони, а всего лишь одной двухминутной сценой ближе к финалу фильма. Фишка в том, что именно фильм разделывает под орех, в буквальном смысле раздевает едва ли не догола (чувак сидит в трусах перед полицаями в отделении) обыкновенного среднестатистического постсоветского человека. Постсоветский человек – это тотальный инфантильный неудачник, ничем не интересующийся и зацикленный на каких-то глупых левых проблемах (на уровне лозунгов, вне серьёзной дискуссии с оппонентами - «Путин вор и кровавый убийца! Трампа забанили в твиттере! Путин красавчик – поднял страну из руин! Трамп красавчик – дал всем этим толерастам пасасать!»), моральный урод, неспособный на секунду остановиться и увидеть окружающие отблески красоты даже в реально задрипанном Подольске. В одноимённой пьесе Дмитрия Данилова, по которой и снят фильм, сцена расчеловечивания постсоветского человека представлена довольно травоядной метафорой в обращённом к главному герою монологе лейтенанта: «Знаешь, на что это похоже? Я тебе сейчас объясню. Представь, что ты познакомился с каким-то очень крутым челом. Реально богатым и влиятельным. И вот этот крутой чел почему-то проникся к тебе симпатией (это невозможно, но допустим) и пригласил тебя в гости. В свой офигенный огромный дом. И устроил для тебя охренительный обед. Или ужин. Море изысканной еды, какой хочешь. Рекой льются редкие вина. Шампанское по тысяче евро за пузырь. Все, что хочешь. Угощайся, друг, ни в чем себе не отказывай, все для тебя! И ты в этой ситуации делаешь вот что. Ты находишь среди всего этого изобилия банку шпрот, достаешь принесенную с собой водку «Пять озер», ковыряешься вилкой в шпротах, давишься теплой водярой и жалуешься, что в других местах видал угощение и получше. Как ты думаешь, что скажет хозяин стола?! Как он отнесется к такому гостю, а?! Он его вышвырнет на хрен! Во тьму внешнюю! Где скрежет зубовный!». Тогда как в фильме Серзина всё по-настоящему жёстко, мрачно и абсолютно однозначно: расчеловеченный постсовок в какой-то момент оборачивается маньяком, который устраивает пони-полицейским настоящую кровавую баню (а «Пять озёр» из пьесы иронически – тут Серзин даже и алкоголь разалкоголил=)) – превращаются в безымянную водяру из пластиковой бутылки). В одну минуту «человек подольский» топит в крови то, что его разумению не поддаётся – красоты и правды в этом мире нет, везде враньё и манипуляции, всем заправляют ж//до-рептилоиды из Госдепа, а рашка-говняшка должна быть разрушена! Концовка фильма у Серзина, впрочем, тоже вполне оптимистическая, няшная – вставка с кровавой баней показывает ведь как бы альтернативную версию событий, которая так и не произошла. Но тут вот как раз режиссёр ошибается: произошла, ещё как произошла, только она и возможна в близко не абсурдистской реальности современной РФ – дай только волю окончательно расчеловеченному постсоветскому, заставь его поверить в то, что и он тоже человек право имеющий, как он тут же сам и вхерачит тебе огромный такой тесак под печень. По-другому не умеет потому что. Не верите? А вы сводку из жизни провинции какой-нибудь Life.news откройте – там весь достоевский, и лев толстой с кучей чеховых в придачу на тысячу лет вперёд найдутся. https://telegra.ph/file/882021543880c4b79f878.jpg
588 

18.01.2021 18:00

​Так-с, небольшой анонс

...для всех, кто интересуется творчеством Джеймса...
​Так-с, небольшой анонс ...для всех, кто интересуется творчеством Джеймса...
​Так-с, небольшой анонс ...для всех, кто интересуется творчеством Джеймса Джойса. Для начала расскажу секрет. Я очень избирательно отношусь к потребляемому контенту, так как я — радикальный фанат качества. Ради этого я, собственно и затеяла свой проект — с целью хорошо рассказывать о хороших книгах. И потому я подписана всего на один литературный канал в YouTube — «Армен и Фёдор». Армен — прекрасный человек и лектор, и я с удовольствием слушаю, как интересно он разбирает книги и писателей. Начиная со 2 февраля у Армена на канале стартует проект под названием Joyce Project, посвящённый одному из самых масштабных и многоплановых романов ХХ века — «Улисс» Джеймса Джойса. Что мы будем делать? Будем вместе читать и анализировать «Улисс». Если вы так же как и я, ещё не читали «Улисс» Джеймса Джойса, то самое время начинать вместе. В каком формате? От нас ничего не требуется, просто читаем себе в удовольствие. А на канале Армена со 2 февраля по 16 июня будут выходить выпуски, где Армен будет тщательно анализировать роман, в частности его литературные/культурные аллюзии и параллели с другими художественными произведениями. Когда? Со 2 февраля по 16 июня, если двигаться по графику. Зачем? Чтобы не просто бездумно прочитать роман, как я в своё время «Войну и мир» Толстого на первом курсе, а со знанием дела и поддержкой подойти к изучению одного из самых масштабных и глубоких романов в мировой литературе. Вот такие дела. Если интересно, давайте читать вместе https://telegra.ph/file/f4bcf2508b44968616c89.jpg
543 

28.01.2021 13:40

​В.Пелевин «Т» (2009 г.)

После прочтения Пелевина вспомнила два фильма и хочу...
​В.Пелевин «Т» (2009 г.) После прочтения Пелевина вспомнила два фильма и хочу...
​В.Пелевин «Т» (2009 г.) После прочтения Пелевина вспомнила два фильма и хочу сказать что: 1. По сравнению с этим автором у Нолана (в том же «Доводе»), всё максимально понятно; 2. «Дэдпул» ломает четвёртую стену, а «Т» ещё и ваш мозг. «Т» - моё первое знакомство с Пелевиным и кое-чего подобного я ожидала. Зачин романа вполне приземлённый: граф Лев Толстой, отлученный от церкви, ищет Оптину Пустынь, чтобы вернуться в церковное лоно. А дальше - интереснее: ⁃ Уже на первых страницах книги главный герой в костюме священника выпрыгивает из мчащегося поезда аки Джейс Бонд; ⁃ Потом он встречает демона, который говорит, что Т - герой книги, а демон и его коллеги - её писатели. Которые должны выплатить валютный кредит, кстати; ⁃ А позже Граф Толстой с помощью шамана перемещается в компьютерный шутер, в котором Достоевский мочит зомби, лутает их и собирает ману из душ. После чего спасается от радиации водкой. Я обычно начинаю обзор с вопроса: «О чем книга?». И вот для «Т» сложно дать однозначный ответ. Единственное, что точно понятно - происходящее в романе - не упоротость и не «Наркоман, что ли?!» (как иногда кажется), а имеет упорядоченный сюжет, развивающихся героев и онтологический/метафизический смысл. Их нужно только найти и не отпускать. При всей своей сумасбродности в целом картина, развернувшаяся на 400 страниц, выглядит убедительно: - отсылок и сюжетных поворотов - хоть КАМАЗами вывози, - цепляющих диалогов хватает, - висящие на стенах ружья стреляют, - концовка главные сюжетные линии обоснованно разрешает. При этом после прочтения в голове долго гнездятся поднятые философские мысли. Например, Т постоянно рефлектирует и дискутирует с другими персонажами: как устроен наш мир? Каждое мгновение нас творят разные боги/демоны, и поэтому мы часто совершаем противоречивые поступки? А есть ли свобода воли? Или когда мы думаем, что нас каждое мгновение творят боги/демоны, то это просто вложенная нас в голову мысль ещё одного бога/демона? Пелевин - автор совсем не из категории «почитать отдохнуть». И речь не только о закрученном сюжете и играми с восприятием читателя. Для понимания глубины и «соли» в его книгах нужно быть неплохо эрудированным. В «Т» для понимания логики/абсурдности происходящего полезно знать, кто такой Победоносцев и Тараканова, иметь представление об учении Соловьева и политической ситуации 90-х современной России, уметь находить красоту в эклектике и не оскорбляться ироничными образами. Одни только «мракетологи» чего стоят. Кажется, Пелевин - это тот феномен, который «следовало бы придумать, если бы его не было». И каждый найдёт в нем свой смысл и свою самую понравившуюся изюминку. Но я пока его читать больше не планирую. На осмысление такого многогранного опыта надо дать себе время. Услышала интересное мнение в одном видео об этой книге: каждый из нас забивает (но там было другое слово) себе голову разным. Как вариант - забивать себе голову Пелевиным, а не мыслями «Почему он/а не звонит?». И правда! Любители Пелевина, дайте знать, что я упустила? Друзья, кто из вас читал эту или другие книги автора, расскажите, как вам? книги Чтение литература Пелевин https://telegra.ph/file/ed9117e3e5adcd7d4cb51.jpg
506 

18.01.2021 14:01

Дорога на небо

— Скажи мне, мама,—ты знаешь много,
Какая в небо ведет...
Дорога на небо — Скажи мне, мама,—ты знаешь много, Какая в небо ведет...
Дорога на небо — Скажи мне, мама,—ты знаешь много, Какая в небо ведет дорога? Идти ли нужно дорогой млечной, Что над землею сверкает вечно? Или на небо, к воротам рая, Ведет дорога еще другая? — О, ангел милый, далеко где-то Горит на небе дорога эта! И прямо с неба звезда святая Глядит на землю во тьме сверкая. Дорога эта—нам для примера: Чтоб путь наш в жизни такой был чистый, Как той дороги свет серебристый. Кто ищет правды, кто служит Богу — И в этом мире найдет дорогу Туда, на небо: грехи смывая, Любовь откроет ворота рая! О, ангел милый! К жилищу Бога И пред тобою везде дорога! Будь прям и честен, не будь лукавым, Иди на свете путем лишь правым,— И распростившись в свой час с землею, И ты засветишь во тьме звездою! Д.Д. Бохан (из Владислава Белзы). Детский иллюстрированный журнал «Светлячок», издатели ─ Александр Александрович Федоров-Давыдов и Мария Федоровна Лидерт, Санкт-Петербург, 1910 год. стихи
479 

07.02.2021 09:09

Воздухоплаватель

На горлышко бутылки с квасом
Мышонок взобрался
И...
Воздухоплаватель На горлышко бутылки с квасом Мышонок взобрался И...
Воздухоплаватель На горлышко бутылки с квасом Мышонок взобрался И принялся Веревочку на пробке грызть тем часом… И только он веревку перегрыз, Как неожиданный сюрприз Ему устроила бутылка… Раздался залп—и шип, и свист,— И весь дрожа, как лист, От хвостика и до затылка, За пробку уцепясь, мышонок подлетел Под самый потолок и на пол загремел… Захохотало все подполье… Ну, да мышонок мой находчив был: —«Эх, вы!.. промолвил он с притворной болью,— «Пожалуй, потешайтесь вволю! «А я меж тем снаряд летательный открыл!» В просак иные попадают так же точно Но говорят:—«Да это я нарочно!..» Детский иллюстрированный журнал «Светлячок», издатели ─ Александр Александрович Федоров-Давыдов и Мария Федоровна Лидерт, Санкт-Петербург, 1910 год. стихи
541 

09.02.2021 17:37

Погиб!

«Волк — этот страшный хищник — является настоящим бичом в Норвегии и, в...
Погиб! «Волк — этот страшный хищник — является настоящим бичом в Норвегии и, в...
Погиб! «Волк — этот страшный хищник — является настоящим бичом в Норвегии и, в особенности, в некоторых местностях России. Волк живет в уединенных местностях, любит густые, темные леса, сухие места вблизи болот; днем прячется, ночью — выходит на добычу, в одиночку или попарно; и только в неблагоприятное время года, во время продолжительных зимних голодовок, когда становится трудно добывать пищу, он собирается в стаи. Немало гибнет людей от этих прожорливых хищников. Беда одинокому путнику, в вечернюю пору, в поле, вдали от деревни!... Голодные волчьи стаи чутьем узнают присутствие человека и быстро появляются из своих уединенных от жилья засад. Один.. другой.. третий… целый десяток. Глаза этих душегубов горят зеленоватым блеском, острые морды нюхают воздух, длинные, белые зубы жадно щелкают, и хищники смело и дерзко бросаются на добычу. Картина даровитого художника Верунг-Ковальского живо передают нам страшную сцену нападения волков». Журнал «Нива», 1896 год. Издатель — Адольф Федорович Маркс.
475 

16.02.2021 08:24

Кончина святого князя Александра Ярославовича Невского

«Молодой начинающий...
Кончина святого князя Александра Ярославовича Невского «Молодой начинающий...
Кончина святого князя Александра Ярославовича Невского «Молодой начинающий художник Александр Степанович Янов руководствовался следующими историческими данными: Его (Александра) крепкое тело истомилось от душевной тревоги, от забот и непосильных трудов в Орде; он занемог и осенью 1263 года отправился домой больной, но доехал только до Городца (ныне село Балахинское) и пристал в Федоровском монастыре. Истощив силы душевные и телестные в ревностном служении отечеству, пред концом своим он думал уже единственно о Боге: постригся, принял, по обычаю того времени, схиму и, слыша горестный плач вокруг себя, тихим голосом, но еще с изъявлением нежной чувствительности, сказал добрым слугам: «удалитесь и не сокрушайте души моей жалостью». Выполнил-ли художник взятую на себя задачу, предоставляем судить читателям по помещенному рисунку. Со своей стороны, позволяем себе заметить, что аксессуарная сторона разработана добросовестно и с большим знанием дела». Журнал ""Всемирная иллюстрация", Санкт-Петербург, 1880 год.
444 

26.02.2021 17:33

Масленица. Балаганы на Царицыном лугу в Петербурге

«В городах на широкую...
Масленица. Балаганы на Царицыном лугу в Петербурге «В городах на широкую...
Масленица. Балаганы на Царицыном лугу в Петербурге «В городах на широкую Масленицу строятся балаганы, качели, горы. Погулять на них любит не один простой народ; в старину Петр Великий вместе с офицерами качался на качелях. В Петербурге балаганы строились на Неве, против крепости. С начала нынешнего столетия балаганы стали строить на площади у Большого театра. Лет через тридцать они были перенесены на Адмиралтейскую площадь, где ныне разбит сад. Тут дважды были страшные пожары. Один в 1837 г., когда сгорел балаган Лемака, в 1872 году, на Святой неделе. После того балаганы строятся на Царицыном лугу [Марсово поле – прим. СДК], вдоль Лебяжьего канала. Наш рисунок изображает пеструю толпу у балагана на этом месте». Журнал «Нива», Санкт-Петербург, 1893 год. Издатель — Адольф Федорович Маркс.
423 

28.02.2021 19:35

Бедный котик

У меня кроватки нет,
Но лишь куклы спать ложатся,
И потушит няня...
Бедный котик У меня кроватки нет, Но лишь куклы спать ложатся, И потушит няня...
Бедный котик У меня кроватки нет, Но лишь куклы спать ложатся, И потушит няня свет, — К куклам я спешу пробраться… Их тащу с кроватки прочь. Раз, два, три, — и все готово; Я ложусь и сплю всю ночь На перинке на пуховой… Мне приятней мягче спать… Кукол это не тревожит, — Кукле жестко быть не может, Все равно ей, где лежать. А поутру, вставши рано, Куклу я назад кладу. Так я делал постоянно, Да попался я в беду!.. Мне чудесный сон приснился: Море сливок… я проспал. Вот как котик провинился, Вот как кот в беду попал!.. Катя утром прибежала, — Что тут было крику, слез!.. Катя так меня трепала, Что чуть ноги я унес!.. Детский иллюстрированный журнал «Светлячок», издатели — Александр Александрович Федоров-Давыдов и Мария Федоровна Лидерт, Санкт-Петербург, 1907 год. стихи котики
401 

05.03.2021 07:59

С 8 по 14 марта 2021 года в России празднуется масленица «Развлечения...
С 8 по 14 марта 2021 года в России празднуется масленица «Развлечения масленичные почти неизменны и повторяются из года в год. Балаганы, ледяные горы, качели—в городах, катанье, кулачные бои, а иногда особые масленичные шествия—в деревнях: так, в некоторых местностях удержались до сих пор и совершаются ежегодно на масленичной особые шествия: возят мужика с вином и калачами, дерево, разукрашенное бубенцами и лентами, корабль с парусами и снастями, установленный на санях. Непременными же развлечениями и занятиями на масленой народ наш признает только два: «на горах покататься и в блинах поваляться». На широко практикуемый на масленице обычай взаимного угощения и веселья указывают и данные народом названия каждого дня масленой недели: понедельник называется «встречей», вторник – «заигрышами», среда – «лакомками», суббота – «золовкиными посиделками». В последний день масленицы-воскресенье-называемый «проводами»-совершаются проводы масленицы, обставлявшиеся в былые времена разными обрядами. В воскресенье масленичный разгул достигает своего апогея. «Отдадим почтенье, на сырной в воскреснеье», говорит народ, подразумевая под «отдачей почтенья» всяческие проказы, переряживание и гульбу широкую, до забвения. Вместе с тем, воскресенье, как последний день перед наступлением Великого поста, называется «прощанием», «целовником» или прощеным днем». Отдарив радушных хозяев, угощавших и веселивших на масленой, гости просят у них прощения, и все стихает и смиряется, в ожидании наступления поста и покаяния». Журнал «Нива», Санкт-Петербург, 1895 год. Издатель — Адольф Федорович Маркс.
398 

09.03.2021 08:15

Кудлашка

Во всю прыть летит Кудлашка,
Птичий двор, как зверь, пугает,
Петуха...
Кудлашка Во всю прыть летит Кудлашка, Птичий двор, как зверь, пугает, Петуха...
Кудлашка Во всю прыть летит Кудлашка, Птичий двор, как зверь, пугает, Петуха, цыплят, наседок Гонит без толку и лает… — «Ах-кудах!.. И озорник же!»… — Куры плачутся в тревоге. А Кудлашка рад и лает: —«Я хозяин очень строгий!»… Вот удачей ослепленный На гусей летит героем… «Эй, гусиная команда!.. «Стой!.. Равняйся живо строем!» Да гусак—не-промах малый: Зашипел он, шею выгнул И щипнул за хвост Кудлашку, Так что тот, как мяч, подпрыгнул И с размаху бух в канавку, Вылез—мокрый, хвост поджавши… —«Что-ж ты, —хнычет, —хвостик щиплешь, «Ничего-то не видавши?» —«Знаем мы таких героев!.. — Гусь в ответ ему смеется: —«Кто слабее, —тех колотит, «А пред сильным сам трясется!»… Автор — Ткач Основа. Детский иллюстрированный журнал «Светлячок», издатели — Александр Александрович Федоров-Давыдов и Мария Федоровна Лидерт, Санкт-Петербург, 1906 год. стихи песики
394 

10.03.2021 18:21

Пир горой

Выпал снег… Занесло все дорожки,
И луга, и поля, и гумно;
На снегу у...
Пир горой Выпал снег… Занесло все дорожки, И луга, и поля, и гумно; На снегу у...
Пир горой Выпал снег… Занесло все дорожки, И луга, и поля, и гумно; На снегу у воробушка ножки Стынут так, что мученье одно!.. И другим малым птичкам страданье, Ни погреться нельзя, ни поесть, — Не разыщешь нигде пропитанья, Только шишки еловые есть… Эко горюшко-горе какое!.. Хоть иди в батраки к мужикам, Так и те экономны зимою, И работы не сыщется нам!.. Той порою не шест насадили Ребятишки снопок овсяной И над крышей его укрепили, «Ешь, мол, птичий народ озорной…» Налетели на сноп на овсяный Перезябшие птички, как рой, — То-то праздник настал им желанный, То-то пир был устроен горой!.. Детский иллюстрированный журнал «Светлячок», издатели — Александр Александрович Федоров-Давыдов и Мария Федоровна Лидерт, Санкт-Петербург, 1909 год.
386 

12.03.2021 08:28

​​10 стадий развития писателя

1. Чем я хуже...
​​10 стадий развития писателя 1. Чем я хуже...
​​10 стадий развития писателя 1. Чем я хуже Кинга/Пушкина/Дюма/Брэдбери/Набокова/Стругацких... Начальная стадия, когда в голове появилась идея. Преисполненный вдохновением, ты садишься за станок и судорожно начинаешь настукивать всё, что приходит в голову, воображая себя ВОТ-ТЕМ-КРУТЫМ-ДЯДЬКОЙ-С-МИЛЛИОННЫМИ-ТИРАЖАМИ. Представляешь, как по твоей книге снимут фильм. 2. Это не сложно, просто надо подучиться. Приходишь к тому, что получилось у тебя не то чтобы плохо, но и не очень хорошо. Остервенело листаешь всё, что имеет отношение к литературному мастерству. Смотришь видео, читаешь блоги и писательские сайты. Посещаешь семинары. Тщательно выбираешь тестовый редактор и другие программы для работы со словом. На писательство времени не остаётся. 3. Не Достоевский, но это пока! Кажется, что опыта ты набрался. Снова прыгаешь за компьютер и пишешь, но уже обстоятельно. Стараешься применять правила, вычитанные тобой на просторах интернета. Нещадно вычёркиваешь все «было», «затем», «потом», обращаешь внимание на собственные местоимения и канцеляризмы. Радуешься маленьким победам. 4. Ну с Донцовой-то я могу потягаться. Спускаешься на землю, понимая, что ещё учиться и учиться, но веришь, что всё не так плохо. Начинаешь более углубленно изучать тему. Лезешь в грамматику, пытаешься подражать любимому писателю, стараясь анализировать тексты. Что-то получается, но уже нет былой уверенности в себе. 5. Я бездарь. Редактор/мама/друг/кот/сосед сказали, что писатель из тебя никакой. Заедаешь слезы мороженым/пивом/чипсами/салом/котом. Бросаешь писательство на неделю/месяц/квартал/год. 6. Всё-таки я не хуже Донцовой. Пишешь. Пишешь-пишешь-пишешь! Что-то получается, но это не точно. Выучил несколько приёмов. Фокал уже прыгает не так часто. Боишься спугнуть музу и строчишь. В итоге у тебя получается хиленький рассказ, который кому-то даже нравится. Радуешься, но тихонько, про себя. Называешь себя писателем, но так, чтоб никто не услышал. 7. Я смогу! Приступаешь к написанию чего-то более масштабного. То и дело сталкиваешься с провисаниями сюжета. Диалоги кажутся искусственными, а персонажи не хотят делать то, что положено. Бьёшься головой об клавиатуру. Скрепя сердце дописываешь книгу, но понимаешь, что только к концу расписался. Радуешься и грустишь. Плюёшься от собственного творения, но осознаешь, что оно дало тебе бесценный опыт. 8. Мне незачем с кем-то тягаться. После неудачи ты не отчаялся, и это главное. К новой книге приступаешь во всеоружии. Есть необходимые знания и какой-никакой опыт. Приступаешь к написанию плана. Наконец, когда план готов, начинаешь писать. Все эти «было» и «затем» уже не волнуют тебя так, как раньше. Знания позволяют грамотно составлять предложения, почти не используя слов-паразитов. Изредка эти слова проскакивают, но ты, наконец, понимаешь, что правило — не ультиматум. Потихоньку отходишь от толкований ВАЖНЫХ-ПИСАТЕЛЕЙ «О-ТОМ-КАК-НАДО». Дописываешь книгу. Гордишься. 9. Я — писатель! Понимаешь принципы драматургии, сюжетных коллизий и перипетий, грамотно сплетаешь сюжет. Герои становятся живыми. Искренне радуешься, глядя на то, сколько труда позади. Не стесняешься назвать себя писателем без иронии. То, что когда-то выгрызал с большим трудом, даётся легче. 10. Держите меня семеро! Открывается невиданный простор для творчества. Всё, что когда-то учил, засело в подкорке. Понимаешь, когда можно отойти от литературных канонов или нарушить правила в угоду сюжету. Ты, наконец, свободен от условностей. Нарушаешь, создаёшь произведение вне форматов и схем, осознавая, что без всего, через что пришлось пройти, ты не достиг бы этой высоты. МыслиВслух Узнали себя? На какой вы стадии? https://telegra.ph/file/25913fc90ab013ac32e3a.jpg
377 

13.03.2021 09:17

Чернильница

«Управляющий ныне министерством внутренних дел, статс-секретарь...
Чернильница «Управляющий ныне министерством внутренних дел, статс-секретарь...
Чернильница «Управляющий ныне министерством внутренних дел, статс-секретарь П.А. Валуев с апреля 1858 по январь 1861 года был директором Второго департамента министерства имуществ и, в то же время, заведывал делами департамента Сельского Хозяйства. По назначении Петра Александровича в министерство внутренних дел, служившие под его начальством чиновники, желая хоть чем-нибудь выразить свое глубокое к нему уважение и вместе с тем сохранить о себе в бывшем начальнике воспоминание, согласились между собою поднести ему что-либо на память. Вследствие этого, положено было понести ему чернильницу, чтобы она напоминала ему предметы его занятий. Эту мысль превосходно развил наш даровитый академик Зичи. Чернильницею служит колодец, яма с лопатою—песочницею, а изба—для хранения сургуча. Основание чернильницы из бронзы, а верхняя часть из серебра». «Русский художественный листок», Санкт-Петербург, 1861 год. Издатель — русский живописец, выходец из остзейских немцев, академик Академии художеств Василий Федорович Тимм.
376 

13.03.2021 10:01

Т.Н. Толстая «Кысь» (2000 г.) Недалёкое будущее. Люди таки доигрались с...
Т.Н. Толстая «Кысь» (2000 г.) Недалёкое будущее. Люди таки доигрались с АРУЖИЕМ (с) и произошёл Взрыв. Спустя почти 200 лет со Взрыва люди, а точнее - голубчики, о которых пойдет речь в книге, поживают в славном городе Федор-Кузьмичске, который когда-то назывался Москвой. Голубчики промеж себя делятся на Прежних - тех, кто уцелел после Взрыва, да простых голубчиков. Есть ещё Перерожденцы, но тех скотиной считают. Хоть они и на людей похожи, и в карты играть умеют, но работают тяговой силой да бегают на четвереньках. Каждый из голубчиков - мутант, а вернее, у каждого есть своё Последствие. У кого когти медвежьи, у кого глаза в темноте светятся, у кого вся голова в петушиных гребнях, у кого из подмышек сразу ноги растут. Ну, это дело житейское. А у Прежних только одно последствие - бессмертие. Живут в Федор-Кузьмичске просто. Каждый - в избе, в которой есть только печь да лежанка. Главная валюта в народе - мыши. Из них - хоть щи вари, хоть шапку шей, хоть на торжище на другую снедь или книги обменивай. Есть в Федор-Кузьмичске и Федор Кузьмич, который придумывает законы да искусство, есть Большие и малые Мурзы, есть Рабочие и’збы, где писцы книги на бересту переписывают, есть вкусные грибыши и есть страшная Кысь, но она - уже не в городе, а далеко на Севере. Есть и главный герой - Бенедикт. Он, с одной стороны, хочет прожить незатейливую жизнь голубчика. С другой - мать его была Прежней, многому его учила и теперь нет ему покоя, всё гложет что-то Бенедикта изнутри, какая-то тяга, страсть. Толстая создала удивительный мир. В нем необъяснимо гармонично уживаются сказочность и чернуха. В Федор-Кузьмичске есть и вождизм, и домашнее насилие, и неприкрытое воровство, и взяточничество, и отсутствие каких-либо моральных норм. А рядом с этим - терема, румяные девицы, мечты Бенедикта о птице Паулине и полях тульпанов (с), довольство голубчиков своим простым бытом и пламя Дейенерис Таргариен Никиты Ивановича. Толстая максимально наглядно, но без единой капли морализаторства показывает, что будет, если не беречь такие составляющие нашей жизни как природа и искусство. Показывает во многом через сатиру, которой в книге очень много - политической и общественной. С одной стороны, вот же глуповатые голубчики, живут себе без цели и дум о смысле жизни, от получки и до получки, и то, если Мурза накануне не напьётся. С другой - кого-то эти голубчики смутно напоминают. Но даже не интересный мир, не наполненные герои и не острая сатира - главные драгоценности книги. Главнейшая ценность - это язык. Толстая писала «Кысь» 14 лет, и эта книга - действительно огранённый драгоценный камень. Язык, которым описываются события и разговаривают герои - это отдельный вид искусства, это особое, очень смачное удовольствие. Он полон разнообразия и красок, в нем есть архаизмы, просторечия, слова вселенной «Кыси», академизм Прежних, простота голубчиков и нарочитая разнузданность перерожденцев. От чтения таких насыщенных предложений испытываешь огромное и уже подзабытое удовольствие. Вспоминаешь, какой же наш язык многоликий и выразительный. Знаете, после книги Толстой у меня было ощущение, будто до этого я долго слушала довольно качественную музыку 2-3 инструментов, а потом послушала большой симфонический оркестр. Итак, в сухом остатке какие у «Кыси»плюсы: Интересный постъядерный мир; Простой, но затягивающий сюжет; Харизматичные, очень живые герои; Колкая сатира; Великолепнейший язык. Рекомендую ли читать? Да, на 101%! Читали «Кысь»?
351 

19.03.2021 16:24

Шлюпочная передвижная пристань 

Трудно и отвратительно тяжко бывает иной раз...
Шлюпочная передвижная пристань Трудно и отвратительно тяжко бывает иной раз...
Шлюпочная передвижная пристань Трудно и отвратительно тяжко бывает иной раз ждать запоздавший поезд или пароход, но на берегах чудесного Черного моря, среди крымских скал, это ожидание иной раз превращается в удовольствие. Как приятно бывает стоять над взбегающими на берег волнами на лёгкой шлюпочной пристани и смотреть вдаль - не обозначатся ли там, "в тумане моря голубом", дымок и стройные мачты парохода! Как приятно думать, что вот-вот, сам полетишь на нем, словно птица над кружевною пеной волн! Картина Л.Ф. Лагорио "Шлюпочная передвижная пристань <Русского Общества Пароходов и Торговли> в Судаке" - изображает подобное ожидание морского парохода тремя молодыми пассажирами, взобравшимися на самый верх пристани. Присущий Лагорио талант и художественная правдивость в изображении морских видов сквозят и в этой картине. Журнал "Нива", Санкт-Петербург, 1902 год. Издатель - Адольф Федорович Маркс.
338 

19.03.2021 08:27

Румынская пастушка

«Между Тиссою и Днестром, вплоть до Карпатских гор, живут...
Румынская пастушка «Между Тиссою и Днестром, вплоть до Карпатских гор, живут...
Румынская пастушка «Между Тиссою и Днестром, вплоть до Карпатских гор, живут румыны — особая народность. В той местности, где они живут, когда-то жили даки: их победили и истребили римляне, следы которых в свою очередь, изгладили в стране готы, гунны, авары, болгары. Но, несмотря на всю кровожадность и истребление минувших войн, кое-где оставались невредимыми коренные жители, прячась в чащах лесов и в расселинах гор. Сближаясь со своими победителями, обитатели страны сохранили в себе следы всех народностей. Особенною миловидностью отличаются женщины в их неприхотливом наряде: длинной сорочке, вокруг пояса обвязанной куском пестрой материи в виде юбки. В таком незатейливом костюме и та пастушка, которая изображена посреди густого леса на нашей гравюре, а в то же время сколько привлекательности и жизни в этом детище природы». Журнал «Нива», Санкт-Петербург, 1894 год. Издатель — Адольф Федорович Маркс.
300 

01.04.2021 14:19

По всем вопросам пишите на admin@youbooks.ru