Назад

«Белый олеандр» Джанет Фитч Несмотря на розовую обложку и цветочное название...

Описание:
«Белый олеандр» Джанет Фитч Несмотря на розовую обложку и цветочное название, эта история совсем не из разряда радужных пони. Это в меру тяжелая, объемная книга о крушении детских надежд и взрослении. 12-тилетняя Астрид боготворит свою далеко не идеальную мать, но после того, как мать убивает своего очередного любовника, Астрид приходится скитаться по нескончаемым приемным семьям и тут её маман придется немного пошатнуться на своем пьедестале обожания. Несмотря на излишнюю мелодраматичность, у Джанет Фитч отлично получилось показать всё буйство взаимоотношений между матерью и дочерью, где есть место эгоизму, зависти, ненависти, ну и своеобразной, но любви. Не менее важна тут тема человеческих взаимоотношениях в целом, как Астрид взаимодействует и чему учится у всех тех людей, которые попадаются на пути ее взросления. А к концу книги, сам собой напрашивается вывод, что если хочешь получить долгожданную нормальную семью придется создать её самой. 4.5 из 5️ https://www.goodreads.com/book/show/17449865

Похожие статьи

Эдуард Лимонов «Это я, Эдичка» ЭМИГРАЦИЯ, ЭРОТИКА, ЭГОИЗМ, ЭСТЕТИКА, ЭРУДИЦИЯ...
Эдуард Лимонов «Это я, Эдичка» ЭМИГРАЦИЯ, ЭРОТИКА, ЭГОИЗМ, ЭСТЕТИКА, ЭРУДИЦИЯ, ЭСТАМПЫ «В общем, он был по всему, что называется в России, — ебарь. Такие люди и художниками становятся, чтобы с помощью свободной профессии легче было затаскивать женщину в постель». Затащил меня в постель Эдичка этой книгой, да так, что никого другого уже читать не хочется. Что же тут есть, господа, в этой истории, которая, конечно, 18+, но я рекомендовала бы ее как учебник по воспитанию чувств лет, ну, с 16?: Пособие по эмиграции, искусство стильной бедности, местами сатирическое репортажное эссе обо всех политических течениях — и очень романтичный на мой вкус роман. Злейшая, остроумная поэзия этой прозы, которой никак не спрятаться за грубостью и наготой — даже оголенностью ее героев, не смыть поэзию жидкостями их тел. «Секс сексом — ебись с кем хочешь, но душу-то мою зачем предавать?» Вообще порнографичность здесь органична, как бы белопальтово эта фраза не звучала, ведь книга же про любовь: Любовь и нежность к женщинам, прячущаяся за ненавистью к Женщине. Номинально сюжетная нить, связывающая эту прогулку загорелого Эдички через 300 Нью-Йоркских улиц — расставание с женой, прекрасной Еленой, и желание убить, отомстить, растоптать — неважно, ее или себя. Но ведь именно Женщина сделала из мужчины поэта. «Белочка, глупышка, сучка» — чеховская почти риторика в отношении любимой; эти неповторимые, не применимые ни к одной другой ласковости. Любовь к себе на грани хвастовства — позволяет преодолеть и смущение, и отвращение от всей невыносимости бытия — когда ты так молод и красив, стоит ли переживать, что ты обнимаешь бродягу в затхлой подворотне? Описания нарядов, та важность, которую человек, любящий обычно играть словами, играть с читателем, придаёт описанию своей одежды — из главы в главу, «изумительный белый жилет», чёрный платок, ботинки на каблуках — почти набоковское такое любование собой (тот мог в дневниках страницами описывать свой «аутфит» вплоть до цвета носков). «...я носил и ношу туфли только на высоком каблуке, и в гроб, если таковой будет, прошу положить меня в каких-нибудь невероятных туфлях и обязательно на высоком каблуке» — а как положили, интересно мне? Неизвестно и никогда уже не будет известно, что из этого автобиография, а что мистификация и поэзия, но есть легчайшая подсказка от автора — «то, что сравнивается с детством, не может быть ложью» — и эти детские битые стёкла, водка, Харьков, волейбол — это настоящее? Вот это, что вылезает в ночные смены официантом в отеле или за распитием бренди в перерывах работы грузчиком? Щемящая, очень-очень гордая неприкаянность, инаковость: нежелание быть ни русским мучеником на чужбине, ни интеллектуалом-журналистом эмигрантской газеты, ни левым, ни правым, ни богатым, ни деловитым — только любовь. Ну и напоследок — описания похмелья (а ради чего ещё мы тут собрались)— ох, как хороши эти описания в главе про Розанну!.. Представьте себе прямо сейчас самое тяжелое похмелье, которое на вас обрушивалось, а потом представьте, что с этого вот похмелья вы делаете полную генеральную уборку в квартире, где всю ночь веселились до — и при этом наливают вам на опохмел не хорошее охлаждённое испанское сухое, а дешевое и тёплое розовое из большой бутыли. Короче говоря, если бы Батай, Набоков и Буковски организовали бы литературную групповуху и позвали бы подглядеть Ерофеева с Довлатовым, получилась бы проза Лимонова — и то он выдумал всё за них в вопросах чувственности. Эта книга однозначно вошла в список моих любимых и никуда оттуда больше не денется. Кому читать: тем, кого я не испугала, но привлекла этим отзывом Что пить: ох. Пожалуй что холодной-холодной, прям ледяной водки, и внезапно с утра (но только если ночевали не дома, и не больше двух стопок)
407 

21.08.2020 23:22

Чимаманда Нгози Адичи, «Половина желтого солнца» «Мне говорили, что биафрийцы...
Чимаманда Нгози Адичи, «Половина желтого солнца» «Мне говорили, что биафрийцы сражаются как герои, но теперь я знаю, что герои сражаются как биафрийцы» 1960-е годы, Африка. Нигерия только-только стала независимым государством. И, как и многие молодые африканские страны, была образована искусственно, без учета этнических, религиозных и языковых особенностей людей, в ней проживавших. Как итог, в 1960 году страну населяло 60 миллионов человек, принадлежавших к 300 (!) разным этническим и культурным группам. Большую часть населения составляли три группы: исповедующие ислам полуфеодальные хауса-фулани и продемократические игбо и йоруба, среди которых было много христиан. Во взглядах и интересах они, мягко говоря, не сошлись, и прогрессивные игбо стали бороться за независимость. Все это вылилось в кровавую Гражданскую войну (1967-1970) со страшным геноцидом и голодом. В ходе войны игбо провозгласили собственное государство Биафра, которое, правда, почти никто не признал. Через три года игбо капитулировали, Биафра прекратила существование. Чимаманда Адичи родилась в Нигерии в 1977 году, в семье игбо. Ее родители работали в Университете Нигерии в Нсукке (там же, где работает один из главных героев романа), а во время войны семья потеряла практически все. Неудивительно, что в своем романе писательница решила описать эти ужасные события. И это все, безусловно, очень важно и познавательно: до прочтения книги я знала о Нигерии только то, что она есть, а теперь вникла немного в историю этой страны. Проблема в том, что писательница, похоже, рассчитывала, что ее читатель уже достаточно подкован в истории Нигерии. Мне постоянно не хватало контекста происходящего в романе, приходилось без конца лезть в Википедию, чтобы понимать, на фоне чего происходят бурные словесные перепалки и не менее бурные романы героев. В той части, где начинается война, очень сложно понять, кто воюет с кем, а главное, за что. Есть только полное ощущение хаоса и разрухи. Роман, вероятно, и не ставит себе целью глубокую рефлексию политических событий, он просто описывает жизнь нескольких героев. Но если произведения в подобном жанре отлично читаются, когда герои живут в более близких и знакомых нам исторических реалиях, то здесь из-за малоизвестности событий на фоне и личные переживания героев воспринимаются сложновато. Очень не хватает в тексте красочных описаний, позволяющих нарисовать в голове картинку этого далекого мира. Описаний не хватает, зато очень, ОЧЕНЬ много слов на языке игбо. Прописанных прямо латинскими буквами, и к каждому слову идет сноска с переводом. Примерно на десятом слове я задолбалась нажимать на сноски. И знаете что? Если не узнавать перевод этих слов, понимание прочитанного вообще никак не страдает. В целом, мне кажется, что роман вышел слишком плоским для такой большой и пафосной темы: весь мир в нем черно-белый, плохие нигерийцы и благородные биафрийцы, обилие штампов и лозунгов, в том числе в репликах героев. Сами герои словно с наклеенными ярлычками: Кайнене – деловая и резкая, Оланна – красивая и добрая, Оденигбо – умный и благородный, и нет за этими ярлычками никакого двойного дна и глубины. Темп романа тоже получился не совсем ровный: повествование то тянется, то несется вперед, нам могут на двух страницах рассказывать, как герой идет в гости, и рассказ вроде не окончен, но в следующем абзаце уже прошел месяц и происходят вещи, никак не связанные с предыдущим рассказом. Короче, вывод такой. Если любите читать художку о разных странах, этот роман попробовать можно. В конце концов, он входил во всякие там топы и завоевывал призы. Читается быстро. Опять же, проблематику поднимает важную. Но вот стала бы я его дочитывать, если бы не книжный клуб? Не уверена.
419 

19.12.2020 16:13

Мария Степанова “Памяти памяти” (2017) ноунеймы Мне очень нравится выражение...
Мария Степанова “Памяти памяти” (2017) ноунеймы Мне очень нравится выражение “Back to roots” - обычно так описывают некогда популярную группу, которая нашла свой звук, но потом из-за череды скандалов, наркотиков, ударившегося в религию басиста и вышедшего в окно гитариста, потеряла все. Тогда группа “возвращается к корням”, чтобы перезапустить свою карьеру и прокатиться по 40 городам России с туром. Кажется, что книга “Памяти памяти” устроена похожим образом. Автор собирает культурные артефакты своей семьи и через время и смерть тянется к истоку, откуда все началось. Примерно после первой из трех частей приходит понимание, что сюжета не будет, а Степанова скорее исследует сам феномен памяти и ложной памяти, в том числе. У такой идеи весьма много западных аналогов, например, “Луковица памяти” Гюнтера Грасса, где автор также промывает личный опыт в поисках золота. С другой стороны, книга во многом перекликается с романом “Казус Кукоцкого” Улицкой. Что отличает текст Степановой? Обложку книги украшает надпись “романс”, но пусть она вас не пугает - по обилию выразительных средств текст, конечно, похож на белый стих, но произведение все-таки прозаическое. Сама Степанова издала несколько поэтических книг, поэтому для нее это такая компромиссная форма. По ходу повествования Степанова натыкается на довольно мощные философские вещи, но ей почему-то интереснее рассказать о цвете занавесок в прихожей ее тети 60 лет назад. Автор как будто задалась идеей показать читателям что-то очень личное, а потом испугалась этой интимности и попыталась замять историю. Это создает неприятный разрыв между ожиданием и реальностью. В этом путешествии по волнам памяти легко потерять ветер в парусах и бросить книгу на середине. 7 из 10
403 

09.03.2020 13:39

​​Красота внутри

Я редко пишу о кино и вообще редко обозреваю или рекомендую...
​​Красота внутри Я редко пишу о кино и вообще редко обозреваю или рекомендую...
​​Красота внутри Я редко пишу о кино и вообще редко обозреваю или рекомендую фильмы, но тут просто не могу не поделиться своим открытием. Мини-сериал «Красота внутри» меня приятно удивил. Причём этот сериал настолько «мини», что все серии умещаются менее чем в 40 минут экранного времени. Сезон состоит из 6 частей, каждая из которых по хронометражу не превышает 10 минут. Сюжет Сериал повествует о парне по имени Алекс, который каждый день просыпается в новом теле. Сегодня он белый юноша, завтра азиат, послезавтра девушка, а на следующий день старик... Толстый худой, красивый и не очень, но это всегда он. Здесь много к чему можно придраться и много вопросов остаётся без ответа: если уж он просыпался стариком, почему ни разу не превратился в младенца, например. Почему вообще это с ним происходит, как у него дела обстоят с документами, как он платит налоги, занимаясь бизнесом или как решает проблемы с соседями, которые наверняка замечали, что каждый день из его дома выходят совершенно разные люди, и пр. Но это всё не столь важно. Важно то, какие чувства вызывает этот сериал. В век экшн-боевиков, фильмов по комиксам, желтушных трэш-кинолент и обилия насилия на экране, это кино — как глоток свежего воздуха среди всеобщего мракобесия. Это я вам после просмотра «Чёрного зеркала» говорю. История сосредотачивается на чувствах героя, ощущениях мира и привычках к такой жизни, а ещё на главной романтической линии персонажа. Это картина о любви, и это прекрасно. Не могу сказать, что здесь очень глубокий сюжет, но многие моменты истории завораживают. Что ещё зацепило? Приятная глазу съёмка ручной камерой, крупные детальные планы, тёплый цветокор, совершенно прелестная умиротворяющая музыка, сопровождающая ленту (преимущественно пианино). Всё это оставляет приятное послевкусие. Но, чёрт возьми, как же мало этих сорока минут. Сколько тем можно было раскрыть, сколько приключений и необычных ситуаций, связанных с такой особенностью и её неудобствами можно было рассказать, но, к сожалению, в конце сезона лента ставит жирную точку в истории персонажей. Браво людям, которые не побоялись снять столь необыкновенное кино! Не пожалейте 40 минут своей жизни, чтобы увидеть прекрасное. Особенно рекомендую любителям мелодрам и добрых жизнеутверждающих фильмов. Приятного просмотра! фильмы https://telegra.ph/file/45c0192e2496d656772bb.jpg
408 

20.10.2020 09:17

Красный, белый и королевский синий
Автор:  КейсиМаккуистон
Жанр:...
Красный, белый и королевский синий Автор: КейсиМаккуистон Жанр:...
Красный, белый и королевский синий Автор: КейсиМаккуистон Жанр: Зарубежныелюбовныероманы, Современныелюбовныероманы Описание книги После того как мать Алекса избрали президентом, парня стали воспринимать кем-то вроде небожителя. Привлекательный, умный, харизматичный, – просто находка для PR-службы Белого дома. Есть только одна проблема: отношения Алекса с Генри, принцем Великобритании, не задались с самого начала. И когда в СМИ появляется фото неприятного инцидента между Алексом и Генри, становится понятно, что пора что-то предпринять. Так появляется план: сделать вид, будто молодые люди – давние приятели. И что начинается как фальшивая дружба, красивая только на фото в социальных сетях, становится глубже и опасней и для Алекса, и для Генри.
420 

30.12.2020 10:42


«Девушка, женщина, иная» Бернардин Эваристо Я впервые услышала о Бернардин...
«Девушка, женщина, иная» Бернардин Эваристо Я впервые услышала о Бернардин Эваристо в октябре прошлого года, когда она вместе с Маргарет Этвуд получила Букеровскую премию вопреки правилам. В истории этой награды она первая чернокожая лауреатка и первый автор из Британии. В оригинале роман называется «Girl, Woman, Other» и более четко состав действующих лиц и не опишешь. Всего их двенадцать и все они редкие в английской литературе главные герои – чернокожие женщины (и одна небинарная персона) в возрасте от 19 до 93 лет. Они либо иммигрантки, либо дочери иммигранток из Нигерии, Барбадоса, Эфиопии. Все взаимосвязаны между собой - родственницы, подруги, любовницы, одноклассницы, коллеги. Большая часть из них приглашена на премьеру спектакля об африканских амазонках в Национальном театре, где им предстоит встретиться в финале. Несмотря на общий опыт, связанный в первую очередь с происхождением, героини обладают разными взглядами и набором привилегий. Само понятие привилегии - это, пожалуй, самая шаткая в романе категория. Вот как рассуждает однокурсница одной из главных героинь: Обама менее привилегированный, чем какой-нибудь белый подросток, деревенщина, живущий в трейлере, которого воспитывает мать-одиночка, а отец сидит в тюряге? Или страшный инвалид более привилегированный, чем сириец, которого пытали на родине, и он попросил политического убежища? Студентка Язз, учительница Шерли, пожилая фермерша Хэтти, театральная постановщица Амма, мать-одиночка ЛаТиша и другие - не агитационные листовки, не ходячие стереотипы. Они, путешествуют по этому миру с индивидуальным набором возможностей и ограничений. У кого-то поклажа будет полегче, у кого-то потяжелей, но двух идентичных не найти. В этом мире многие вещи хотят казаться определяющими буквально все - пол, раса, класс. Но человек всегда больше, чем любое определение. Многоголосие романа Эваристо видится мне шумным речным потоком (символично, что в романе нет точек), сшибающим стоящие на пути штампы. зарубежнаялитература роман феминизм
410 

18.11.2020 11:52

Я в Канаде с февраля. По-прежнему столько новых запахов, привкусов и ощущений...
Я в Канаде с февраля. По-прежнему столько новых запахов, привкусов и ощущений, что они сливаются в белый шум, и я не в силах переключить канал, потому что нахожусь внутри, а не снаружи. Онтарийский ноябрь пахнет горько-сладко – чуть подпрелой листвой и кострами. Так пахла Сибирь в сентябре. И от этого наследства детских ассоциаций у меня в мозгу плавится олово. Память запахов – безмерно сильная штука. Я читала, как одна девочка после многолетней разлуки узнала по запаху свою мать, вернувшуюся из концлагеря. У меня нет таких ярких примеров, но я помню, как пахнет комод в квартире покойного отца, бабушкина шаль или школьный коридор. Запахи – привязчивая вещь. Как любовь или жвачка, приставшая к ботинку. Наверное, я обожаю Пастернака прежде всего потому, что его масляной краской иллюстрированная поэзия всегда источает запахи.
345 

12.11.2020 17:53

​​Сдал колонку в мартовский Forbes, но кое-что не влезло, поделюсь здесь.
​​Сдал колонку в мартовский Forbes, но кое-что не влезло, поделюсь здесь.
​​Сдал колонку в мартовский Forbes, но кое-что не влезло, поделюсь здесь. Материал был по книге о том, как происходит отбор при зачислении в самые престижные вузы мира - американские. Автор поучаствовал в работе приемных комиссий, проследил за судьбами пары десятков абитуриентов и написал неплохую книгу. Мне вообще интересна внутренняя кухня таких вещей, в свое время писал о книге про то, как устроен мир американских литературных критиков (http://enotable.org/bookcritics). Так вот, при поступлении в гарварды и принстоны оценки, конечно, важны, но «решают» дополнительные критерии типа проактивного участия во внешкольной деятельности. Автор говорит, что зачислять исключительно на основании выдающихся школьных оценок и результатов экзаменов перестали из-за… евреев: Сильные абитуриенты «представляли проблему для колледжей Лиги Плюща: еврейские студенты преуспевали на вступительных экзаменах и поступали в количествах, заставлявших родителей и бывших выпускников аристократического класса Новой Англии чувствовать себя некомфортно. Как писал Джером Карабел в своей книге 2005 года "Избранные", колледжи впервые разработали элементы сегодняшней «всеобъемлющей оценки» при приёме в тайной попытке не допустить еврейских студентов. Вузы стали запрашивать рекомендательные письма и начали принимать во внимание внеклассные мероприятия, а также географическое положение абитуриентов (чтобы расширить свое присутствие за пределами Нью-Йорка, где проживают большие группы еврейских студентов). Именно тогда статус «династия выпускников» стал значительным плюсом при поступлении, потому что было мало выпускников-евреев. Цель состояла в том, чтобы избежать отбора студентов только по заслугам в учебе.» Сейчас «новыми евреями» стали американцы азиатского происхождения (в осн. индийского и китайского). Страну сотрясают суды по поводу предвзятости при приеме. Одно исследование обнаружило, что чтобы иметь равные шансы на прием «азиат» должен набрать на 140 баллов больше на тесте SAT (их ЕГЭ), чем белый и на 450 больше, чем черный. Внутреннее расследование в Гарварде выяснило, что если опираться исключительно на оценки, то «азиаты» составили бы 43% зачисленных. Сейчас их ±20%. https://telegra.ph/file/4b8fec45bad06048f086f.jpg
284 

03.02.2021 19:04

​​Мой любимый фрагмент в «Книге Дины» - о том, как Стине приручила птиц гаг...
​​Мой любимый фрагмент в «Книге Дины» - о том, как Стине приручила птиц гаг...
​​Мой любимый фрагмент в «Книге Дины» - о том, как Стине приручила птиц гаг, чтобы собирать их пух. Его и правда собирают так, как описано в романе: самый ценный гагачий пух – тот, что птицы выщипывают у себя на груди и используют для утепления гнезд. Когда гаги покидают гнезда, находчивые норвежские (и исландские) фермеры приходят и этот пух из гнезд собирают. Ни одна птица в процессе не пострадала, как говорится – более того, гнездовья гаги всячески оберегают и охраняют от хищников. Ну прекрасно же: «Матушка Карен называла это весенним чудом. Оно повторялось каждый год с той самой весны, когда в грудях у Стине не осталось больше молока. А началось все с того, что Стине увидела гагу, которая гнездилась на прибрежных шхерах и островах. И узнала, что в нынешние времена гагачий пух ценится очень высоко. Стине всегда ладила с природой. Она начала строить укрытия для гаги. Связывала из веток можжевельника что-то вроде палаток. Кормила птиц и разговаривала с ними. А главное, следила, чтобы никто не тревожил их и не трогал их яйца. Весна за весной птицы сотнями возвращались к родным берегам. Они выщипывали на груди пух и выстилали им свои гнезда. По всему приходу шла молва о том, как лопарка из Рейнснеса пасет гагу. И суммы, которые она выручала за собранный в опустевших гнездах пух, вырастали до невероятных размеров. Денег было столько, что лопарка даже положила их в банк. Небось собирается уехать в Америку и открыть там свое дело. Некоторые женщины, имевшие к тому склонность, пытались подражать Стине. Но у них ничего не вышло. Лопарка своим колдовством переманила в Рейнснес всю гагу! Гага у нее как ручная, говорили те, кто видел все своими глазами. Когда подходил срок садиться на яйца, гага неожиданно появлялась в самых немыслимых местах. Как-то раз одна птица зашла в открытую дверь поварни и расположилась высиживать яйца в большой печи, где пекли хлеб. Стине и Олине не могли договориться, что важнее: пользоваться в период высиживания печью или оставить гагу в покое. Олине проиграла битву. Дело было так. Олине послала работника в поварню, чтобы он вынес гнездо и развел в печи огонь, но на него ястребом налетела Стине. Она схватила парня за руку и что-то сказала по-лопарски, глаза у нее сверкали. Этого было достаточно. Белый как мел работник пришел на кухню к Олине. — Боюсь, погубит она меня своим колдовством! — объявил он. На том все и кончилось. С тех пор двери в поварню и дверцы печи были открыты, чтобы гага в любое время могла свободно выходить за кормом. За каждой кочкой и под каждым нависшим камнем пряталась жизнь. Стине собирала пух, когда птицы садились на гнезда. Ее юбка постоянно мелькала среди камней. Она никогда не забирала из гнезда весь пух. Брала понемногу то тут, то там. Иногда темно-карие глаза Стине и черные круглые глаза гаги встречались. Птицы сидели спокойно, пока она собирала пух по краю гнезда. После ее ухода гага немного шевелилась, вытягивала крылья и получше подбирала под себя яйца. Потом быстро выщипывала на груди пух вместо того, который унесла Стине. В эти апрельские и майские дни Стине опекала сотни привыкших к ней птиц. Они прилетали каждый год. Те, что вывелись в Рейнснесе, непременно возвращались сюда. «Весеннее чудо» постепенно росло. Когда птенцы вылуплялись, Стине в своем переднике относила пушистые комочки к морю. Чтобы помочь гаге защитить потомство от ворон. Птицы спокойно замыкали шествие. Переваливаясь с боку на бок, они шли за Стине, о чем-то громко лопоча. Словно спрашивали у нее совета, как воспитывать детей. Стине сидела на камнях и охраняла семьи, пока они не воссоединялись в воде. Самцы, те уже давно успели убраться восвояси. Вернуться в море, на свободу. Самки оставались одни. Стине принимала их одиночество близко к сердцу. Постепенно пушистые комочки оперялись, меняли цвет, учились находить пищу. Осенью они улетали». цитаты https://telegra.ph/file/f0191fdbd8431576a18f4.jpg
254 

09.02.2021 11:00

Book: «Падшие ангелы» Трейси Шевалье Вот что-то Трейси Шевалье на кого-то...
Book: «Падшие ангелы» Трейси Шевалье Вот что-то Трейси Шевалье на кого-то злилась, поэтому книга у нее получилась злая. И, главное, пострадали-то совсем невиновные. Трейси Шевалье нашла свою нишу: она берет какой-нибудь исторический сюжет или персонажа и вокруг него описывает жизнь. Просто жизнь. У нее не бывает хэппи-ендов (в лучшем случае не все умрут), у нее не бывает внезапных прорывов (Рокфеллер не приходит, принц не приезжает, даже никакая завалящийся белый конь не скачет ), но выходит все довольно правдоподобно. Построив «Падших ангелов» вокруг темы суфражисток Шевалье показывает много кладбища, много секса и не очень много суфражисток. В итоге, кладбище остается неприкосновенным, суфражистки в перспективе победят, а из-за секса (на кладбище, с суфражистками) столько проблем получилось, что в итоге жалко только бедную умненькую девочку Мод (от имени которой ведется большая часть повествования ️) да ее кухарку. Спасибо Трейси, хоть их ты не тронула. Мой личный рейтинг: 6/10 https://peresmeshniki.com/books/padshie-angely-tracey-shevalier/
194 

24.02.2021 20:12

Как-то раз подруга пригласила меня на поэтические чтения в местный клуб...
Как-то раз подруга пригласила меня на поэтические чтения в местный клуб, пользующийся в узких кругах сомнительной репутацией. Я и поэзия находимся на разных концах литературного спектра, но, так как антропологический интерес – главная движущая сила моей жизни, я никогда не отказываюсь от подобного рода авантюр. Провинциальная поэзия? Клуб, который на проверку оказался пропахшим кошками гаражом без признаков цивилизации? Отличное приключение, дайте два! Первым на сцену вышел семиклассник, который заявил, что своё дебютное стихотворение он написал после того, как неудачно распечатал домашнее задание по математике, и вместо ряда буковок и цифр принтер выплюнул ему в руки белый лист с единственным словом ЗАЧЕМ? И тогда семиклассник понял – зачем. В смысле, зачем это всё происходит в нашем бренном мире, нащупал внутри себя поэта, сел и написал свой первый шедевр (в этом месте я даже пожалела, что так мало времени уделяла в школьные годы домашним заданиям по математике: возможно, парочки экзистенциальных кризисов удалось бы избежать). Стихотворение, кстати, было неплохим – насколько я могу судить со своих книгоблогерских низин – то есть, оно спокойно могло бы выйти из-под пера любого подростка, который сейчас балуется стишками, а через десяток лет променяет поэзию на психотерапию. Но после неплохого начала, семиклассник нарушил единственное правило этого поэтического клуба – никогда и ни при каких условиях не говорить, что ты читаешь рэп. Что с ним случилось после того, как он, освистанный, покинул сцену, так и не добравшись до панчлайна? Пишет ли он стихи до сих пор? Читает ли рэп? Может быть, он второй Слава Марлоу, потенциалу которого не дали раскрыться воинствующие панкообразные поэты? Думаю, этого мы никогда не узнаем. После семиклассника на сцену вышел юноша в длинном чёрном плаще, с серым шарфом, перекинутым через плечо и загадочным томиком под мышкой (готова поспорить на что угодно – это был томик Байрона). В общем, типаж понятный. И какого же было моё удивление, когда через парочку стихотворений, пронизанных неприкрытым самолюбованием, он выдал нечто по-настоящему гениальное. С перепугу я решила, что нет, поэзия не умерла, она даже в глухих северных широтах живее всех живых. Но потом он заявил, что только что прочитал не самое известное произведение Мандельштама и, стыд и срам тому, кто этого не понял. Пришлось сидеть, стыдиться и в очередной раз разочаровываться в собственной безграмотности и томных романтических юношах, как будто придуманных для того, чтобы в них разочаровываться. Затем на сцену выходили современные менестрели, панки и рокеры (и больше ни одного рэпера, хотя, готова поклясться – в зале сидела еще парочка, но после фиаско семиклассника, они вряд ли были готовы на каминг аут). И когда на сцене девушка с именем Ночной Сторож читала очень грустные, но очень монотонные стихи, мы с подругой всё же решили покинуть мероприятие – все-таки, поэзия – это прекрасно, но мещанский быт, увы, никто не отменял.
185 

28.02.2021 14:39

Сегодня в Москве стартует ярмарка non/fiction – главное книжное событие года.
Сегодня в Москве стартует ярмарка non/fiction – главное книжное событие года. Побывать на ней у меня, традиционно, не получится, но не составить список издательских новинок, приуроченных к ярмарке, я просто не могу. Ловите пару идей, на что можно потратить деньги, если душа требует спустить состояние на книжки и ни о чём не жалеть. художка 1. Чжан Юэжань «Кокон», издательство Фантом-Пресс Я человек простой: вижу рекомендацию Алины Перловой ака главного специалиста по современной китайской литературе в моём инфополе – заношу в хотелки. Уже прочитавшие роман обозреватели обещают роман о дисфункциональных семьях и эпохе культурной революции в Китае. Звучит как неочевидное комбо! 2. Эмили Раскович «Айдахо», издательство Фантом Пресс Большой американский роман о памяти и беспамятстве с элементами детектива. 3. Ксения Буржская «Мой белый», издательство Эксмо История взросления девочки Жени в семье с двумя мамами. Невозможно не провести параллель с «Днями нашей жизни» Микиты Франко – надеюсь найти в «Моём белом» такой же важный социальный посыл в чутком исполнении. 4. Алла Горбунова «Другая материя», издательство АСТ: Редакция Елены Шубиной Пока я собираюсь с мыслями, чтобы рассказать о своих впечатлениях от предыдущего романа Аллы Горбуновой «Конец света, моя любовь», недавно получившего премию «Нос», в книжных уже можно найти новую книгу Горбуновой «Другая материя». Снова сборник стилистически разных рассказов, неуловимо объединённых между собой. 5. Оксана Васякина «Рана», издательство НЛО Ну и, чтобы далеко не уходить от жанра поэтической прозы, упомяну прозаический дебют рок-звезды современной поэзии Оксаны Васякиной. Главная героиня едет из Волгограда в Сибирь, чтобы захоронить прах умершей матери, попутно размышляя о смысле бытия. Ожидаю сильное высказывание на грани нервного срыва.
82 

24.03.2021 16:16

По всем вопросам пишите на youbooks-email@yandex.ru