Назад

​​ Белое солнце дознавателей Авторы: Ри_Тайга Серия «Последняя из рода Блау...

Описание:
​​ Белое солнце дознавателей Авторы: Ри_Тайга Серия «Последняя из рода Блау (= Грозовая охота)» 4 Жанр(ы): Фэнтези Описание: Все в том же неприветливом мире есть солнечный южный край, где очень жарко… вообще всё на Юге — очень. И только в пустыне, где можно чувствовать песчаный ветер, обычно всё как надо. На этот раз ветер дует с севера — приближается буря. И это бедствие Блау… Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/54987d2c4c8b5b4f110fa.jpg

Похожие статьи

​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором:

• Спасти автобус с...
​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором: • Спасти автобус с...
​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором: • Спасти автобус с детьми или любимую девушку; • Пожертвовать собой, чтобы человечество нашло лекарство от вируса или спрятаться и прожить в страхе всю оставшуюся жизнь; • Отдать себя науке или посвятить время семье... Здесь нет правильного выбора, и оттого выбор героя всегда будет резонировать со мнением читателя. Мы не делим деяния персонажа на чёрное и белое, не говорим читателю, что правильно, а что нет, а ставим его перед фактом действия персонажа. Во-первых, такой конфликт будет держать в напряжении, во-вторых, герой не будет выглядеть однобоким, добряком или плохишом, и в-третьих, ловим читателя на крючок. При любом раскладе читатель будет сопереживать персонажу, попавшему в столь трудную ситуацию. литприёмы https://telegra.ph/file/b02d87412716b169b7f41.jpg
2386 

13.11.2020 09:38

КОНФЛИКТ - ДВИГАТЕЛЬ ИСТОРИИ В чем конфликт? Это первый вопрос, который...
КОНФЛИКТ - ДВИГАТЕЛЬ ИСТОРИИ В чем конфликт? Это первый вопрос, который шеф-редактор задаёт автору. Особенно если история получилась вялая и невыразительная. Если в тексте нет явного противостояния характеров, борьбы за что-то или вопреки чему-то, то истории нет. Даже в новостных репортажах всегда есть конфликт. Поэтому, правило первое: Конфликт – это основа драматургии любого произведения В общечеловеческом смысле есть два вида конфликтов: внутриличностный и межличностный или внутренний и внешний. В драматургии их шесть. Я против я. Конфликт первого уровня. Или базовый конфликт. Любой персонаж всегда стоит перед выбором, как поступить. Один из вариантов – по совести, но заплатить высокую цену. Другой – эгоистично, аморально, но при этом просто и быстро добиться результата. Борьба при этом происходит в голове/душе человека. Обычно характер героев мы раскрываем именно через «я против я». Этот вид конфликта в дальнейшем и определит, кто перед нами: положительный персонаж или антигерой. Мой любимый приём – перерождение. Это когда изначально, вроде бы, геройский герой вдруг превращается в антигероя. И наоборот. • Джейме Ланнистер в начале саги – настоящий подонок. Но к концу истории его характер трансформируется. • Дейнерис Таргариен – превращается в мудрую и сильную королеву, её боготворят, но затем она слетает с катушек и единственный способ её остановить – убить. Человек против человека. Противостояние второго уровня. Этот вид конфликта называют внешним. Человеческое «я» противостоит другому «я». Это далеко не всегда чёрное и белое или борьба добра со злом. В борьбу «человек против человека» могут вступать два изначально положительных персонажа или два изначально отрицательных. Но и их может ждать трансформация. Например, история Баки Барнса в «Первом мстителе». Человек против общества/государства/системы. Это уже третий уровень конфликта. И любимый приём русских классиков. Что ни возьми – везде прослеживается тема «маленького человека», которого давит злое и бессердечное общество. Или противостояние индивидуального – коллективному. Человек против сил природы. Это конфликт, частью которого мы все стали в 2020 году. И благодаря которому, поконфликтовали сами с собой на почве масок и перчаток и 100% пару раз поругались по этому же поводу ещё с десятком людей из окружения, как ближнего, так и не очень. Ну, а если серьезно, то все произведения о катастрофах строятся именно на основе этого конфликта. Человек беспомощен. Мать природа – та ещё затейница по части количества и изощрённости сценариев уничтожения всего человечества. Человек против машины. Смогут ли машины заменить человека? Захотят ли уничтожить? Смогут ли научиться любить и сопереживать, как люди? Чем интенсивнее развивается сегмент высоких технологий в области искусственного интеллекта, тем интереснее конфликты создают сценаристы и писатели. Человек против судьбы. Кто-то в этой схватке выигрывает, а кто-то погибает. Кому-то хватает упорства и непоколебимой веры в себя или людей. А кто-то слишком быстро сдаётся. Каким бы ни был движок этого конфликта, он всегда интересен. Помните, миллионера из трущоб? А историю рыцаря с Хитом Леджером? Каждый из этих конфликтов прекрасно работает самостоятельно. Но по-настоящему грандиозные произведения обычно сочетают все или хотя бы 5 из 6 видов конфликтов, множество перерождений и трансформаций. Отсюда второе правило: Чем больше видов конфликтов в тексте – тем лучше. Пользуйтесь сами. Делитесь с коллегами и друзьями! ПИШЕМ ИНТЕРЕСНО с Екатериной Авалиани
2218 

15.11.2020 21:17

​Бернар Вербер «Древо возможностей» (2002 г.)

Перед нами - сборник рассказов...
​Бернар Вербер «Древо возможностей» (2002 г.) Перед нами - сборник рассказов...
​Бернар Вербер «Древо возможностей» (2002 г.) Перед нами - сборник рассказов на тему «А что, если...?». Что будет, если кожа у людей станет прозрачной? А если появится возможность проводить каникулы не только в других странах, но и в других эпохах? А если создать машину, которая будет просчитывать любые возможные «А если?». «Древо возможностей» - идеальная по объёму книга на один вечер (ну максимум на два). Рассказы очень короткие, но за 10-15 страниц успеваешь и проникнуться к героям, и пропустить через себя проблему, которую затрагивает автор. Здесь есть всё: и инопланетяне, разводящие людей как питомцев, и древние боги, сражающиеся с танками, и рука, взбунтовавшаяся против остального тела (реверанс в сторону Гоголевского «Носа», не иначе). При этом в рассказах есть не только цепляющие сюжеты и твисты, но также и колкий социальный/ политический подтекст: ангажированность СМИ, выходящая за грани разумного мода, отторжение обществом стариков и тех, кто отличается от других. Потому все 20 рассказов сборника читаются залпом, да ещё и оставляют приятное послевкусие для размышления: «А что, если это действительно будет так?». Книгу я прочитала ещё когда была подростком, и тогда она конкретно взорвала мне мозг. Один из рассказов - «Тайна цифр» так крепко засел в моей памяти, что я решила перечитать весь сборник сейчас. И не пожалела ни минуты! Вы только посмотрите: В некоем царстве к математике подходят не просто основательно, а со священным благоговением. Детей учат считать до 9, взрослые «прошлого поколения» могут считать до 10, а мировая духовная элита - до 19. Каждое число - это не бездушный символ, а целая философия. 1 - это бог, личность, мир и начало всех начал. 2 - мужское и женское, чёрное и белое, противотечение и противопоставление. 3 - это плод любви 2, наблюдатель за 2, трехмерный мир. И так - со всеми числами. Однажды молодому священнику-рыцарю Венсану поручают найти и казнить еретиков, которые познали сумму 9+9 и столь мощные знания лишили их рассудка. Он отправляется на их поиски и пытается понять, кто сошёл с ума: еретики или весь мир? книги чтение литература мечты космос https://telegra.ph/file/972578d3b101dc76026cf.jpg
1946 

30.03.2021 18:30

«Психология зла: почему человек выбирает темную сторону», Джулия Шоу «Как...
«Психология зла: почему человек выбирает темную сторону», Джулия Шоу «Как общество, мы много думаем о зле и при этом совсем не обсуждаем его по-настоящему» Джулия Шоу – криминальный психолог, специализирующаяся на ложных воспоминаниях (на эту тему, кстати, у нее тоже есть книга). В «Психологии зла» она исследует то, как мы совершаем, воспринимаем и оцениваем злые поступки, что есть зло в принципе, почему оно существует и кто на него способен. В этой небольшой книге Шоу уместила столько тем, что по каждой из них можно было бы написать отдельный том. На двух сотнях страниц она успевает рассмотреть и нейробиологические предпосылки совершения зла, и то, как технологии способствуют преступлениям, и психологию группового мышления, и сексуальные девиации и отношение к ним общества, и нацистов с террористами, и культуру насилия, и серийных убийц. Плюс небольшой книги в том, что читается она быстро. Минус – в том, что каждую тему можно было бы еще раскрывать и раскрывать, но не успеваешь ты в нее вчитаться, как утыкаешься в беглое заключение и переходишь к следующей главе. Основная идея, впрочем, кристально ясна несмотря на сжатость материала: Шоу убеждена, что зло важно обсуждать, но не менее важно не дегуманизировать тех, кто его совершает. Это не равно оправданию преступников – но нам необходимо не переставать видеть в них людей. Грань тонкая, что есть то есть. Что мы делаем, сталкиваясь с очередной историей об ужасающей, неимоверной жестокости? Чаще всего сокрушенно предполагаем, что исполнитель этой жестокости – садист и психопат, что у него что-то не так с психикой. Так комфортнее и проще - ведь таким образом мы как бы разграничиваем себя и его: с нами-то все нормально, мы на такое неспособны. Так вот, не факт. На совершение зла способны, в принципе, все люди, и об этом стоит не забывать. «Если человек совершил жестокие преступления, это еще не значит, что он психически болен. Предположение, будто все, кто совершает такие преступления, психически нездоровы, снимает личную ответственность с виновных и стигматизирует страдающих от психических заболеваний». Есть у дегуманизации и другая грань – когда преступники дегуманизируют своих жертв. Тут можно вспомнить, как нацисты в своей пропаганде представляли евреев. Как только ты перестаешь видеть в другом человеке человека (а видишь, например, врага, угрозу или просто недостойное существо), мысль о том, чтобы причинить ему боль, перестает быть ужасной. Второй важный процесс, играющий роль в совершении зла, - деиндивидуализация. Она происходит, когда мы воспринимаем себя как анонимов (вспомните, как легко писать гадости в комментариях в интернете – многое из того, что мы там пишем, никогда не сказали бы в лицо ни одному живому человеку). Балаклавы на лице – тоже из этой оперы. «Похоже, что так же, как и в реальной жизни, мы гораздо более склонны вести себя мерзко в сети, когда мы раздражены и когда другие ведут себя мерзко». В общем, книга поднимает много важных вопросов, ссылается на множество исследований и побуждает к размышлениям, которые не заканчиваются, когда дочитываешь до последней страницы. Что делать со всей этой информацией? Принимать к сведению – как минимум. Вспоминать к месту, когда появляется охота надеть белое пальто и дать моральную оценку чужим поступкам или написать кому-нибудь злобный комментарий в интернете. И, выражаясь словами автора, «не дегуманизировать тех, кто дегуманизирует других» - это, пожалуй, самое сложное. «Если бы вы могли вернуться в прошлое, убили бы вы маленького Гитлера?»
1856 

06.05.2021 09:59

Привет, пирожочки. Long time no see. Давайте сегодня про книжку , которая...
Привет, пирожочки. Long time no see. Давайте сегодня про книжку , которая продолжает серию ободряющих текстов «как жить в современном мире, если ты женщина». Ольга Нечаева, предпринимательница, экс-вице-президент в FOX, женщина с регалиями, мать двоих детей и обладательница других атрибутов вандервуман, предлагает побыть поддержкой для читательниц, заступницей, которая врежет по лицу их внутренним критикам и распахнет окно навстречу ветру Свободы (с большой буквы). Но говорит, конечно, себе и о себе. При этом говорит она отличные вещи — о любви и партнерстве, о родительстве, о том, чтобы смочь, сметь и позволить. «Пора подумать, какие мои слова простреливают ребенку висок и становятся его внутренним голосом — тем самым, которым на протяжении всей жизни нашептывать услышанное». Ух, больно! (Вспомните, что вы себе первое говорите, когда больно, плохо, страшно, оступилась, плохо сделала? Вооот). Но меня на протяжении всей книги смущала форма, в которую Нечаева эту поддержку облекает. Первые несколько глав выглядят как завоевание территории, установление авторитета, женщина-тигрица сейчас нам всем расскажет, как надо Жить Собой, потому что она-то знает, она-то ух как собой живет! Окей, окей, я поняла, не надо так волноваться! Медленно снимите белое пальто и положите его на пол! Глава про стыд и принятие своих чувств, эмоций, несовершенства и уязвимости — совершенно прекрасная, там коммандос уступает место проницательной понимающей и подбадривающей собеседнице, которая очень мягко раскладывает, как мир нас стыдит и почему нам не стоит стыдиться, на самом деле. Как принимать свои эмоции и чувства, как не бежать от боли и как не терять голову — супер, я подчеркнула, кажется, всю главу целиком. Часть, где она говорит про бережное и уважительное воспитание детей и делится опытом, тоже классная. Может быть, даже лучшая во всей книге: про то, как понять «капризы» и «истерики», а точнее увидеть то, чем они являются на самом деле — фрустрациями из-за нарушений картины мира, как помочь ребенку и себе с этим справиться. Как бережно относиться к его становлению, уважать его желания, чтобы воспитание не превращалось в набор манипуляций. В конце книги Ольга Нечаева снова вспоминает о читательницах: давайте, подруги, разожмите кулаки, расправьте крылья, вот она я, летаю, и вы давайте! Эй, может просто поговорим сначала? В общем, хорошая, но противоречивая книжка, в своем отношении к которой я так до конца и не определилась. Подойдет, если вы любите пространные эссе о женской силе (не без самолюбования) и/или интересуетесь проблемами воспитания детей — эта часть выше всяких похвал. Скорее не подойдет тем, кто привык к спокойным диалогам — если вы еще не читали «К себе нежно» Ольги Примаченко, читайте лучше ее скорее. Бумажная книга на сайте Альпины, электронная на ЛитРесе, а также у нас в MyBook и на Букмейте. P.S. И отдельный комментарий про нелюбовь не знаю кого, авторки, редакторки или дизайнеров к феминитивам: на обложке «Ольга Нечаева, создательница платформы Femosofia», на задней ее стороне «создатель…, предприниматель, писатель, колумнист, владелец» — в чем проблема слов «создательница», «предпринимательница», «писательница», «колумнистка», «владелица»? https://bit.ly/3COJJph
1471 

15.08.2021 16:50


10 лучших книг, основанных на реальных событиях 1. Павел Санаев «Похороните...
10 лучших книг, основанных на реальных событиях 1. Павел Санаев «Похороните меня за плинтусом» Эта история о мальчике и его бабушке перевернула тему взросления с ног на голову и превратила идею счастливого детства в злую пародию. В аннотации к книге написано, что она «гомерически смешна», — не верьте. Не смешна. Болезненна, искренна, честна до предела. И правдива. 2. Дэниел Киз «Множественные умы Билли Миллигана» Роман Киза раскрывает перед нами расколотый мир сознания Билли Миллигана, человека с множественной личностью. 24 отдельные личности, разные по интеллекту и устремлениям, ведут борьбу за обладание его телом, не позволяя ему контролировать свои действия. 3. Томас Кенэлли «Список Шиндлера» Действие книги основано на событиях, происходивших в оккупированной нацистами Польше во время Второй мировой. Немецкий промышленник, начальник концлагеря Оскар Шиндлер в одиночку спас от смерти в газовых камерах больше людей, чем кто-либо за всю историю войны. Стивен Спилберг снял по роману одноименный фильм, признанный одним из шедевров мирового кинематографа. 4. Роберт Грейсмит «Зодиак» Журналист Роберт Грейсмит провел расследование по делу серийного убийцы Зодиака, который терроризировал Америку с 1966 по 1981 годы. Так родился документальный рассказ, от осознания подлинности которого начинают шевелиться волосы на голове. Тревожная атмосфера нуарного детектива только усиливается, когда понимаешь, что убийца до сих пор где-то бродит... 5. Теодор Драйзер «Американская трагедия» Американский классик говорил: «Никто не создает трагедий — их создает жизнь. Писатели лишь изображают их». Поэтому за основу сюжета он взял случай, произошедший в 1906 году: молодой человек Честер Джиллет убил свою девушку Грейс Браун. Именно он стал прототипом главного героя «Американской трагедии» Клайда Гриффитса. 6. Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз» Американская писательница Бел Кауфман написала роман о школьниках и их учителях, детях и взрослых, о тех, кто идет против системы. Книга начинается словами «Привет, училка!» и заканчивается словами «Привет, зубрилка!», а между этими двумя репликами — письма, письма, письма... Крики людей, надеющихся, что их услышат. 7. Дина Рубина «На солнечной стороне улицы» Независимо от того, были вы на Востоке или нет, эту книгу прочитать стоит. В ней столько солнца, что его хватит ни на один серый промозглый день в средней полосе. В сюжете романа переплелись любовь и преступления, талант и страсть — и все это на фоне летнего Ташкента, такого, каким запомнила его Дина Рубина. 8. Сюзанна Кейсен «Прерванная жизнь» Эта книга — автобиография, воспоминания бывшей пациентки психиатрической больницы. Именно ее жизнь «прерывается», когда на фоне постоянно меняющегося мира 1960-х Сюзанна попадает в «параллельную вселенную» клиники, живущей по собственным законам. Это проницательное и достоверное свидетельство, которое позволяет взглянуть с иной стороны на здравомыслие и безумие. 9. Рубен Давид Гонсалес Гальего «Белое на черном» Когда вам кажется, что жизнь несправедлива и все идет не так, как надо, просто откройте книгу Гальего и ненадолго останьтесь в мире его персонажей — людей с ограниченными возможностями. Их оптимизм и совершенно нестандартный взгляд на привычные вещи станут для вас настоящим лекарством. 10. Грегори Дэвид Робертс «Шантарам» В тысячестраничный «Шантарам» ныряешь с головой. Современный Мумбаи плавится от жары, индийцы неторопливы, а мафиози — круче, чем в России 90-х. Сюда-то и угодил автобиографический герой Робертса, сбежав из австралийской тюрьмы. Роман порционно выдает экшен, духовные искания, любовные истории, зарисовки быта аборигенов — смешать, но не взбалтывать.
1459 

17.08.2021 17:30

Анкета читательских предпочтений Кирилла Бабаева, автора книги «От глиняной...
Анкета читательских предпочтений Кирилла Бабаева, автора книги «От глиняной таблички до биткоина: Как документы создавали наш мир»: 1. Книга, которую я сейчас читаю? Ф. Старр «Утраченное Просвещение: Золотой век Центральной Азии» - о том, как расцвет средневековой центральноазиатской культуры мог озарить весь мир, если бы не монголы. 2. Мое самое раннее воспоминание о прочитанной книге? Моя первая книга называлась «Не видели – увидим», и на обложке была изображена ласточка. Больше никаких тезисов я из неё не вынес, но она точно обозначила смысл моей жизни: познание мира во всех его проявлениях. 3. Книга, изменившая мою жизнь или оказавшая сильное влияние на меня? Сирил Паркинсон «Законы Паркинсона». Русский перевод подборки нескольких небольших пособий британского историка, которые в юмористической формы дали мне полное представление о человеческой психологии, навыках общения и успешном строительстве карьеры в любой сфере общественной жизни. Многие речевые обороты из этой книги я помню наизусть и с удовольствием ворую их в собственные сочинения. 4. Последняя хорошая прочитанная книга? Учебники по иностранным языкам, грамматики и научные монографии я читаю ежедневно, а художественную литературу не читаю никогда, так что хороший научпоп для меня – главный вид отдыха от работы. Недавно ознакомился с книгой Джеллико & Джеллико. «Ландшафт человека» - об истории ландшафтного дизайна и архитектуры. Она хорошо известна за рубежом, но в России издана совсем недавно. Мне прикольно читать книги с инфографикой, они всегда более структурированно ложатся в конспект – а без конспекта я не оставляю ни одной прочитанной книги. 5. Самое интересное, что я узнал недавно из книги? Вчера прочитал, что Василий Шульгин, известный государственный деятель начала XX века и идеолог Белого движения, в эмиграции написал так: «Мы заставили большевиков их красными руками сделать белое дело – создание единой и сильной России. Мы победили». Ну разве не прелесть? Над этой фразой можно думать бесконечно. 6. О чем бы мне хотелось, чтобы нонфикшн-авторы больше писали? О религии, верованиях, мифологии – вчера и сегодня. Эта сфера идеологизирована и потому более опасна для авторов, чем какая-нибудь никчёмная «Как рыба палтус изменила мир». Никак она его не изменила, а вот религия – даже очень. 7. Самая недооцененная на мой взгляд книга? Сегодня никто не читает Ленина – а зря, у него содержится множество остроумных и верных мыслей. Не о коммунизме даже, а об истории, философии, обществе. Это, несомненно, очень яркий автор. 8. Книга, заставившая меня по-новому на что-то взглянуть/изменившая мою точку зрения? Когда я собирал материал для своей «Истории человечества в великих документах», я с удовольствием прочёл «Государство» Платона, с которым раньше знаком был только по учебнику. Мысль о том, что демократия непременно ведёт к тирании, потому что мнение большинства всегда бесконечно тупое, а поэтому страной должна править прослойка самых образованных и профессиональных людей (то есть аристократия в её буквальном значении «власть лучших»), для меня стала настоящим открытием. 9. Книга, за которую мне стыдно, что я ее не читал? Я мало читал художки, за что периодически корю себя. Но в большинстве случаев Толстой, Достоевский, Диккенс и Мопассан для меня чрезвычайно малоинтересны, хотя когда-нибудь я непременно заставлю себя сесть за них. 10. Книга, которую я дарю в подарок (не написанная мною)? Сунь Цзы «Искусство войны». «Покорить чужую армию, не сражаясь – лучшее из лучшего». 11. Какую книгу я планирую прочесть следующей? Всё никак не доберусь до Харари «21 урок» - а надо бы, у него встречаются остроумные мысли.
1256 

26.09.2021 09:48

Айн Рэнд «Мы живые»
Айн Рэнд «Мы живые» "Кто страдает в этом мире? Те, в ком что-то не достаёт?
Айн Рэнд «Мы живые» "Кто страдает в этом мире? Те, в ком что-то не достаёт? Нет. Те, в ком есть что-то, чего в них не должно быть" ⠀ Свобода - как много в этом слове для каждого из нас, и для каждого свобода - это что-то свое, что-то очень важное. А для некоторых, как и для героини романа, свобода - это самое главное. ⠀ В романе Айн Рэнд описывается Петроград 20-х гг. ХХ века - тяжёлое время НЭПа, когда свободой и не пахло. Единственное, что мог выбрать человек - жить в этом хаосе (а, скорее, выживать) или умереть. Герои этого романа выбирают жить. ⠀ Эту книгу ругают критики и просто читатели, но я читаю ее постоянно. Да, у Айн Рэнд все чёрно-белое - если отрицательный герой, то с ног до головы, если положительный, то на грани волшебства. ⠀ "Мы живые" - толстенькая книга, которая пару раз точно перевернет ваше представление о мире. Послереволюционная Россия - это страшное время длинных очередей, продуктовых карточек, голода, доносов и убийств. Но и время любви, уважения, смелости и человечности.
1139 

26.10.2021 19:55

Вот Владислав Городецкий пишет рассказ для сборника «Улица Некрасова» от...
Вот Владислав Городецкий пишет рассказ для сборника «Улица Некрасова» от «Городца», а сайт «Прочтение» этот рассказ публикует, а я этот «Хмурый дижестив» (зочем-то) читаю. Пишет Влад примерно так. Пишет «Небо отсутствовало, вместо него белое пустое ничто растянулось во все стороны выше изломанной линии кровель и крыш», пишет «ветер задувал отовсюду, как либеральная пропаганда, а я зачем-то оделся в демисезонный бомбер, призывая затянувшуюся зиму опомниться», пишет «Я истыкал носом воздух перед собой», пишет «Я истыкал носом воздух перед собой», пишет «Мефедронщица пропала в расфокусе за турникетами», пишет «Когда-то с парнями мы делили комнату в общежитии архитектурно-строительного на переулке Бойцова» (именно НА переулке, я тёр глаза до покраснения, надеясь на глюк сайта или браузера, но нет, проклятое НА переулке истыкало глазом воздух прямо передо мной), пишет «На выходе из «Маяковской» от ограждения пандуса отвалилась трубка поручня» и даже пишет Влад «в этом состоянии все его лицо обмякало и даже нос, тут без метафор, съезжал чуть вниз», а я внутренне благодарю Влада, говорю спасибо, что хотя бы тут без опасных для литературного текста метафор. Влад много ещё о чём пишет в рассказе, но только непонятно зачем он это пишет, ведь все эти петербургские алко- и нарко-трипы мы читали, мужественно борясь с зевотой, ещё лет этак 20-30 назад, а корнями они уходят в глубокое советско-рассейское прошлое. И для того, чтобы хоть что-то новое открыть таким текстом нужно иметь внутри себя, автора, нечто большее, чем просто заяву с факами всему миру вокруг: смотрите, мол, как я круто бухать-ширяться умею. А у Влада ничего такого внутренне-осмысленного нет, и вообще непонятно зачем он всё это пишет, для какого такого читателя, с какой метацелью – дальше тоска-депрессия, внутренний глухой вой, запой и прч нечтб https://www.facebook.com/gorodetsky.vlad
1089 

10.11.2021 20:23

Подборка зимних историй Наступил заключительный месяц осени. И уже сейчас...
Подборка зимних историй Наступил заключительный месяц осени. И уже сейчас предлагаю заготовить книг на зиму. Я собрала для вас 20 книг с атмосферой холода, льда и снега: 1. Стивен Кинг "Сияние" 2. Фредрик Бакман "Медвежий угол" 3. Фредрик Бакман "Мы против вас" (продолжение) 4. Сара Джио "Ежевичная зима" 5. Джек Лондон "Белый клык" 6. Франк Тилье "Головокружение" 7. Сергей Довлатов "Зона" 8. Ганс Христиан Андерсен "Девочка со спичками" 9. Джек Лондон "Белое безмолвие" 10. Кормак Маккарти "Дорога" 11. Майкл Панке "Выживший. Роман о мести" 12. Михаил Булгаков "Вьюга" 13. Ю Несбё "Снеговик" 14. Дженнифер Макмахон "Люди зимы" 15. Татьяна Корсакова "Снежить" 16. Фэнни Флэгг "Рождество и красный кардинал" 17. Джек Лондон "Зов предков" 18. Кейт Милфорд "Дом из зелёного стекла" 19. Лорет Энн Уайт "Голодная пустошь" 20. Яна Вагнер "Кто не спрятался"
1112 

03.11.2021 20:16

​​«Полиамория. Свобода выбирать» Маша Халеви

Чувствую себя немножко бунтаркой...
​​«Полиамория. Свобода выбирать» Маша Халеви Чувствую себя немножко бунтаркой...
​​«Полиамория. Свобода выбирать» Маша Халеви Чувствую себя немножко бунтаркой, подкидывая вам 14 февраля книгу о полиамории. Сначала я планировала рассказать про сборник статей Полины Аронсон «Любовь: сделай сам. Как мы стали менеджерами своих чувств», но мэтча с этим текстом не случилось. Так что я срочно начала искать альтернативу и на этот раз купидон направил стрелу в нужное издание. Исследовательница и семейный консультант Маша Халеви сделала свой брак открытым в 2012 году. Ей тогда было сорок лет, пятнадцать из которых она провела в моногамных отношениях. Спустя два года она рассказала о перемене статуса в Фейсбуке. Еще через семь лет вышла книга «Полиамория. Свобода выбирать», посвященная не столько плюсам и минусам таких взаимоотношений, а критике культурных стереотипов вокруг классического уравнения «жили они долго и счастливо ВДВОЕМ». Начинает свой рассказ Халеви по классике с эволюционной биологии, где лебеди не такие уж однолюбы, а наши ближайшие родственники бонобо и вовсе ведут бесстыдную сексуальную жизнь со многими партнерами (самки с большим количеством самцов, самки с самками, самцы с самцами). Увы, но обращаясь к миру животных сторонники и сторонницы традиционных ценностей не найдут там поддержки. Биология не слишком часто дает однозначные ответы, так что где-то рядом всегда бродят культурные представления, которые очень любят делить мир на черное и белое, мужское и женское, допустимое и неприемлемое. Естественное подлежит строгой классификации и оценке. Однако статистика пока идет вразрез с мировой госпрограммой поддержки моногамии: около 60% мужчин и 50% женщин по всему миру имеют внебрачные связи. «Трудно сказать, чем — культурой или генами — обусловлено то, что одни люди считают себя моногамными и состоят в моногамных отношениях, а другие — нет. Однозначного ответа на этот вопрос нет, да это и неважно. Ведь моногамия или немоногамия сами по себе не являются проблемой. Проблемы возникают, только если один из этих вариантов признают «незаконным». Мир, в котором общество навязывает немоногамию, был бы таким же, а может, и более несчастным, чем мир, в котором главенствует моногамия. Ведь в конечном итоге невозможно вписать нас всех в одни рамки. Даже если природа большинства из нас равна X, есть и те, кто не является этим самым X, а когда мы признаем это, не будет нужды в установлении «подлинной» природы человека». За короткой главой о пернатых и хвостатых следуют более сложные размышления из области антропологии, древнегреческой истории и жизненного опыта самой Халеви и десятков людей, чьи любовные связи не вписываются в рамку 1+1. Назвав книгу «Полиамория», авторка вовсе не претендует на превращение всех вокруг в себе подобных. В моногамии нет ничего плохого, если при этом не осуждаются другие варианты партнерств по взаимному согласию. Книга пытается подарить читателям и читательницам еще один вариант свободы - не сексуальной (хотя она неминуемо ждет всех за пределами долгих моногамных отношений), а личностной. Если вы не считаете процесс познания себя уловкой дьявола или психотерапевта, то почему бы не попробовать хотя бы изучить возможные варианты согласованной немоногамии? Я нахожусь в отношениях без измен, страхов и запретов уже семь лет и пока у меня нет сомнений в правильности выбранного жизненного сценария, но я точно не считаю его единственно верным и допустимым. А еще я не знаю наверняка оказалась бы я в этих отношениях будь в моде все долгие годы моего взросления полиамория или отсутствие культа романтических отношений в принципе. Риторические рассуждения достойные этого дня. ️ Что почитать вдогонку? «Расцветает самая красная из роз» Лив Стремквист - комикс о любви при капитализме «Почему любовь ранит?» Евы Иллуз - подробное исследование любви при капитализме без картинок «История жены» Мэрилин Ялом - история гетеросексуального брака в западной культуре «Мужчина мечты» Кэрол Дайхаус - хроника перемен в женском гетеросексуальном желании нонфикшн https://telegra.ph/file/d5ecc92120388f41f9ebe.jpg
556 

14.02.2022 12:01

​​Рассел Джонс – специалист по мультисенсорному маркетингу. В переводе на...
​​Рассел Джонс – специалист по мультисенсорному маркетингу. В переводе на...
​​Рассел Джонс – специалист по мультисенсорному маркетингу. В переводе на понятный язык: он точно знает, как продать квартиру с помощью аромата булочек с корицей или мороженое через «идеальный хруст» ...ьного рожка. В книге «Как работают наши чувства или почему кофе вкуснее из красной чашки» Джонс рассказывает, как эти маркетинговые уловки применить к своей повседневной жизни и сделать её более яркой и насыщенной, всё это – ссылаясь на исследования (правда, сносок в книге нет, так что на достоверность ссылки придётся проверять вручную). Он предлагает готовые «сенсорные рецепты», которые могут помочь быстрее заснуть, легче проснуться, досидеть до конца скучного рабочего дня или спланировать идеальное путешествие. Конечно, мне сразу захотелось поставить парочку экспериментов и проверить лайфхаки Джонса на себе! Начать я решила с хака, вынесенного в заголовок: кофе вкуснее из красной чашки. На кухне нашлись две чашки: красная с надписью Keep Calm and Love Crete, которую я привезла из греческого отпуска в 2018 году, и синяя с Тимоти Шаламе времён «Назови меня своим именем». Гипотеза Джонса не подтвердилась: моя любовь к Тимоти Шаламе оказалась сильнее ностальгических воспоминаний и мультисенсорного маркетинга, и кофе из синей чашки был как будто бы слаще. Наверное, если бы Тимоти Шаламе был изображён на чашке красного цвета, сахар в кофе можно было бы вообще не добавлять. Ну, ладно. Продолжим с напитками: Джонс утверждает, что белое вино идеально сочетается с треком Blondie «Heart of Glass», а красное – с песней «Bonnie and Clyde» в исполнении Сержа Генсбура и Брижит Бардо. Пока я искала нужную мне композицию Блонди, обнаружила, что у Гарри Стайлза вышел новый альбом и, признаюсь честно, немного забыла про свой эксперимент. Поэтому, выводы у меня такие: не знаю насчёт вина, но новый альбом Гарри Стайлза идеально сочетается с ледяным аперолем на летней веранде. А что там с планированием идеального путешествия? Джонс предлагает бронировать отели на Средиземноморском побережье, поедая оливки, и выбирать ресторан в Нью-Йорке под музыку Лу Рида и Джей Зи. К сожалению, о том, как создать подходящую сенсорную атмосферу при планировании поездки в Петрозаводск у Джонса ничего не сказано, поэтому и этот мой эксперимент был обречён на провал. Как видите, я не могу на 100% утверждать, что всё, о чем пишет Рассел Джонс в своей книге действительно работает. Но читать её было максимально увлекательно! Предлагаю и вам проверить лайфхаки Джонса на себе. А вдруг сработает? Издательство: _publishers https://telegra.ph/file/a642180542d8d70b77108.jpg
104 

01.07.2022 15:41


То, что вы хотели узнать о литературных течениях, но боялись спросить школьную...
То, что вы хотели узнать о литературных течениях, но боялись спросить школьную учительницу Для тех, кто не разбирается в литературных течениях, но очень хочет наконец понять, чем сентиментализм отличается от романтизма, читайте этот пост, который я пишу под чашку крепкого чая и вздохи собаки. Конечно, в тесных рамках поста всё это в салфеточном жанре. Это первая часть, чтобы не борщнуть. Вторая будет на днях. Начну с классицизма. Классицизм из своего XVIII века мужиками в буклях смотрел назад, в античность, откуда радостно черпал вдохновение. Всё строго. Конфликты — социальные. Вершина всего — разум. Персонажи четенько делятся на добрых и злых. Да, никакой психологии, всё черно-белое: либо отъявленный подлец, либо святой святец. Фамилии — говорящие. Назвал персонажа Кисломордовым или Обрюхатовым и, считай, создал характер. Крайне удобно. Текли по этому течению Тредиаковский, Мольер, Фонвизин, Ломоносов и др. ребята в париках и рисовой муке. Но рационализм и сухость, пусть торжественная, надоели. Захотелось в душу. А душа — это про чувство. И вот на смену морали приходит сентиментализм. Основа этого течения — слезы и обмороки, потому что, по мнению сентименталистов, иначе показать силу чувств нельзя. Закатил истерику — умеешь любить. Стоишь в сторонке, дырку на шторе изучаешь — равнодушная свинина. Важный герой сентиментализма — природа. Именно на ее материнском лоне происходят различные чувственные эксперименты. Вспомните бедную Лизу, чей последний девственный стон слышали только белки да Эраст. Из авторов здесь у нас Карамзин, Стерн, Жан-Жак Руссо и проч. Но надрыв тоже в конце концов приелся. Людям захотелось понять, откуда берется чувство. Им понадобилось заглянуть глубже в человеческие потемки. Народ заинтересовался психологизмом. Так возник романтизм. Но, как это часто бывает, чтобы дойти до сути, нужно поболтаться из крайности в крайность. Поэтому романтистов сначала так сильно увлек полудемонический образ главного героя — одинокий, трагичный, но при этом мятущийся и не находящий отрады в этом мире. Типичный лирический герой Лермонтова. Или помните демона Онегина из эротического сна Татьяны? Ну вот он — зазноба дев первой половины XIX века. Над таким героем работали юный Пушкин, Лермонтов, Мериме, Жуковский, Гюго и иже. Ладно, довольно на сегодня. О реализме, модернизме, постмодернизме и о том, где мы сейчас, расскажу на следующем свидании. Зовите тех, кому литературу сдавать! Свидимся! литература
102 

22.06.2022 17:25