Назад

​​ Белое солнце дознавателей Авторы: Ри_Тайга Серия «Последняя из рода Блау...

Описание:
​​ Белое солнце дознавателей Авторы: Ри_Тайга Серия «Последняя из рода Блау (= Грозовая охота)» 4 Жанр(ы): Фэнтези Описание: Все в том же неприветливом мире есть солнечный южный край, где очень жарко… вообще всё на Юге — очень. И только в пустыне, где можно чувствовать песчаный ветер, обычно всё как надо. На этот раз ветер дует с севера — приближается буря. И это бедствие Блау… Скачать Альтернативная ссылка: epub https://telegra.ph/file/54987d2c4c8b5b4f110fa.jpg

Похожие статьи

​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором:

• Спасти автобус с...
​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором: • Спасти автобус с...
​​​​Ставьте своих героев перед тяжёлым моральным выбором: • Спасти автобус с детьми или любимую девушку; • Пожертвовать собой, чтобы человечество нашло лекарство от вируса или спрятаться и прожить в страхе всю оставшуюся жизнь; • Отдать себя науке или посвятить время семье... Здесь нет правильного выбора, и оттого выбор героя всегда будет резонировать со мнением читателя. Мы не делим деяния персонажа на чёрное и белое, не говорим читателю, что правильно, а что нет, а ставим его перед фактом действия персонажа. Во-первых, такой конфликт будет держать в напряжении, во-вторых, герой не будет выглядеть однобоким, добряком или плохишом, и в-третьих, ловим читателя на крючок. При любом раскладе читатель будет сопереживать персонажу, попавшему в столь трудную ситуацию. литприёмы https://telegra.ph/file/b02d87412716b169b7f41.jpg
1066 

13.11.2020 09:38

КОНФЛИКТ - ДВИГАТЕЛЬ ИСТОРИИ В чем конфликт? Это первый вопрос, который...
КОНФЛИКТ - ДВИГАТЕЛЬ ИСТОРИИ В чем конфликт? Это первый вопрос, который шеф-редактор задаёт автору. Особенно если история получилась вялая и невыразительная. Если в тексте нет явного противостояния характеров, борьбы за что-то или вопреки чему-то, то истории нет. Даже в новостных репортажах всегда есть конфликт. Поэтому, правило первое: Конфликт – это основа драматургии любого произведения В общечеловеческом смысле есть два вида конфликтов: внутриличностный и межличностный или внутренний и внешний. В драматургии их шесть. Я против я. Конфликт первого уровня. Или базовый конфликт. Любой персонаж всегда стоит перед выбором, как поступить. Один из вариантов – по совести, но заплатить высокую цену. Другой – эгоистично, аморально, но при этом просто и быстро добиться результата. Борьба при этом происходит в голове/душе человека. Обычно характер героев мы раскрываем именно через «я против я». Этот вид конфликта в дальнейшем и определит, кто перед нами: положительный персонаж или антигерой. Мой любимый приём – перерождение. Это когда изначально, вроде бы, геройский герой вдруг превращается в антигероя. И наоборот. • Джейме Ланнистер в начале саги – настоящий подонок. Но к концу истории его характер трансформируется. • Дейнерис Таргариен – превращается в мудрую и сильную королеву, её боготворят, но затем она слетает с катушек и единственный способ её остановить – убить. Человек против человека. Противостояние второго уровня. Этот вид конфликта называют внешним. Человеческое «я» противостоит другому «я». Это далеко не всегда чёрное и белое или борьба добра со злом. В борьбу «человек против человека» могут вступать два изначально положительных персонажа или два изначально отрицательных. Но и их может ждать трансформация. Например, история Баки Барнса в «Первом мстителе». Человек против общества/государства/системы. Это уже третий уровень конфликта. И любимый приём русских классиков. Что ни возьми – везде прослеживается тема «маленького человека», которого давит злое и бессердечное общество. Или противостояние индивидуального – коллективному. Человек против сил природы. Это конфликт, частью которого мы все стали в 2020 году. И благодаря которому, поконфликтовали сами с собой на почве масок и перчаток и 100% пару раз поругались по этому же поводу ещё с десятком людей из окружения, как ближнего, так и не очень. Ну, а если серьезно, то все произведения о катастрофах строятся именно на основе этого конфликта. Человек беспомощен. Мать природа – та ещё затейница по части количества и изощрённости сценариев уничтожения всего человечества. Человек против машины. Смогут ли машины заменить человека? Захотят ли уничтожить? Смогут ли научиться любить и сопереживать, как люди? Чем интенсивнее развивается сегмент высоких технологий в области искусственного интеллекта, тем интереснее конфликты создают сценаристы и писатели. Человек против судьбы. Кто-то в этой схватке выигрывает, а кто-то погибает. Кому-то хватает упорства и непоколебимой веры в себя или людей. А кто-то слишком быстро сдаётся. Каким бы ни был движок этого конфликта, он всегда интересен. Помните, миллионера из трущоб? А историю рыцаря с Хитом Леджером? Каждый из этих конфликтов прекрасно работает самостоятельно. Но по-настоящему грандиозные произведения обычно сочетают все или хотя бы 5 из 6 видов конфликтов, множество перерождений и трансформаций. Отсюда второе правило: Чем больше видов конфликтов в тексте – тем лучше. Пользуйтесь сами. Делитесь с коллегами и друзьями! ПИШЕМ ИНТЕРЕСНО с Екатериной Авалиани
869 

15.11.2020 21:17

​Бернар Вербер «Древо возможностей» (2002 г.)

Перед нами - сборник рассказов...
​Бернар Вербер «Древо возможностей» (2002 г.) Перед нами - сборник рассказов...
​Бернар Вербер «Древо возможностей» (2002 г.) Перед нами - сборник рассказов на тему «А что, если...?». Что будет, если кожа у людей станет прозрачной? А если появится возможность проводить каникулы не только в других странах, но и в других эпохах? А если создать машину, которая будет просчитывать любые возможные «А если?». «Древо возможностей» - идеальная по объёму книга на один вечер (ну максимум на два). Рассказы очень короткие, но за 10-15 страниц успеваешь и проникнуться к героям, и пропустить через себя проблему, которую затрагивает автор. Здесь есть всё: и инопланетяне, разводящие людей как питомцев, и древние боги, сражающиеся с танками, и рука, взбунтовавшаяся против остального тела (реверанс в сторону Гоголевского «Носа», не иначе). При этом в рассказах есть не только цепляющие сюжеты и твисты, но также и колкий социальный/ политический подтекст: ангажированность СМИ, выходящая за грани разумного мода, отторжение обществом стариков и тех, кто отличается от других. Потому все 20 рассказов сборника читаются залпом, да ещё и оставляют приятное послевкусие для размышления: «А что, если это действительно будет так?». Книгу я прочитала ещё когда была подростком, и тогда она конкретно взорвала мне мозг. Один из рассказов - «Тайна цифр» так крепко засел в моей памяти, что я решила перечитать весь сборник сейчас. И не пожалела ни минуты! Вы только посмотрите: В некоем царстве к математике подходят не просто основательно, а со священным благоговением. Детей учат считать до 9, взрослые «прошлого поколения» могут считать до 10, а мировая духовная элита - до 19. Каждое число - это не бездушный символ, а целая философия. 1 - это бог, личность, мир и начало всех начал. 2 - мужское и женское, чёрное и белое, противотечение и противопоставление. 3 - это плод любви 2, наблюдатель за 2, трехмерный мир. И так - со всеми числами. Однажды молодому священнику-рыцарю Венсану поручают найти и казнить еретиков, которые познали сумму 9+9 и столь мощные знания лишили их рассудка. Он отправляется на их поиски и пытается понять, кто сошёл с ума: еретики или весь мир? книги чтение литература мечты космос https://telegra.ph/file/972578d3b101dc76026cf.jpg
677 

30.03.2021 18:30

«Психология зла: почему человек выбирает темную сторону», Джулия Шоу «Как...
«Психология зла: почему человек выбирает темную сторону», Джулия Шоу «Как общество, мы много думаем о зле и при этом совсем не обсуждаем его по-настоящему» Джулия Шоу – криминальный психолог, специализирующаяся на ложных воспоминаниях (на эту тему, кстати, у нее тоже есть книга). В «Психологии зла» она исследует то, как мы совершаем, воспринимаем и оцениваем злые поступки, что есть зло в принципе, почему оно существует и кто на него способен. В этой небольшой книге Шоу уместила столько тем, что по каждой из них можно было бы написать отдельный том. На двух сотнях страниц она успевает рассмотреть и нейробиологические предпосылки совершения зла, и то, как технологии способствуют преступлениям, и психологию группового мышления, и сексуальные девиации и отношение к ним общества, и нацистов с террористами, и культуру насилия, и серийных убийц. Плюс небольшой книги в том, что читается она быстро. Минус – в том, что каждую тему можно было бы еще раскрывать и раскрывать, но не успеваешь ты в нее вчитаться, как утыкаешься в беглое заключение и переходишь к следующей главе. Основная идея, впрочем, кристально ясна несмотря на сжатость материала: Шоу убеждена, что зло важно обсуждать, но не менее важно не дегуманизировать тех, кто его совершает. Это не равно оправданию преступников – но нам необходимо не переставать видеть в них людей. Грань тонкая, что есть то есть. Что мы делаем, сталкиваясь с очередной историей об ужасающей, неимоверной жестокости? Чаще всего сокрушенно предполагаем, что исполнитель этой жестокости – садист и психопат, что у него что-то не так с психикой. Так комфортнее и проще - ведь таким образом мы как бы разграничиваем себя и его: с нами-то все нормально, мы на такое неспособны. Так вот, не факт. На совершение зла способны, в принципе, все люди, и об этом стоит не забывать. «Если человек совершил жестокие преступления, это еще не значит, что он психически болен. Предположение, будто все, кто совершает такие преступления, психически нездоровы, снимает личную ответственность с виновных и стигматизирует страдающих от психических заболеваний». Есть у дегуманизации и другая грань – когда преступники дегуманизируют своих жертв. Тут можно вспомнить, как нацисты в своей пропаганде представляли евреев. Как только ты перестаешь видеть в другом человеке человека (а видишь, например, врага, угрозу или просто недостойное существо), мысль о том, чтобы причинить ему боль, перестает быть ужасной. Второй важный процесс, играющий роль в совершении зла, - деиндивидуализация. Она происходит, когда мы воспринимаем себя как анонимов (вспомните, как легко писать гадости в комментариях в интернете – многое из того, что мы там пишем, никогда не сказали бы в лицо ни одному живому человеку). Балаклавы на лице – тоже из этой оперы. «Похоже, что так же, как и в реальной жизни, мы гораздо более склонны вести себя мерзко в сети, когда мы раздражены и когда другие ведут себя мерзко». В общем, книга поднимает много важных вопросов, ссылается на множество исследований и побуждает к размышлениям, которые не заканчиваются, когда дочитываешь до последней страницы. Что делать со всей этой информацией? Принимать к сведению – как минимум. Вспоминать к месту, когда появляется охота надеть белое пальто и дать моральную оценку чужим поступкам или написать кому-нибудь злобный комментарий в интернете. И, выражаясь словами автора, «не дегуманизировать тех, кто дегуманизирует других» - это, пожалуй, самое сложное. «Если бы вы могли вернуться в прошлое, убили бы вы маленького Гитлера?»
544 

06.05.2021 09:59

Привет, пирожочки. Long time no see. Давайте сегодня про книжку , которая...
Привет, пирожочки. Long time no see. Давайте сегодня про книжку , которая продолжает серию ободряющих текстов «как жить в современном мире, если ты женщина». Ольга Нечаева, предпринимательница, экс-вице-президент в FOX, женщина с регалиями, мать двоих детей и обладательница других атрибутов вандервуман, предлагает побыть поддержкой для читательниц, заступницей, которая врежет по лицу их внутренним критикам и распахнет окно навстречу ветру Свободы (с большой буквы). Но говорит, конечно, себе и о себе. При этом говорит она отличные вещи — о любви и партнерстве, о родительстве, о том, чтобы смочь, сметь и позволить. «Пора подумать, какие мои слова простреливают ребенку висок и становятся его внутренним голосом — тем самым, которым на протяжении всей жизни нашептывать услышанное». Ух, больно! (Вспомните, что вы себе первое говорите, когда больно, плохо, страшно, оступилась, плохо сделала? Вооот). Но меня на протяжении всей книги смущала форма, в которую Нечаева эту поддержку облекает. Первые несколько глав выглядят как завоевание территории, установление авторитета, женщина-тигрица сейчас нам всем расскажет, как надо Жить Собой, потому что она-то знает, она-то ух как собой живет! Окей, окей, я поняла, не надо так волноваться! Медленно снимите белое пальто и положите его на пол! Глава про стыд и принятие своих чувств, эмоций, несовершенства и уязвимости — совершенно прекрасная, там коммандос уступает место проницательной понимающей и подбадривающей собеседнице, которая очень мягко раскладывает, как мир нас стыдит и почему нам не стоит стыдиться, на самом деле. Как принимать свои эмоции и чувства, как не бежать от боли и как не терять голову — супер, я подчеркнула, кажется, всю главу целиком. Часть, где она говорит про бережное и уважительное воспитание детей и делится опытом, тоже классная. Может быть, даже лучшая во всей книге: про то, как понять «капризы» и «истерики», а точнее увидеть то, чем они являются на самом деле — фрустрациями из-за нарушений картины мира, как помочь ребенку и себе с этим справиться. Как бережно относиться к его становлению, уважать его желания, чтобы воспитание не превращалось в набор манипуляций. В конце книги Ольга Нечаева снова вспоминает о читательницах: давайте, подруги, разожмите кулаки, расправьте крылья, вот она я, летаю, и вы давайте! Эй, может просто поговорим сначала? В общем, хорошая, но противоречивая книжка, в своем отношении к которой я так до конца и не определилась. Подойдет, если вы любите пространные эссе о женской силе (не без самолюбования) и/или интересуетесь проблемами воспитания детей — эта часть выше всяких похвал. Скорее не подойдет тем, кто привык к спокойным диалогам — если вы еще не читали «К себе нежно» Ольги Примаченко, читайте лучше ее скорее. Бумажная книга на сайте Альпины, электронная на ЛитРесе, а также у нас в MyBook и на Букмейте. P.S. И отдельный комментарий про нелюбовь не знаю кого, авторки, редакторки или дизайнеров к феминитивам: на обложке «Ольга Нечаева, создательница платформы Femosofia», на задней ее стороне «создатель…, предприниматель, писатель, колумнист, владелец» — в чем проблема слов «создательница», «предпринимательница», «писательница», «колумнистка», «владелица»? https://bit.ly/3COJJph
141 

15.08.2021 16:50


10 лучших книг, основанных на реальных событиях 1. Павел Санаев «Похороните...
10 лучших книг, основанных на реальных событиях 1. Павел Санаев «Похороните меня за плинтусом» Эта история о мальчике и его бабушке перевернула тему взросления с ног на голову и превратила идею счастливого детства в злую пародию. В аннотации к книге написано, что она «гомерически смешна», — не верьте. Не смешна. Болезненна, искренна, честна до предела. И правдива. 2. Дэниел Киз «Множественные умы Билли Миллигана» Роман Киза раскрывает перед нами расколотый мир сознания Билли Миллигана, человека с множественной личностью. 24 отдельные личности, разные по интеллекту и устремлениям, ведут борьбу за обладание его телом, не позволяя ему контролировать свои действия. 3. Томас Кенэлли «Список Шиндлера» Действие книги основано на событиях, происходивших в оккупированной нацистами Польше во время Второй мировой. Немецкий промышленник, начальник концлагеря Оскар Шиндлер в одиночку спас от смерти в газовых камерах больше людей, чем кто-либо за всю историю войны. Стивен Спилберг снял по роману одноименный фильм, признанный одним из шедевров мирового кинематографа. 4. Роберт Грейсмит «Зодиак» Журналист Роберт Грейсмит провел расследование по делу серийного убийцы Зодиака, который терроризировал Америку с 1966 по 1981 годы. Так родился документальный рассказ, от осознания подлинности которого начинают шевелиться волосы на голове. Тревожная атмосфера нуарного детектива только усиливается, когда понимаешь, что убийца до сих пор где-то бродит... 5. Теодор Драйзер «Американская трагедия» Американский классик говорил: «Никто не создает трагедий — их создает жизнь. Писатели лишь изображают их». Поэтому за основу сюжета он взял случай, произошедший в 1906 году: молодой человек Честер Джиллет убил свою девушку Грейс Браун. Именно он стал прототипом главного героя «Американской трагедии» Клайда Гриффитса. 6. Бел Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз» Американская писательница Бел Кауфман написала роман о школьниках и их учителях, детях и взрослых, о тех, кто идет против системы. Книга начинается словами «Привет, училка!» и заканчивается словами «Привет, зубрилка!», а между этими двумя репликами — письма, письма, письма... Крики людей, надеющихся, что их услышат. 7. Дина Рубина «На солнечной стороне улицы» Независимо от того, были вы на Востоке или нет, эту книгу прочитать стоит. В ней столько солнца, что его хватит ни на один серый промозглый день в средней полосе. В сюжете романа переплелись любовь и преступления, талант и страсть — и все это на фоне летнего Ташкента, такого, каким запомнила его Дина Рубина. 8. Сюзанна Кейсен «Прерванная жизнь» Эта книга — автобиография, воспоминания бывшей пациентки психиатрической больницы. Именно ее жизнь «прерывается», когда на фоне постоянно меняющегося мира 1960-х Сюзанна попадает в «параллельную вселенную» клиники, живущей по собственным законам. Это проницательное и достоверное свидетельство, которое позволяет взглянуть с иной стороны на здравомыслие и безумие. 9. Рубен Давид Гонсалес Гальего «Белое на черном» Когда вам кажется, что жизнь несправедлива и все идет не так, как надо, просто откройте книгу Гальего и ненадолго останьтесь в мире его персонажей — людей с ограниченными возможностями. Их оптимизм и совершенно нестандартный взгляд на привычные вещи станут для вас настоящим лекарством. 10. Грегори Дэвид Робертс «Шантарам» В тысячестраничный «Шантарам» ныряешь с головой. Современный Мумбаи плавится от жары, индийцы неторопливы, а мафиози — круче, чем в России 90-х. Сюда-то и угодил автобиографический герой Робертса, сбежав из австралийской тюрьмы. Роман порционно выдает экшен, духовные искания, любовные истории, зарисовки быта аборигенов — смешать, но не взбалтывать.
145 

17.08.2021 17:30

По всем вопросам пишите на admin@youbooks.ru